Опять бездомные

Опять бездомные

А сейчас, в этот злополучный канун нового 1942 года, мы были в шести квартирах родственников и знакомых, хозяева которых были мобилизованы в армию, иногда с сыновьями и дочерьми, и все их квартиры были либо заняты, либо разграблены. Зашли мы и в свою квартиру, когда вернулся Коротков, в надежде переночевать и что-либо теплое надеть. То, что я увидела, нельзя передать словами. Квартира была пустая, абсолютно пустая. Остался один только диван, на котором угрюмо сидел наш сосед Коротков. Все исчезло, буквально все. Пол был покрыт толстым слоем льда от лопнувших отопительных батарей. Окна были покрыты инеем снаружи, и я решила, что на улице, наверное, теплее, чем внутри.

Коротков сообщил нам, что его квартира и квартиры рядом с нами также все обворованы дотла. Значит в самое страшное, тяжелое время, когда одни погибали, защищая нашу столицу, нашлись внутри мародеры, которые под грохот орудийной канонады спокойно беспрепятственно грабили квартиры и дома.

Ночевать нам было негде и в поисках ночлега, накануне этой новогодней ночи, мы бродили по Москве, как бездомные. Ноги и руки ничего не чувствовали от холода и голода, поесть ведь тоже было негде. Я только грустно вспоминала, как Кирилл обещал: «Дома у меня бутылка шампанского, мы с тобой встретим Новый год с шампанским».

Вдруг мы услышали бой курантов — «Интернационал», гимн Советского Союза и откуда-то из приглушенного радио донесся поздравительный тост. «За прошедший год блестящих побед и за грядущие великие победы, в новом 1942 году, в котором не только будет разбит, но и добит Гитлер в его собственном логове». И это была истинная правда, не бахвальство.

Ведь от Москвы уже отогнали отборные немецко-фашистские войска, хоть и не так далеко, но все были уверены, что сюда они больше не сунутся. На Южном фронте также наши войска освободили Ростов-на-Дону, и тоже считали — обратно им хода нет. У меня шумело в ушах, а трамвая все не было и не было. И только за полночь мы попали к моей приятельнице. Ее комнатка, в которой снег на подоконнике не таял, показалась мне раем. Аннушка, беременная, сидела за столом в валенках, в шубе, завернувшись в плед. В комнате стояла заиндевевшая елка, и снег на ней тоже не таял, несмотря на то, что ее нарядили и на ней горело несколько электрических свечей. Стол был убран «по-праздничному»: белая скатерть, два ломтика хлеба, консервная банка и графинчик, на донышке которого видна была какая-то настойка.

— Остатки прежней роскоши, — улыбнулась моя приятельница.

Температура в комнате ниже нуля, и женщина, которая собиралась вот-вот родить, ложилась спать в пальто и в валенках.

И только на следующий день мы узнали, что один из родственников Кирилла, работавший при Совнаркоме СССР, вернулся из эвакуации и находится в Москве. К вечеру мы были у него.

Открыв входную дверь, мы почувствовали, что этот дом отапливается.

Найденов Евгений Михайлович был расстроен и с грустью на лице протянул мне письмо:

— Как тяжело Лине в совхозе в Челябинской области.

Я развернула и начала читать:

«Нам выдают только килограмм масла в месяц, литр молока и пол-литра сливок в день, мало мяса, правда, есть картошка и хлеб. Но в совхозе есть жены некоторых наркомов, получающих гораздо больше продуктов, и я нахожу это возмутительным. Ты, Женечка, сходи, куда следует, и добейся, чтобы нам также увеличили паек. А затем, в закрытом распределителе в Москве много американских товаров, некоторым женщинам мужья уже прислали шелковое трикотажное белье. Женечка, постарайся не прозевать, я видела и пришла в восторг».

А внизу приписка: «Я скучаю о шоколаде и о тебе. Я шучу, конечно, о тебе больше».

Он сокрушенно, со вздохом, взял письмо.

— Да, Линуше трудно.

Я промолчала, мне нечего было ответить по поводу «горестного» письма Лины, мечтающей в это время о повышенном пайке, шоколаде и американском трикотаже.

Мы рассказали ему о наших делах, о том, что детей оставили с мамой в чужой семье, без теплой одежды, с очень ограниченным запасом продовольствия. О том, что квартиры у нас также нет, и что все наши вещи разворованы. Услышав о нашем желании идти на фронт, он заявил — «безумцы». А узнав, что в квартирном вопросе и воровстве замешан домоуправ нашего дома, он задумался и сказал:

— Он же работник НКВД. Так вот вам мой добрый совет: и не ищите виновных, все равно это не поможет, но для вас это может плохо окончиться.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава тридцать пятая. Опять Бутырки. Опять трибунал

Из книги Хранить вечно автора Копелев Лев Зиновьевич

Глава тридцать пятая. Опять Бутырки. Опять трибунал После бани меня повели в новый спецкорпус. Бело-синие стены, синие металлические лестницы, синие «палубные» галереи с железными перилами и синие железные сетки между этажами. В большой каптерке выдали не только матрац и


Опять ЧП

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Опять ЧП На попутной машине я добрался до Атбасара и пришел к ЧП в Дом колхозника. Поднялся на второй этаж, постучался в номер. Она приоткрыла дверь полуодетая. Хоть она и пыталась прикрыть щель собою, на столе посреди комнаты я заметил следы ночной попойки. Это меня


Опять Цэй

Из книги Моя веселая Англия [сборник] автора Гончарова Марианна Борисовна

Опять Цэй Великий Цэй побывал в Эдинбургском замке. Там стоят манекены постовых в полосатых будках. Он в автобусе на замечание, что нельзя фотографировать в замке, ворчит:– Нельзя-нельзя... – И хвастливо: – А я вот сфотографировался... из чучелом


Глава IV. Первые реактивные… Как увеличить скорость самолета? Су-9 соткан из новшеств. Начало содружества. Странное явление. Опять «новоселье». Зачем самолету стреловидные крылья? Перед штурмом звукового барьера. «Без авиации не могу представить свою жизнь». КБ закрыто. Опять с Туполевым…

Из книги Генеральный конструктор Павел Сухой: (Страницы жизни) автора Кузьмина Лидия Михайловна

Глава IV. Первые реактивные… Как увеличить скорость самолета? Су-9 соткан из новшеств. Начало содружества. Странное явление. Опять «новоселье». Зачем самолету стреловидные крылья? Перед штурмом звукового барьера. «Без авиации не могу представить свою жизнь». КБ закрыто.


Свободные, но бездомные

Из книги Странствие бездомных автора Баранская Наталья Владимировна

Свободные, но бездомные С Казанского прямо на Рижский и в Истру — к маме, к дочке. Вхожу в комнату: в кроватке с поднятой сеткой стоит ангельской красоты ребенок — золотые кудри по плечам, румянец, сияющие глазки, розовая рубашечка до пят. Ребенок с пасхальной открытки —


И ОПЯТЬ:

Из книги Эй, там, на летающей соске! автора Романушко Мария Сергеевна

И ОПЯТЬ: – Почему я раньше успевала много, а теперь не успеваю ничего?– Как НИЧЕГО? – возмущённо восклицаешь ты.Да, да, милый, конечно! Ну, конечно же! Мы успеваем самое главное: любить наших деток.* * *“Ничего себе отпуск! – сокрушаюсь я. – Всё время за стиркой и все ночи без


Опять ЧП

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

Опять ЧП На попутной машине я добрался до Атбасара и пришел к ЧП в Дом колхозника. Поднялся на второй этаж, постучался в номер. Она приоткрыла дверь полуодетая. Хоть она и пыталась прикрыть щель собою, на столе посреди комнаты я заметил следы ночной попойки. Это меня


Опять ЧП

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

Опять ЧП На попутной машине я добрался до Атбасара и пришел к ЧП в Дом колхозника. Поднялся на второй этаж, постучался в номер. Она приоткрыла дверь полуодетая. Хоть она и пыталась прикрыть щель собою, на столе посреди комнаты я заметил следы ночной попойки. Это меня


Опять ЧП

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Опять ЧП На попутной машине я добрался до Атбасара и пришел к ЧП в Дом колхозника. Поднялся на второй этаж, постучался в номер. Она приоткрыла дверь полуодетая. Хоть она и пыталась прикрыть щель собою, на столе посреди комнаты я заметил следы ночной попойки. Это меня


«Опять дожди, опять идут дожди…»

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

«Опять дожди, опять идут дожди…» Опять дожди, опять идут дожди, Опять тревога ожила в груди. Не жди меня. Не жди меня. Не жди. Разлука будет долгой, как дожди. Не видно птиц. Не видно в небе птиц. У черной тучи четких нет границ. Как много в мире незнакомых лиц! Нет твоего


IV. ОПЯТЬ РИМ

Из книги Воспоминания. Книга об отце автора Иванова Лидия Вячеславовна

IV. ОПЯТЬ РИМ Иностранцы, поселяясь в Риме, обычно проходят три стадии. Первая — они с упоением поселяются в старом районе. У них нет отопления, окна не закрываются, ванна занята стирающимся бельем, все сломано и грязно — неважно, они в старом Риме, они в восторге. Проходит


Опять болеутоляющие

Из книги Герман Геринг — маршал рейха автора Гротов Генрих

Опять болеутоляющие В 1937–1938 годах собственный вес представлял для Геринга большую проблему, чем когда-либо прежде, и случалось, он значительно превышал 125 килограммов, которые Геринг положил себе как предел. Это было связано с тем, что он стал, говоря без особого


Из дневника («Опять зима… Опять снега…»)

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

Из дневника («Опять зима… Опять снега…») Опять зима… Опять снега Укрыли землю белой шалью, Опять душа больна печалью И ночь томительно-долга. Трещит пылающий камин И сидя перед ним уныло, Я вспоминаю все, что было И почему теперь один. Вчера, еще до темноты, Ты собралась


54. «Опять тоска, опять сомненье…»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

54. «Опять тоска, опять сомненье…» Опять тоска, опять сомненье: Да надо ль было столько слез, Чтоб над могилой упоенья Один лишь горький терн возрос. Чтоб из всего, что так манило И обещало столько нег, Один лишь стон погасшей силы Душе запомнился навек. 13 сентября


54. «Опять тоска, опять сомненье…»

Из книги автора

54. «Опять тоска, опять сомненье…» Опять тоска, опять сомненье: Да надо ль было столько слез, Чтоб над могилой упоенья Один лишь горький терн возрос. Чтоб из всего, что так манило И обещало столько нег, Один лишь стон погасшей силы Душе запомнился навек. 13 сентября