Восточно-Прусская трагедия

Восточно-Прусская трагедия

Восточно-Прусская операция русских войск 1914 года предполагала разгром германской группировки (около 200 тысяч солдат и офицеров при 1044 орудиях) силами двух армий с охватом с севера и юго-запада многочисленных Мазурских озёр.

6 августа в первом же бою у Шталлупёнена 1-я армия генерала от кавалерии П.-Г. К.-Э. Ренненкампфа, наступавшая с севера, имела тактический успех, принудив противника отступить. Крупное встречное Гумбиннен-Гольдапское сражение 7 августа с основными силами 17 корпуса 8-й германской армии закрепило успех русского оружия. Немецкое командование отдало приказ об отступлении вглубь своей территории.

Одновременно перешла в наступление на фронте в 120 вёрст во фланг и тыл германской армии и 2-я армия генерала от кавалерии А. В. Самсонова. Успех кампании казался таким близким, но в радужном настроении от первой победы командующий 1-й армией не только не развил успех, а напротив, позволил войскам двухдневный отдых и лишь 10 августа начал медленное продвижение и не вслед за отступившим противником, а в сторону… Кёнигсберга!

Между тем, новое командование 8-й армии в лице генерала от инфантерии П. фон-Гинденбурга и генерал-майора Э. Людендорфа спешно стягивало резервы и тяжёлую артиллерию, готовясь к решительной схватке со всей 2-й армией.

Несогласованность действий и медлительность русских командующих при плохо поставленной разведке, не надлежащих средствах связи и просчёты самого штаба Северо-Западного фронта обрекали армии на заведомое поражение. Сказалось и отсутствие у обоих командующих при несомненной личной храбрости (генералы имели и «золотое» оружие, и ордена Св. Георгия) боевого опыта руководства не только армейскими корпусами, но даже и дивизиями в условиях европейской войны.

И перед бригадами и полками 2-й армии, оторванными от тыловых служб обеспечения и увязнувшими в многочисленных встречных боях с сильным противником, замаячили Канны[792] Великой войны…

13 августа 8-я германская армия мощными ударами отбросила фланговые корпуса русских, и её железные клещи с убийственным огнём тяжёлых гаубиц стали охватывать центральную группу войск армии Самсонова восточнее Нейденбурга. Уже 17 августа всё было кончено. Из 80 000 окружённых воинов за пограничную реку Нарев смогли пробиться лишь — 18 000. Сам командующий разделил участь погибших, взяв на себя всю вину за поражение.

Ко 2 сентября была разгромлена, отброшена за Неман и 1-я армия Ренненкампфа. Её командующий в скором времени пережил отстранение от управления войсками, увольнение из армии, но не избежал мести большевиков. С началом Гражданской войны он был арестован в Таганроге и казнён в начале апреля 1918 года по их приговору.

Общие потери русских войск в Восточно-Прусской операции составили… 245 тысяч человек (в том числе 135 тысяч пленными) при 37 тысячах со стороны Германии! А блестящие победы 67-летнего Пауля фон-Гинденбурга, будущего президента Веймарской республики, увенчал фельдмаршальский жезл из рук Кайзера Вильгельма II.

Едва узнав о трагедии 2-й армии, Борис Викторович счёл долгом офицера добиться направления на фронт.

Из телеграммы в ГУВУЗ от 22 августа 1914 года:

…УСЕРДНО ПРОШУ ХОДАТАЙСТВА О СКОРЕЙШЕМ НАЗНАЧЕНИИ В ОДНУ ИЗ ДИВИЗИЙ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ. ГЕНЕРАЛ АДАМОВИЧ[793].

Пока шла переписка между управлениями Военного министерства, до бывшего кексгольмца дошли ужасные подробности доблестной гибели родного полка. В составе войск генерала Самсонова из гвардейских частей находилась лишь 3-я пехотная дивизия (3 полка) генерал-лейтенанта Л.-О. О. Сирелиуса и две пехотные бригады. Свой первый бой лейб-гвардии Кексгольмский полк принял 15 августа у деревни Ронцкен, где против 10 русских батальонов были развёрнуты 30 германских из 2-й пехотной дивизии 1-го армейского корпуса генерала Франсуа.

Как только рассеялся утренний туман, с немецкой стороны начался сильнейший артиллерийский обстрел, длившийся три невыносимо долгих часа. Упорный бой с контратаками продолжался с часу дня до вечера. В 19 часов полк отошёл к деревне Орлау, где и закрепился. Потери кексгольмцев только за сутки составили 55 % личного состава.

К вечеру 16-го полк оказался в окружении у деревни Радомин и ещё насчитывал чуть более 1000 человек. Но после боёв 17 августа выбраться из плотного «мешка» удалось лишь… 300 бойцам с несколькими пулемётами при 6 офицерах из 4230 человек личного состава, перешедших границу Восточной Пруссии у Илова!

Погибло, но не досталось врагу и Георгиевское знамя, пожалованное полку к его 200-летию: древко было сожжено, бронзовое навершие в виде орла зарыто в землю. Само полотнище, спрятанное на собственном теле поручиком К. Анучиным[794], попало вместе с ним в лагерь военнопленных в Нейссе. Здесь большая его часть была сожжена самим командиром полка генерал-майором А. М. Малиновским, умершим от ран 4 октября 1914 года. Несколько разрезанных фрагментов святыни сохранили офицеры полка и позже, уже в эмиграции, они оказались в русской церкви в Белграде.

О судьбе знамени Николаю II поведала жена генерала Самсонова Писарева Екатерина Александровна, посещавшая по линии Красного Креста лагеря военнопленных в поисках сведений о месте гибели и захоронения мужа. Этой мужественной женщине удалось невероятное — отыскать в Мазурских лесах у Каролиненгофа, недалеко от станции Пивниц, могилу супруга и опознать его обезображенное взрывом тело по золотому нательному медальону (с фотографиями жены, сына и дочери). Более того, останки генерала были вывезены ею через Швецию в Россию и перезахоронены на её родине в Херсонской губернии на погосте Акимовской церкви.

4 сентября Борис Викторович получил отказ на своё прошение:

…Военный министр признал нежелательным сменять в настоящее время начальников училищ и не нашёл возможным удовлетворить Вашу просьбу…[795]

Но молох войны только начинал собирать свои жертвы…

Из письма титулярного советника С. И. Вейнберга из Петрограда в Вильно от 5 сентября 1914 года:

Милый Боричка!

Лиза возвратилась после 5 недель интернирования в Берлине.

Я постарел на 10 лет. Сомневаемся, что до окончания бойни мы с Вами увидимся.

… Одна из моих сослуживиц по Управлению ж/дороги просит принять её племянника Виктора Борткевича в Виленское училище (18 лет, 5 классов гимназии). Помоги, пожалуйста. С. В.[796]

7 сентября генерала Адамовича нашла ещё одна телеграмма:

ОФИЦЕРЫ-КЕКСГОЛЬМЦЫ ЕДИНСТВЕННО ВАС ЖЕЛАЮТ ВИДЕТЬ СВОИМ КОМАНДИРОМ. УВЕРЕНЫ, НАШИ ЧУВСТВА СОВПАДАЮТ. ПРОСИМ ПРИНЯТЬ МЕРЫ, ДАБЫ НАЗНАЧЕНИЕ СОСТОЯЛОСЬ. ПОЛКОВНИК БАРКОВСКИЙ.

И тогда в ночь на 8 сентября начальник Виленского военного училища обращается через голову своего непосредственного начальника к Верховному Главнокомандующему — великому князю Николаю Николаевичу — и получает согласие на своё прошение.

Рапорт генерала Адамовича от 11 сентября на имя начальника ГУВУЗа:

…Прошу ходатайствовать о назначении меня командиром лейб-гвардии Кексгольмского полка. Руководствуюсь не личной выгодой, надеждой или побуждением, но только стремлением сохранить честь родного полка. Тяжкие сомнения, известные старшим начальникам, которые могли бы остеречь другого от принятия ныне Кексгольмского полка, меня не останавливают. Я историк полка, собиратель и хранитель его прошлой славы. Для меня служба ему в эти дни — сыновний долг. На возможное своё назначение смотрю лишь как на подвиг, требующий полного самоотвержения и необходимый для сохранения достоинства одного из полков русской императорской гвардии…[797]

20 сентября Николай II, находившийся в Вильно, утвердил назначение. Перед его отъездом из города Борис Викторович представил государю на платформе вокзала батальон юнкеров вверенного ему военно-учебного заведения. В строю находился и Сергей Малиновский — сын попавшего в плен командира Кексгольмского полка.

А 27 сентября в виленский госпиталь был доставлен с поля боя 22-летний смертельно раненный корнет гвардейского Гусарского полка князь Олег Константинович — единственный, как оказалось, из Романовых, проливший кровь на Великой войне.

Генерал Адамович в тот же день навестил умирающего сына своего бывшего шефа, отправив Его Высочеству в Павловск печальную весть: «Князь Олег шёл в атаку, но лошадь слишком вынесла. Он успел увидеть солдата, который целился в него… Я был допущен к раненому. Олег Константинович встретил меня как „нетяжёлый“ больной. Приветливо улыбнулся, протянул руку и посмотрел Вашим взглядом. Я поздравил князя с пролитием крови за Родину. Ваш сын перекрестился и ответил покорно, без трепета: „Я так счастлив! Это поддержит дух в войсках, произведёт хорошее впечатление, когда узнают, что пролилась кровь Царского Дома“».

Умеющий читать между строк, великий князь взял из семейных реликвий орден Св. Георгия своего отца и поспешил с женой в Вильно. Он успел обнять уже впадающего в забытьё сына и вложить в его остывающие руки боевую награду. Князь Олег умер в 8 вечера 29 сентября и был похоронен на берегу Рузы в подмосковном Осташево, где ещё летом прошлого года обедал за одним столом с юнкерами из Вильно.

Б. В. Адамович получил официальное подтверждение о новом назначении, сдал училище инспектору классов генерального штаба полковнику Анисимову и выехал вечером 28-го в Петроград для принятия, во исполнение Высочайшего повеления, старого знамени Кексгольмского полка[798]. 30 сентября он удостоился напутствия императора в его кабинете Царскосельского дворца.

Из воспоминаний Бориса Викторовича от 20 октября 1927 года:

…Его Величество сообщил мне, что по расследованию обстоятельств гибели полка не лишает кексгольмцев своего благоволения. Он даже повелел представить к награждению всех офицеров по освобождении их из плена. Заметив, что бои идут уже под Варшавой, мрачно пошутил — Вам придётся, пожалуй, прямо из вагона в огонь… Государь благословил меня, а я поцеловал его руку…

5 октября в Варшаве в день ангела наследника-цесаревича Алексея Николаевича генерал Адамович вступил в командование когда-то родным, а сейчас, по сути, заново воссозданным за счёт маршевых рот полком и вручил ему старое знамя. Из довоенного личного состава в нём оказалось лишь 390 нижних чинов при 10 офицерах…

В самом конце октября перед выступлением из Варшавы на фронт Борис Викторович узнал из телеграммы Лизы о смерти её отца С. И. Вейнберга.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава III Трагедия страны — это и моя личная трагедия

Из книги Неповторимое. Книга 6 автора Варенников Валентин Иванович

Глава III Трагедия страны — это и моя личная трагедия Проведение учений и сборов в Прикарпатском военном округе для руководящего состава Сухопутных войск. Вести 16 августа 1991 года. Встречи 17 августа. Поездка 18 августа к Горбачеву в Крым. Мои действия в Киеве. Убийственные


XXIV. Королева Луиза Прусская (1804 г.)

Из книги Двор и царствование Павла I. Портреты, воспоминания автора Головкин Фёдор Гавриилович

XXIV. Королева Луиза Прусская (1804 г.) Вошедши на престол, королева Луиза наложила на двор и на общество печать своих строгих принципов добродетели, своего пристрастия к празднествам и удовольствиям, а также некоторой ветрености, к которой ведет недостаток серьезных данных;


Глава XVI Королева прусская Луиза

Из книги Женщины вокруг Наполеона автора Кирхейзен Гертруда

Глава XVI Королева прусская Луиза «Если потомство и не поставит моего имени наряду с именами знаменитых женщин, то все же, узнав о всех несчастьях моего времени, оно будет знать, сколько я выстрадала, и скажет: она терпела много и вытерпела до конца».Эти слова написала


Трагедия PQ-17

Из книги «Волчьи стаи» во Второй мировой. Легендарные субмарины Третьего рейха автора Громов Алекс

Трагедия PQ-17 История конвоя PQ-17 стала одной из самых печальных страниц в летописи северных конвоев. PQ-17 вышел из Исландии 27 июня 1942 г. в составе 35 транспортов, в том числе 2 советских танкеров. Прикрытие конвоя осуществлялось несколькими группами кораблей союзников.


Прусская

Из книги Любимец Гитлера. Русская кампания глазами генерала СС автора Дегрелль Леон

Прусская Перекресток между Прусской и Ширванской, штурмом овладеть которым нам надо было днем 19 августа 1942 года, на подходе был испещрен слегка заросшими леском овражками.Мы бросились в направлении основных сил врага, спустились по склону, каждый раз падая на землю,


Трагедия

Из книги Чертов мост, или Моя жизнь как пылинка Истории : (записки неунывающего) автора Симуков Алексей Дмитриевич

Трагедия Пришло время разговора о Трагедии. Жанр этот самый высокий, он занят осмыслением вопросов жизни и смерти, рассматривает мировые катаклизмы, освещает разное понимание категорий миропорядка и хаоса, показывает бездны ситуаций, рождаемых человеческими


Начало работы заповедника. Трагедия в поселке Каир-су. Возвращение Лыковых на Алтай. Еще одна трагедия. Окончательный уход Лыковых в «пустынь»

Из книги Лыковы автора Дулькейт Тигрий Георгиевич

Начало работы заповедника. Трагедия в поселке Каир-су. Возвращение Лыковых на Алтай. Еще одна трагедия. Окончательный уход Лыковых в «пустынь» Но вернемся вновь к началу деятельности заповедника. Принятые на работу наблюдатели сразу приступили к обустройству, в первую


Авиационное сопровождение танков Восточно-Прусской операции зимой 1945 года

Из книги От летчика-истребителя до генерала авиации. В годы войны и в мирное время. 1936–1979 автора Остроумов Николай Николаевич

Авиационное сопровождение танков Восточно-Прусской операции зимой 1945 года Еще один интересный пример очень плодотворного взаимодействия штурмовой авиации с наземными войсками мне довелось непосредственно наблюдать и анализировать во время Восточно-Прусской


10. Плавания Шалаурова вдоль берегов Восточно-Сибирского моря (1760–1764)

Из книги Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов автора Зубов Николай Николаевич

10. Плавания Шалаурова вдоль берегов Восточно-Сибирского моря (1760–1764) В 1760 г. начались славные морские походы устюжских купцов Никиты Шалаурова и Ивана Бахова вдоль берегов Восточно-Сибирского моря. Некоторые историки считали Бахова ссыльным морским офицером, другие


Трагедия

Из книги Некогда жить автора Евдокимов Михаил Сергеевич

Трагедия Строки биографии Михаил Сергеевич Евдокимов родился 6 декабря 1957 года в городе Новокузнецке Кемеровской области. Отец, Сергей Васильевич, – сварщик. Мать, Анна Петровна, работала на шахте. У Евдокимова шесть братьев и сестер. В 1958 году семья переехала в село


Трагедия

Из книги От Жванецкого до Задорнова автора Дубовский Марк

Трагедия Маршрут нашего автопробега: Рига-Москва-Воронеж-Ростов-Ялта-Симферополь-Николаев-Одесса.Но весёлое настроение доцарило лишь до Москвы. На стадионе в «Крылатском» я провёл второе, оно же и последнее, праздничное шоу.Ранним утром 7 сентября на трассе Москва –


Шарлотта Прусская (24 июля 1860–1 октября 1919) Герцогиня, устраивавшая секс-вечеринки

Из книги Непослушные принцессы автора Мак-Робби Линда Родригес

Шарлотта Прусская (24 июля 1860–1 октября 1919) Герцогиня, устраивавшая секс-вечеринки ПруссияБыл 1891 год. Стояла холодная ночь. Падал снег. Сани подъезжали к стоявшему у опушки леса охотничьему дворцу Груневальд. Десятки прусских придворных из самых родовитых


15. Трагедия

Из книги Эрих Мария Ремарк автора Надеждин Николай Яковлевич

15. Трагедия Проклятое время. Проклятая война…9 сентября 1917 года Ремарка вызвал комендант госпиталя.– Эрих, – сказал он, отводя глаза. – Случилась беда… Собирай вещи и отправляйся домой. У тебя два месяца отпуска.– Что случилось… герр майор, – спросил Ремарк внезапно


86. Трагедия

Из книги Мэрилин Монро автора Надеждин Николай Яковлевич

86. Трагедия Развязка наступила в ночь с 4 на 5 августа 1962 года. Утром в воскресенье Монро нашли мёртвой. Мэрилин лежала в своей постели. Рядом валялись пустой пузырёк из-под нембутала и телефонная книжка, раскрытая на странице с номером Белого дома. По дому потерянно бегал


31. Трагедия

Из книги Коко Шанель автора Надеждин Николай Яковлевич

31. Трагедия Ночью 22 декабря 1919 года Артур Кейпл гнал свою машину из Парижа в Канны. Дорогу накрыл густой холодный туман. Лёгкий спортивный автомобиль бросало из стороны в сторону, но Кейпл упрямо давил на газ – он спешил в Канны.На одном из поворотов «моррис» Кейпла