Глава 6 Прощай, Кэти

Глава 6

Прощай, Кэти

Струи воды стекали по ставшему чужим телу. Я терла и терла каждый миллиметр кожи, но ощущение чистоты все не появлялось. Я была все еще грязная, отвратительно грязная. Влагалище болело, постоянно напоминая о том, что сотворил со мной Дэнни. Словно мои половые органы мне больше не принадлежали. Дэнни грубо завладел ими, и я не знала, исчезнет ли когда-нибудь это мерзкое ощущение.

Наступил вечер пятницы. Прошло уже шесть часов с тех пор, как Дэнни отпустил меня. Я бездумно уставилась на кафельную плитку в ванной. И вспомнила другую ванную: запачканные кровью полотенца, алые разводы на раковине…

Как же мне все это пережить? Я понимала, что не должна позволить этому кошмару раздавить меня. Я спрячу эти воспоминания глубоко в памяти и никогда не расскажу ни полиции, ни родным. Я буду стараться задабривать Дэнни до тех пор, пока не уеду на съемки «Красоток за стеклом» в понедельник вечером. Не знаю, удастся ли мне вести себя, как обычно, в компании других моделей, когда моя душа просто рвется на куски. Я постараюсь. Там я буду в безопасности: это засекреченное место, и Дэнни не сможет найти меня. А потом, может быть, я уеду за границу. Он поймет, что я не собираюсь доносить на него, и наконец оставит меня в покое. После того, как решение было принято, я вылезла из душа, завернулась в пушистое полотенце, стараясь не смотреть на себя в зеркало. Сейчас я была не в состоянии видеть себя.

В гостиной я пыталась смотреть телевизор с соседками, но, каждый раз, как они щелкали пультом, на экране появлялись сцены секса. Раньше я ничего против этого не имела, секс всегда казался мне нормальным природным процессом, тут нечего смущаться. А теперь перед глазами вспыхивали картины прошлой ночи: я прижата к кровати, и Дэнни грубо проникает в меня. Резкая боль между ног, которая толчками уходит все глубже внутрь моего тела. Я крепко зажмурилась и резко отвернулась от экрана.

Дэнни весь день звонил и слал сообщения. Одни и те же вопросы, и я, как попугай, повторяла одно и то же, клялась, успокаивала, хотя от одного звука его голоса хотелось вышвырнуть телефон из окна.

Мои соседи по квартире не знали что сказать. Они уже поняли, что меня бессмысленно убеждать сообщить обо всем в полицию. Родителям говорить об этом тоже не стоило. Им будет слишком больно представить, через что пришлось пройти их любимой девочке.

Я считала, что сама во всем виновата. Совсем потеряв голову от бесконечных комплиментов, расточаемых Дэнни, я была так наивна, что доверилась человеку, которого, по сути, совсем не знала.

Но я и представить себе не могла, что он на такое способен! — в безысходном отчаянии думала я. Поначалу Дэнни вовсе не был похож на психопата. Привлекательный молодой человек, который пользуется популярностью у женщин. Может, это звучало наивно, но он выглядел слишком «нормальным» для такого поступка. То, что он совершил, было столь чудовищным, что просто не укладывалось в голове. Как могла я быть такой доверчивой? Такой легкомысленной? Такой дурой!

Внезапно меня посетила еще одна ужасающая мысль. А вдруг я забеременела? Или, что еще хуже, он заразил меня каким-нибудь венерическим заболеванием? Дрожа от страха, я все же выскочила на улицу, и мы с Таней побежали в аптеку за посткоитальным контрацептивом.

Вернувшись домой, я больше не могла смотреть телевизор, поэтому побрела к себе в спальню. Моя комната с горами туфель и пачками неоплаченных штрафов за неправильную парковку выглядела так, словно я выходила лишь на минутку. Сапожки угги на полу, фотографии со студенческих вечеринок на стенах. Теперь все это выглядело как реликвии из прошлого. Та девушка на фото, принявшая эффектную позу, смеющаяся прямо в объектив, выглядела такой беспечной, такой счастливой. Она не могла знать, каково это — чувствовать то, что теперь чувствовала я.

Мне казалось, что в любое мгновение Дэнни может ворваться сюда, я часами вертелась в кровати. Он может вломиться в квартиру, сунуть бутылку с зажигательной смесью в почтовый ящик, вернуться со своими друзьями и убить всех нас.

Весь следующий день я просидела дома, даже не снимала пижаму. Подруги не бросали меня одну ни на минуту. Дэнни тоже не оставлял меня в покое. Слишком испуганная, чтобы перечить ему, я отвечала почти на все звонки, старалась не ссориться с ним. Он хотел знать каждый мой шаг, иметь доказательства тому, что мы по-прежнему пара. Знать, что у меня на уме, полностью контролировать меня.

Меня мутило, я не могла даже думать о еде и за весь день проглотила только кусочек тоста и стакан воды. Следующей ночью я снова ни на секунду не сомкнула глаз.

Я все время повторяла себе, что завтра вечером поеду на съемки передачи и там буду в безопасности.

Моя лучшая подруга Кэй, с которой я когда-то работала на очередном канале, договорилась встретиться со мной в баре возле дома. Я вышла из квартиры и сначала внимательно осмотрелась по сторонам, проверяя, нет ли поблизости Дэнни. Я сомневалась, что он станет нападать на меня на глазах у прохожих. Ему уже не удастся заманить меня в уединенное место, туда, где он может снова причинить мне боль.

Сидя в баре, я рассказала Кэй, что произошло. Она была потрясена и тут же спросила, собираюсь ли я сообщать в полицию. Я отрицательно покачала головой и объяснила, что тогда Дэнни убьет меня или моих родных. По ее взгляду я поняла, что она признала мою правоту и не станет меня переубеждать.

— Может, тебе следует уехать куда-нибудь, — предложила она. Я кивнула. Когда-то мы с ней поговаривали о том, чтобы поехать на работу в Дубай. Сейчас такое решение показалось разумным. Там он меня точно не найдет.

— Когда я закончу съемки в программе «Красотки за стеклом», мы решим этот вопрос, — сказала я, почувствовав какую-то надежду впервые с тех пор, как Дэнни толкнул меня к двери гостиничного номера.

Мы сидели в «Кафе Руж» в Хэмпстеде с моим приятелем Майклом. Ему я тоже рассказала о случившемся. Будучи фотографом, он снимал меня десятки раз. За последние двенадцать месяцев мы с ним очень сдружились.

Тихо, чтобы не услышала официантка, я поведала ему свою ужасную историю. Глаза друга потемнели от возмущения и печали.

— Не понимаю, как он мог так с тобой поступить, — сказал Майкл, а я лишь беспомощно пожала плечами. Я и сама была в полной растерянности. Мне никогда не понять, что происходит у Дэнни в голове, и как он может жить с тем, что натворил. Некоторое время мы сидели молча. Майкл наклонился над столом и взял меня за руки.

— Боюсь, этим дело не закончится. Твоя жизнь в опасности, — негромко сказал он.

У меня бешено застучало сердце, и глаза наполнились слезами. Майкл озвучил то, о чем я и сама думала уже сотни раз. Но когда он произнес это вслух, стало по-настоящему страшно: слишком реально. Мне грозила опасность, настоящая опасность. Мне придется быть приветливой с Дэнни до тех пор, пока я не смогу убраться от него подальше.

Задумавшись, мы с Майклом почти не разговаривали за обедом. Когда мы встали из-за стола, приятель прижал меня к себе.

— Ты мой лучший друг, и я боюсь за тебя. Пожалуйста, будь осторожна, — прошептал Майкл, и я кивнула.

Я ехала домой, а в ушах звучали слова Майкла.

Снова дома, и снова бесконечные звонки и сообщения от Дэнни.

Едва не срываясь в крик, он потребовал, чтобы я вернула всю одежду, которую он мне покупал, и видеокамеру, которую я брала у него, чтобы снять рекламный ролик для работы. Я сразу поняла — он ищет повод, чтобы заманить меня в свою квартиру. Но я на это не пойду. Взамен я предложила утром прислать вещи с курьером. Дэнни отказался дать мне свой адрес и почтовый индекс. Он сказал, что приготовил для меня сюрприз.

Неужели он думает, что после всего, что он наделал, какой-то подарок может исправить положение? Что он может мне дать, чтобы вымолить прощение? Ни за что на свете я не смогу простить его.

Я была на пределе. Травма, изнасилование, бесконечные бессмысленные переговоры с Дэнни — меня трясло от страха и усталости. Что он еще задумал? Ему снова захотелось надо мной поиздеваться?

Ночью я боялась выключить свет в спальне. Поток сообщений не прекращался. Однако в тоне мучителя что-то изменилось. Он стал более наглым, более самоуверенным: у него явно появился какой-то план. Этот тон и его обещание сделать мне подарок испугали меня еще больше.

В последнем сообщении он просто попрощался со мной. Я прочла его, и кровь застыла в жилах. Что это значит? Он собирается убить себя… или меня? Он совершенно одержимый, и все так просто не закончится. Он, конечно, не позволит мне так быстро от него избавиться. Но, может, это все же хороший знак? Может, он наконец осознал, что натворил, и понял, что не вправе так мучить меня.

Я пыталась заснуть, но, как только закрывала глаза, передо мной возникала одна и та же картина: Дэнни подносит к моему лицу лезвие. Губы его кривятся от отвращения, и в глазах вспыхивает злость. Он брызжет слюной мне в лицо, выкрикивая гнусные непристойные ругательства. Я чувствовала, как его пот капает на меня, а сам он грузно наваливается на мое дрожащее тело. Я снова оказывалась там, в номере отеля, вся в его власти, в кошмаре наяву.

Еще одна бессонная ночь. Утром в понедельник я с трудом оторвалась от кровати. Не в состоянии даже взглянуть на свое отражение в зеркале, я чувствовала себя едва ли не хуже, чем прежде. Вся мерзость, весь ужас, через который мне довелось пройти, все это постепенно тускнело, опускаясь на дно сознания. Я не могла дождаться момента, когда уеду на съемки. Это был мой билет к свободе — так поступила бы та, прежняя, Кэти. Поездка поможет мне прийти в себя.

Я мрачно сложила вещи в чемодан, а потом решила пойти вместе с Таней в парикмахерскую. Ей нужно было покрасить волосы, а я не хотела оставаться одна. По дороге туда зазвонил мой мобильник. Дэнни спросил, что я делаю. Я автоматически ответила.

В парикмахерской я сидела в приемной и наблюдала, как мастера болтают с клиентками. Шум фенов и запах шампуня подействовали на меня успокаивающе. Эта обстановка была мне привычна и знакома. Но я по-прежнему пребывала в растерянности. Пока мастер занимался Таней, Дэнни продолжал надоедать мне своими звонками. Что я делаю? Что собираюсь делать весь день? Планирую ли куда-нибудь выходить до того, как уеду на съемки?

— Ты меня пугаешь! — наконец сказала я ему и попросила оставить меня в покое. Но это не подействовало. Дэнни продолжал названивать. Он угрожал, что, если я перестану отвечать, он приедет сюда и найдет меня. Он так кричал, что у меня телефон дрожал в руке. Он рычал, а я отчаянно пыталась его успокоить.

Вернувшись в квартиру, я снова расплакалась. Я рыдала так, что горло сдавливала резкая боль. Телефон снова зазвонил. Это опять был он. Дэнни сказал, что послал мне электронное письмо, в котором все объясняет. Он настаивал, чтобы я прочла его. Я глубоко вздохнула: я устала, устала бояться, устала двигаться, устала думать.

— У меня Интернет не работает, — сказала я. Это было правдой, и я радовалась этому. У меня не было ни малейшего желания читать то, что он написал. Пустые слова психопата и садиста.

Он приказал мне пойти в кафе через дорогу, там есть Интернет. Я задумалась. Если он после этого наконец отстанет от меня, то, может, мне и стоит согласиться.

Дэнни не терпящим возражений тоном велел мне позвонить, когда буду выходить. Еле волоча ноги, я поплелась в спальню и натянула на себя серый спортивный костюм, куртку с капюшоном и угги. Собрала волосы в хвост и даже не вспомнила о косметике. Прежняя Кэти никогда не вышла бы из дому в таком виде. Но сейчас у меня просто не было сил обращать внимание на то, как я выгляжу. На самом деле сейчас мне меньше всего на свете хотелось выглядеть яркой, женственной и сексуальной.

Сама мысль о пристальном внимании со стороны мужчин была мне отвратительна. Мне хотелось выглядеть как можно менее привлекательной. Мне хотелось стать невидимой.

Я сунула кошелек и ключи в сумочку, глубоко вздохнула и позвонила Дэнни, чтобы сообщить, что выхожу.

— Во что ты одета? — поинтересовался он. Обычно я и сама спрашивала об этом своих друзей, но с его стороны такой вопрос показался мне странным и неуместным, особенно в нынешней ситуации. Я коротко описала свою одежду, а он спросил, какая у меня прическа. Я ответила. У меня не хватило сил даже подумать, зачем ему это нужно. Потом он сказал, что ему звонят по другому телефону, и отключился.

Я повесила сумочку на плечо, попрощалась с Марти и вышла из квартиры. Когда я закрывала дверь, Дэнни снова перезвонил и спросил, где я.

— Иду по общему балкону, — ответила я.

Пока я спускалась по лестнице, Дэнни потребовал, чтобы я отчитывалась ему о каждом шаге. Я была озадачена, но до сих пор мне удавалось держать его на расстоянии, играя в его безумные игры. Значит, буду играть и дальше.

Открыв входную дверь, я вышла на оживленную улицу и прищурилась, привыкая к яркому свету. В этот момент Дэнни начал допытываться, вышла ли я наружу.

— Да, — вздохнула я, закрывая за собой дверь.

В следующее мгновение я заметила молодого парня в куртке с капюшоном. Он пересек улицу и сейчас направлялся ко мне.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПРОЩАЙ, ДНЕПР, ПРОЩАЙ, УКРАИНА!

Из книги Леся Украинка автора Костенко Анатоль

ПРОЩАЙ, ДНЕПР, ПРОЩАЙ, УКРАИНА! В тот солнечный майский день, когда поезд должен был увезти Лесю на Кавказ, она незаметно вышла из дому, наняла извозчика до Владимирской горки. Был десятый час утра. От Трехсвятительской улицы широкая аллея вела к круглому деревянному


III. «ПРОЩАЙ, ДОМ! ПРОЩАЙ, СТАРА Я ЖИЗНЬ!»

Из книги Чехов. 1860-1904 автора Ермилов Владимир Владимирович

III. «ПРОЩАЙ, ДОМ! ПРОЩАЙ, СТАРА Я ЖИЗНЬ!» Внутренние процессы большого, решающего для всей жизни значения происходили в душе Антоши. Он очень много читал, много думал. Он был приветливым, веселым товарищем, но глубоко самостоятельным человеком, ревниво оберегавшим от всех


«Прощай, дом! Прощай, стара я жизнь!»

Из книги Антон Павлович Чехов автора Ермилов Владимир Владимирович

«Прощай, дом! Прощай, стара я жизнь!» Внутренние процессы большого, решающего для всей жизни значения происходили в душе Антоши. Он очень много читал, много думал. Он был приветливым, веселым товарищем, но глубоко самостоятельным человеком, ревниво оберегавшим от всех свою


Глава 11 Прощай, Лубянка!

Из книги КГБ в Японии. Шпион, который любил Токио автора Преображенский Константин Георгиевич

Глава 11 Прощай, Лубянка!


Ante Venezia («Прощай, прощай, Гельвеция…»)[174]

Из книги Сочинения автора Луцкий Семен Абрамович

Ante Venezia («Прощай, прощай, Гельвеция…»)[174] Прощай, прощай, Гельвеция, Долой туман и холод! Да здравствует Венеция, Где каждый будет молод! Привет тебе, жемчужина, Восьмое чудо в мире, Стихов, примерно, дюжина Уже звучит на лире! О, tanto di piacere Di far, di far la sua, La sua conoscenza, Venezia! (ma doue) O,


Глава 13 Прощай, сестра!

Из книги Проданная в рабство автора Уисааль Амани

Глава 13 Прощай, сестра! Мы вернулись в номер. Я поставила Маргариту к стене, но она постоянно сползала вниз, у нее подгибались коленки.– Я в жизни столько не пила, Скарлетт! Хотя вру – на школьном выпускном я смешала шампанское с водкой и улетела в космос. И еще отдалась


Глава 6 Прощай, Москва?

Из книги БП. Между прошлым и будущим. Книга 1 автора Половец Александр Борисович

Глава 6 Прощай, Москва? И вы мундиры голубые…С тяжелым сердцем скопировал я завершающие заметку слова в её название…Нашей машине перегородили дорогу два автомобиля, обычный и патрульный: они стояли так, чтобы заблокировать возможность проезда. Возле гражданской


Глава 9. ПРОЩАЙ, РОССИЯ

Из книги Из Харькова в Европу с мужем-предателем автора Юрьева Александра Андреевна

Глава 9. ПРОЩАЙ, РОССИЯ Заметки Кирстен СиверЕсть люди, которые считают, что Александра вообще никогда не была замужем за Квислингом, полагая, что торговое представительство не имело права регистрировать брак и выдавать паспорта. Но, во-первых, у них уже были российские


Глава IX Прощай, Африка!

Из книги Бронированный кулак вермахта автора Меллентин Фридрих Вильгельм фон

Глава IX Прощай, Африка!


Глава 19. Прощай, Америка

Из книги Любящий Вас Сергей Есенин автора Андреева Юлия

Глава 19. Прощай, Америка О намерениях Дункан распродать свою недвижимость знал и А. Мариенгоф, это становится понятно из письма к нему Есенина: Милый мой Толя! Как рад я, что ты не со мной здесь в Америке, не в этом отвратительнейшем Нью-Йорке. Было бы так плохо, что хоть


Письмо двадцать седьмое Год 1914. «Прощай, Танюша, прощай, любимая…»

Из книги Забытая сказка автора Имшенецкая Маргарита Викторовна

Письмо двадцать седьмое Год 1914. «Прощай, Танюша, прощай, любимая…» Графический объект27 В 4 часа утра я нашла Диму в конюшне, он уже сам заседлал Гнедка и Червонца. Обогнув дом, миновав мостик через Северку, мы пустили лошадей мелкой рысцой по лесной дорожке. Предрассветный


89. Прощай, Эдит, прощай!

Из книги Эдит Пиаф автора Надеждин Николай Яковлевич

89. Прощай, Эдит, прощай! При жизни Эдит Пиаф никогда не превращала свои концерты в эстрадное шоу. Она просто пела. То есть говорила со зрителями на доступном всем языке. Общалась напрямую, делясь своими мыслями и чувствами.Не превратились в шоу и ее похороны. Именно этого