«Завтра задрожат на фонарях»

«Завтра задрожат на фонарях»

Он опять помолчал и задал вопрос, от моего ответа на который, как потом я понял, зависел результат нашего разговора:

— А какие у вас в «Роднике» стихи читают?

— Где? — не понял я.

— Ну, как там ваше литобъединение в институте — «Родник» называется? — спросил старший и посмотрел на младшего.

— «Родник», «Родник», — подтвердил тот.

И тут мне совсем полегчало: коечего они все же не знают.

— А вы можете себе представить, — спросил я злорадно, — что я в том «Роднике» ни разу в жизни не был?

Старший строго посмотрел на младшего, тот съежился виновато.

— И вы не знаете, кто староста «Родника»? — спросил старший.

— Понятия не имею, — ответил я совершенно чистосердечно.

Старший совсем растерялся и спросил без надежды на успех:

— Ну, хорошо, тогда скажите, о чем говорят ваши профессора на лекциях?

— А вот на этот вопрос, — улыбнулся я и до сих пор вспоминаю свой ответ с удовольствием (не всегда бывал таким находчивым), — мне трудно ответить даже на экзамене.

— Почему? — поднял брови старший.

— Потому что, если уж вы следили за мной, должны были заметить, что в институте я бываю очень редко. И если бы вы проверили список у старосты нашей группы, вы бы увидели, что против моей фамилии у него написано: н/б, н/б, н/б, то есть: не был, не был, не был.

На этом наш разговор закончился. Старший еще сказал мне, что, с одной стороны, он верит, что я настоящий советский человек, а с другой стороны, если я чтонибудь им не сказал или сказал не так, то придется пенять на себя. Поэтому сейчас я должен пойти еще подумать и прийти к ним в следующий вторник.

— И заодно, — сказал он, — принесите нам ваши стихи. Мы почитаем, и мы вам поможем. Вы нам поможете, а мы вам поможем. А если вы нам не поможете, то пеняйте на себя.

После чего мне было предложено дать подписку о неразглашении. Что я как советский человек сделал безропотно. Однако, выйдя из КГБ, я как советский человек тут же побежал к Икрамову и все рассказал ему, а потом Чухонцеву. И от них узнал, что, не бывая в институте, пропустил сенсацию. Староста литобъединения «Родник» Алик Воронин арестован за антисоветские стихи. Я Алика знал, но не знал, что он староста «Родника». Однажды Алик прочитал мне стихи, из которых я запомнил две строчки:

Те, кто нынче нами возвеличен,

Завтра задрожат на фонарях.

Правосознание Алика оказалось выше моего. Его арестовали, продержали несколько дней на Лубянке и выпустили. А из института исключили за неуспеваемость. Я бы в таком случае радовался, что унес ноги живым, а он подал в суд и потребовал восстановления, утверждая, что пропустил занятия потому, что был незаконно арестован. К моему большому удивлению, суд счел арест уважительной причиной, и Алика в институте восстановили, но с условием, что он должен год поработать на заводе, «повариться в рабочей среде». У тогдашних советских чиновников была иллюзия, что если человек поработает на какомнибудь производстве, узнает жизнь простых советских трудящихся, он на том идейно окрепнет и полюбит советскую власть. На самом же деле такие воспитательные меры приводили как раз к противоположному результату. Если уж человеку не нравилась советская власть, то знакомство с реальной действительностью избавлению от этой нелюбви никак не способствовало.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Ожидание завтра

Из книги Как далеко до завтрашнего дня автора Моисеев Никита Николаевич

Ожидание завтра В ту памятную осень 45-го очень рано начались утренние заморозки. Погода стояла прекрасная – настоящая золотая осень. Сверкало солнце, бездонное голубое небо, золото листьев. Казалось, что каждое утро жизнь начиналась сначала. И созвучный этому утру,


Завтра еще не началось

Из книги Сталин автора Барбюс Анри

Завтра еще не началось И вот наступил нынешний 1993-й год. Я кончаю книгу, которую начал легко и даже весело – я писал её для себя, как и раньше, в юности, писал стихи. Писал в те дни, когда у меня не было срочной работы или мне было трудно ей заниматься, когда мне хотелось


Что будет завтра?

Из книги О космолетах автора Феоктистов Константин Петрович

Что будет завтра? Кто хочет увидеть живой и бурный Советский Союз, тот должен взглянуть на него в перспективе или, лучше сказать, в свете его дальнейших планов. Всякое описание этого мощного потока стареет на глазах, — его приходится испещрять постскриптумами.В


СЕГОДНЯ И ЗАВТРА

Из книги Солдатский долг автора Рокоссовский Константин Константинович

СЕГОДНЯ И ЗАВТРА День полета начался при счастливых предзнаменованиях… Леонид


ЗАВТРА И ПОСЛЕЗАВТРА

Из книги Двойной агент. Записки русского контрразведчика автора Орлов Владимир Григорьевич

ЗАВТРА И ПОСЛЕЗАВТРА Где кажется Земля звездою, Землею кажется звезда… Александр


Завтра – война

Из книги Банкир в XX веке. Мемуары автора

Завтра – война Весной 1940 года я вместе с семьей побывал в Сочи, После этого был приглашен к Народному комиссару обороны маршалу С.К. Тимошенко. Он тепло и сердечно принял меня.Вспомнилось мне начало тридцатых годов – 3-й кавалерийский корпус, которым тогда командовал С.К.


«Сегодня ты, а завтра я»

Из книги Бейкер-стрит на Петроградской автора Масленников Игорь Федорович

«Сегодня ты, а завтра я»    Когда по тем или иным причинам контроль за действиями сотрудника торгового представительства или советского посольства не представляется возможным, часто прибегают к инсценировке ограбления.   В марте 1926 года, когда Красина не было в Париже,


СЕГОДНЯ И ЗАВТРА

Из книги О чём поют воды Салгира автора Кнорринг Ирина Николаевна

СЕГОДНЯ И ЗАВТРА Сегодня, когда мне 87 лет, моя жизнь остается полной и приносит мне удовлетворение. Я продолжаю много путешествовать по делам, а также для удовольствия и недавно завершил интереснейшие поездки в Северный Таиланд, Лаос, Бирму, Западный Китай, а также


В ОЖИДАНИИ ЗАВТРА

Из книги …Началось в Республике Шкид автора Путилова Евгения Оскаровна

В ОЖИДАНИИ ЗАВТРА Неосуществлённое: между Али-Бабой и Мамаевым побоищем. — «Завтра, третьего апреля». — Правда, только правда и ничего, кроме проблем. — Мы с Валуцким на подоконнике в Каретном ряду. — Поучительные сведения о работе взрослого режиссёра с


На завтра

Из книги «Король и Шут»: ангелы панка автора Либабова Евгения

На завтра — Чтобы завтра небо сияло Незапятнанной синевой, Чтоб с утра не казаться усталой Измученной и больной. Чтобы встретить добрые лица Вместо сдержанных и сухих. Чтоб в газете на третьей странице Увидеть свои стихи. Чтоб никто ни на что не дулся, Чтобы стало


Глава 7 «Завтра — оно завтра будет»

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Глава 7 «Завтра — оно завтра будет» У меня растут года… В. Маяковский. «Кем быть» Когда Пантелеев был еще молодым человеком, у его двоюродной сестры Иры появился ребенок. Девочка. И он сразу без памяти полюбил свою маленькую двоюродную племянницу. Казалось, она


А завтра…

Из книги История моего успеха [сборник] автора Форд Генри

А завтра… Панки выросли. Они теперь другие. Теперь все иначе.Они больше не устраивают пьяных драк и не приходят на телевизионные эфиры с фляжками.ПОРУЧИК: Я до сих пор иногда боюсь выходить на сцену. Ну, например, страшно, что какая-нибудь фигня случится с компьютером.


«Завтра задрожат на фонарях»

Из книги Обыкновенная история в необыкновенной стране автора Сомов Евгенией

«Завтра задрожат на фонарях» Он опять помолчал и задал вопрос, от моего ответа на который, как потом я понял, зависел результат нашего разговора:– А какие у вас в «Роднике» стихи читают?– Где? – не понял я.– Ну, как там ваше литобъединение в институте – «Родник»


Сегодня и завтра

Из книги Виктор Цой и его КИНО автора Калгин Виталий

Сегодня и завтра


«Если завтра война, если завтра в поход»

Из книги автора

«Если завтра война, если завтра в поход» Советского школьника еще в тридцатые годы систематически готовили к предстоящей войне. Никто не сомневался, что она придет — доблестная, великая. И вот тогда-то уж весь мир увидит, как сильна советская система и сколько в этой