Глава пятнадцатая РЫБАЛКА НА РЕКЕ ВААЛЬ

Глава пятнадцатая

РЫБАЛКА НА РЕКЕ ВААЛЬ

Дорога до реки Вааль измотала всех. Отто сидел за рулем машины старого Джона, отказавшись от услуг забывчивого У-Цибусисо потому, что на яхте просто не было для него места.

Ступив на берег Вааля только под вечер, Тиана начала капризничать, но Джон сказал ей волшебные слова о том, что филателисты прощают капризы только маркам, и ей пришлось найти в себе силы быть сдержанней.

На яхте оказалось четыре каюты. Одну предложили Тиане, вторую заняли Отто с Джоном, третья была жильем Вилли. Четвертая предназначалась для прислуги, там могли переночевать Проджети и восемнадцатилетний рослый чернокожий Мсане, работавший у Вилли.

Идея подобного тандема не смутила никого, включая самих Проджети и Мсане, несмотря на то, что они были разного пола, видели друг друга впервые в жизни, а Проджети была замужем.

В стране апартеида действовал жесткий закон о раздельных услугах, и люди с разным цветом кожи имели раздельные пляжи, раздельный общественный транспорт, отдельные магазины, раздельные больницы, раздельные школы.

Вечером собрались в кубрике. Мсане разливал напитки, Проджети подавала местные закуски. При незнакомых людях она была смущена и молчалива.

— Знаменитая жареная шкурка дикобраза? — спросил Отто, показывая на салатницу с непонятным темным блюдом. — А иголки вы пустили на зубочистки?

— Немецкая практичность в тебе неистребима! Не бойся, это вяленое мясо, — пояснил Джон. — Но если очень попросишь, угощу тебя высушенной на огне саранчой, толченной с медом. Это вкусно и полезно.

— Когда мы уезжали, ветер бесновался, как перед грозой, — заметила Тиана.

— Вааль далеко от Йоханнесбурга, тамошняя гроза не помешает клеву, — успокоил Вилли.

Это был пожилой морской волк, исколесивший планету по воде. Как и полагается морскому волку, у него было обветренное морщинистое лицо, шкиперская бородка и видавшая виды трубка.

— Коты остались одни, они очень боятся грозы, — обеспокоенно заметила Тиана. — У меня нехорошие предчувствия.

— Терпеть не могу кошек, — откликнулся Вилли, попыхивая трубкой. — В моем доме мышей ловят только сервалы. Они умней кошек и преданней собак.

— Сервалы? — переспросил Отто.

Он валился с ног после долгого сидения за рулем, но среагировал на незнакомое слово.

— Это смесь котов с собаками, — объяснил Джон. — Они ростом со среднюю собаку.

— Не котов с собаками, а котов с леопардами, — заспорил Вилли. — У них леопардовый окрас, но они трусливы. Хотя хозяина защищают. Как-то на мою внучку напал в парке бабуин, отнял сумочку, ну и начал, как всегда, выбрасывать оттуда все, думал найти конфету. А наш сервал Теди гулял с ней на поводке. Он так погнал бабуина, что тот бросил сумку на полдороге!

— А как он выглядит? — спросил Отто.

— Представь себе леопарда длиной метр, с ногами, как у борзой, и с кошачьей мордой, — зевнул Вили.

— И с ушами, как у зайца, — добавила Тиана.

— Вы меня разыгрываете? — недоверчиво спросил Отто.

И все в кубрике посмотрели на него с удивлением, словно не представляли себе человека, никогда не видевшего домашних сервалов.

— А как его приручить? — поинтересовался Отто.

Его разморило, в кубрике было уютно, пахло изысканным табаком из трубки Вилли. Надо было встать и идти спать, но ноги не слушались.

— Брать котенком и кормить с рук, и еще надо, играя с ним, ложиться на пол. Ему важно, чтоб его глаза были на одном уровне с твоими. Тогда ты ему друг, — ответил Вилли. — А как он любит приносить брошенный мячик! В сто раз лучше, чем любой кокер! Один недостаток — все время, сволочь, висит то на гамаке, то на занавесках! А бить его нельзя, перестанет дружить с тобой навсегда. Можно наказывать только брызгалкой с водой.

Отто все ждал, когда ЮАР исчерпает экзотику, но новые фокусы сыпались из нее, как кролики из цилиндра фокусника.

— Если я сейчас не лягу спать, то не встану на рассвете, — признался Отто, перехватил вопросительный взгляд Тианы и шутливым тоном обратился к Джону: — А если я не поймаю завтра ни одной рыбы, Тиана окончательно разочаруется и бросит меня!

Тиана от неожиданности чуть не подавилась шампанским, а Проджети чуть не выронила поднос с роскошным боботи, приготовленным дома по ее собственному рецепту и разогретым в здешней кухоньке. Боботи напоминал запеканку и был сделан из бараньего фарша, лука, белого хлеба, молока, изюма, яиц, миндаля и приправ.

Обе, с одной стороны, понимали, что это очередная манипуляция Отто; но с другой стороны, покупались на чисто женское «А вдруг?».

— Если надо спасти твою репутацию, мы с Вилли поделимся уловом! — захохотал Джон.

— Черные говорят: лев не одалживает своих зубов другому льву, — покачал головой Вилли.

— Жаль. Потому что на сегодняшний день в глазах Тианы я состою из одних недостатков — простоватый, туповатый, медлительный, жадный, слишком серьезный немец, — развел руками Отто и встал из-за стола. — Но я всего лишь ошалевший от вашей экзотики турист. Придет время, адаптируюсь. Мы, немцы, не любим импровизаций. Если мы хотим закурить, покататься на велосипеде или полежать на газоне, мы ищем табличку, которая это разрешает. А если такой таблички нет, мы теряемся.

Отто выразительно посмотрел на Тиану, и она едва заметно улыбнулась, словно принимая извинения, выраженные в оригинальной форме.

— С такой философией, парень, ты завтра не поймаешь на крючок не то что рыбу, но даже водоросль, — предположил Вилли.

— Вот заодно и выясним, что рыба любит больше, импровизацию и колдовство при участии частей человеческого тела или тишину, порядок и правильную наживку. — Отто поднял вверх указательный палец, поклонился и перед тем, как скрыться за дверью, объявил: — Спокойной ночи!

Повисла пауза. Джон и Вилли сидели за столом напротив друг друга, Тиана оказалась напротив пустого стула, а с боков стола, вытянувшись, стояли Проджети и Мсане, как скульптуры из черного дерева.

Мсане всегда вытягивался в струнку в присутствии Вилли, потому что боялся хозяина. Тот мог вместо замечания запустить в него ботинком, а то и чем потяжелее. А Проджети первый раз оказалась на яхте, чувствовала себя, как на приеме у английской королевы, и очень боялась показаться невоспитанной деревенщиной.

— Он отличный парень, — сказал Джон, не обращаясь ни к кому и при этом обращаясь к Тиане.

— Конечно, если ты приехал из Европы, а газеты пишут, что в бантустанах у людей отнимают топоры и мачете, чтоб они не совершали ритуальные убийства, почувствуешь себя дураком, — подхватил его интонацию Вилли, словно они были свахами, поднимающими цену своего жениха.

Тиана пила шампанское, не понимая, что отвечать.

— Если Проджети запекает рыбу так же, как готовит боботи, то я переманю ее к себе за большую зарплату! — попробовал подобраться к Тиане Джон.

А Проджети, не понимая, должна ли что-то отвечать такому важному господину по протоколу, сделала книксен, какой видела по телевизору. Выглядела она при этом, как присевшая слониха, и чуть не снесла задом полстола.

— Наверное, вы правы. Когда встречаются люди из таких разных миров, им трудно услышать друг друга, — тихо ответила Тиана.

— Я только хочу сказать вам, детка, что серьезный филателист — это всегда человек, на которого можно положиться. Запомните мои слова! — подчеркнул Джон. — А теперь спать, иначе проспим утренний клев.

Отто спал неспокойно, все время просыпался от храпа старого Джона и не мог понять, где он и почему комнату качает.

Под утро приснился Чака — он стоял у причала, держа в руках ассегай. Яхта остановилась. Отто спрыгнул к нему на берег, Чака показал на ассегай и переломил древко об колено с таким звуком, словно в его ладонях хрустнул столетний баобаб. Отто взял две половинки в руки и понял, что Чака сломал тот самый ассегай, который Проджети принесла из кладовки. Чака сделал непонятный знак руками, и Отто решил, что он показывает, как птица захлопывается в клетке. Потом прокричал что-то на своем языке и пошел в город. Отто хотел догнать его, но понял, что не может двигаться, словно его поставили на якорь, как яхту. И проснулся с ощущением жуткой тяжести…

Но, несмотря на сон, рыбалка удалась. Когда замаячил причал, с которого отчаливали, на палубе были аккуратно разложены сомы, лещи с непривычно расположенными плавниками, много незнакомой рыбной мелочи. Отдельно красовалась пойманная Отто огромная полосатая зубастая зверюга.

Джон называл ее тигром, а Вилли утверждал, что это «водяная собака», которая живет аж восемь лет. И на глаз она килограммов на пять, но он ловил такую на десять килограммов.

Отто никогда в жизни не видел подобного страшилища. У нее были твердые костистые челюсти, огромные острые зубы и полосатая раскраска.

Вытаскивать ее было трудно, она словно выскочила со стороны, перевернула наживку и попыталась проглотить ее головой вперед. Была сильной и вела себя непредсказуемо, а тут еще Джон и Вилли орали над ухом, как правильно тянуть, вместо того чтобы замолчать и не пугать ее воплями. Тиана переживала, как маленькая девочка, Проджети шептала заклинания, а Мсане пританцовывал и хлопал в ладоши.

Возвращались, как люди, выигравшие вместе в лотерею. Предвкушая рыбу, запеченную на берегу, на которой Проджети рассчитывала показать еще больший класс, чем в готовке боботи. Она ведь привезла с собой корзину специальных листьев, специальной глины и специальных трав. В ее деревне знали, что делать с рыбой.

Тиана сидела на корме в спортивной одежде, соблазнительно подчеркивающей фигуру. Ей очень шла эта поза, этот стиль, эта яхта. Надышавшись речным воздухом, она первый раз за все время знакомства с Отто выглядела счастливой, спокойной и расслабленной.

— Надо было идти в океан, — добродушно ворчал Вилли, на время доверив управление яхтой Мсане. — На реке женская рыбалка, а интересно ловить глубоководную рыбу. Там можно вытащить с глубины стокилограммовую штуковину с плавниками! Тиана, ты любишь свежую акулу? Не любишь? А голубого марлина или дорадо?

Джон примостился возле Тианы, обрезал сигару, блаженствуя, закурил. А Отто все рассматривал полосатую рыбу, сидя над ней на корточках.

— Не трогай руками! Говорят, что рыба теряет вкус, когда ее трогает руками не тот, кто готовит! — предупредил Вилли. — Тем более руки у тебя пахнут никотином!

— Райское место, — вздохнул Джон. — Ну согласитесь, ведь стоило ехать так далеко от Йоханнесбурга?

— Джон, откройте тайну, как завладеть сердцем филателиста? — сверкнула на него глазами Тиана.

— Нет ничего проще. Надо всего лишь восхищенно выслушивать его рассказы о марках и не повторять: «Ты опять разложил на столе эту ерунду?»! — ответил Джон. — И еще. Никогда не ставить на его альбом чашку с кофе! Моя жена так и не научилась всему этому за пятьдесят лет совместной жизни.

— А какой сюрприз можно сделать филателисту? Отто говорил о марке, на которой самолет напечатан вверх ногами. Ее легко купить?

— Это знаменитая «перевернутая Дженни», на ней при печати спьяну перевернули изображение, — ответил Джон. — Купить ее не сложно, но если бы у вас были такие деньги, вас бы охраняло сейчас человек десять!

— Такая ерунда стоит больших денег? — удивилась Тиана.

— Я ведь только что сказал, что слово «ерунда» по поводу марок произносить при филателисте запрещено, — поморщился старый Джон.

— Боже мой, извините! — Тиана закрыла рот ладонью.

Отто никогда не видел ее такой оживленной и кокетливой.

— Когда я женился на Эмме, я сказал ей: «Успокойся, дорогая, филателист не изменяет жене. Потому что влюбляется не в женщин, а в марки!» — продолжил Джон.

— Это правда? — обернулась Тиана к Отто.

— Чистая правда! Знаю историю о миллионере, который украл марку у рабочего потому, что тот отказывался ее продавать. Он просто влюбился в эту марку! — подтвердил Отто, нежно глядя ей в глаза. — Проджети, бокалы! Друзья, хочу произнести тост!

Услуги в качестве бармена Проджети оказывала не так ловко, как Мсане, но все, тем не менее, получили по полному бокалу шампанского.

— Хочу выпить за вас и сказать огромное спасибо! Благодаря вам мне не было здесь одиноко! — И Отто чокнулся с каждым.

— Ты был прав насчет рыбы, парень, — хлопнул его но плечу Вилли. — Оказывается, рыба любит немцев!

И все засмеялись.

— Мне кажется, что все подозрительно хорошо, — с тревогой посмотрела на него Тиана.

— Кто же убегает от своего счастья? — ответил Отто, глядя ей в глаза. — Понятие «уют» у нас, немцев, — это не просто красивая женщина в красивом доме, а покой и сердечное тепло!

И это были те слова, которых она безуспешно ждала в Йоханнесбурге и за которыми поехала сюда, на реку Вааль.

— Скоро причаливаем, — напомнил Вилли и пошел к Мсане, управлявшему яхтой.

Отто увидел на пристани человек десять мужчин и несколько машин. Когда отчаливали вчера вечером, на пристани не было никого, кроме сторожа.

— Что там за ярмарка на берегу? — насторожился он.

— Обычно столько машин и людей, когда кто-то утонул. — Джон пыхнул сигарой.

— Здесь часто тонут? — спросил Отто.

— Постоянно. Черные и индусы живут на берегу моря, лезут в воду, но не умеют плавать, — осуждающе покачал головой Джон. — Никогда не понимал, как можно жить на берегу и не плавать.

Вилли ловко и мягко подвел яхту к причалу. Мсане выбросил не слишком надежный трап. По его шаткой ленте осторожно спустился Джон, Отто бережно свел за руку Тиану, а Проджети и Мсане потащили корзины с едой и сумки с одеждой.

Но ровно в ту секунду, когда Отто и Тиана ступили с причала на берег, из двух автомобилей, стоявших на берегу, выскочили несколько человек с автоматами. Они, грубо оттолкнув Тиану, бросились на Отто, а толпящиеся возле машин мужчины встали вокруг забором.

На руках Отто мгновенно защелкнулись наручники, и два человека начали обыскивать его, чтобы убедиться, что он безоружен. Судя по всему, это были профессионалы. Из машины вышел немолодой вальяжный мужчина в черном костюме и шляпе, и оцепление расступилось перед ним, как перед старшим.

— Кто вы такие? — успел выкрикнуть Отто.

— Отпустите! Отпустите его! — завизжала Тиана и бросилась на одного из вооруженных, но он аккуратно схватил ее за руки и сказал:

— Спокойно, мэм! Здесь никто никого не убивает.

Мужчина в черном костюме подошел к Отто, с интересом рассмотрел его лицо и командным голосом объявил:

— Ты арестован!

Джон наконец пришел в себя от шока и закричал на него:

— Да как ты смеешь? Кто твой начальник? Я позвоню ему!

— Требую адвоката и консула Германии! — жестко сказал Отто. — Вы не имеете права!

— Куда вы его тащите? Он еще не заплатил мне за яхту! — выскочил на берег Вилли.

— Это ошибка! — возмущенно сказал Отто военному. — Дайте хотя бы хозяину яхты достать бумажник из моего кармана!

Державшие Отто мужчины, растерянно переглядываясь, попробовали подпустить Вилли поближе, чтобы тот смог достать из кармана Отто бумажник.

— Какой еще бумажник? Он арестован! В машину, быстро! — скомандовал мужчина в черном костюме.

И Отто начали грубо запихивать в автомобиль.

— Вы ошиблись! Он — немецкий коммерсант! — кричал Вилли. — Он торгует машинами-химчистками!

Отто затолкнули на заднее сиденье машины, и двое сели по бокам. Он увидел через приоткрытое стекло, как Тиана посмотрела на мужчину в черном костюме, как у нее судорогой перекосило лицо, и как она хрипло заорала:

— Это ты! Это ты утопил моего мужа! Я тебя узнала! Это ты приказал сбросить его с яхты!

Она буквально превратилась в сумасшедшую, и от нее отшатнулся даже старый Джон, удерживавший ее, чтобы не бросалась на вооруженных людей. Мужчина в черном костюме настолько оторопел от ее крика, у него так вытянулась физиономия, что Отто понял: Тиана узнала человека из своего видения на сеансе колдуна.

По лицу мужчины стало понятно, что Гидона утопил именно он и что теперь он не может справиться с шоком не оттого, что Тиана это знает, а оттого, что не может понять, откуда она это знает.

Еще Отто успел подумать, что напрасно отнесся к колдуну Вуусани, как к туземной экзотике, и что если бы задал ему тогда вопросы, был бы сейчас без наручников.

Мужчина в черном костюме вышел из ступора и приказал:

— Уберите сумасшедшую бабу!

— Джон, отвезите, пожалуйста, Тиану домой! — прокричал Отто в щелку опущенного стекла.

— Конечно, Отто! — крикнул взволнованный Джон в ответ, его загорелая лысина была багровой. — Они совсем сошли с ума и уже не понимают, кого хватают! Я позвоню начальнику полиции и все улажу!

Мужчина в черном костюме сел возле водителя, автомобиль газанул. Отто увидел Тиану, рыдающую на плече обескураженного Джона; Вилли, орущего на садящихся во вторую машину мужчин; Проджети, окаменевшую с корзиной рыбы на голове; и Мсане, разинувшего рот и выронившего сумки с одеждой.

Если бы он не был настолько потрясен, Отто увидел бы еще многое: шепчущихся черных торговцев, сидящих возле ящиков с фруктами и рыбой; нервно курящего на причале сторожа и стайку черной детворы, выглядывающей из-за кустов…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава XVII На реке Ассинибуон

Из книги Моя жизнь автора Сетон-Томпсон Эрнест

Глава XVII На реке Ассинибуон В июле 1883 года к нам приехал из Англии мой товарищ, естествоиспытатель Миллер Кристи. Он собирался погостить несколько недель. Кристи очень быстро подружился со всеми и внес много интересного в нашу жизнь. От него я впервые узнал о


ОЧАГОВАЯ РЫБАЛКА

Из книги Академия Родная автора Ломачинский Андрей Анатольевич

ОЧАГОВАЯ РЫБАЛКА Сдали мы последние злючие зачёты, но перед летней сессией нас ожидало еще одно интересное мероприятие под названием "Очаг". "Очаг" - это зона ядерного, химического и бактериологического заражения. Только понарошку. Ежегодные учения такие. Завезли нас,


Глава VI. Позиция на реке Ялу

Из книги Записная книжка штабного офицера во время русско-японской войны автора Гамильтон Ян Стендиш

Глава VI. Позиция на реке Ялу План № 2. В моем распоряжении имеется в настоящее время целый ряд данных об операции на р. Ялу. В особенности ценными оказались сведения, полученные мной при личном моем посещении с этой целью генералов Инуйэ (Jnouye) и Ватанабэ (Watanabe). Генерал-майор


Глава VII. Сражение на реке Ялу

Из книги Stars автора Ленина Лена

Глава VII. Сражение на реке Ялу Планы № 2 и № 3. Можно было предположить, что армия Куроки, закончив свое сосредоточение к 20 апреля к месту намеченной переправы, начнет ковать железо, пока оно горячо, чтобы не дать русским времени изменить свое положение в невыгодную для


РЫБАЛКА

Из книги Есть только миг автора Анофриев Олег

РЫБАЛКА Когда мы начали играть на чердаке, это была просто самодеятельность. Мы тусили в своей компании и бренчали для собственного удовольствия. А когда стали более профессионально заниматься, нашли репетиционную базу. Таганрог-то небольшой город, и в принципе все


Рыбалка

Из книги Рассказы автора Листенгартен Владимир Абрамович

Рыбалка Лето 1978 года. Я только что купил полдома под Москвой на берегу реки. И первый, кого я позвал на рыбалку, был, конечно, Николай Афанасьевич Крючков. Заядлый рыболов и еще более заядлый рассказчик о рыбалке.Забирая его из Москвы и получив строгие указания от Лиды (жены)


Рыбалка, охота

Из книги Было, есть, будет… автора Макаревич Андрей Вадимович

Рыбалка, охота Один приятель зовет другого на рыбалку. А тот отвечает, что его жена не пускает.— Так и меня тоже не пускает! Но я вот что делаю: утром встаю, откидываю одеяло и говорю жене: «Ну и зад…ца у тебя!» После этого она со мной не разговаривает, и я спокойно еду на


Последняя рыбалка

Из книги Описание земли Камчатки автора Крашенинников Степан Петрович

Последняя рыбалка Не замечали ли вы, господа, одной любопытной жизненной закономерности? Получение удовольствия состоит из собственно процесса и сопутствующих предметов (для рыбалки – снасти, для охоты – ружья и т. д.). Так вот, чем больше у тебя становится


Глава 3. О реке Тигиле

Из книги Не служил бы я на флоте… [сборник] автора Бойко Владимир Николаевич

Глава 3. О реке Тигиле Понеже река Тигиль течет в одной почти широте с рекою Камчаткою, а прямая дорога с Камчатки на Тигиль лежит по реке Еловке, как уже выше объявлено, то рассудилось мне запотребно прежде объявить о знатнейших урочищах реки Еловки до ее вершины, а потом


Глава 5. О реке Аваче

Из книги автора

Глава 5. О реке Аваче Авача, по-камчатски Суаачу, течение имеет с запада к востоку; устьем впадает в губу Восточного океана, почти на одной широте с Большою рекою, а вершиною вышла она из подставного хребта из-под горы, Баканг («некрытый балаган») называемой, до которой с


ТО ЛИ РЫБАЛКА, ТО ЛИ ОХОТА

Из книги автора

ТО ЛИ РЫБАЛКА, ТО ЛИ ОХОТА Дело было весной в самый разлив. Два рыбака ставили сети. Гребут потихоньку по речке, смотрят – выходит лось. Заходит в речку и спокойно, не обращая на них внимания, плывет на тот берег, рядом с ихней лодкой. Ну, мужики такую наглость вытерпеть,