Разговор редактора с поэтом («Был четверг… Зимний день в дымных сумерках мерк»)

Разговор редактора с поэтом («Был четверг… Зимний день в дымных сумерках мерк»)

Был четверг… Зимний день в дымных сумерках мерк…

Кегельбан мрачно гмыкал один из романсов,

А Некрасин не ведал чем горек четверг

И зашел разузнать о судьбе своих стансов.

Он явился сегодня в пятнадцатый раз,

Он четырнадцать раз приходил за ответом,

И все той же шаблонной коллекцией фраз

Издевалась судьба над наивным поэтом.

Кегельбан каждый раз ему в ухо шипел:

– «Что торопитесь так, гражданин, в самом деле?

Я был занят, стихов просмотреть не успел,

Загляните на следующей неделе!..»

А сегодня поэт: – «Я давал Вам стихи…»

Кегельбан: – «Гм!.. Фамилия Ваша?» – «Некрасин…»

– «Не пойдут!.. – «Отчего же?» – «Формально плохи,

А идеологически смысл их не ясен…»

– «Но позвольте…» – «Прошу Вас не перебивать,

В них одна поэтическая водица;

Мы не можем рабочим рекомендовать

То, что им безусловно читать не годится!..»

На лице Кегельбана заерзал испуг,

Он поправил усы, что беспомощно свисли,

И, желая блеснуть красноречием, вдруг

Начал вслух излагать глубочайшие мысли:

– «Я Вам выскажу полностью и целиком

На поэзию послеоктябрьскую взгляды:

Не пишите, во-первых, таким языком,

Что нам ваши Венеры, Камены, Наяды?!.

Во-вторых, почему у вас Рим, а не Тверь?

Почему Нил и Ганг, а не Днепр и не Волга?

Коль хотите быть в литературе теперь,

Так забудьте об этом всерьез и надолго!..

В-третьих, знайте, никак невозможно сейчас

Быть ни рыбой, ни мясом, ни красным, ни белым,

Ну а главное – больше давайте для масс

Оптимизма и бодрости в общем и целом!..»

Тут он сочно чихнул, вытер наскоро нос,

Очевидно тирада его взволновала,

Выпил чай и, поставив стакан на поднос,

Продолжал рассуждать как ни в чем не бывало:

– «Вы глядите на жизнь как бы через окно,

Сочиняете разные там триолеты,

Всё о чем-то печально вздыхаете, но,

Не забудьте, у нас есть иные поэты.

Вот, к примеру, поэт Павсикакий Растать,

Обратите вниманье, тамбовский крестьянин,

Пишет так, что почти невозможно читать,

А, пожалуй, почище чем ваш Северянин!

Я, признаться, его исключительно чту,

Это первый знаток деревенского быта,

Впрочем, что говорить, я Вам лучше прочту,

Называется «Песнь избача». Знаменито!..

Песнь избача

Хорошо в лугу с девченкой,

Месяц словно как козел,

Он трясет всё бороденкой

Над избами красных сел.

Сон сошел на всех трудящих

С той поры как помер день,

Только я счастья прикащик

Лишь не сплю средь деревень.

Да и ты, моя Матюха,

Тоже будто бы не спишь,

И мы слышим чутким ухом,

Что плывет ночная тишь.

А вокруг звезд как наседок,

Облака как есть толпа;

Ах, ты мать твою разъедак!..

Ах, ты мать твою разтак!..

А на утро спозаранки,

Чуть зажгется пыл лучей,

Мы сыграем на тальянке

И поладим вообче.

От земли пойдет дух клейкий,

Ты взглянешь ко мне в глаза,

И мы явимся в ячейку

Политграмоту чесать.

И над всем советским краем,

Чтоб наука шла в дома,

Мы свет знания пымаем,

Без него всем нам ведь тьма!..

Вы заметили образы: месяц – козел,

Звезды словно наседки, куда тут Орешин!

Правда, слог кое-где еще слишком тяжел,

Но ведь в этом и Пушкин подчас не безгрешен!..

Ну, а рифмы какие: чесать и глаза,

Спишь и тишь… Замечательно, ярко и ново!

С первой строчки, подлец, козыряет с туза,

Он смекнул в чем поэзии нашей основа.

Если Вы возразите: Растать-то один,

Это, мол, исключенье, других назови-ка?

Я скажу: А Ерема Болыпой-Нескладин!

А Иван Удалой! А Никифор Чивика!

А Драчейко! А Хватов! Да мало ли их?

И у каждого, это нам дорого вдвое,

Свой язык, своя тема, свой собственный стих,

Вообще что-то чувствуется живое!..

Ну, а Ваши стихи? Про любовь, про зарю,

Философствуете на избитые темы…

Нет, товарищ, решительно Вам говорю:

Не нужны в наше время такие поэмы!

Я не так еще стар, не дурак и не пьян,

И к тому же мой опыт порукою в этом:

Даже в жадной до лирики гуще крестьян

Не найти потребителя вашим сонетам!..»

Он умолк и подумал: О, как я умен!

Будь хоть Бальмонт сам тут и его развенчаю;

И, почесываясь, зычно крикнул: – «Семен,

Принеси-ка еще мне с лимончиком чаю!..»

<Март 1927>

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Друг Мерк и Дармштадтский кружок чувствительных молодых людей

Из книги Гёте. Жизнь и творчество. Т. I. Половина жизни автора Конради Карл Отто

Друг Мерк и Дармштадтский кружок чувствительных молодых людей В конце декабря 1771 года Иоганн Генрих Мерк был в гостях во Франкфурте. Это положило начало дружбе, оказавшейся для обоих, и для Гёте и для Мерка, плодотворной, хотя по временам совсем не гладкой. Оба они были


Зимний день

Из книги На берегу великой реки автора Лосев Павел Федорович

Зимний день И голос твой мне слышался впотьмах, Исполненный мелодии и ласки, Которым ты мне сказывала сказки О рыцарях, монахах, королях. Н. Некрасов. Из поэмы «Мать» Алексей Сергеевич уезжал на целую неделю в Ярославль. Вернувшись домой, он вызвал старосту Ераста и начал


РАЗГОВОР С ПОЭТОМ

Из книги Петр Смородин автора Архангельский Владимир Васильевич

РАЗГОВОР С ПОЭТОМ В архивных документах Цекамола остались следы многогранной деятельности Петра Смородина на протяжении 1923 года. Он был делегирован на заседания бюро Исполкома КИМа. Разрабатывал структуру журнала «Юный коммунист» и переводил газету «Юношеская правда»


5 июня, четверг (шестой день голодовки)

Из книги Тюремные дневники, или Письма к жене автора Мавроди Сергей Пантелеевич

5 июня, четверг (шестой день голодовки) Все по-прежнему. В дверь не стучат, но зато в глазок теперь заглядывают постоянно. О моем здоровье, наверное, беспокоятся.«Переживают, что съели Кука!» (Блядь, да я и сам бы его сейчас съел!Или даже двух. Нет, лучше трех!) Вообще, «мои слуги


Догорал зимний день

Из книги Небо начинается с земли. Страницы жизни автора Водопьянов Михаил Васильевич

Догорал зимний день Шли испытания нового скоростного истребителя Поликарпова. В испытательную Чкалов ввалился озябший, но веселый и шумный. Его встретили, как всегда, радостно.Чкалов открыл шкаф в стене, где хранилось его летное обмундирование, быстро переоделся в


Зимний день

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Зимний день Свет, как в первый день творенья, Без мучительных светил И почти без напряженья Пресловутых вышних сил. Будто светит воздух самый, Отражая светлый лед, И в прозрачной райской драме Освещает людям вход. Там стоят Адам и Ева, Не найдя теплей угла, Чем у


ГЛАВА 16. ПЕЧАЛИ. РАЗГОВОР С МАТЕРЬЮ БОРИСА. РАЗГОВОР С МАРИНОЙ

Из книги Воспоминания автора Цветаева Анастасия Ивановна

ГЛАВА 16. ПЕЧАЛИ. РАЗГОВОР С МАТЕРЬЮ БОРИСА. РАЗГОВОР С МАРИНОЙ Начиналась зима. Я редко видела Бориса. По тому ли, что наши отношения нисколько не влились в какую-то форму, потому ли, что вернулся из-за границы папа, но я, не разбираясь до дна в Борисе, не хотела огорчать папу


В СУМЕРКАХ

Из книги Одна на мосту: Стихотворения. Воспоминания. Письма автора Андерсен Ларисса Николаевна

В СУМЕРКАХ Так туманно небо, так тиха земля — Белая дорога, белые поля. Разве что ворона прыгнет на пенек Да в окне забрезжит чей-то огонек. Слабый, одинокий, сквозь туман и лед Кто его заметит, кто его найдет? И кому на радость он блеснет вдали В этом белом поле на краю


РАЗГОВОР С ЧИАМАРИЕЙ [118] В ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Из книги Поэзия народов Кавказа в переводах Беллы Ахмадулиной автора Абашидзе Григол

РАЗГОВОР С ЧИАМАРИЕЙ [118]В ДЕНЬ ПОБЕДЫ О медлительная побелка этих яблоневых лепестков! Так здравствуй, победа, победа, победа во веки веков! Выходи, чиамария, празднуй, тонко крылышками трубя. Мои руки совсем не опасны — мои руки ласкают тебя. Возмужавшей земле


ЗИМНИЙ ДЕНЬ

Из книги Брусилов автора Семанов Сергей Николаевич

ЗИМНИЙ ДЕНЬ Вот паруса живая тень зрачок прозревший осеняет, и звон стоит, и зимний день крахмалом праздничным сияет. Проснуться, выйти на порог и наблюдать, как в дни былые, тот белый свет, где бел платок и маляра белы белила, где мальчик ходит у стены и, рисовальщик


ТРУДЫ В СУМЕРКАХ

Из книги Битва в Арденнах. История боевой группы Иоахима Пейпера [HL] автора Уайтинг Чарльз

ТРУДЫ В СУМЕРКАХ 19 апреля 1906 года генерал-майор Брусилов стал начальником 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. Стать офицером гвардии, а тем более начальником гвардейской дивизии издавна считалось в России большой честью. И считалось заслуженно.Русская гвардия была


ДЕНЬ ШЕСТОЙ Четверг, 21 декабря 1944 года

Из книги Легкое бремя автора Киссин Самуил Викторович

ДЕНЬ ШЕСТОЙ Четверг, 21 декабря 1944 года Это место очень хорошо укреплено. Я не думаю, что имеющиеся в нашем распоряжении войска смогут его взять. Генерал Харрисон — генералу Хоббсу, командующему 30-й пехотной дивизией США 1В полдень Пейпер, сидя в Шато-дю-Фруад-Кур,


В СУМЕРКАХ[19]

Из книги Креативы Старого Семёна автора

В СУМЕРКАХ[19] I. «Окна завешены шторами…» Окна завешены шторами, Трещит, разгораясь, камин. Сердце биеньями скорыми, Сердце больными укорами Твердит: ты один! ты один! Маятник ходит размеренно, Усталых часов властелин. Угли трещат неуверенно. Сердце стучит: все


Зимний день на заре новой жизни

Из книги Пир бессмертных: Книги о жестоком, трудном и великолепном времени. Возмездие. Том 2 автора Быстролетов Дмитрий Александрович

Зимний день на заре новой жизни Из дома я выходил затемно, на работе надо было быть к восьми. Метро – на расстоянии одной сигареты, потом втиснуться в вагон и до «Новокузнецкой». В вестибюле среди толпы часто возникало короткое завихрение. Это торговка, одна и та же, даже


Глава 2. Зимний день сорок третьего года

Из книги Сила мечты автора Уотсон Джессика

Глава 2. Зимний день сорок третьего года 1Утро. Развод. Такая досада: при морозе в сорок градусов и выше на работу не гонят, а сегодня тридцать девять. Проклятый один градус! Подвел, сукин сын… Бригады уже давно молчаливо мнутся перед воротами — до развода с шумом и криком


Четверг, 19 ноября 2009 года Великий день

Из книги автора

Четверг, 19 ноября 2009 года Великий день Сегодня я пересекла экватор! И отпраздновала это большим количеством слегка подтаявшего шоколада и облилась морской водой: так всегда делают моряки, впервые пересекая экватор. Пришлось зачерпнуть воды ведром и самой себя облить, но