2. Рассуждение о бренности нашего земного существования и мораль из сего рассуждения вытекающая («Любим, пьем, поем к чему-то мы…»)

2. Рассуждение о бренности нашего земного существования и мораль из сего рассуждения вытекающая («Любим, пьем, поем к чему-то мы…»)

Любим, пьем, поем к чему-то мы

И волнуемся как рожь;

Наша жизнь – советский грош,

Только редкими минутами

Этот мир для нас хорош.

Все охватит холод газовый,

Все пройдет, все – трын-трава!

Помни мудрые слова,

Но за шалости наказывай

«Фитю-фитю 22…»

1926 г. 24 января. Воскресенье.

Москва

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Татьяна и Сергей Никитины «К ЧЕМУ НАМ БЫТЬ НА „ТЫ“, К ЧЕМУ…»

Из книги Встречи в зале ожидания. Воспоминания о Булате автора Гройсман Яков Иосифович

Татьяна и Сергей Никитины «К ЧЕМУ НАМ БЫТЬ НА „ТЫ“, К ЧЕМУ…» Татьяна: Песни Булата Окуджавы появились у нас в Душанбе в конце 50-х, я тогда еще в школе училась. Была весна, много было разговоров о Сталине, о Хрущеве, о XX съезде КПСС. В Душанбе приезжали бывшие узники лагерей,


В конце земного пути

Из книги Столыпин [litres] автора Рыбас Святослав Юрьевич

В конце земного пути Шло последнее лето Столыпина, о чем еще никто не подозревал, как и не знали о близящемся крахе империи.Но предчувствовали многие.Это историческое предчувствие не витало в воздухе как дымка отдаленного пожара, но ощущалось в горечи ожидаемых,


Пьем по критерию и по меркам

Из книги Жизнь и удивительные приключения Нурбея Гулиа - профессора механики автора Никонов Александр Петрович


«Что ты любим! любим! любим! — расписываюсь — радугой небесной»

Из книги Марина Цветаева. Неправильная любовь автора Бояджиева Людмила Григорьевна

«Что ты любим! любим! любим! — расписываюсь — радугой небесной» Марина разжигает самовар, выхватывая голыми руками угли из печки. Дует, плюет на пальцы — больно все же.— Сегодня у нас будет жареное мясо! — шутит, плюнув на взбухающий пузырь.— Мариночка, надо было


«ЧЕМУ, ЧЕМУ СВИДЕТЕЛИ МЫ БЫЛИ!..»

Из книги Александр I автора Архангельский Александр Николаевич

«ЧЕМУ, ЧЕМУ СВИДЕТЕЛИ МЫ БЫЛИ!..» С того трагического апрельского дня 1819 года, когда «Сын Отечества» напечатал подробное сообщение о том, что маннгеймский студент Занд вонзил свой отточенный кинжал в грудь русского агента сочинителя Августа Коцебу, и до того трагического


«Климаты земного шара»

Из книги Воейков автора Тимашев А

«Климаты земного шара» Многолетние наблюдения за природой, климатом и хозяйством России, частые и длительные поездки по стране и за границей, изученная Александром Ивановичем литература на родном и иностранных языках, его собственные исследования — все это


Посредине странствия земного

Из книги Антонин Дворжак автора Гулинская Зоя Константиновна

Посредине странствия земного «Уважаемый Магистрат! Благоволите выдать мне на немецком языке свидетельство об отсутствии средств, поскольку это свидетельство мне нужно для получения государственной артистической стипендии», — с таким прошением обратился Дворжак к


Посредине странствия земного

Из книги Ольга. Запретный дневник автора Берггольц Ольга Федоровна

Посредине странствия земного «Уважаемый Магистрат! Благоволите выдать мне на немецком языке свидетельство об отсутствии средств, поскольку это свидетельство мне нужно для получения государственной артистической стипендии», — с таким прошением обратился Дворжак к


"Это всё неправда. Ты любим…"

Из книги Вожделенное отечество автора Ерохин Владимир Петрович

"Это всё неправда. Ты любим…" Это всё неправда. Ты любим. Ты навек останешься моим. Ничего тебе я не прощу. Милых рук твоих не отпущу. А тебе меня не оттолкнуть, даже негодуя и скорбя. Как я вижу твой тернистый путь, скрытый, неизвестный для тебя. Только мне под силу, чтоб идти


ПРЕДСЕДАТЕЛИ ЗЕМНОГО ШАРА

Из книги Откровения знаменитостей автора Дардыкина Наталья Александровна

ПРЕДСЕДАТЕЛИ ЗЕМНОГО ШАРА Хлебникова особенно раздражало название нового правительства — "временное". Видя в этом узурпацию и плагиат, он одну за другой посылал уничтожительно-язвительные телеграммы Керенскому, неизменно называя его "Александрой Федоровной".Хлебников


Он любит и любим

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

Он любит и любим Андрей Дементьев: «Мы будем молоды всегда, ведь нету возраста у счастья»У Андрея Дмитриевича счастливая судьба. В свое время Дементьев сделал журнал «Юность» многомиллионным изданием, став его главным редактором. Там печатали произведения талантливых


«Когда три дня я не поем…»

Из книги Шаман. Скандальная биография Джима Моррисона автора Руденская Анастасия

«Когда три дня я не поем…» Когда три дня я не поем И будет пуст живот как бочка, — Обед из этаких поэм Я проглочу, пожалуй. Точка. Его я не переварю И попадут мне камни в почки, И я скончаюсь к январю!.. Знак восклицательный и точки!.. 1922 г. 13 декабря.


Мы любим Дорз!

Из книги Том 2. Тем, кто на том берегу реки автора Гордин Яков Аркадьевич

Мы любим Дорз! На одном из концертов «Дорз» произошел случай, заставивший даже самых преданных фанатов усомниться в адекватности Моррисона… Зал был, как всегда, переполнен, восторженные вопли раздавались из каждого ряда. Люди кричали: «Мы любим Дорз!», «Моррисон лучший!».


«Чему, чему свидетели мы были…»

Из книги Звездные войны. Тридевятая галактика навсегда автора Хаецкая Елена Владимировна

«Чему, чему свидетели мы были…» Ты жив. Расскажешь правду обо мне Непосвященным. Шекспир. «Гамлет» Новая книга Н. Эйдельмана – «Пушкин и декабристы»[96] – равно принадлежит и литературе, и исторической науке. Этим определяется не только стилистическая свобода,


За что мы любим Джаббу

Из книги Фрейд автора Гай Питер

За что мы любим Джаббу Джабба Хатт поражает воображение. По силе выразительности, по мощи воздействия на зрительскую фантазию это, несомненно, один из самых ярких второстепенных персонажей «оригинальной» трилогии. Поэтому, в общем-то, ответ на вопрос: «За что мы любим


Напоминания о бренности бытия

Из книги автора

Напоминания о бренности бытия В 1923-м, в год выхода «Я» и «Оно», смерть вновь напомнила Зигмунду Фрейду о себе. Он потерял одного из внуков и увидел угрожающий жест в сторону себя самого. Несчастья стали для основателя психоанализа неожиданными и жестокими ударами судьбы.