Глава вторая, в которой «безнадежный» ученик ни во что не вписывается

Глава вторая, в которой «безнадежный» ученик ни во что не вписывается

Счастливый человек слишком удовлетворен настоящим, чтобы слишком много думать о будущем.

Из школьного сочинения Эйнштейна

В первый класс Эйнштейн пошел в школу при церкви, содержащуюся на деньги города Мюнхена. Семья мальчика переехала сюда, когда ему был год. Школу он любил не больше, чем домашние уроки. То есть, не любил вообще.

Тут от мальчика требовали дисциплины – игрушки уже не побросаешь. А еще Берти приходилось общаться с учителем прямо на глазах у одноклассников. Странно звучит, но вспомните, как трудно мальчику было начать говорить вообще! Так что несложно представить, каких усилий ему стоило заговорить с чужими людьми. Альберт постоянно робел и испытывал неловкость. Вот так разочарование!

Впрочем, выбора у Альберта не было. Пришлось начинать с простых односложных ответов, вроде «да» или «нет», позднее добавлять к ним разные другие слова, учиться составлять предложения… Мальчик и опомниться не успел, как под конец первого класса уже довольно свободно общался с разными людьми. И кто теперь скажет, что школа – это так плохо и от нее один лишь вред?

Примерно в то же время мама, Паулина, решила: раз Альберт так любит слушать ее игру на пианино, то стоит его самого начать учить музыке. И вот маленький Эйнштейн стал брать уроки игры на скрипке. Тут и пригодились ему врожденные сосредоточенность и терпение, потому что каждый раз играть одни и те же гаммы – та еще скукота, которую надо пережить и перетерпеть перед тем, как ты начнешь играть настоящую красивую музыку. Эйнштейна же повторение гамм вовсе не тяготило. Более того, игра на скрипке позднее стала одним из его любимых видов развлечения. Он всю жизнь возвращался к занятиям музыкой, и даже однажды дал самый настоящий концерт[2].

А вот с обычной школой у Альберта по-прежнему не складывалось. Выяснилось это, когда десятилетний мальчик пошел учиться в Мюнхенскую гимназию. Учителя заставляли гимназистов заучивать материал из учебника, не требуя его понимания. Альберту это совсем не нравилось. Он любил размышлять над прочитанным, делать выводы, приходить к собственному мнению.

Альберт не вписывался в школьную схему, и потому некоторые учителя считали его безнадежным учеником. Никого из наставников не интересовало, что 10-летний мальчик читает книжки, которые не каждому взрослому под силу, а математику любит и понимает глубже, чем его собственный учитель.

В школе Берти мог рассчитывать только на то, что его похвалят за выученные наизусть страницы. А вот поразмышлять о выученном, о новых книгах и открытиях мальчику было не с кем. Если бы не дядя Якоб – инженер и математик-любитель – мальчик был бы и вовсе одинок.

Одной из самых любимых книжек детства у Эйнштейна был труд древнегреческого математика Евклида[3] «Начала». Это первая в истории книга по геометрии, написанная, шутка сказать, за 2200 лет до рождения Альберта. В ней записаны все основные геометрические законы и правила, которые изучают в школах до сих пор. Когда Берти читал эту книгу, то не мог удержаться от восторга: насколько точно и полно можно описать все вокруг с помощью записанных в ней формул и правил!

Оканчивал нелюбимую школу Альберт уже без родительского присмотра. Когда он был в предпоследнем классе, отец его разорился, и семья приняла решение уехать в Италию, чтобы начать жизнь заново. Мальчика оставили в Мюнхене у родственников, чтобы он спокойно завершил обучение.

Но доучиться Эйнштейну не дали. За год до окончания лицея он был отчислен по личному распоряжению директора. Оценки, хоть и не самые лучшие, позволяли ему получить аттестат зрелости, но руководству школы не нравилось то, что у мальчика были еврейские корни. С этим предубеждением будущий ученый столкнется еще не раз. А пока он с удовольствием покинул Германию, которая уже тогда начала готовиться к Первой мировой войне, и отправился к семье.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Безнадежный» ученик Кегель

Из книги Иоган Гутенберг автора Проскуряков Владимир

«Безнадежный» ученик Кегель В то время меня можно было назвать как угодно, но только не так называемым примерным учеником. Если не брать в расчет упражнения на снарядах и другие спортивные дисциплины, по которым я получал самые высокие оценки, то лишь по немецкому,


X. ВТОРАЯ ВСТАВНАЯ НОВЕЛЛА (В которой повествуется о необычайных происшествиях в одном средневековом монастыре, гибели неудавшегося «святого» и о печатной книге – творении сатаны)

Из книги Иосиф Бродский автора Лосев Лев Владимирович

X. ВТОРАЯ ВСТАВНАЯ НОВЕЛЛА (В которой повествуется о необычайных происшествиях в одном средневековом монастыре, гибели неудавшегося «святого» и о печатной книге – творении сатаны) ВECEHHEE утро было празднично-ярко. Возрожденная зелень деревьев и трав, хрусталь речных вод,


Глава III Ученик

Из книги Солженицын. Прощание с мифом автора Островский Александр Владимирович

Глава III Ученик Формирование стиля К двадцати двум годам сверстники Бродского кончали университеты и институты и только начинали самостоятельную жизнь. Он в этом возрасте повидал страну, пожил жизнью ее простого народа, испытал на себе бессмысленные преследования со


Глава 1 «Первый ученик»

Из книги Кемаль Ататюрк автора Жевахов Александр Борисович

Глава 1 «Первый ученик» КорниАлександр Исаевич Солженицын родился 11 декабря 1918 г. в третьем часу пополуночи в городе Кисловодске (1).Через полвека, 5 июля 1967 г., Комитет государственной безопасности при Совете министров СССР (далее — КГБ) направил в ЦК КПСС документ под


Глава вторая УЧЕНИК ЧАРОДЕЯ

Из книги Калиостро автора Морозова Елена Юрьевна

Глава вторая УЧЕНИК ЧАРОДЕЯ С 1927 года Кемаль начал регулярно бывать в Стамбуле: как только приближалось лето, он покидал Анкару и отправлялся на берега Босфора, в бывшую столицу. В 1930 году гази прибыл в Стамбул раньше обычного, чтобы встретиться с генералом Тypo, приехавшим


Глава 2 Ученик чародеев

Из книги Блаватская автора Сенкевич Александр Николаевич

Глава 2 Ученик чародеев Он коснулся мизинцем трубки и потянул воздух. Из-под мизинца, к изумлению гостей, вспыхнул огонек и пошел дым. Г. Горин. Формула любви Лишившись отца в год своего появления на свет, малыш Джузеппе сначала находился на попечении матери, а когда подрос,


Глава вторая. ВСТРЕЧА, КОТОРОЙ НЕ МОГЛО НЕ БЫТЬ

Из книги О сеньоре Красная Борода, рыцаре, влекомом сокровищем, но не обретшем оное автора Гринева Гелена

Глава вторая. ВСТРЕЧА, КОТОРОЙ НЕ МОГЛО НЕ БЫТЬ Лёля уехала с графиней Киселевой в Париж. Там София Станиславовна передала ее на попечение грузинской княгине Багратион-Мухранской, которая принадлежала к царской династии и в Тифлисе дружила с Фадеевыми. В каждом крупном


ГЛАВА ВТОРАЯ,  в которой герой, возжелавший пойти под венец, вступает на зачарованную землю

Из книги Исповедь четырех автора Погребижская Елена

ГЛАВА ВТОРАЯ,  в которой герой, возжелавший пойти под венец, вступает на зачарованную землю Сюжет «Песни о Нибелунгах» движим женщиной. Силою своего предчувствия Кримхильда призывает Зигфрида, обладающего столь могущественным кладом и столь исключительными качествами,


Глава вторая, из которой мы узнаем, какой у Ирины любимый тип мужчин

Из книги Три Дюма [Другая редакция] автора Моруа Андрэ

Глава вторая, из которой мы узнаем, какой у Ирины любимый тип мужчин Все средства обратной связи, которые существуют вокруг Ирины Богушевской, будь то электронная почта, рубрика «записочки» на ее сайте, где публикуются письма трудящихся, или комментарии в


БАЙКА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ, про то, как была такая война — германская, с которой и началась на Руси колготня-чертоскубия

Из книги Гимн солнцу автора Розинер Феликс Яковлевич

БАЙКА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ, про то, как была такая война — германская, с которой и началась на Руси колготня-чертоскубия — Отож, у нас совсем запамятовали, что была такая война — германская, — хитровато улыбясь, говаривал иногда дед Игнат, — или как она теперь прозвана —


ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой рассказывается о родителях, безоблачном детстве и романтическом отрочестве героя, закончившемся неожиданно

Из книги автора

ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой рассказывается о родителях, безоблачном детстве и романтическом отрочестве героя, закончившемся неожиданно 1Онассис теперь не шёл у меня из головы. Я думал о нём и его дочери постоянно (как он сам о деньгах) — порой даже на свиданиях с


Глава II УЧЕНИК-ОРКЕСТРАНТ

Из книги автора

Глава II УЧЕНИК-ОРКЕСТРАНТ Выезжай верхом, паренек, Выезжай, молодой… Дайна Входя в дом Чюрленисов, доктор Маркевич обменивался рукопожатием с хозяином, а с хозяйкой традиционным поцелуем в плечо. Уважаемый и желанный гость за прошедшие десять лет стал ближайшим