Глава III Ученик

Глава III

Ученик

Формирование стиля

К двадцати двум годам сверстники Бродского кончали университеты и институты и только начинали самостоятельную жизнь. Он в этом возрасте повидал страну, пожил жизнью ее простого народа, испытал на себе бессмысленные преследования со стороны государственной власти, научился не смешивать фантазии с реальностью и критически относиться к людям. Он также научился писать стихи.

В стихах восемнадцати-девятнадцатилетнего Бродского благодаря энергии и богатству воображения встречаются удачные строки, но в целом это все еще лишь юношеские опыты. Автор этих стихов, как многие в его возрасте, увлечен грандиозными абстракциями и романтически презирает обыденный мир. Ему нравятся красивые иностранные слова, и он заговаривается ими почти до глоссолалии:

...начисто заблудиться

в жидких кустах амбиций,

в дикой грязи прострации,

ассоциаций, концепций

и – просто среди эмоций.

(«Стихи о принятии мира», 1958)[126]

Его воображение создает из мешанины экзотических книжек и кинофильмов величественные, но невнятные аллегории:

Мимо ристалищ, капищ,

мимо храмов и баров,

мимо шикарных кладбищ,

мимо больших базаров,

мира и горя мимо,

мимо Мекки и Рима,

синим солнцем палимы,

идут по земле пилигримы.

(«Пилигримы», 1958)[127]

Мекка и Рим, бар как символ загадочной заграничной роскоши, и тут же синее солнце из научной фантастики, и «пилигримы / солнцем палимы» из хрестоматийного стихотворения нелюбимого Некрасова. В скандальных «Стихах под эпиграфом» (1958) лирический герой обозначен скотским и божественным началом – Бог или бык, человеческое опускается. В определенном возрасте так писали многие, почти все. Лермонтов в том же возрасте заявлял: «Я – или Бог, или никто!» Нет ничего странного в том, что такие стихи, да еще страстно прочитанные необычным, «струнным» голосом, очень нравились романтически настроенным мальчикам и девочкам. Необычно то, что ранний успех у сверстников не соблазнил Бродского застрять на этом этапе, что он шел в другом направлении, быстро освобождался от ходульной романтики. Уже лет в девятнадцать он начал догадываться, что стихи делаются не из эгоманиакальных мечтаний, а из жизни как она есть. Когда его стали таскать в КГБ, он уже знал, как следует вести себя на допросах:

Запоминать пейзажи <...>

за окнами в кабинетах сотрудников...

Запоминать,

как сползающие по стеклу мутные потоки дождя

искажают пропорции зданий,

когда нам объясняют, что мы должны делать.

(«Определение поэзии», 1959)[128]

Лирика повседневности, поэтические ресурсы просторечия, умение открывать метафизическую подоплеку в простом и обыденном – всему этому Бродский учился, и к 1962 году серьезные стихи такого рода стали решительно преобладать над абстрактно-романтическими. В этой школе у Бродского были учителя. Сам он позднее называл учителями своих старших друзей Евгения Рейна и Владимира Уфлянда. Повлияли на него в юности и другие яркие поэты этого поколения – Станислав Красовицкий, Глеб Горбовский и Владимир Британишский. Стихи последнего и подтолкнули совсем юного Иосифа к первым поэтическим опытам. Но, несомненно, главные уроки он извлек тогда из чтения Слуцкого.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 1 «Первый ученик»

Из книги Солженицын. Прощание с мифом автора Островский Александр Владимирович

Глава 1 «Первый ученик» КорниАлександр Исаевич Солженицын родился 11 декабря 1918 г. в третьем часу пополуночи в городе Кисловодске (1).Через полвека, 5 июля 1967 г., Комитет государственной безопасности при Совете министров СССР (далее — КГБ) направил в ЦК КПСС документ под


Глава 1 «Первый ученик»

Из книги Пути, которые мы избираем автора Поповский Александр Данилович

Глава 1 «Первый ученик» Корни1. Солженицын А. И. Автобиография // Левитская Н. Г. Александр Солженицын: Библиографический указатель. Август 1988–1990. М., 1991. С.9; Решетовская Н. А. Хронограф // Архив Н. А. Решетовской.2. Кремлевский самосуд: Секретные документы Политбюро о


Глава вторая УЧЕНИК ЧАРОДЕЯ

Из книги Воспоминания. Том 1. Сентябрь 1915 – Март 1917 автора Жевахов Николай Давидович

Глава вторая УЧЕНИК ЧАРОДЕЯ С 1927 года Кемаль начал регулярно бывать в Стамбуле: как только приближалось лето, он покидал Анкару и отправлялся на берега Босфора, в бывшую столицу. В 1930 году гази прибыл в Стамбул раньше обычного, чтобы встретиться с генералом Тypo, приехавшим


Глава LXXV. Прибытие в Ростов. Депутация галичан. Проф. П.Верховский. "Самый плохой ученик"

Из книги Валерий Чкалов автора Водопьянов Михаил Васильевич

Глава LXXV. Прибытие в Ростов. Депутация галичан. Проф. П.Верховский. "Самый плохой ученик" Хотя поезд прибыл в Ростов поздно вечером, однако в царских комнатах Ростовского вокзала собрались для моей встречи не только должностные лица, но и группа проживавших в Ростове


Глава четвертая. Ученик становится мастером

Из книги Брюс Ли: сражающийся дух автора Томас Брюс

Глава четвертая. Ученик становится мастером Шпиль, установленный на месте посадки самолета «NO-25» в память героического беспосадочного перелета Москва – остров УддВ жизни Валерия Чкалова наступил новый этап. В его кармане лежало пилотское свидетельство, а перспективы,


Глава 12. Ученик — Мастер

Из книги Калиостро автора Морозова Елена Юрьевна

Глава 12. Ученик — Мастер Переменив в течение месяца несколько временных пристанищ, Брюс Ли открыл свою третью школу в феврале 1967 года на Колледж-стрит, 628, в Лос-Анджелесе. Институт располагался в анонимном доме, без всяких вывесок (точно так же, как и Институты в Сиэтле и


Глава 2 Ученик чародеев

Из книги Великий Сталин автора Кремлев Сергей

Глава 2 Ученик чародеев Он коснулся мизинцем трубки и потянул воздух. Из-под мизинца, к изумлению гостей, вспыхнул огонек и пошел дым. Г. Горин. Формула любви Лишившись отца в год своего появления на свет, малыш Джузеппе сначала находился на попечении матери, а когда подрос,


Глава пятнадцатая Ученик, превзошедший учителя…

Из книги Клод Моне автора Декер Мишель де

Глава пятнадцатая Ученик, превзошедший учителя… В очерке «В.И. Ленин» Максим Горький писал: «Должность честных вождей народа – нечеловечески трудна». А ведь Ленин и Сталин были всего лишь людьми. Добровольно исполнявшими, однако, должность нечеловеческую.Имена Ленина и


Глава 3 УЧЕНИК МАСТЕРА

Из книги Хроники Дао автора Мин Дао Ден

Глава 3 УЧЕНИК МАСТЕРА Моне прибыл в Париж, когда весь тамошний мир живописцев бурлил, как кипящий котел. Виновником скандала — в очередной раз! — оказался Курбе.Он выставил свою картину «Погребение в Орнане», и на него немедленно обрушились обвинения в издевательстве


Пятнадцатая глава УЧЕНИК

Из книги Гимн солнцу автора Розинер Феликс Яковлевич

Пятнадцатая глава УЧЕНИК Князь Гессенский жил в старом феодальном замке, называвшемся Голторп, недалеко от города Шлезвига, у западного окончания бухты Шлея, на восточном побережье реки Шлезвиг.Граф Сен-Жермен приехал в замок в августе 1779 г. С первых же своих встреч с


Глава II УЧЕНИК-ОРКЕСТРАНТ

Из книги Димитров автора Калчев Камен

Глава II УЧЕНИК-ОРКЕСТРАНТ Выезжай верхом, паренек, Выезжай, молодой… Дайна Входя в дом Чюрленисов, доктор Маркевич обменивался рукопожатием с хозяином, а с хозяйкой традиционным поцелуем в плечо. Уважаемый и желанный гость за прошедшие десять лет стал ближайшим


УЧЕНИК

Из книги Альберт Эйнштейн автора Потерянко Юлия

УЧЕНИК Наступило время ученья. Еще до записи в школу Георгий хвалился:— Я ученик первого отделения!Все заботы о новом ученике легли на мать. Первого дня занятий в школе она ожидала не менее взволнованно, чем сын. Сшила сыну куртку, брюки и сумку для книг.Долгожданный день


Глава вторая, в которой «безнадежный» ученик ни во что не вписывается

Из книги Ким Филби. Неизвестная история супершпиона КГБ. Откровения близкого друга и коллеги по МИ-6 автора Милн Тим

Глава вторая, в которой «безнадежный» ученик ни во что не вписывается Счастливый человек слишком удовлетворен настоящим, чтобы слишком много думать о будущем. Из школьного сочинения Эйнштейна В первый класс Эйнштейн пошел в школу при церкви, содержащуюся на деньги


Глава 1 Ученик частной школы

Из книги автора

Глава 1 Ученик частной школы Сентябрь 1925 года. Очень маленький мальчик, весьма довольный собой, пытается прижать за дверцей серванта мальчика побольше. В это время за происходящим с тревогой наблюдает другой маленький мальчик. Это я.Таковы мои первые воспоминания о Киме