Глава 1. ТАЙНА ЧАСОВ

Глава 1. ТАЙНА ЧАСОВ

– Что ты ходишь кругом церкви, пострел? Уж который раз я тебя замечаю! Что тебе здесь надо?

Церковный сторож строго посмотрел на стоявшего перед ним мальчугана.

Мальчик был мал ростом, худощав, светловолос.

– Мне бы на колокольню взобраться, дяденька, – робко попросил мальчик.

– Ишь, чего захотел, – на колокольню. А что тебе там надобно?

– Часы посмотреть бы…

– Чего их смотреть? Ты слушай, как они бьют да играют – и всё тут.

Сторож вынул большие ключи и стал запирать церковь.

Церковь была богатая – одна из лучших в Нижнем Новгороде. Снаружи, по светло-малиновому фону, она вся была расписана темно-красными арабесками[1] и украшена витыми колоннами. На куполе церкви возвышались пять золотых глав с массивными крестами.

Высоко на колокольне находились часы. Это были необычные, замечательные часы. Каждый раз после боя на всю окрестность слышался мелодичный перезвон, а в определенное время – красивая музыка. Но не только этим были замечательны часы: рядом со стрелками на маленьком небосклоне видны были Солнце, звезды, Луна. И всё это двигалось…

Можно было весь день любоваться этими часами. Но как узнать их устройство?

Мальчик вздохнул и ещё раз взглянул на сторожа.

– Пустите, дяденька, я ведь ничего не трону, только посмотрю.

– Да чей ты такой будешь, приставала?

– Кулибин я, Ваня. Отец на Нижнем базаре в мучной лавке торгует. Я у вашего дьякона грамоте учился.

Сторож почесал затылок:

– Ну ладно, иди. Только живым манером назад. Пока я кругом церкви подмету, чтоб был уже внизу.

Ваня не слышал последних слов.

Перепрыгивая через ступеньки, он уже мчался по крутой лесенке вверх. Ещё поворот, ещё, и вот наконец-то исполнилась заветная мечта! – он стоит рядом с чудесными часами.

У Вани от радости колотится сердце: «тук-тук-тук», и в часах ему что-то отвечает: «тик-так-тик-так…»

Что это там стучит внутри часов? Ваня подошел ближе и увидел валы, большие зубчатые колеса, барабан с выступами, какие-то рычаги. Всё это находилось в движении. Колеса вращались – одни быстрее, другие медленнее; рычаги то опускались, то поднимались.

Долго как зачарованный стоит Ваня. Слушает, как стучит механизм в часах, смотрит на вращающиеся части, однако понять устройства часов он не может.

Снизу кричит сторож и машет рукой. Но мальчик не слышит.

И только когда часы стали бить и заиграла музыка, Ваня очнулся и стал спускаться вниз.

С тех пор он по целым дням пропадал на колокольне.

– Ох, не выйдет из сына прока! – жаловался матери Ванин отец. – Не помогает он мне в торговле.

– Вишь, хочет до всего дойти. Не нашего это ума дело, – ворчал старый сторож.

С колокольни был виден весь Нижний Новгород.

Широко течет Волга. Словно чайки белеют на ней паруса. По берегу тянутся амбары со всяким добром, а дальше – шумливый Нижний базар. Чего-чего только на нём нет!.. Лавки со съестными припасами, всякие материи – от простых домотканых до персидского шелка, – меха соболиные, гончарные изделия, детские игрушки, мебель, янтарь. Суетятся люди на Нижнем базаре: одни покупают, другие продают, третьи просто смотрят. Тут же целыми артелями нанимаются на тяжелую работу бурлаки.

За Нижним базаром идут узкие улочки Кунавинской слободы, а дальше разбросаны без особого порядка деревянные дома с дворами и садами остальной части города. На окраине города, совсем как в деревне, стоят рядами овины[2], гумна[3], машут крыльями ветряные мельницы.

Но Ваня не смотрит на город.

Его занимают только часы. Как они устроены? Почему движутся стрелки? Отчего играет музыка? Как получается, что маленькое солнце движется точно так, как Солнце на небе, и Луна то полная, то тоненькая, как серп?

Всё это интересно и загадочно. У кого спросить? В городе он не видел часовых мастерских, да и часы редко у кого были.

Ваня пошел в кузницу, к знакомому кузнецу. Он часто забегал сюда и стоял у наковальни, глядя, как из простого куска железа кузнец выковывал то болт, то подкову, а то и якорь для судна. Иногда кузнец разрешал Ване раздуть горн или держать клещами раскалённую полосу железа.

– Поворачивай! – сердито кричал он и, изловчившись, ударял тяжелым молотом.

Кузнец показывал Ване, как выбирать нужное железо, как по цвету определить, готово ли оно к ковке. Но устройства часов он не знал.

Ваня пошел к соседу – купцу. Купец Микулин много ездил по белу свету. Он часто заходил в лавку к Ваниному отцу, рассказывал, как живут люди в других странах, приносил разные диковины.

Выслушав Ваню, он покачал головой.

– Нет, чего не знаю – того не знаю. А вот погоди…

Он вышел в другую горницу и вынес оттуда книгу.

– На, может, здесь что отыщешь.

Обеими руками, осторожно Ваня взял книгу.

«Георг Вольфганг Крафт», – прочел он. – «Краткое руководство к познанию простых и сложных машин, сочиненное для употребления российского юношества. Переведена с немецкого языка через Василья Адодурова».

Микулин дал Ване книгу домой. Ваня прочел её всю до конца. Потом принялся читать ещё раз. Он подолгу задерживался на каждой странице, раздумывая над написанным, рассматривал рисунки. Но понять книгу не смог. Здесь много было трудных для него рассуждений и вычислений. А Ваня ведь не учился в школе, да и школ, кроме духовной, в городе не было. Ваня обучился у дьячка грамоте и счету – на том образование было закончено.

Но как же часы? Неужели он так и не узнает их устройства? Его теперь интересовали и другие машины, описанные в книге Крафта. Видно, нужно учиться. Достать какие-то изначальные книги.

Он убегал теперь на колокольню не только затем, чтобы смотреть на часы. Он там мечтал. Он видел себя окруженным разными книгами. Одни рассказывали, что такое дроби, которые он встретил в книге Крафта и так и не мог понять; другие разъясняли разной формы фигуры; в третьих было написано, отчего Солнце утром восходит, а вечером заходит, как устроена Земля; но больше всего книг было о часах.

Ване грезилось, что он сам, своими руками, строит разные машины, возводит плотины, мосты через бурные речки и делает диковинные часы…

И вдруг очнется от сладких мечтаний и видит: ничего нет – ни мостов, ни плотин, ни машин; и часы по-прежнему остаются загадкой, и к отцу нужно бежать помогать в опостылую лавку.

И даже рассказать о своих мечтах некому.

Ваня грустил.

«Кому же я печаль свою открою?» – писал он в своей тетрадке среди арифметических вычислений.

Как-то приезжий купец из Петербурга рассказал Ване о Ломоносове.

Ваня узнал, что Ломоносов – большой ученый. И вышел он из простого народа. Много трудностей пришлось преодолеть Ломоносову на своем пути. Из далекой деревни в Архангельской губернии он ушел в Москву учиться. А до Москвы было больше тысячи верст. Не раз он бывал голодным и ночевал под открытым небом, пока добрался до Москвы.

Но в Москве не принимали учиться детей крестьян. Однако Ломоносов упорно добивался своего и в конце концов поступил в школу при монастыре.

Жить было очень трудно. Из дому денег не посылали, а казенных хватало только на то, чтобы покупать хлеб да квас. Но, несмотря ни на что, Ломоносов продолжал учиться, поражая всех окружающих своими способностями и трудолюбием. За один год Ломоносов окончил два класса школы и перешел в третий.

А после окончания школы его как лучшего ученика отправили продолжать занятия в Петербург. Теперь он стал ученым, о котором знает весь мир.

«Вот как нужно добиваться своего, – думал Ваня. – Пусть даже будет трудно. Сумел же Ломоносов!»

Купец подарил Ване книгу по физике в переводе и с прибавлениями Ломоносова и два номера газеты «Санкт-Петербургские ведомости», в которых были напечатаны разные научные сообщения.

Радостный, Ваня побежал к соседу показать замечательные подарки. Он вошел в горницу и обмер. На стене, прямо против двери, висели… часы. Вправо-влево двигался маятник, и часы отбивали четко: «тик-так». Вдруг распахнулась какая-то дверца, и из неё выскочила кукушка, совсем как живая. Она расправила хвост, взмахнула крылышками и прокуковала столько раз, сколько били часы. Затем спряталась.

Ваня не мог отвести глаз от часов.

– Что, нравится? – засмеялся Никулин. – Вот, привез из Москвы.

Ваня подошел к часам поближе, зашел справа и слева. Он старался рассмотреть каждую часть и вдруг, сам удивляясь своей смелости, попросил:

– Дайте мне их на один денек.

Купец сперва удивился. Посмотрел на Ваню. Расправив бороду, сказал:

– Ишь ты. Они ведь денег стоят, да и немалых.

– Я им ничего не сделаю. Такими же верну.

И столько было мольбы и серьезности во взгляде у Вани, что купец задумался. Прошелся по комнате. Остановился возле часов. Посмотрел ещё раз на Ваню.

– Ну ладно, возьми, – сказал. – Да смотри… Чтоб было всё без полому… Погоди, я покажу тебе, как они заводятся. А то станут.

Он взял ключик, просунул его в дырочку и повернул несколько раз. Потом осторожно снял часы со стены, завернул их в полотенце и отдал Ване.

В этот вечер Ваня, как и всегда, лёг спать рано. В доме Кулибиных был строгий порядок. Спать ложились рано. Свечи жечь не разрешалось.

Но спать Ваня не мог. Рядом с ним тикали загадочные часы. Они словно дразнили Ваню:

«Тик-так, тик-так, а что у нас внутри – ты не знаешь».

Когда кукушка в часах прокуковала двенадцать раз, Ваня встал, завесил одеялом окно и зажег свечу.

Он должен раскрыть тайну часового механизма!

По циферблату двигались стрелки, внизу висели на шнурках две гири, сделанные в виде еловых шишек, и качался маятник. Остальные части рассмотреть нельзя было. Они были закрыты футляром.

Ваня осторожно снял футляр.

Он увидел дубовые зубчатые колесики разных размеров. Барабаны. Пружинки. Прямые и изогнутые рычажки.

Всё это напоминало то, что он видел на колокольне.

Ваня стал внимательно рассматривать механизм.

Самое главное, – нужно было понять, как происходит движение в часах и какую работу выполняет каждая часть в отдельности.

Очевидно, вся жизнь часов начиналась с завода. Как только завод кончался, часы останавливались.

Но что же происходит при заводе?

Ваня вставил заводной ключ и начал его осторожно поворачивать. При этом стал поворачиваться небольшой барабан. На барабан, по мере вращения, наматывался шнурок, на котором висела гиря.

Гиря поднялась вверх. Часы были заведены.

Теперь гиря, под влиянием своего веса, начала медленно опускаться и сама вращать барабан, но в обратном направлении. Вместе с барабаном стало вращаться сидящее с ним на одной оси зубчатое колесо. Своими зубьями оно зацеплялось за зубья другого колеса и приводило его в движение. Вместе со вторым зубчатым колесом вращалось сидящее с ним на одной оси третье колесо и так далее. Всего Ваня насчитал шесть больших и малых колес. Последнее имело косо вырезанные зубья. Все эти колеса двигались силой веса гири.

Но почему же гиря опускается так медленно, словно её что-то задерживает?

Ваня еще раз внимательно осмотрел механизм. Он увидел над последним колесом качающееся коромысло. Оно было соединено с маятником. Когда маятник качался направо, левая часть коромысла входила между зубьями колеса и на мгновение его останавливала. В следующий момент маятник отходил влево – правая часть коромысла входила между зубьями колеса. Удар колеса по коромыслу и создавал особый звук в часах: «тик-так, тик– так».

Значит, маятник не давал гире быстро опуститься и колесикам моментально раскрутиться, а заставлял их идти медленно и равномерно.

В свою очередь, при ударе колесика о коромысло маятник получал толчок для дальнейшего движения.

Ваня отсоединил маятник и коромысло от часового механизма. Гиря стала быстро опускаться вниз, колесики завертелись с большой скоростью. Скоро шнурок размотался на всю длину – и часы остановились.

Часовой механизм не мог работать без маятника.

Ваня завел часы, поставил маятник на место и качнул его. Завертелись колесики. Часы пошли.

Но для чего же служит вторая гиря? Она как будто бы совсем неподвижна. Чтобы убедиться в этом, Ваня сделал карандашом на стене отметку положения гири. Гиря действительно висела неподвижно. Ваня стал опять рассматривать часовой механизм.

Оказывается, шнурок этой гири был тоже намотан на барабан, который соединялся с рядом других колес. Но все они так же, как и гиря, были неподвижны.

Ваня недоумевал.

В это время минутная стрелка подошла к двенадцати. И вдруг повернулся какой-то рычажок. В тот же миг все колесики пришли в движение. Вслед за тем молоточек, сидящий на длинной ручке, ударил с размаху по спирально завитой пружине. Раздался мелодичный звук. Часы начали бить. И после каждого удара куковала кукушка.

Но вот пробил последний удар. Снова повернулся рычажок. Колесики остановились. Ваня посмотрел на гирю. Он увидел, что она немного опустилась вниз. Значит, эта гиря принадлежит к механизму боя. Она своей тяжестью приводит в движение колесики механизма боя. Это происходит только в тот момент, когда на циферблате стрелки часов показывают время бить. Тогда задерживающий рычаг отпускается и гиря получает возможность вращать колесики механизма боя. Во всё же остальное время механизм боя не работает.

Теперь оставалось узнать, как устроена кукушка.

Ваня заметил сзади кукушки мехи. Их было два. Это были, примерно такие же мехи, какие Ваня видел в кузнице. Он сам раздувал ими горн. Только тут мехи были совсем крошечные. Через систему рычагов они соединялись с механизмом боя.

Чтобы увидеть, как работают мехи, Ваня заставил часы снова бить. Теперь он заметил, что каждый раз после удара молоточка мехи растягивались – сначала один, потом другой. В мехи входил воздух. Потом мехи сжимались. Воздух выходил и при этом производил звук, похожий на крик кукушки.

Постепенно всё становилось понятным.

Но всё же Ваня решил разобрать часовой механизм. Тогда он лучше сможет рассмотреть отдельные части, точнее узнает, как они между собой соединяются. А что, если потом он не сможет их опять собрать?

Нет, нужно только внимательно замечать, какая часть с какой соединяется. Можно даже делать на них пометки карандашом.

Ваня стал осторожно разделять детали, кладя их на стол одну за другой в таком порядке, как он их разбирал. Теперь он мог рассмотреть каждый винтик.

Вот колесико, на вал которого надета минутная стрелка. Очевидно, это колесико должно делать в час ровно один оборот. За это время минутная стрелка сделает полный оборот на циферблате. Часовая стрелка вращается от того же колеса, что и минутная, но соединена с ним через ряд других колес. Они замедляют скорость хода, так что часовая стрелка движется в двенадцать раз медленнее минутной. В то время как минутная стрелка обойдет весь циферблат, часовая подвинется только на двенадцатую часть циферблата.

Вот видны отверстия в мехах, через которые входит воздух. Одно из них больше, другое меньше. Очевидно, поэтому раздаются разные по высоте звуки и получается крик кукушки.

А вот вынута и сама кукушка. У нее внутри сеть пружинок и рычажков. Один рычажок идет от мехов. Когда мехи растягиваются, они этим рычагом приводят в движение кукушку.

Теперь все было ясно.

Наконец-то тайна в его руках!

В окна уже брезжил рассвет, когда Ваня снова собрал часы. Поставил кукушку, завел часы и пустил маятник. Часы пошли.

Ваня потушил свечу и лег в постель. Он решил попросить у соседа часы ещё на несколько дней, чтобы попытаться самому сделать такие же. Ведь он теперь хорошо знал, как устроен часовой механизм.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Глава IV. «Тайна и ее изобличительная тень»

Глава IV. «Тайна и ее изобличительная тень» Природа есть первоначальная всему причина и самодвижущаяся пружина. Сковорода Гносеологические взгляды украинского мыслителя вытекали из его теории «трех миров» и «двух натур» и из принципа безусловной познаваемости мира.Еще


Глава 29 Тайна

Глава 29 Тайна Во время последних бурных месяцев моего пребывания на губернаторском посту мы с Марией ходили к психологу, консультанту по брачно-семейным отношениям. Мария хотела обсудить, как нам быть после истечения моих полномочий, и мы сосредоточили внимание на


Глава 9. Тайна великой княгини

Глава 9. Тайна великой княгини «5 июня. Вторник. Дорогой Анастасии минуло уже 17 лет… Гуляли всей семьей перед чаем. Со вчерашнего дня Харитонов готовит нам еду, провизию приносят раз в два дня. Дочери учатся у него готовить и по вечерам месят муку, а по утрам пекут хлеб!


Глава 20 ТАЙНА «ЛАБОРАТОРИИ-Х»

Глава 20 ТАЙНА «ЛАБОРАТОРИИ-Х» Имя Рауля Валленберга, шведского дипломата, широко известного в мире благодаря своей деятельности по спасению евреев во время второй мировой войны и исчезнувшего в 1945 году, составляет одну из тайн XX века, до сих пор не раскрытых.Известно, что


Глава девятнадцатая В ШЕСТЬ ЧАСОВ ВЕЧЕРА ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Глава девятнадцатая В ШЕСТЬ ЧАСОВ ВЕЧЕРА ПОСЛЕ ВОЙНЫ Во время остановки в Лондоне 7 марта они встретились с Мартой: больше не увидятся и отзываться друг о друге будут со смешанным чувством восхищения и неприязни. В Нью-Йорке отца встречал Патрик, рассказавший о тех днях в


Глава седьмая ДЕВЯТЬ ЧАСОВ ПЯТЬ МИНУТ

Глава седьмая ДЕВЯТЬ ЧАСОВ ПЯТЬ МИНУТ За 13 лет существования республики Турция заметно изменилась. В Стамбуле христиане и мусульмане больше не будут сражаться за Святую Софию: Ататюрк превратил ее в музей, а в качестве гидов многочисленных туристов нередко выступали


Глава девятая. Восемь часов в руках германцев

Глава девятая. Восемь часов в руках германцев В то утро, когда предстояло идти на военно-медицинскую комиссию, я была в веселом и чертовски озорном настроении. Заканчивался декабрь, а душа моя, будто весной, светилась от радости. В просторной комнате, куда я вошла, уже ждали


Глава 29 Фрау Гитлер на тридцать шесть часов

Глава 29 Фрау Гитлер на тридцать шесть часов Бункер окончательно выпал из реальности — бетонный ад, населенный зомби. Наверху содрогалась земля, внизу всякий помнил о смерти. Воображение не выдерживало картин неотвратимой участи, которой никто не сумел предвидеть. Но


Глава III СТРЕЛКА ИСТОРИЧЕСКИХ ЧАСОВ

Глава III СТРЕЛКА ИСТОРИЧЕСКИХ ЧАСОВ Едва только Демьян спустится по Троицкому мосту и выйдет из Кремля — до мужика любой губернии рукой подать. Напротив Кутафьей башни — приемная «всероссийского старосты» Калинина. Сюда стекаются ходоки «всей Расеи»; чуть дальше, к


Глава 5 Тайна раскрыта

Глава 5 Тайна раскрыта Книгопечатание подвижными литерами – результат вдохновения и вместе с тем тяжелого труда.Может показаться, что идея родилась в результате внезапного прозрения, подобного тому, которое заставило Архимеда выпрыгнуть из ванны с его знаменитым


Глава V ТАЙНА БАСНОСЛОВНОГО ВРЕМЕНИ

Глава V ТАЙНА БАСНОСЛОВНОГО ВРЕМЕНИ ы уже знаем, какие именно идеи легли в основу открытия Вико. Некоторые из них мы рассмотрели даже в сочетании друг с другом, и все же всякий раз, когда от знания предпосылок переходишь к анализу самого тезиса, не оставляет ощущение


Глава 8 Тайна колодца

Глава 8 Тайна колодца Сергею почему-то казалось, что если он хочет как можно больше собрать материалов о жизни брата, восстановить события того бурного времени, то надо начинать именно с колодца. Отдых, положенный демобилизованному офицеру, приближался к концу. Однажды