«Грусть твоя передаётся мне…»

«Грусть твоя передаётся мне…»

В середине июля 1888 года Борис Адамович завершил своё начальное военное образование в числе лучших выпускников корпуса. Остались позади экзамены и летний полевой лагерь. Приехав на дачу к матери и сестре в Стрельну, он наслаждался солнцем, теплом, морем, покоем и общением с родными ему людьми, восполняя силы перед новыми испытаниями.

Для продолжения офицерской карьеры его выбор пал на 2-е Константиновское военное училище, одно из трёх существовавших на тот период пехотных учебных заведений армии[240]. Когда-то в его стенах (до 1863 года — Павловского кадетского корпуса) проживала семья его матери, учились трое его дядьёв и служил в должности эконома дед — надворный советник и кавалер А. Ф. Байков.

Короткое стрельнинское наваждение очень быстро растворилось в балтийской дымке, и 1 сентября юнкер младшего курса 2-й роты начал военную службу. Новая, непривычная и оттого казавшаяся чужой обстановка с незнакомыми лицами вокруг угнетающе подействовала на 17-летнего юношу, породив неверие в свои командирские качества.

Из письма матери к Борису от 2 октября 1888 года:

…Грусть твоя всецело передаётся мне. Каждое твоё страдание я переживаю вдвойне. За тебя и за своё бессилие снять его. Может быть, когда ты будешь читать это письмо, твоё настроение уже изменилось и тогда тон моего письма будет излишним. Но сейчас мне так жаль тебя, что хочется серьёзно поговорить с тобой. Мы во многом обездоленные люди. Наш мир уже видимого мира других. У нас почти нет родных и мало друзей, а потому мы должны жить иначе и нести больше обязанностей. Если мы не будем искренне и крепко связаны между собой, если не будем глубоко правдивы и честны, готовы буквально положить друг за друга душу, то мы должны пропасть. По крайней мере, нравственно. Нам надо всё завоёвывать — место между людьми, их уважение и добиться, чтобы невольно они отдавали нам справедливость. Как, по-твоему, мы можем дойти до этого? Именно усвоив себе строго нравственный и в то же время трезвый взгляд на жизнь. Мы все честны и верны от предков своей родине, государю. Но этого мало, это только основа. Мы никогда не должны позволять беспричинной тоске овладевать нами, опускать руки от того, что сердце рвётся к какой-то другой жизни. Совсем не той, что окружает нас…

Не жить будущим потому, что оно неминуемо вытекает из настоящего. А настоящее — это каждый переживаемый час и глубокая ответственность за него. Уже сейчас ты становишься опорой семье, так как у нас нет её отца. Но есть молодая сестра и не старая мать, которым нужна сила. И она в твоей любви, уважении, отношении к нам обеим. Ты наша опора и защита…[241]

Психологический барьер во взаимоотношениях со сверстниками вскоре был преодолён, судя по присвоению Борису Адамовичу воинских званий унтер-офицера, младшего и старшего портупей-юнкера[242].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПРОЩАЙ, ГРУСТЬ

Из книги Прощай, грусть автора Осетинская Полина

ПРОЩАЙ, ГРУСТЬ …Я менялась, постепенно приобретая женские признаки. Вечером дня, свободного от съемки, у нас собрались в высшей степени интеллигентные гости для, как они полагали, тонного суаре. Проснувшись и надев красивое бархатное платье, я вышла в гостиную номера и


Грусть

Из книги Последняя осень [Стихотворения, письма, воспоминания современников] автора Рубцов Николай Михайлович

Грусть Любимый край мой, нежный и веселый. Мне не забыть у дальних берегов Среди полей задумчивые села, Костры в лугах и песни пастухов. Мне не забыть друзей и нашу школу И как в тиши июльских вечеров Мы заводили в парке радиолу И после танцевали «Вальс цветов». А дни


КАК ПЕРЕДАЕТСЯ КУЛЬТУРА ИКЕА

Из книги Вопреки абсурду. Как я покорял Россию, а она - меня автора Дальгрен Леннарт

КАК ПЕРЕДАЕТСЯ КУЛЬТУРА ИКЕА Прежде чем открыть новый магазин, мы, естественно, нанимаем персонал – в основном это молодые люди, для многих из которых это первая постоянная работа. Мы отбираем людей исходя, прежде всего, из их личных характеристик и желания работать, а не


«Порой сжимает сердце грусть. Влюбиться, что ли, время?»

Из книги Фрэнк Синатра: Ава Гарднер или Мэрилин Монро? Самая безумная любовь XX века автора Бояджиева Людмила Григорьевна

«Порой сжимает сердце грусть. Влюбиться, что ли, время?» Освободившись от съемок, Ава нагрянула в Нью-Йорк, решив навестить Баппи. Следовало повидаться с сестрой и помянуть мать. Молли внезапно скончалась месяц назад, а занятая на съемках Ава поехать на похороны не смогла.У


Глава девятая Здравствуй, грусть, или прощай, оружие

Из книги Исповедь четырех автора Погребижская Елена

Глава девятая Здравствуй, грусть, или прощай, оружие Как известно, неизвестный благотворитель выдал деньги на запись диска. А вот на «досвести» его (это окончательный этап работы над пластинкой, выстраивание баланса голоса и инструментов и выравнивание частот) финансов


«Милый друг, какая это грусть…»

Из книги Синий дым автора Софиев Юрий Борисович

«Милый друг, какая это грусть…» Милый друг, какая это грусть: Вечером, или точней, под вечер, Может быть, читая наизусть — Медленно, вполголоса — о встрече, Или о любви, твои стихи — У чугунной постоять ограды Оголённого большого сада. Ведь февраль, а вечера тихи. У зимы


«Такая грусть… И, подпирая бровь…»[81]

Из книги Сочинения автора Луцкий Семен Абрамович

«Такая грусть… И, подпирая бровь…»[81] Л.Л. Такая грусть… И, подпирая бровь Очки — свинцом на переносице. Ах, отчего так велика любовь, А о любви мне петь не хочется?.. Ах, отчего, когда цветет сирень И ты нежна, мне вспоминается Убогий край, разрушенный плетень И речка, где


ГРУСТЬ ПО ИГОРЮ[12]

Из книги МОИ АЛМАЗНЫЕ РАДОСТИ И ТРЕВОГИ автора САВРАСОВ ДЖЕМС ИЛЬИЧ

ГРУСТЬ ПО ИГОРЮ[12] Игорь Богатых любил петь. Одной из самых любимых его песен была песня о погибшем в горах альпинисте: Ветер тихонько колышет, Гнёт барбарисовый куст. Парень уснул и не слышит Песни сердечную грусть. Иногда мы пели эту песню с ним вдвоём. Я, конечно, лишь


Грусть-печаль

Из книги Михаил Лермонтов. Один меж небом и землей автора Михайлов Валерий Федорович

Грусть-печаль 1Если поэма о казначейше заканчивается словами: «И вот конец печальной были…», то знаменитое стихотворение «Дума» (1838) начитается строкой: Печально я гляжу на наше поколенье! Грусть-печаль в русском сознании, начиная с народных сказок, песен, былин, — это


«Грусть – это просто трава – лебеда…»

Из книги Угрешская лира. Выпуск 2 автора Егорова Елена Николаевна

«Грусть – это просто трава – лебеда…» Грусть – это просто трава – лебеда, Память о прошлом – цветок – незабудка, Горькие слезы – морская вода, Смерть – это чья – то жестокая шутка. Небыль и быль порастают быльём, В окнах души отражаются звезды… Просто любимые, просто


Рожденный под плохим знаком: святая грусть блюза

Из книги Популярная музыка XX века: джаз, блюз, рок, поп, кантри, фолк, электроника, соул автора Цалер Игорь

Рожденный под плохим знаком: святая грусть блюза Простую музыку труднее всего играть, а блюз – простая музыка. Альберт Коллинз > Блюз прост: чтобы играть его, вам понадобятся видавшая виды гитара, губная гармошка, знание трех аккордов и, возможно, горлышко от бутылки,


III. «Когда в мое сердце вгрызается грусть…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

III. «Когда в мое сердце вгрызается грусть…» Когда в мое сердце вгрызается грусть, Я – воин и вождь не мычу как корова, Нет, я повторяю тебя наизусть, Особенно нравится мне «Гончарова». Сегодня я страстно мечтаю о дне, Когда с позволенья Великого Духа, Мой брат бледнолицый,


С. С. Вымениц («Соня, грусть свою рассей…»)

Из книги Я горд, что русский генерал автора Ивашов Леонид Григорьевич

С. С. Вымениц («Соня, грусть свою рассей…») Соня, грусть свою рассей, Что подобно домоседу, На страницах книги сей Я в Австралию не еду. Здесь лишь звездные края, Да любви земной вериги, А экзотика моя Будет в следующей книге. 1926 г. 22 марта.


«Счастие или грусть…»

Из книги автора

«Счастие или грусть…» Счастие или грусть – Ничего не знать наизусть, В пышной тальме катать бобровой, Сердце Пушкина теребить в руках, И прослыть в веках – Длиннобровой, Ни к кому не суровой – Гончаровой. Сон или смертный грех – Быть как шелк, как пух,