Степь, да степь кругом…

Степь, да степь кругом…

Ах, как же ты прекрасна, казахстанская степь, когда летним вечером, после знойного дня стихает ветер и огромный темно-багровый диск солнца трепещет в потоках воздуха, медленно уходя за горизонт. С долин начинает тянуть прохладой, и степь уже дышит горьковатым ароматом полыни. Гурты овец укладываются перед кошарами, и усталые после знойного дня чабаны разводят огонь в таганках, от которых вверх, в уже потемневшее небо, струится сизый кизячный дым. В наступившей тишине становится слышно, как лошади пощипывают траву и хлещут себя хвостами, отбиваясь от появившегося гнуса. Собаки заливаются бессмысленным лаем, как бы показывая, что и они уже заслужили свою еду.

Люди рассаживаются кружком у огня, вытаскивают из золы лепешки и кладут на круглый медный поднос. Крепкий чай уже готов, и его разливают в пиалы. Все говорят тихо, уважая это вечернее затишье. Спокойные, морщинистые от солнца лица чабанов обращены к огню: они как бы вслушиваются в степь и ведут тихую беседу.

Природа и люди — все здесь сливается в единый кочевой мир. Он существует сотни лет, неизменный и независимый. Но именно сюда, в эти необъятные степи, советская власть сослала целые неугодные ей народы: немцев, чеченцев, ингушей, карачаевцев, крымских татар, греков и даже корейцев.

Снова клетка столыпинского вагона, и снова куда-то везут и ничего не говорят, куда. И только на следующий день поздно вечером заклокотал ключ в замке, и хмурый сержант в коридоре лениво скомандовал: «Выходи!».

Ба! Да ведь это же здание железнодорожной станции Кокчетав! Восемь лет назад, после суда, с этого перрона я был отправлен в Карагандинский лагерь. Круг замкнулся.

Но почему я снова здесь, а не на свободе: мой срок уже два месяца как окончился.

Примерно через час меня и еще пятерых выгрузили из милицейского «воронка» и заперли в камере областного КПЗ.

Лишь только утром стало все ясно.

Маленькая комната залита ярким весенним солнцем. Спиной к этому солнцу и лицом ко мне сидит за столом толстая рябая женщина в военной форме и держит в руках какую-то бумагу.

Я все-таки неисправимый оптимист! Мелькает мысль: меня привезли в город, где судили, чтобы выдать паспорт и освободить.

Наконец, эта бумага оказывается передо мной, и я должен ее прочитать и подписать. В верхней части листа бросился в глаза большой советский герб, и далее пошли стандартные слова: «На основании Указа Верховного Совета от…». Ах, нет терпения все это читать. Отыскиваю свою фамилию и на следующей строчке читаю:

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Степь да степь кругом

Из книги Замысел автора Войнович Владимир Николаевич

Степь да степь кругом Мое поколение, вероятно, последнее в истории человечества, из которого кое-кому лично известно, что значит «степь да степь кругом, путь далек лежит».Бескрайнее пространство: ни деревьев, ни кустов, ни выпуклостей, ни впадин, только полынь, бурьян,


Степь незнаемая

Из книги Танкист на «иномарке». Победили Германию, разбили Японию автора Лоза Дмитрий Федорович

Степь незнаемая В конце июня сорок пятого года закончилась переброска по железной дороге из Чехословакии в Монголию соединений 6-й гвардейской танковой армии. 9-й гвардейский механизированный корпус разгрузился на станции Чойболсан. Его 46-я танковая бригада


27. СТЕПЬ

Из книги Полутораглазый стрелец автора Лившиц Бенедикт Константинович

27. СТЕПЬ Раскруживайся в асфодели, В рябые сонмища галчат: По пелене твоей звучат Упорные виолончели. И луковицы взаперти Забудь тепличными цветами — Вздыбясь щербатыми крестами, На повороте


279. СТЕПЬ

Из книги Улыбка фортуны автора Мюге С Г

279. СТЕПЬ Куда ни глянешь — степь. Зеленый ряд могил. Мечтательная даль, что мглою синих крыл Чарует и зовет в глубь эллинских колоний. Кой-где над овидью недвижно стынут кони И скифских пахарей возы и шалаши. Из-под земли бегут ключи, журча в тиши, А с моря дует ветр,


Степь

Из книги Морозные узоры: Стихотворения и письма автора Садовской Борис Александрович


СТЕПЬ

Из книги Танкист на «иномарке». Победили Германию, разбили Японию. автора Лоза Дмитрий Федорович

СТЕПЬ Тучное поле Микулою орано. К сизым лощинам приникли туманы. В небе вещанья угрюмого ворона, В синей дали голубые курганы. В темном кургане чьи кости заржавые? Кто там, истлевший, с мечом и доспехом? Смолкнули ворона крики кровавые, Гулкая степь им ответила эхом. То


Степь незнаемая

Из книги Лирика автора Санников Григорий Александрович

Степь незнаемая В конце июня сорок пятого года закончилась переброска по железной дороге из Чехословакии в Монголию соединений 6-й гвардейской танковой армии. 9-й гвардейский механизированный корпус разгрузился на станции Чойболсан. Его 46-я танковая бригада


«Немеет степь…»[9]

Из книги Вильямс автора Крупеников Игорь Аркадьевич

«Немеет степь…»[9] Немеет степь в багровом душном зное. Ни деревца, ни тени. Тишь да гладь — Такая гладь, что краю не видать. Недвижен день, как вол на водопое. Трава повыгорела от жары, Унылы опаленные бугры, Пустые, пересохшие овраги… Ни облачка, ни капли


X. КАМЕННАЯ СТЕПЬ

Из книги Походы и кони автора Мамонтов Сергей Иванович

X. КАМЕННАЯ СТЕПЬ «Все эти враги нашего сельского хозяйства: ветры, бури, засухи и суховей, страшны нам лишь только потому, что мы не умеем владеть ими. Они не зло, их только надо изучить и научиться управлять ими, и тогда они же будут работать нам на пользу». В. В.


СТЕПЬ ОЖИВАЕТ

Из книги Каменный пояс, 1983 автора Егоров Николай Михайлович

СТЕПЬ ОЖИВАЕТ Я выбрал самый высокий курган. Ваньке пришлось карабкаться, чтобы взобраться на него. Сверху открывался широкий вид на безграничную степь, усеянную курганами, свидетелями былой буйной жизни.Длинные колонны конницы пересекали степь.— Как прежде, во времена


СТЕПЬ

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

СТЕПЬ Родная степь! С моей любовью Мне не поделать ничего. Слилось мое биенье крови С порывом ветра твоего. С казачьей песнею бунтарской, С копытным топотом в пыли, С прищуром глаз полутатарских, И легким всадником вдали, И с этой птицей непокорной, Несущей песню в


Степь да степь кругом

Из книги Угрешская лира. Выпуск 3 автора Егорова Елена Николаевна

Степь да степь кругом Мое поколение, вероятно, последнее в истории человечества, из которого кое-кому лично известно, что значит «степь да степь кругом, путь далек лежит».Бескрайнее пространство: ни деревьев, ни кустов, ни выпуклостей, ни впадин, только полынь, бурьян,


Степь

Из книги Любимец Гитлера. Русская кампания глазами генерала СС автора Дегрелль Леон

Степь Здесь ветра сабельное пенье и белый жар солончака. Одеты в золото забвенья и степь, и дымные века… Ловя чужой тревожный запах, от скачек и от крови пьян, он здесь стоял лицом на запад — пропахший потом басурман. Не ты ли, ветер, в дни разгула орды свирепой, как


Воющая степь

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

Воющая степь Наша жизнь под Щербиновкой становилась невыносимой. Мы кое-как заткнули соломой окна, в которых отступавшими советскими бандами была выбита половина стекол. Но холодный ветер врывался и ожесточенно продувал нас между досками пола. Мы надевали на себя все


Степь

Из книги Обыкновенная история в необыкновенной стране автора Сомов Евгенией

Степь Трава в степи засохла до корней — И травы, и цветы, как губы, сухи. Как после сокрушительной разрухи, Осталась степь, изведав суховей. И жизнь бесплодна, как театр теней, И безголосы домысли и слухи… Стоят цветы как древние старухи, Пугаясь зримой бренности


Степь, да степь кругом…

Из книги автора

Степь, да степь кругом… Ах, как же ты прекрасна, казахстанская степь, когда летним вечером, после знойного дня стихает ветер и огромный темно-багровый диск солнца трепещет в потоках воздуха, медленно уходя за горизонт. С долин начинает тянуть прохладой, и степь уже дышит