Поезд на Свердловск

Поезд на Свердловск

Вагон начал обживаться ? рассовали по полкам вещи, на столиках появилась еда, кто-то в соседнем купе спросил, будет ли чай; сделалось душно. Я сняла пальто и села у окна. На улице уже рассвело. По перрону все еще семенили мелкой побежкой скособоченные тяжелой поклажей эвакуанты. И вдруг ? Алеша. Подумала ? галлюцинация. Лицо, загородив свет, прильнуло к стеклу. Я вскочила и, спотыкаясь о неубранные из прохода вещи, выбежала на платформу:

? Алеша!

Через секунду я зависла над асфальтом в крепких объятьях. С ноги свалилась туфля, и, опасаясь, что ее куда-нибудь отфутболят, я робко попросилась вниз.

? Боже, как же ты меня нашел? У нас срезали все телефоны! ? сказала, ощупью возвращая обувь на место.

? Забежал к тебе, а мне сказали, что взяла вещи и ушла. Я домой. Созвонился с товарищем, и мы решили, если не устроимся с эшелоном, идти пешком до Горького. И всю ночь просидели в тоннеле, в том, что ближе к метро. А утром слышу, ? продолжал Алексей, ? приглашают профсоюзников. Решил искать. И, как видишь, нашел!

? Поедешь со мной? ? спросила я.

? Конечно!

? У нас берут людей строго по списку, за этим следит староста вагона...

Вдруг невдалеке от нашего вагона я увидела товарища Брегмана. Помахала ему рукой.

? Это начальник нашего поезда, ? пояснила я Алеше и потянула его за руку. ? Пошли! Он хорошо ко мне относится. Надеюсь, не откажет!

? Успели? ? спросил Брегман, улыбаясь.

? Товарищ Брегман, у меня личная просьба! Разрешите вместе с нами поехать писателю Мусатову

? Не могу, ? у них свои эшелоны, а у нас каждое место на счету.

? Но я очень, очень прошу вас, он должен поехать вместе со мной!

? А кто он вам?

? Муж, ? выпалила я и с испугом взглянула на Алексея.

? Да, это моя жена, ? подтвердил он.

—Почему же сразу не внесли в списки как члена семьи?

? продолжал допрашивать Брегман.

? Я хотела, чтобы он уехал с писательским эшелоном, он сперва согласился, а потом не решился оставить меня одну...

? Что же делать, если муж... ? Брегман пристально посмотрел на Алешу. ? Поезжайте.

Алеша побежал за вещами ? их сторожил товарищ, а я вернулась в вагон.

? Нашелся мой муж, ? торжественно объявила я. ? Поедет с нами.

? Что ты выдумываешь, ? засмеялась Клара Ефимовна. ? Еще вчера у тебя не было никакого мужа!

? Вчера не было, а сегодня есть, самый что ни есть законный, в списках вагона значится!

? Я могу подтвердить, ? заступился Миша, ? Рая вчера очень о нем беспокоилась. Это замечательно, что он нашелся!

Вошел Алексей с большим крапивным мешком, перевязанным веревкой, с заплечинами, как у рюкзака. Я познакомила его со своими товарищами. Он забросил мешок на полку, сел со мной рядом. Завязался шутливый разговор о том, какая же я скрытная ? вышла замуж, и молчок. Алеша смущенно улыбался, я отбивалась, аргументируя свое поведение желанием проверить прочность отношений.

? Я ведь уже обжигалась ? вот и дую на холодное!

Нашу беседу прервало появление в окне еще одного лица.

Тут уж вскочили все, кроме Алексея, и вышли на перрон. Это был технический редактор издательства Генрих Рогинский. С Берлянтами его связывала многолетняя дружба, основанная на безнадежной влюбленности в жену Миши Асю, сотрудницу газеты «Труд».

Рогинский громко обратился ко мне:

? Хотите, чтоб меня, как еврея, немцы в первую очередь повесили? Вы составляли списки?

Я вспомнила прощальные взмахи платка Эсфири, и в сердце пробрался неприятный холодок.

? К сожалению, не я. А то, что вас не включили, ? безобразие! По приезде будет много работы, а как без техреда?

? В самом деле, ? усмехнулась Клара Ефимовна, ? это невероятное упущение. Как хорошо, что вы пришли! Рая, попросите товарища Брегмана, включить его в список!

? Нет уж, пойдемте вместе, я только что выступала в роли просительницы.

Пошли, объяснили ситуацию, и наше купе пополнилось еще одним пассажиром. Счастливый Рогинский тут же захватил боковую полку и улегся.

Эшелон еще долго стоял у вокзала; затем поехали, но радость была преждевременной: нас покатали по окружной дороге, завезли на окраину Москвы, и тут мы простояли остаток дня и всю ночь. Вновь была яростная бомбежка в западной части города. С гневом и страхом смотрели мы на зарево пожаров и слушали глухие разрывы бомб. Под утро 18 октября наш состав наконец двинулся. Замелькали знакомые платформы Казанской железной дороги: Вешняки, Люберцы, Раменское.

Куда нас везут, сколько времени будем ехать, было неизвестно.

Рогинский попросил меня выйти с ним в тамбур вагона:

? Что случилось? ? спросила я.

? Я голоден, ? сказал он. ? Я выехал из Москвы с одной булкой в кармане. Будут нас кормить?

? Не знаю, ? ответила я. ? Но неужели вы можете думать, что мы, ваши товарищи, дадим вам умереть с голоду? Ведь вас уже угощали!

? Да, конечно, но как будет дальше?

Вернулись в купе.

? Товарищи, ? обратилась я к спутникам. ? Неизвестно, будут ли нас в дороге кормить и сколько времени будем ехать!

Поэтому предлагаю все, что у кого есть, свалить в общий котел и питаться, определив норму в соответствии с нашими запасами.

Предложение было принято. Больше всего продуктов оказалось в мешке у Мусатова ? не меньше полусотни различных консервов. А кроме того ? большой чайник и здоровенная кастрюля. Я вложила в пай хлеб, мешок манной крупы, сюда же пошли колбаса и сыр, приобретенные мной во время «великого стояния». Хоть и небольшие, запасы еды оказались у всех, кроме Рогинского.

К вечеру проехали «Куровскую». Что-то нас всех поразило... Ну, конечно! Станция освещена! Значит, закончилась «зона затемнения», догадались мы, и на душе сразу стало как-то легче ...

На длительных остановках Алеша добывал кипяток, и мы варили на костре манную кашу ? это был единственный вид горячей пищи в нашей дороге. Утром и вечером ? консервы с хлебом, который стали выдавать в поезде, иногда с селедкой. Но манная каша особенно нравилась, хотя варили ее без молока и сахара. Рогинский заявлял, что кашу терпеть не может, но все же под общий смех ел, гримасничая, как ребенок. Бегать за кипятком категорически отказался. Мишу не пускала Ася:

? У него плохой вестибулярный аппарат, может упасть, уж лучше я сама...

Алеша ей этого не позволил, и, в конечном итоге, бегать за кипятком стало его обязанностью. Мои спутники восхищались его мужественностью и дружно одобряли «мой выбор». А между тем спать ему было негде. Четыре полки в купе занимали женщины, а на боковых спали Миша и Генрих.

На одной из стоянок Алеша раздобыл несколько досок и, настелив их на багажные полки, устроил что-то вроде антресолей. Спал он там без какой-либо подстилки, укрываясь коротким пальто. Я занимала верхнюю полку. Женщины стали удивляться:

? Ну что вы мучаетесь? Вам вместе будет и мягче, и теплее, ? уговаривали они меня.

Алеша ухватился за это предложение и приколотил планку, чтобы мне было легче подниматься наверх. Я согласилась с неохотой, но, очутившись там, под самым потолком вагона, оценила и уединение, и мягкость ложа из двух пальто. Там было теплее, чем внизу, и вполне хватало моей шубы, чтобы укрыться. Я почувствовала вдруг такой уют и покой, что с той поры почти перестала спускаться вниз.

Книг, конечно, не было, и, чтобы не скучать, мы договорились рассказывать истории из своей жизни ? на пари, кто вспомнит больше событий, тот и выигрывает. Алеша выдохся довольно скоро. Биография его была несложной: крестьянский парень из-под Александрова, родился в 1911 году, после восьмилетки окончил педагогический техникум в Сергиевом Посаде. Стал учителем. Рано женился на сокурснице ? девушке из обрусевшей немецкой семьи. Стал писать рассказы, но печатали его редко. Окончил тот же, что и я, Редакционно-издательский институт, только тремя годами позже. Заочно поступил в киноакадемию, получил диплом сценариста, но в кино, по его словам, пускали только своих. Алеша утверждал, что без сильной протекции в нашей стране вообще дела не делаются, тем более в литературе, не говоря уж о кино. Я держалась другого мнения и была уверена, что настоящий талант всегда пробьет себе дорогу.

? Ага, ? сказал Алеша, ? когда рак на горе свистнет!

На этой почве мы немного поссорились.

Содержание своих произведений, несмотря на мои уговоры, излагать не стал:

? Лучше потом когда-нибудь сама почитаешь.

Моих же рассказов хватило на все время путешествия ? пари выиграла я, только теперь уже не помню, в чем заключался выигрыш...

Со станции Саранск наш эшелон ушел очень быстро, и Алеша, побежавший за кипятком, в вагон не вернулся. Мы надеялись, что он вспрыгнул на ходу в какой-то другой вагон и на первой же остановке объявится. Но его не было. Клара Ефимовна, видя, как я схожу с ума, сказала:

? Он мужчина со смекалкой, не пропадет!

Я металась по вагону сама не своя, и спутники, конечно, относили мою реакцию только на счет «большого чувства к Алеше» ? а беда заключалась не только в этом. И поделиться этой бедой я ни с кем не могла. Поначалу все документы, в том числе партбилет, я ? вместе с деньгами ? хранила в кармашке беличьей муфточки, которую постоянно носила на руке. Но однажды потеряла ее. Перепугалась страшно. Вскоре пропажа как-то счастливо обнаружилась, и Алеша, узнав причину моих переживаний, переложил документы из муфточки в карман своего пиджака:

? Здесь они целее будут, ? уверенно сказал он.

И я с этим согласилась.

Потерять партбилет!

Ночь без сна, потом долгий-долгий серый день ? только стук колес да бесконечная пожухлая степь, и больше ничего. Что делать? Что предпринять? И никаких ? никаких ! ? хоть мало-мальски приемлемых вариантов! Забралась на антресоли, накрылась с головой и, кажется, задремала. Вдруг снизу ? стук в доски:

? Рая!

Пулей слетела вниз.

Алеша стоял с чайником свежего кипятка и растерянно улыбался.

Догонял он нас по крышам эшелонов, которые в то время следовали очень близко друг от друга. Пробегал по составу к голове поезда, на остановках забирался на крышу следующего... Бег его длился почти сутки.

? Что ж ты чайник не бросил?

? Жалко было, ? сказал Алеша и засмеялся.

Когда уединились на нашей антресоли, он обнял меня и сказал:

? Если б не твои документы, не психовал бы так.

Я все больше проникалась к нему каким-то особенно теплым чувством, а еще ? уважением и доверием.

Через две недели пути доползли до Куйбышева. Стояли долго: президиум ВЦСПС, прибыв на место назначения, теперь решал, где быть нам, работникам печати, ? здесь или на Урале.

Алеша куда-то надолго исчез. Вернулся растерянный: встретил знакомых из писательского эшелона, с которым должен был уехать 14 октября. Они предложили ехать с ними в Ташкент.

Из вагона вышли на улицу.

? Так в чем проблема? ? спросила я.

? Пришел посоветоваться: как быть?

— Конечно же, ехать с ними, ведь там жена, сын!

? Ты моя жена!

? Ну... если б ты так считал, то не пришел бы советоваться. А раз сомневаешься, мучаешься, лучше ехать с ними, заодно и в своих чувствах разберешься.

? Зачем так жестоко?

? Вовсе нет. В Ташкенте ты поймешь, что происходит на самом деле. Если я тебе буду нужна, всегда найдешь способ приехать.

? Но я не могу вот так ? вдруг! ? бросить тебя посреди дороги! Что подумают твои друзья?

? Ну, это дело десятое! И я прекрасно понимаю, как тяжело рвать многолетние отношения, к тому же ребенок... Поверь, я нисколько не обижусь. Но рвать придется. Потому что в любовницы не гожусь, мне нужен муж и семья. Запомни это.

Дошла до этого разговора с Алешей и увидела, как помрачнел И. В.

Замолчала.

? Ну, и какое же решение он тогда принял ? ? с неожиданным для меня интересом спросил Иван Васильевич.

Я уговаривала Алешу покинуть меня и страдала невыносимо. Хотелось выть, кричать, плакать. Но вопреки всему я решительно вбежала в вагон ? в нашем купе, слава богу, никого не было ? и лихорадочно собрала вещи Алексея. Он стоял у двери и не помогал мне. Глаза его были полны слез. Машинально взял из моих рук мешок и так застыл.

? Иди же, иди! ? торопила я его. ? Ваш эшелон может уйти!

? Не могу!

Но я заставила его идти ? довела до края платформы, поцеловала, и он, все время оглядываясь, нырнул под стоявший на путях состав. Вернулась в вагон. К счастью, он все еще был пуст: почти все ушли в город, узнав, что будем стоять до вечера. Чтобы никого не видеть, ничего не объяснять, залезла наверх. Слезы душили меня, хотелось выплакаться, но глаза оставались сухими.

Проснулась от стука колес и толчков на стыках рельсов. Было темно. Свесила голову вниз, спросила:

? Куда все же едем?

? В Свердловск! ? ответила мне из полутьмы Клара Ефимовна.

? Отлично! ? весело закричала я, и вдруг при свете коптилки ясно увидела Алешу. Подумала, что спросонья мерещится, но он поднялся и спросил:

? Выспалась?

? Ты? ? в первый момент я не знала, что сказать. Он забрался наверх и попросил:

? Не рассказывай никому, что я второй раз чуть не предал тебя!

? Хорошо, ? легко согласилась я.

Мои спутницы и Рогинский пили чай (Берлянты сошли еще в Казани), звали нас, но мы отказались. Алексей продолжал каяться:

? Прости меня, прости, я опять чуть не совершил подлость. Как я мог?!..

Он рассказал, как, заняв уже место в писательском эшелоне, услышал сигнал к отправлению и, схватив вещи, выскочил чуть ли не на ходу.

О том, что в тот момент я была очень счастлива и целовала Алешу без ума и памяти, я Ивану Васильевичу, конечно, рассказывать не стала.

Наше путешествие длилось еще почти неделю, но мы с Алешей времени не замечали...

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Пересадка на поезд

Из книги Полярный летчик автора Водопьянов Михаил Васильевич

Пересадка на поезд – Завтра слетаете последний раз в Ленинград – и вы свободны. Можете отправляться на Камчатку! – сказал командир отряда.Я был счастлив. Кончалась наконец задержка с повторением неудавшегося перелёта. Обижаться, правда, на то, что изо дня в день


Специальный поезд

Из книги Страницы дипломатической истории автора Бережков Валентин Михайлович

Специальный поезд Вечером 9 ноября 1940 г. от перрона Белорусского вокзала в Москве вне расписания отошел необычный поезд. Он состоял из нескольких вагонов западноевропейского образца. Его пассажирами были члены и сотрудники советской правительственной делегации,


ПЕРВЫЙ ПОЕЗД

Из книги Мастера крепостной России автора Сафонов Вадим Андреевич

ПЕРВЫЙ ПОЕЗД Россия 1833 года – Россия Николая I – дремала под снеговыми сугробами.По дорогам, мимо полосатых верстовых столбов, по ухабам скакали фельдъегери; в неуклюжих дормезах четверкой цугом тащились господа помещики; лихие гусарские тройки давили прохожих,


ПОЕЗД ОПОЗДАЛ

Из книги Перед восходом солнца автора Зощенко Михаил Михайлович

ПОЕЗД ОПОЗДАЛ Аля пришла ко мне запыхавшись. Она сказала:— Еле отпустил… Я говорю: «Ну пойми, Николай, — я же должна проводить мою лучшую подругу — она уезжает в Москву и неизвестно когда вернется…»Я спросил Алю:— Когда поезд уходит с твоей подругой?Она засмеялась,


Пересадка на поезд

Из книги Небо начинается с земли. Страницы жизни автора Водопьянов Михаил Васильевич

Пересадка на поезд – Завтра слетайте последний раз в Ленинград – и вы свободны. Можете отправляться на Камчатку! – сказал командир отряда.Я был счастлив. Кончилась наконец задержка с повторением неудавшегося перелета. Обижаться, правда, на то, что изо дня в день


Поезд

Из книги Последняя осень [Стихотворения, письма, воспоминания современников] автора Рубцов Николай Михайлович

Поезд Поезд мчался с грохотом и воем, Поезд мчался с лязганьем и свистом, И ему навстречу желтым роем Пронеслись огни в просторе мглистом. Поезд мчался с полным напряженьем Мощных сил, уму непостижимых, Перед самым, может быть, крушеньем Посреди миров несокрушимых. Поезд


Специальный поезд

Из книги С дипломатической миссией в Берлин автора Бережков Валентин Михайлович

Специальный поезд Вечером 9 ноября 1940 года от перрона Белорусского вокзала в Москве вне расписания отошел необычный поезд. Он состоял из нескольких вагонов западноевропейского образца. Его пассажирами были члены и сотрудники советской правительственной делегации,


Поезд Троцкого

Из книги Троцкий. Книга 1 автора Волкогонов Дмитрий Антонович

Поезд Троцкого На основе устных сказаний, преданий рождаются легенды. О поезде Троцкого легенд возникло много. Красноармейцам часто казалось, что вместе с его поездом приходит долгожданное подкрепление — отборные части, артиллерия, боеприпасы — во главе с легендарным


Свердловск. Детство

Из книги Записки рядового радиста. Фронт. Плен. Возвращение. 1941-1946 автора Ломоносов Дмитрий Борисович

Свердловск. Детство Раннее детство всплывает в памяти в виде отдельных картинок. Так, самое раннее воспоминание: лежу на кровати, а мама суетится около. По-моему, в это время я еще не умел ходить и говорить.Помню, как меня купали в ванне, рядом — побеленная стенка печки.


Свердловск

Из книги Это мое автора Ухналев Евгений

Свердловск Не помню, как перебрались в Свердловск. Только помню, что с нами вместе из деревни ехал дядька, колхозник средних лет. Он сидел, и его освободили из лагеря. Сидел он, по-моему, за то, что то ли избил, то ли просто послал председателя своего колхоза. За это его судили,


Свердловск, Уралмаш. директору Музрукову, главному инженеру Рыжкову

Из книги Сталин. Портрет на фоне войны автора Залесский Константин Александрович

Свердловск, Уралмаш. директору Музрукову, главному инженеру Рыжкову Прошу вас честно и в срок выполнять заказы по поставке корпусов для танка KB Челябинскому тракторному заводу. Сейчас я прошу и надеюсь, что вы выполните долг перед Родиной. Через несколько дней, если вы


Базельский поезд

Из книги Герберт Уэллс [Maxima-Library] автора Прашкевич Геннадий Мартович

Базельский поезд 1Книгой, открывшей новый период в работе Уэллса, стал роман «Анна-Вероника» («Ann Veronica»). Героиня — это и вторая жена Уэллса Энн Кэтрин (Джейн), и Эмбер Ривз. Так сказать, смешанный образ. Писался роман в Спейд-хаусе, еще до окончательного переезда в Лондон.


Поезд

Из книги Как по лезвию автора Башлачев Александр Николаевич

Поезд Нет времени, чтобы себя обмануть, И нет ничего, чтобы просто уснуть, И нет никого, кто способен нажать на курок. Моя голова — перекресток железных дорог. Есть целое небо, но нечем дышать. Здесь тесно, но я не пытаюсь бежать. Я прочно запутался в сетке ошибочных


Догоняю поезд

Из книги 5. Командировки в Минск 1982-1985 гг. автора Юрков Владимир Владимирович

Догоняю поезд Один наш выезд в Минск пришелся на начало октября, и таким образом, свой 24-ый день рождения я был вынужден провести в командировке. Поэтому я решил отметить его заранее, несмотря на расхожее мнение, что этого делать нельзя, также как нельзя заранее справлять


10. Поезд тронулся

Из книги Тайны жизни Э Л Джеймс автора Шапиро Марк

10. Поезд тронулся Любим мы британскую «желтую» прессу или ненавидим, но ей следует отдать должное. Потому что когда нужно кого-то выследить, она становится настоящей ищейкой.Первым делом установили, что за псевдонимом «Э Л Джеймс» скрывается таинственный автор. Дальше