Большая Дмитровка, дом 26

Большая Дмитровка, дом 26

По этому московскому адресу и по сей день располагается Совет Федерации – верхняя палата российского парламента.

В конце 1995 года был изменен порядок формирования Совета Федерации (СФ). Если в первом созыве каждый субъект Федерации представляли два сенатора, избранные прямым голосованием, то теперь членом СФ автоматически становились главы исполнительной и законодательной ветвей власти: губернатор и спикер. Так, нежданно-негаданно, мы с Г. Игумновым получили высокий федеральный «чин» сенатора, стали политиками всероссийского масштаба.

Не будем забывать, что весь настоящий раздел посвящен «происхождению», «становлению», «обучению» автора. Так что позади остались «школа» жизни и ее «университеты». Пребывание в стенах Совета Федерации тянуло на «академию».

К этому времени я успел пообщаться «в деле» с рядом федеральных политиков высокого уровня. Среди них были те, на фоне которых я чувствовал себя неловким провинциалом. Не скажу, чтобы от «тяжеловесов» пестрило в глазах. Но было у кого поучиться.

Главной же задачей, которую поставил себе «слушатель академии» Сапиро, было: максимально использовать парламентскую трибуну и новые «высокие» знакомства для лоббирования интересов области.

Для этого недостаточно быть просто сенатором. Необходимо было попасть в число «влиятельных».

Неожиданно для меня самого повод для этого появился на первом же заседании СФ, на котором обсуждалась структура верхней палаты.

Думаю, что наиболее точное описание моего дебюта дают выдержки из официальной стенограммы[16].

Председательствующий[17]. Вам розданы подготовленные рабочей группой документы о структуре Совета Федерации. Есть ее схема, есть перечень комитетов. Выносим на ваше рассмотрение то, что предлагает рабочая группа. Прошу высказаться по данной структуре. Товарищ Сапиро, пожалуйста.

Сапиро Е. С. Уважаемые коллеги! Если сравнить перечень комитетов Совета Федерации первого созыва и тот, который сейчас предлагается, можно сказать: сделан шаг вперед. Но, на мой взгляд, он великоват, и надо на одну ступню отойти назад. Что я имею в виду? Прежде всего, комитет, в ведении которого будут находиться вопросы социальной политики и экономической реформы. Здесь, мягко говоря, присутствует эклектика. Экономическая политика и социальная политика должны существовать отдельно. К тому же, с точки зрения бюджетного процесса, это антиподы, и потому прошу поддержать предложение о создании экономического комитета и социального комитета. В последний должен влиться комитет по здравоохранению. В центре его внимания будут находиться вопросы, касающиеся пенсий, социальной поддержки, образования, культуры… Это будет мощный социальный комитет. И будет комитет по экономической политике, занимающийся вопросами собственности, вопросами отраслевой экономики, в том числе аграрного сектора. Но, может быть, надо пойти на компромисс, учитывая важность этого сектора, и оставить комитет по аграрной политике.

Зубов В. М., заместитель Председателя СФ Федерального Собрания Российской Федерации. Предлагаю оставить комитет по вопросам социально-экономической политики… Я не представляю себе экономику вне социальных вопросов. Что такое экономическая и что такое социальная политика? У меня никогда не получалось их разделить. Экономическая политика – это, наверное, машины, а социальная политика – это люди. Но за всяким экономическим решением нужно видеть людей. Предлагаю оставить комитет в предлагаемом виде. Но если комитет по вопросам социально-экономической политики, комитет по науке и культуре будут предлагать одобрить законы, требующие вложения средств, необходимо рассматривать эти законы на заседаниях комитета по бюджету.

Беляков А. С. Уважаемые коллеги! Предлагаю не разделять этот комитет и думаю, что через полгода вы убедитесь в моей правоте. В противном случае к этому вопросу можно будет вернуться. Давайте поработаем вместе, проблемы экономики и социальной политики будем решать в одном комитете. Я вас уверяю, что результат будет положительный. Прошу не голосовать за разделение комитета.

Сапиро Е. С. По мотивам можно?

Председательствующий. Пожалуйста.

Сапиро Е. С. Хотел бы возразить и Валерию Михайловичу Зубову, и Александру Семеновичу Белякову в том, что нет различий между социальной политикой и экономической политикой.

Различие есть очень четкое. Экономическая политика – это процесс формирования доходной части бюджета. С социальной политикой связана расходная часть бюджета. А балансируются они в комитете по бюджету. Там решаются все споры. Поэтому я просил бы все-таки поддержать предложение о разделении этого комитета.

Лужков Ю. М., мэр, премьер правительства Москвы.

Хотел бы выступить в поддержку коллеги Сапиро. Речь идет о совершенно разных вопросах. Социальная политика – это одно, и проблематика в области социальной политики содержит в себе и цели, и функции, и источники финансирования, совершенно отличные от необходимых для формирования принципов и целей экономической реформы. Экономическая реформа – это, по существу, проблемы, которые мы должны решать в первую очередь в области хозяйственной деятельности. А социальная политика имеет и совершенно другой объект – это люди, в основном не участвующие в хозяйственной деятельности. Я мог бы сказать еще многое о том, что это принципиально разные вещи, а объединять их абсурдно. Поэтому мы должны создать два комитета. Один из них – комитет по социальной политике, который будет иметь, по-моему, главенствующее значение. Другой – комитет по экономической реформе, он будет работать над той перспективой, без которой наше государство не будет «выздоравливать» экономически.

Председательствующий. Пожалуйста, товарищ Тулеев.

Тулеев А. М. Егор Семенович, уважаемые коллеги! Очень прошу поддержать предложение Юрия Михайловича Лужкова. Этот комитет должен быть самым серьезным, мощным и аналитически мыслящим.

Во всех регионах могут быть социальные взрывы, социальное напряжение возникает то в одном, то в другом месте среди различных групп трудящихся (например у бюджетников) и так далее. Если дело в комитете не пойдет, вернемся к этому вопросу через полгода. Зачем сейчас-то мы разваливаем то, чем гордились? Очень прошу разделить эти комитеты.

Председательствующий. Ставлю на голосование вопрос о разделении комитета по вопросам социальной политики и экономической реформы на два комитета. Прошу голосовать.

Результаты голосования (13 час. 04 мин.)

За 129 – 72,5 %

Против 16 – 9,0 %

Воздержалось 3–1,7 %

Голосовало 148

Не голосовало 30

Решение: принято.

Естественно, что записался я в экономический комитет. При выборах его руководства моя «борьба за независимость» была замечена: я был избран одним из трех заместителей председателя.

Итоги первого «урока»:

– на Олимпе пребывают не только боги;

– если уверен, что ты прав, – стой на своем. Выигрыш не гарантирован, но возможен.

Наиболее богатые впечатления о годах, проведенных в СФ, связаны с моими коллегами-сенаторами.

Поэтому мои воспоминания о СФ – это прежде всего люди, а уже потом – события.

Утром 23 января 1996 года перед началом первого заседания СФ мы с Геннадием Игумновым и наши «родственники», представители Коми-Пермяцкого округа Николая Полуянов и Геннадий Четин, все вместе зашли в зал заседаний СФ. Мы собирались занять места рядом, но это оказалось невозможным. Дело в том, что примерно треть руководителей регионов, пройдя горнило выборов, были сенаторами первого созыва. Аппарат Совета Федерации решил не посягать на их насиженные места, и новичкам пришлось втискиваться в свободные ниши. Не найдя расположенных подряд четырех мест, мы вынуждены были разделиться и сесть по двое. Когда я осмотрелся на новом месте, оказалось, что на столике справа стоит табличка: «Немцов Б. Е.».

На первом организационном заседании хозяин таблички не появился. Перед началом второго заседания я обнаружил рядом с собой знаменитого тогда губернатора Нижегородской области. Представились друг другу. Обменялись дежурными словами и… включились в законотворческий процесс. Посидев с полчаса, Борис Ефимович пошел по рядам. Поговорил с одним сенатором, с другим, вернулся. Посидел минут десять и снова пошел «в народ». После возвращения из очередного рейда поинтересовался:

– А как вы голосовали по таким-то вопросам? (он назвал несколько, по которым среди сенаторов возник спор).

Я ответил.

– Отлично! Полностью совпадает! Я оставлю карточку (для голосования), если не успею подойти – проголосуете за меня?

На том и порешили.

Незаметно завершился рабочий день. Спикер Егор Строев объявил заседание закрытым. Зазвучал гимн. Последние аккорды – мой сосед схватил свой кейс и, не оглядываясь, двинулся к выходу. Я его притормозил, взяв под локоть:

– Борис Ефимович! Есть одна минута? Тогда послушайте…

Пункт искусственного осеменения коров. На конвейере мастер своего дела. Каждое движение отточено, рассчитано до секунды: шприц в правой руке, прицеливание, нажатие, хлопок левой по крупу – гуляй дальше, подруга! Следующая…

Одна, вторая, третья, двадцать пятая…

А вот двадцать шестая не среагировала, стоит, чего-то ждет.

Еще хлопок – стоит. Еще один – без движения.

Осеменитель, раздражаясь:

– Ну, что тебе еще? Корова:

– А поцеловать?

Не скажу, что Немцов валялся от смеха, но впоследствии, не попрощавшись, больше не уходил.

Вскоре между нами установились очень добрые отношения. Спикером Нижегородской области был Анатолий Козерадский, с которым мы были на «ты». Также обращались друг к другу Немцов и Козерадский. Так как нередко мы общались втроем, я постепенно тоже стал звать Немцова по имени. Однако еще почти два года он обращался ко мне на «вы». По-видимому, из-за моего возраста. Я же эту разницу как-то не ощущал. Наоборот, не раз замечал, что Борис непроизвольно даже давит на меня своей неуемной энергетикой. Собираясь нажать кнопку, чтобы попросить слова для выступления в сенаторских дебатах, я иногда обращался к соседу слева, Г. Игумнову. Но это было обращение с целью координации действий двух представителей одной области. С Немцовым было что-то иное. Советуясь, я как бы «испрашивал» его разрешения. Надеюсь, что он этого не замечал.

У нас оказалось довольно много общего. Прежде всего, рыночный, демократический менталитет, совпадение взглядов – близкое к ста процентам. Не раз во время предвыборной борьбы члены моей команды упрекали меня в том, что я не скрывал своего хорошего отношения к явно непопулярным фигурам – например, к Е. Гайдару. Даже когда меня об этом не спрашивали. Грешит этим и Б. Немцов – например, по отношению к А. Чубайсу. Мне такой «грех» по душе.

Когда Немцова назначили первым вице-премьером, его дебют в Совете Федерации в новом качестве состоялся в «моем», экономическом, комитете.

Хотя выступать на пленарных заседаниях СФ я старался лишь по тематике своего, экономического комитета, исключения все же бывали. Происходило это тогда, когда промолчать было нельзя.

Драматическая кампания по выборам президента России 1996 года не оставила в стороне СФ. Губернаторы А. Ковалев и А. Тяжлов (убежден – не по своей инициативе) решили оказать услугу Б. Ельцину.

Ковалев А. Я., глава администрации Воронежской области.

Уважаемые коллеги! Хотел бы, чтобы мы поставили вопрос о переносе срока выборов Президента как катализатора той политической несуразицы, которая происходит.

Тяжлов А. С., глава администрации Московской области.

Уважаемый Егор Семенович, уважаемые коллеги! Я все-таки предлагаю внести в повестку дня вопрос о пересмотре даты выборов Президента в связи с неконституционными действиями Государственной Думы.

Машковцев М. Б., председатель Законодательного Собрания Камчатской области. По поводу внесения вопроса о пересмотре даты выборов Президента. Мне хотелось бы, чтобы коллега, внесший этот вопрос, хотя бы как-то обосновал его, сослался на Конституцию, на закон, где было бы написано, что Совет Федерации вправе пересматривать эту дату. Я таких ссылок ни в законах, ни в Конституции не нашел. Наоборот, я нашел категорическое подтверждение того, что у нас такого права нет. А связывать дату выборов Президента с тем, что что-то решила Государственная Дума, с тем, что не понравилось господину Ковалеву… Ну, давайте тогда перенесем дату выборов Президента в связи с возможным наводнением в Тегусигальпе.

Суриков А. А. Что касается срока выборов Президента (коллега Ковалев затрагивал этот вопрос), то в Конституции по этому вопросу все записано. И нам не выскочить из этих конституционных тисков. И подвергать сомнению тоже не надо: кампания вроде бы разворачивается нормально.

Сапиро Е. С., председатель Законодательного Собрания Пермской области. Не могу не коснуться предложения отложить выборы Президента. У меня вообще-то такая аналогия (может, не самая аппетитная): на президентском челе сидит большая муха, это дискомфортно, и доброжелатели огромной кувалдой пытаются ее согнать. Я понимаю, чем все это кончится. Это сработает не на Президента и не на стабилизацию. Поэтому давайте будем действовать осторожно и не бить по лбу гаранта Конституции. Это противоконституционно[18].

Вступая в острую политическую дискуссию, имеешь большие шансы приобрести себе еще одного недруга. Хотя бывает и наоборот.

Юрий Лужков и сегодня весомая политическая фигура. Но Лужков образца 1996–1999 годов – это супертяжеловес. С не очень скрываемыми и совсем не безосновательными претензиями на президентское кресло. В зале Совета Федерации он был центром притяжения, явным неформальным лидером, «законодателем моды», вокруг которого всегда роились сенаторы.

Заседание Совета Федерации обычно начиналось с утверждения повестки дня. Иногда это происходило за считанные минуты: проголосовали за предложенный спикером проект – и вперед. Но такое происходило не часто. Более типичный вариант: кто-то из сенаторов предлагает включить в повестку дня вопрос, который, по его мнению, чрезвычайно важен и не терпит отлагательства. В годы моего пребывания в СФ чаще всего это был крик души по поводу невыплат заработной платы, катастрофического состояния в сельском хозяйстве и т. п. Но бывали и другие, более оригинальные сюжеты.

Обсуждается повестка дня очередного заседания верхней палаты. Обычно эта процедура сопровождается небольшим шумом – идет общение с соседями после двух – трехнедельного перерыва. Но, увидев на трибуне Юрия Михайловича, зал затих. Лужков предлагает включить в повестку дня вопрос о Севастополе. В отведенные ему пять минут он излагает историю вопроса, говорит о пассивности власти (при этом достается не только Хрущеву), о том, что не все потеряно, и завершает мыслью, что Совет Федерации должен сказать свое слово. Севастополь должен быть российским.

– Есть ли вопросы? – спросил Е. Строев.

С Борисом Немцовым. 1999 год

Я нажал кнопку.

Цитирую стенограмму:

– Прошу инициатора обсуждения этой проблемы Юрия Михайловича Лужкова ответить на три вопроса.

Первый: является ли эта проблема бесспорной с исторической и правовой точки зрения?

Второй: проводились ли предварительные консультации по этой проблеме между Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и украинским парламентом?

И третий – риторический: улучшит ли отношения России и Украины публичное, я подчеркиваю – публичное – обсуждение этого вопроса на пленарном заседании?

Если на все три вопроса ответ будет «да», я двумя руками за обсуждение. Если нет, то прошу наших коллег продолжить эту работу в переговорном режиме, без особой публичности.

Лужков отвечал 20 минут. Вопрос включили в повестку дня, но обсуждение прошло в другой – спокойной и даже осторожной тональности.

Заседание еще продолжалось, когда к нам подошел московский мэр:

– Борис, – обратился он к Немцову, – познакомь с Евгением Сауловичем.

И после рукопожатия продолжил:

– Хочу вас поблагодарить. Во-первых, за толковые вопросы, во-вторых, за то, что, благодаря им, я получил трибуну Совета Федерации на целых двадцать минут.

После этого эпизода я не только получил «доступ к телу», но и ощущал явно благосклонное к себе отношение со стороны Юрия Михайловича. Раз даже был приглашен им на персональный ужин, так сказать, в мою честь. Очень бы хотелось отнести это на счет своих ораторских и дипломатических способностей, но все обстояло гораздо прозаичнее.

Будучи сопредседателем согласительной комиссии по бюджету, я обнаружил, что ежегодно Москва получает из федерального бюджета солидный куш на выполнение столичных функций. Даже упрощенный расчет показал, что только подоходный налог, который платят «федералы» в столичный бюджет, в несколько раз перекрывает льготы, предоставляемые ими Москве. Отсюда появилось мое предложение: субвенции Москве за выполнение столичных функций прекратить. Хотя, по московским меркам, сумма была не так уж и велика, но не таков Юрий Михайлович, чтобы отказаться от того, что может «капнуть» в столичную казну. В необходимости субвенций он меня так и не убедил. Зато нашел в моем лице союзника по солидному финансированию Москвы из дорожного фонда…

Осенью 1997 года началась предвыборная кампания в Законодательное собрание Пермской области. При очередной встрече с Ю. Лужковым я посетовал на свою тяжкую кандидатскую долю.

– Моя поддержка не повредит? – не без кокетства спросил он.

На другой день я был в его кабинете на Тверской, а он, посматривая в объектив телевизионной камеры, начал монолог о достоинствах Сапиро. Одно из первых заключалось в том, что Сапиро понимает экономическую политику не как Чубайс, а, в отличие от последнего, действует ответственно и правильно. Далее Юрий Михайлович стал прессовать Чубайса. Где-то на 25-й минуте он вспомнил обо мне и завершил свое выступление мыслью, что Евгений Саулович совсем не Чубайс и избиратели, конечно, должны за него проголосовать…

Когда в Перми режиссер готовил ролик для телевизионного эфира, оказалось, что из 29 минут монолога лишь шесть посвящены Сапиро. Но какие шесть!

С Ю. М. Лужковым в Перми, 1996 год

Сопредседательство в согласительной комиссии по бюджету было не самой заметной, но чрезвычайно ответственной и кропотливой функцией нашего комитета. Сопредседателями являлись по два представителя от правительства, Государственной думы, Совета Федерации. От СФ эту задачу выполняли губернатор Самарской области К. Титов (комитет по бюджету) и я. «Пахал» я на полную, не только выполнял текущую работу, но и инициировал льготы за инвестиции в объекты производственного назначения, прозрачность процесса выбора инвестиционных программ для отдельных регионов, упомянутое выше исключение из бюджета субвенции Москве за исполнение столичных функций…

«Ударный труд» оказался оцененным. В конце 1996 года председатель нашего комитета А. Беляков не был избран губернатором и выбыл из состава сенаторов. Место председателя комитета оказалось вакантным. Четверо из восьми членов комитета сами предложили мне «выдвинуться». Подобные настоятельные рекомендации последовали от вице-спикера Василия Лихачева и председателя комитета по бюджету Константина Титова. Правда, спикер СФ Егор Строев молчал. Похоже, что, будучи опытнейшим политиком и аппаратчиком, он предпочитал профессионалу-экономисту лидера авторитетного региона. Этой роли соответствовал недавно избранный питерский губернатор В. Яковлев. Члены комитета посчитали по-иному…

Козерадский А. А., председатель Законодательного Собрания Нижегородской области. Уважаемый Егор Семенович, уважаемые коллеги! У меня есть предложение – включить в повестку дня вопрос о председателе комитета Совета Федерации по вопросам экономической политики. Вчера комитет на своем заседании этот вопрос обсудил, требуется решение по нему Совета Федерации.

Строев Е. С. Следующий вопрос – об утверждении председателя комитета Совета Федерации по вопросам экономической политики. Слово Николаю Ивановичу Меркушкину.

Меркушкин Н. И. Коллеги, на состоявшемся заседании Комитета по вопросам экономической политики председателем комитета был избран Евгений Саулович Сапиро. Решение принято единогласно. Просим Совет Федерации поддержать решение комитета. Евгений Саулович Сапиро – доктор экономических наук, академик, имеет большой опыт руководящей работы, последние два месяца исполнял обязанности председателя комитета. (Шум в зале.)

Председательствующий. У кого есть замечания? Коллега Сергеенков, пожалуйста.

Сергеенков В. Н., глава администрации Кировской области. Мое замечание, может быть, будет не совсем этичным, так как я только вчера утвержден членом Совета Федерации. Дело в том, что вчера в состав комитета Совета Федерации по вопросам экономической политики дополнительно записалось еще восемь человек. Полагаю, что принятие решения прошло с нарушением утвержденной процедуры. Думаю, следует немного повременить с решением этого вопроса до тех пор, пока комитет соберется в полном составе. Коллеги определят позиции, выскажут свою точку зрения. Тем более что многим из них предстоит участвовать в проведении избирательной кампании. Думаю, так было бы логичнее.

Председательствующий. Пожалуйста, коллега Муха.

Муха В. П. Приветствую всех вновь записавшихся в состав комитета коллег.

Прежние члены комитета решали вопросы совершенно правильно, в соответствии с законодательством. Было проголосовано утверждение председателем комитета коллеги Сапиро. Поэтому сегодня не считаю необходимым замену членов комитета. Пожалуйста, приходите: поработаем вместе, оценим результаты совместного с ним труда. Всегда можно принять новое решение. Сегодня нельзя оставлять такой важнейший комитет без руководителя. Мы соберемся у коллеги Лужкова 24 ноября и будем решать наболевшие вопросы. Членам комитета работать без председателя будет сложно.

Председательствующий. Коллеге Забейвороте слово.

Забейворота А. И., председатель Таймырской окружной Думы. Поддерживаю мнение коллеги Мухи, потому что решение уже принято. Наверное, комитет принимал его, учтя накопленный опыт работы и приняв к сведению то обстоятельство, что коллега Сапиро сделал действительно очень много. Я с уважением отношусь к вновь избранным членам Совета Федерации, но давайте сначала немного поработаем вместе, а потом будем об этом говорить. Подобные прецеденты уже были. Вспомните, в январе голосовали в первый раз за утверждение председателей наших комитетов: как правило, в их состав вошли люди, которые работали в прежних их составах, обладающие богатым практическим опытом. Считаю: нужно утвердить решение данного комитета, оставив его председателем именно Сапиро.

Пивненко В. Н. Уважаемые коллеги! Прошу слова.

Председательствующий. Пожалуйста, коллега Пивненко.

Пивненко В. Н. Мне не очень нравится практика перебежек из одного комитета в другой перед тем, как избрать председателя.

С января наш комитет по бюджету интенсивно взаимодействует с комитетом по вопросам экономической политики. Должна сказать, что в этом комитете основную нагрузку нес член Совета Федерации Сапиро. Примером действительно творческой работы стало его квалифицированное участие в заседаниях согласительной комиссии по доработке закона о бюджете. Прошу вас не допустить ошибки и предлагаю проголосовать за коллегу Сапиро. (Шум в зале.)

Председательствующий. Как наш коллега-женщина сказала, так и будем голосовать.

Кто за то, чтобы утвердить председателем комитета Совета Федерации по вопросам экономической политики коллегу Сапиро? Прошу голосовать. Голосование открытое.

Результаты голосования (14 час. 05 мин.)

За 105 – 59,0 %

Против 3–1,7 %

Воздержалось 1–0,6 %

Голосовало 109

Не голосовало 69

Решение: принято.

Позвольте, Евгений Саулович, поздравить вас и пожелать творческой работы. (Аплодисменты.) Чтобы при проведении корректировки курса реформ, о котором мы говорим, было услышано мнение и стала видна роль Совета Федерации[19].

Не могу не подчеркнуть: наше «самоуправство» никак не повлияло на отношение Егора Семеновича к комитету и ко мне лично.

Шел 2001 год. Как и пять лет назад, маршрут следования на пленарное заседание Совета Федерации его председателя Егора Семеновича Строева был неизменным: из своего кабинета на седьмом этаже он спускался лифтом левого крыла на второй и в окружении немногочисленной, но постоянной свиты по коридору и галерее шел к залу заседаний.

Совет Федерации покидали губернаторы и спикеры региональных парламентов, на смену им приходили новые сенаторы – «назначенцы». Одним из них был представитель губернатора Псковской области Михаил Маргелов. Мы стояли с ним чуть в стороне, метрах в двух от ковровой дорожки, по которой двигался «кортеж» председателя.

Накануне Михаил Витальевич сделал мне предложение быть его советником (официально – помощником) по работе в Совете Федерации, я ответил согласием, и теперь мы обсуждали наши дальнейшие действия. Когда Е. Строев проходил мимо нас, мы встретились взглядом. Он остановился и резко повернулся в нашу сторону. Я, грешным делом, подумал, что объектом его внимания явился новый сенатор. Однако Е. Строев подошел ко мне, обнял и спросил:

– Ты что прячешься?

– Да что отвлекать занятого человека.

– Это ты брось, обязательно заходи!

Он пожал руку М. Маргелову и продолжил свой маршрут.

Я прекрасно знал, что значит «зайти» к спикеру верхней палаты, к тому же еще орловскому губернатору. Даже когда у меня как председателя Комитета Совета Федерации на столе стоял отдельный телефон с табличкой «Е. С. Строев», я часами не мог прорваться к обремененному заботами его обладателю. Что же говорить о реальности сегодняшнего приглашения!

Тем более что наши отношения с Егором Семеновичем безоблачными не назовешь.

Хотя он на пару лет моложе меня, я всегда воспринимал его более старшим и мудрым. Тем более что и внешне он казался более «зрелым».

Была между нами одна «трещинка» – идеологическая. Я был ретивым рыночником, сторонником Гайдара. Строев де-факто (особенно как губернатор) являлся рыночником похлеще меня, но радикальное реформаторство ему было явно не по душе. Что касается лично Е. Гайдара, то он его на дух не переносил. Последнее – не догадки, а факт.

Как-то начальник информационно-аналитического управления СФ Сергей Глазьев зашел ко мне, как к председателю профильного комитета, чтобы завизировать программу парламентских слушаний о реформировании экономики. Прочитав ее, я обнаружил, что от науки там лишь один докладчик, явный оппонент правительственного курса директор Института экономики РАН академик Леонид Абалкин. Для равенства я вписал еще одного докладчика – директора Института переходного периода Е. Гайдара (в скобках, как резерв, – его заместителя Алексея Улюкаева, ныне первого заместителя председателя Центробанка России). Глазьев поморщился, но ничего не сказал.

Не прошло и десяти минут, как зазвонил тот самый прямой телефон:

– Евгений Саулович? Зайди.

Захожу в председательский кабинет. Егор Семенович с ходу:

– Ты серьезно вписал в программу Гайдара?

– Егор Семенович! У нас с вами не только инициалы совпадают, но и ученые степени и звания. Нельзя слушать только одну сторону, давайте послушаем и другую!

Таким разъяренным я видел (и слышал!) Е. Строева первый и последний раз. Если бы его слова прозвучали на заседании военно-полевого суда, то Е. Гайдара точно поставили бы к стенке. Кстати, в монологе не был забыт и знаменитый дед реформатора, который «…расстреливал русских мужиков».

По большинству же вопросов я находил поддержку у председателя. Бывало, что он поддерживал меня и тогда, когда большинство было «против».

На одном из совещаний у председателя СФ, на котором присутствовало все руководство Совета Федерации, обсуждался вопрос о создании собственной газеты верхней палаты. Выступили человек пять, и все с энтузиазмом поддержали идею. Я поднял руку:

– Егор Семенович! Я понял, что писать мы будем сами и о себе. А кто ее будет читать?

Е. Строев буркнул:

– Сами и будем.

– Так что тогда мучиться с полиграфией, бумагу изводить? Давайте выпускать, как в пионерском отряде, не газету, а стенгазету.

На этом затею с газетой похоронили.

В работе спикера областного парламента много общего с работой спикера СФ. Масштаб, конечно, несопоставимый, но задачи и сложности те же: обеспечить работоспособность парламента и соблюдение достоинства со стороны исполнительной власти, не уронить его репутацию, найти понимание со стороны очень разных уважающих себя сенаторов (депутатов)…

Сенаторы от Пермской области Е. Сапиро и Г. Игумнов в зале пленарных заседаний Совета Федерации. Москва, 1997 год

В прессе обо мне писали всякое: и хорошее, и плохое. Но никто не упрекнул меня в том, что я был плохим руководителем Законодательного собрания. Тем не менее, глядя на искусство Е. Строева управлять в штормовую погоду лодкой, в которой почти две сотни гребцов, имеющих желание грести каждый в свою сторону, все же были вынуждены грести как надо и куда надо, не могу не признать, что по сравнению с этим мастером я лишь подмастерье.

Работе в согласительной комиссии по бюджету я обязан знакомству «с самим» Чубайсом.

Даже его враги, приводя список «злодеяний», не могут не признать масштабность его личности и дел:

– приватизация;

– консолидация олигархов на поддержку Бориса Ельцина к президентским выборам 1996 года;

– дворцовый переворот, отлучение «теннисистов» от тела Б. Н. перед вторым туром выборов 1996 года;

– первые попытки наезда на естественных монополистов в 1997 году (вместе с Б. Немцовым);

– жесточайшее наведение порядка с платежами в электроэнергетике страны…

Что впечатляет, когда наблюдаешь за деятельностью: все свои «черные дела» он доводит до конца. Чаще всего – до победного. Истории еще предстоит дать оценку этим победам, среди них, не исключаю, могут оказаться и «пирровы». Но при этом мне интересны три момента.

Первый. Состав противоборствующих команд. В те времена совсем не слабые ребята: Руслан Хасбулатов, Геннадий Зюганов, Олег Сосковец, Александр Коржаков, Рем Вяхирев, Борис Березовский. Евгений Ноздратенко…

Чубайс не у всех выигрывал, но всегда оставался «на ногах».

Второй. В своих разнообразных ипостасях он прошел сквозь строй богатейшего разноцветья премьеров. При всех был объектом критики. Частей тела ни у одного не вылизывал. Смею догадываться, что не всем из них был по душе. И, тем не менее, ни одним из них не был отлучен от должности по делу, по существу как «не справившийся». Хороших работников далеко не всегда любят. Чаще – просто терпят. А терпят потому, что вынуждены ценить.

Если кто и портил ему послужной список, так это Борис Николаевич. Я слишком на большом расстоянии находился от этих двух людей (именно людей, а не должностных лиц), чтобы судить об их взаимоотношениях. А предполагать могу. Думаю, что классика: «…люблю… но странною любовью» – это про Ельцина с Чубайсом. Взаимно. И сдавал Борис Николаевич Чубайса неоднократно, и оскорбительно комментировал его отставку… А потом, казалось бы – вопреки всему, возвращал с таким уровнем доверия, с такими полномочиями!.. Хотя «вопреки ВСЕМУ» у Бориса Николаевича не бывало. Бывало – вопреки ЧЕМУ-ТО!

Что при этом творилось в душе у Анатолия Борисовича, мне неведомо, но каждый раз он с энтузиазмом, с максимальной ответственностью вновь принимался за старое…

Третий. Что он не прогибался перед идеологическим противником – об этом уже было. Но не перед противниками, а перед своими – не разобравшимися, колеблющимися, обманутыми, разочарованными. Ну, не фиксируй, не оттеняй их неправоту, не выставляй на посмешище, сделай вид, что не замечаешь их проколов. Позаигрывай, на худой конец!

Нет! Прет, как бульдозер при прокладке ЛЭП.

Кто из интеллектуалов внес больший вклад в создание суперотрицательного имиджа А. Чубайса – левые и или правые, вопрос, как говорят, требующий дополнительного исследования. Но что интересно: критикующие Чубайса – и рьяные коммунисты, и непорочные либералы – от души воспользовались плодами его «антинародной» политики, успешно поучаствовали в переделе собственности, отхватив себе жирные и весомые куски.

Впервые с А. Чубайсом я повстречался в 1992 году как с главным «приватизатором». В этом качестве от Пермской области с ним наиболее тесно сотрудничал Виктор Горбунов. Можно спорить: тем ли приватизационным путем мы пошли, каких ошибок можно было избежать? Но одно бесспорно: с гирями на ногах создать с нуля работоспособную систему такого масштаба, запустить ее, за считанные годы получить результат мог только талантливый организатор.

Более тесные деловые отношения с Анатолием Борисовичем у нас сложились после его назначения в Кремль в качестве руководителя администрации президента. В октябре-ноябре 1996 года на Совете Федерации выступал министр путей сообщения. После того как минимум раза три он назвал членов Совета Федерации губернаторами, я попросил слова и обратился к нашему спикеру, Егору Строеву:

– Егор Семенович, объясните министру, да и всем остальным, что половина членов палаты – законодатели. Текущих забот у нас поменьше, чем у губернаторов, так что заседания Совета Федерации мы посещаем аккуратнее. Среди реально голосующих членов верхней палаты нас большинство. Желательно, чтобы все это помнили. И обращались соответственно – «сенаторы».

Замечание обратило на себя внимание не только внутри сената. Вскоре по этому поводу произошла моя встреча с А. Чубайсом. Тема была не нова. Я в узком кругу (Г. Игумнов, С. Калягин) летом 1996 говорил о ней Б. Ельцину, но безрезультатно. Теперь ее всестороннее обсуждение с Чубайсом продолжалось около часа. Не прошло и месяца, как в Доме приемов на Ленинских горах глава администрации президента дал ужин в честь вновь избранных двадцати областных законодателей. Из «аксакалов» были приглашены О. Королев и Е. Сапиро. Несмотря на то, что большинство новичков были избраны от оппозиции, к концу встречи температура достигла приятной теплоты. И не столько благодаря «сорокаградусной», сколько поведению А. Чубайса. Как сказал кто-то из новых сенаторов – «он был конструктивно обаятельным». И далее тему хороших отношений с сенаторами-законодателями он держал «под контролем».

В этом частном эпизоде – стиль работы Анатолия Чубайса: обратить внимание на важную тему (мимо которой не раз проходили предшественники); не откладывая в долгий ящик, взять «быка за рога»; регулярно проявлять внимание к «быку» в дальнейшем.

Мое пребывание в статусе сопредседателя трехсторонней согласительной комиссии по проекту бюджета совпало с назначением А. Чубайса вице-премьером, курирующим финансы. В этой ипостаси наши деловые контакты приобрели более высокое качество.

Как-то нахожусь в своем избирательном округе в Гремячинске. Звонок из Москвы: Чубайс. Просьба завтра быть в Государственной думе. Кабинет номер такой-то. Это было накануне обсуждения бюджета в третьем чтении. Действующие лица: Анатолий Чубайс, Юрий Воронин (КПРФ), Юрий Маслюков (КПРФ), Геннадий Кулик (тогда аграрий), Михаил Задорнов («Яблоко», председатель бюджетного комитета Госдумы), Евгений Сапиро (Совет Федерации). Чем был интересен состав участников этой неформальной встречи: все они были наиболее активными «спорщиками», охватывающими весь спектр разногласий по бюджету. Вице-премьер, видимо, исходил из того, что если ЭТИ «столкуются», то приемлемый компромисс будет найден. И не ошибся. К позднему вечеру нашли золотую середину, и согласованный вариант со скрипом, но прошел обе палаты.

Этот, как и многие его управленческие «приемы» и, особенно, качество их исполнения, достоин тиражирования в академии менеджмента высшего уровня.

Запомнилось очень субъективное впечатление, которое у меня осталось о личностном составе Совета Федерации второго («губернаторского») созыва. Явное большинство сенаторов было из «крепких хозяйственников» – партийных или советских работников второго или третьего уровня, руководителей предприятий «доперестроечной» эпохи. Процентов двадцать, в основном председатели законодательных органов, были выдвиженцами «ельцинской» волны начала 1990-х.

Не знаю, как сейчас, а в мои спортивные годы, в видах спорта, где победителя определяли по баллам, крайние (самые лучшие и самые худшие) баллы отбрасывались, в расчет не принимались. За шесть лет новой России наиболее радикальные политики с обоих флангов оказались отброшенными за борт власти. Поэтому, несмотря на партийные пристрастия, состав сенаторов смотрелся достаточно ровным. Настолько ровным, что самые яркие, публичные фигуры, опять же независимо от их убеждений, как-то отторгались, отодвигались в тень. Это касалось и бескомпромиссного демократа Анатолия Собчака, и оппозиционного экс-вице-президента Александра Руцкого, и просто харизматичного генерал-губернатора Александра Лебедя.

Единственным исключением из этого правила был Юрий Лужков, не жалевший времени для общения в кулуарах с «простым народом» и пребывающий в явных лидерах.

Наиболее бдительный читатель наверняка уже обратил внимание на то, что, много места уделяя описанию своей работы в СФ, я ничего не говорю о сформулированной выше главной задаче – «максимально использовать парламентскую трибуну и новые «высокие» знакомства для лоббирования интересов области». Не оказались ли карьерные приоритеты сильнее областных?

В любом представительном органе принятие решения зависит от нескольких человек, имеющих далеко не всегда совпадающие интересы. В этой ситуации метод «тянуть одеяло на себя» в лучшем случае – «одноразовый», в худшем – бесперспективный.

Встреча делегации Совета Федерации России с председателем сената Японии. Слева направо: А. Козерадский, А. Волков, Е. Сапиро, Г. Сайто, В. Елагин, В. Калямин. Токио, 1997 год

Грамотное лоббирование заключается в том, чтобы найти решение, выгодное для многих, в том числе и для твоей области (отрасли, социальной группы). Высший пилотаж – для большинства. Такими решениями в нашу парламентскую эпоху были, например: увеличение доли налогов, отчисляемых в бюджеты субъектов Федерации (по отношению к федеральным); выгодные для регионов нормативы формирования и порядок использования средств дорожного фонда; налоговые льготы для инвесторов…

Более «эгоистичными» были меры по дополнительному финансированию водных сооружений (у нас была проблема со шлюзом на КамГЭС), специальные железнодорожные тарифы для предприятий-импортеров Урала и Сибири; получение большей доли финансирования для реструктуризации шахт Кизеловского угольного бассейна…

Посол Евросоюза в Москве О. Хан предложил заслушать на экономическом комитете Совета Федерации информацию о программе ТАСИС (технической помощи Евросоюза). Мы заслушали очень внимательно и выяснили, что более половины средств программы уходит на оплату зарубежных экспертов. Наши выводы получили большой резонанс в прессе. Партнеры принялись исправлять положение. Логично, что в числе адресов новых, более эффективных проектов ТАСИС оказались пермские.

Вместе с Г. Игумновым, который был членом нашего комитета, мы пытались привлечь средства Министерства обороны для реконструкции взлетно-посадочной полосы пермского аэропорта при обсуждении закона «Об авиации», получить преференции по покупке и реализации алмазов, включить наши объекты в социальные и инфраструктурные инвестиционные проекты…

Не все получалось в задуманных объемах. Но пермские дорожники, мостостроители, гремячинские шахтеры и строители подтвердят: кое-что удавалось. В подобных случаях пример Ю. Лужкова, его принцип «курочка по зернышку клюет» был для меня руководством к действию.

Забегая вперед, скажу, что 1996–1997 годы, вне всякого сомнения, считаю пиком, самым удачным периодом своей трудовой биографии. Сочетание работы в ЗС и СФ было связано с огромными физическими нагрузками. Работа в Перми с выездами на день в районы. Три-четыре раза в месяц на два-три дня я прилетал в Москву. Два-три дня проводил в избирательном округе (Гремячинске или Горнозаводском районе). Не частые, но напряженные поездки в Японию (руководитель делегации СФ), в Страсбург, в Нижнюю Саксонию…

Но все эти нагрузки компенсировала высочайшая степень независимости и интересная, конкретная работа. Не просто интересная и конкретная, а которая получалась!

Как-то в августе 1997-го я был в маленьком поселке лесозаготовителей в районе Теплой Горы. Кто-то из присутствующих на встрече справедливо упрекнул меня, что дорога Качканар – Теплая Гора строится медленно. А за день до этого по первому телеканалу транслировали в записи передачу Владимира Познера с моим «сольным» участием. Не успел «критик» закончить, как его перебила сидящая за ним женщина: «Что ты его достаешь? Вчера он был у Познера, а сегодня уже у нас! Лучше скажи спасибо, что уважил…».

Такая реплика дороже правительственной награды. Но все имеет свой конец.

Для сохранения своего статус-кво до конца 1997 года мне предстояло сдать два серьезных экзамена: вновь быть избранным в депутаты Законодательного собрания и в его председатели.

Первый экзамен я сдал успешно. Второй с треском провалил. Подробно эта драматическая история описана ниже в разделе «Вопросы психологии». Вероятнее всего, на «окружающую среду» раздражающе подействовала та самая независимость.

В «сухом остатке»: новый 1998 год я встретил в качестве рядового депутата ЗС Пермской области. Сенаторская деятельность Евгения Сапиро ушла в историю.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

БОЛЬШАЯ РУБКА

Из книги Нестор Махно автора Голованов Василий Ярославович

БОЛЬШАЯ РУБКА После летнего разгрома красных Махно не казался военной верхушке деникинской армии сколько-нибудь серьезным противником, несмотря на предупреждения боевых офицеров. А. И. Деникин нигде не называет его войска иначе как «банды» и «вооруженные банды» – с


Большая честь

Из книги Автобиографические анекдоты автора Окуджава Булат Шалвович

Большая честь Самое начало шестидесятых. У меня уже некоторая известность. Крутятся магнитофоны. Появляются в газетах бичующие меня фельетоны. Это еще больше усиливает интерес ко мне. Бурное для меня время, очень значительное. Ведь мною интересуется публика, ну, может


Большая Земля

Из книги Там помнят о нас автора Авдеев Алексей Иванович

Большая Земля Из штаба дивизии была получена радиограмма. В ней сообщалось, что к линии фронта идет группа партизан во главе с младшим лейтенантом Борисом Галушкиным. Партизаны несут важные документы о противнике и тяжело раненного бойца. Командование приказало


БОЛЬШАЯ ПУШКАРСКАЯ

Из книги Сама жизнь автора Трауберг Наталья Леонидовна

БОЛЬШАЯ ПУШКАРСКАЯ Матвеевский садик Сперва попытаюсь отвести обычную аберрацию: «А вот в старое время…». Я имею в виду миф о 1930-х годах. Он далеко не так популярен, как миф об уюте и нравственной чистоте 1970-х, но он жив. Даже если брать самое журнальное, с парашютистками и


Большая Пушкарская

Из книги Красная капелла. Суперсеть ГРУ-НКВД в тылу III рейха автора Перро Жиль

Большая Пушкарская Летом 1934 года кинорежиссеры, актеры, операторы переехали из коммуналок в очень хороший дом. Вообще-то он был странный: на двухэтажное строение с колоннами у полукруглого входа поставили три этажа в стиле конструктивизма, с низкими потолками и широкими


Большая игра

Из книги Анатомия предательства: "Суперкрот" ЦРУ в КГБ автора Соколов А А

Большая игра Франц Фортнер категоричен: «Я присутствовал не на всех его допросах, далеко нет, — ведь после его ареста я вернулся в Брюссель, на место службы. Но могу дать гарантию: если Большой шеф и заговорил, то не из страха перед пытками или ради спасения жизни. Этот


Большая ложь

Из книги Небо в огне автора Тихомолов Борис Ермилович

Большая ложь Разговоры — безошибочное средство обнаружить то, что человек старается утаить. Человек не может устоять перед соблазном открыть свою душу и показать свою сущность, а такую возможность представляет ему разговор. Агата Кристи. В алфавитном порядке. Ложь


Большая Тройка

Из книги Записки советского военного корреспондента автора Соловьев Михаил

Большая Тройка Нас разбудило громкое воркование голубей. Я просыпался медленно, не торопясь и как-то по особенному вкусно. Безмятежно. Войны будто и не бывало. Уже отвык за пять месяцев от ночного бдения, от грохота моторов, от стука шасси на взлете, от прожекторов и


Большая война

Из книги О других и о себе автора Слуцкий Борис Абрамович

Большая война Ожерелье бурь Если окинуть взглядом всё вокруг, то увидим мы океан жизни, взрыхленный бурями, кружащими в безумном хороводе человеческие судьбы.Ожерелье бурь, тянущееся страшным серпантином, перевалило через границу времени, обозначенную огненной датой:


Большая политика

Из книги Бардин автора Мезенцев Владимир Андреевич

Большая политика 8—9 сентября, когда все виды компромиссного решения были отвергнуты и наши танки ворвались в Болгарию, подвергнув ее всемирному унижению, многим, в том числе и мне, казалось, что произошла ошибка. Толкнули в сторону широкие круги антинемецки настроенной


БОЛЬШАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ

Из книги Финансисты, которые изменили мир автора Коллектив авторов

БОЛЬШАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ Декабрьской ночью 1934 года Ивана Павловича разбудил телефонный звонок. Его, беспартийного специалиста, приглашали в Москву на заседание Политбюро Центрального Комитета партии, посвященное встрече с металлургами. Он выехал в столицу в то же


Большая наука

Из книги Нефть. Люди, которые изменили мир автора Автор неизвестен

Большая наука Вернувшись с фронта, Хайек поступил в Венский университет на курс правоведения, дополнительно посещая лекции по политической экономии и психологии. Научной работой Хайека в студенческие годы руководил профессор Фридрих фон Визер[204], представитель старой


Большая политика

Из книги Миллиардеры [История крупнейших финансовых династий] автора Яшуньский Гжегож

Большая политика Несмотря на дух воинского братства, сближавший американских и советских солдат, Гарольд Хант был непримиримым противником «красной чумы», выступал против союза США и СССР и призывал к заключению перемирия с Германией.По мере того как росло состояние


«Большая Берта»

Из книги Красный циркуляр автора Браудер Билл

«Большая Берта» В день смерти отца в 1902 году Берте Крупп (Берте Антуанетте) было всего шестнадцать лет. Неожиданно для себя она стала наследницей огромного семейного состояния и богатейшей девушкой в Германии, а возможно, и в Европе. Хотя у Берты была сестра Барбара годом


21. «Большая восьмерка»

Из книги автора

21. «Большая восьмерка» Когда российское правительство решает за кого-нибудь взяться, оно не делает это взвешенно и дозированно, а обрушивается всей своей мощью. Когда на пути Путина встал Михаил Ходорковский, репрессии ждали не только его самого, но и всех, кто был с ним