Гастроном в высотном на площади Восстания

Гастроном в высотном на площади Восстания

Проезд Девичьего поля я очень любила за сквер, казавшийся лесом из-за огромных старых деревьев, а еще за здание Академии имени Фрунзе. Оно выглядело очень торжественным. Сочетание красного мрамора и черных колонн, часовые у входа, подтянутые офицеры, поднимающиеся по широкой лестнице, — все время хотелось на все это смотреть.

А Садовую Кудринскую много за что можно было любить. Особенно за зоопарк рядом, за Филатовскую больницу, где я все-таки стала героем, и еще — за Гастроном на площади Восстания. Сейчас это снова Кудринская площадь. Но все детство я знала и любила площадь Восстания.

Когда я добаливала свои бесконечные болезни, меня отвозили на Кудринскую, к тете Ане, остававшейся дома. На улицу мне уже разрешалось, а сад пока еще нет — раньше положенного срока врач в группу не допустит.

Счастливое время! Каждое утро, когда все расходились по делам, мы с Анечкой шли в Высотный гастроном, чтобы купить все для обеда и ужина. Холодильников тогда не было (даже трудно себе представить такое, но факт), поэтому приходилось покупать только немножко еды, на один день, иначе испортится.

— Ну, что? Собираемся в Гастроном? — предлагает Анечка.

— В Гастроном! — радуюсь я.

Вот мы идем, и я повторяю стихи. Их, кажется, маленькая Женечка еще придумала:

Площадь Восстания,

Высотное здание,

Квартира двадцать восемь —

И до свидания.

Смысла особого нет. Но есть какой-то радостный ритм. Вот я и повторяю, повторяю…

В Гастрономе очень вкусно пахнет всегда. И красота же вокруг! Зеркала, мраморные прилавки, колонны. Настоящий дворец. Мы переходим из одного зала с колоннами в другой. В каждом зале продается свое: где-то макароны, мука, крупа — бакалейные товары; где-то — конфеты, торты, зефир, пастила, пряники, баранки. А есть еще рыбный зал: там в огромном бассейне плавает живая рыба. Я даже видела самую настоящую щуку с картинки из сказки. И карпа… Много кого.

Чаще всего Анечка покупает селедку. Сельдь Атлантическую. Выбирает самую красивую. Продавщица взвешивает, заворачивает в бумагу хорошенько.

В мясном отделе нарисована корова. Она квадратами поделена на куски. Эти куски на картинке разноцветные. Самые красные части на картинке — самые хорошие. Но все равно в мясном отделе скучно и всегда много народу.

А мой любимый зал — колбасный и сырный. Вот там пахнет — так пахнет! Очень вкусно!

Анечка покупает 200 граммов докторской колбаски, 200 граммов сыра — на один раз всем поесть хватит. Продавщица спрашивает:

— Вам куском или нарезать?

— Нарежьте, пожалуйста, — просит Анечка.

Так, как умеют нарезать сыр и колбасу продавщицы в Высотке, не умеет никто: тоненько-тоненько. Кусочки получаются совсем прозрачные. Взвешивает она сыр и колбасу на прозрачной папиросной бумаге. А потом еще заворачивает в желтовато-серые плотные листы.

Мы берем свои покупки и отходим к мраморному столу для покупателей. Начинается мой любимый ритуал. Анечка разворачивает пакетик с сыром:

— Хочешь попробовать кусочек?

— Хочу!

И она дает мне сыр — не голой рукой, Боже упаси, а кусочком оберточной бумаги, прямо в рот.

Сыр пахнет вкусно-превкусно!

Как никогда потом!

Наступает очередь колбаски. Я снова пробую. Вкусно!

Покупки домой мы несем вместе: у меня есть специальная маленькая сумочка, чтобы что-то нести. Мы же две хозяйки, я хочу помочь!

Анечка с сумкой, а я с сумочкой. Но ничего! Я вырасту и буду все для всех носить сама. А они — пусть отдыхают.

— До свидания, Высотное здание! До завтра!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Меры площади

Из книги Один под парусами вокруг света [с иллюстрациями] автора Слокам Джошуа

Меры площади 1 акр = 4840 кв. ярдам = 0,405 га


На Красной площади

Из книги Мой брат Юрий автора Гагарин Валентин Алексеевич

На Красной площади После не очень долгих по времени торжеств в аэропорту поехали на Красную площадь, где был назначен митинг. Машины двигались по улицам, запруженным толпами людей. В глазах рябило от флагов, плакатов, транспарантов. Лозунги отличались лаконичностью и


4. Ход восстания

Из книги В сердцевине ада: Записки, найденные в пепле возле печей Освенцима автора Градовский Залман

4. Ход восстания По новому плану восстание должно было начаться на крематориях IV и V и начаться по-тихому. В тележке для перевозки кокса планировалось привезти оружие на крематории II и III, но даже это не вышло — вероятно, из-за предательства поляков или немцев из


5. После восстания

Из книги Книга 3. Между двух революций автора Белый Андрей

5. После восстания На следующий день, 8 октября, отдел трудового использования дал точно такую же численность членов «зондеркоммандо», что и накануне — 663 человека, в том числе по 169 человек на каждый крематорий (по 84 истопников на дневную и 85 на ночную смены)[446]. Видимо,


В дни восстания

Из книги Исповедь палача с Лубянки. Эмиссар Берии с особыми полномочиями автора Фролов Петр

В дни восстания Серафима Павловна Ремизова дружила с Гиппиус; от нее и услышал: Савинков, глава боевых эсеров, руководил бомбой Каляева; голова его оценена, а он живет в Питере, тайно посещая Ремизовых39 и жалуясь им на галлюцинацию: тень Каляева-де являлась к нему; его


Антисоветские восстания

Из книги След в океане автора Городницкий Александр Моисеевич

Антисоветские восстания С поздней осени 1939 года до весны 1941 года украинские буржуазные националисты неоднократно пытались организовать восстания в приграничных с оккупированной немцами Польшей областях СССР... Комментарий Александра Севера Петр Фролов в своих


ОКОЛО ПЛОЩАДИ

Из книги Звезда Егорова автора Нечай Петр Евлампиевич


НАКАНУНЕ ВОССТАНИЯ

Из книги Освоение Сибири в XVII веке автора Никитин Николай Иванович

НАКАНУНЕ ВОССТАНИЯ Жаркие дни, холодные ночи — таков август в Татрах. На Прашивой вырос лагерь из землянок. Прячась от холода, зарывались в землю партизаны Егорова. Их было уже много, более двух тысяч, а люди все шли: рабочие из Подбрезова и Брезно, Банской-Бистрицы и


НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ

Из книги Александр Невский [Жизнь и деяния святого и благоверного великого князя] автора Бегунов Юрий Константинович

НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ Как мы видели, все слои трудового населения Сибири, несмотря на существовавшие между ними различия, ощущали на себе тяжесть феодального гнета. И он не мог не вызвать противодействия. Протест против феодального произвола и эксплуатации находил за


НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ

Из книги В Сталинграде автора Павлов Яков Федотович

НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ Отстояв Русскую землю от уничтожения, великий князь должен был согласиться на повсеместное взимание тяжелой дани, на колоссальные унижения, которым подвергался народ со стороны восточных завоевателей. Александр Невский видел, с какой жадностью,


Дом на площади 9 января

Из книги Гончаров без глянца автора Фокин Павел Евгеньевич

Дом на площади 9 января Захват здания группой сержанта Я. Ф. Павлова. (Кадр из кинофильма «Сталинградская битва»)Командир батальона после первой моей вылазки в тыл врага еще не раз посылал меня разведывать отдельные дома, прощупывать, насколько они укреплены. Но недолго


Гастроном

Из книги Гоголь без глянца автора Фокин Павел Евгеньевич

Гастроном Александр Николаевич Гончаров:Тетушка (Анна Александровна Музалевская, сестра Гончарова. — Сост.) сделала все, чтобы угодить своему знаменитому «братцу», известному писателю, притом такому, который и с министрами знаком, и у Великих Князей бывает. <…>Иван


Гастроном

Из книги Стюарты автора Янковяк-Коник Беата

Гастроном Василий Игнатьевич Любич-Романович:[В гимназии] он постоянно сосал медовые пряники, ел сладости и пил грушевый квас, который был его любимым напитком. Гоголь и сам его приготовлял из моченых лесных груш или покупал его на городском базаре у баб-хохлушек,


Неудавшиеся восстания

Из книги Русская и советская кухня в лицах. Непридуманная история автора Сюткина Ольга Анатольевна

Неудавшиеся восстания Очередное восстание началось в 1715 году, вскоре после вступления на трон первого из правителей Ганноверской династии — Георга I. Новый король начал свою деятельность с чистки в министерских рядах, жертвой которой пал, в частности, представитель


Дмитрий Гурьев, министр и гастроном

Из книги Рассказы конструктора автора Яковлев Александр Сергеевич

Дмитрий Гурьев, министр и гастроном Что обыкновенному смертному подчас кажется невозможным, для министра финансов кажется пустяками. Князь А.Л.Голицын о графе Д.А.Гурьеве Каши – основа русского исторического рациона. И они же – достаточно простое и незатейливое блюдо


На Красной площади

Из книги автора

На Красной площади Уже больше десяти лет я любовался первомайскими и октябрьскими парадами на Красной площади. Но никогда меня не охватывало такое волнение, никогда я не был так возбуждён, как в этот первомайский праздник. В этот день над Красной площадью в числе других