Откровения помощника Картера

Откровения помощника Картера

Интересной с точки зрения познания мотивов, которыми руководствовалась администрация в своей деятельности, была моя встреча с личным помощником президента Джорданом, который был особо доверенным лицом Картера. Разговор наедине состоялся в нашем посольстве 20 мая. Высказывания Джордана в основном касались внутриполитических аспектов предстоящей встречи в Вене.

Джордан сказал, что хотел бы откровенно рассказать о планах и задачах, стоящих сейчас перед Картером. Последний отдает себе отчет, что предстоящая советско-американская встреча имеет большое международное значение, и намерен сделать все для ее успеха. Во внутреннем плане главное для него — быть переизбранным в президенты. В этой связи одна из важных задач — добиться ратификации сенатом соглашения по ОСВ-2. Администрация надеется, что удастся сделать это, но полных гарантий тут нет ввиду общей сложной ситуации в США вокруг советско-американских отношений и конкретно данного соглашения.

„В свете отмеченных выше основных задач, — продолжал Джордан, особое значение для Картера приобретает его предстоящая встреча с Брежневым. Для него важно установить хорошие деловые, личные отношения с советским лидером. Это важно не только для дальнейших позитивных отношений между обоими правительствами, но и для того, чтобы показать американскому общественному мнению, что Картер умел-таки наладить отношения с советским руководством, а это будет немаловажным фактором в ратификации договора об ОСВ-2 и в дальнейшей предвыборной кампании".

Вместе с тем Картеру важно, чтобы он выглядел и как лидер, который ради переизбрания „не бросился бездумно в объятия русских" и не повторил ошибки Никсона, создавшего „нереальное впечатление" о якобы достигнутом крутом повороте в советско-американских отношениях в пользу разрядки, „хотя многое из сделанного им было полезно". Такова политическая реальность сейчас, в 1979 году, когда вокруг отношений с СССР снова немало споров и противоречий в американской политической жизни, заметно отличающих ее от ситуации в лучшие годы Никсона. Президент Картер не собирается винить кого-либо в том, что дела сейчас обстоят хуже: кое в чем он и сам виноват, кое-что, видимо, могла лучше сделать и советская сторона, подчеркнул помощник президента.

Но это — прошлое. Главное теперь — встреча в Вене, сказал Джордан. Наилучший, по нашему мнению, сценарий и итог встречи был бы таков: оба президента добились немало позитивного, однако по ряду вопросов стороны отстаивали свои позиции, но согласились продолжать их обсуждение в дальнейшем. Залогом того, что будущие отношения между обеими странами будут строиться в основном не на путях конфронтации, а на поисках компромисса и договоренностей, стали бы установившиеся личные хорошие отношения между обоими президентами по ходу встречи.

Подобное „проектирование" итогов встречи на американское общественное мнение было бы наилучшим и с точки зрения перспектив ратификации соглашения по ОСВ, отметил он.

Джордан не скрывал, что главное для Картера — наиболее эффективно использовать встречу в дальнейшей предвыборной борьбе за пост президента.

Говоря о трудностях, связанных с ратификацией договора об ОСВ-2, Джордан высказал пожелание администрации, чтобы советская сторона „не очень хвалила" этот договор, а порой высказывала конкретные критические замечания по его содержанию, показывая, что весь он — результат разумных, но нелегких компромиссов с обеих сторон.

Администрация не советует также присылать сюда депутатов Верховного Совета СССР на период дебатов по ратификации, так как противники соглашения обязательно используют это, обвинив СССР, а заодно и Белый дом, в недопустимом иностранном лоббировании. Вскользь Джордан заметил, что их опыт общения с советскими парламентариями показал, что они не демонстрируют в дебатах необходимую гибкость, а их упорный пропагандистский нажим лишь вызывает раздражение у американских собеседников (в этом Джордан был, бесспорно, прав).

В целом приход ко мне Джордана и его откровенные высказывания в отношении предстоящей президентской предвыборной кампании в США свидетельствовали о том, что Картер все же надеется установить с советским руководителем доброжелательные отношения. Однако президент при этом как бы забывал (или предлагал забыть) груз прежних, порою напряженных отношений, которые в течение почти трех последних лет не раз вызывали раздражение в Москве.

В конце мая мною с Бжезинским были согласованы практические вопросы повестки дня встречи в Вене. Возникли некоторые расхождения. Например, американская сторона настаивала на официальном включении в повестку дня встречи вопроса о правах человека. Мы были против. Бжезинский тогда заявил, что каждая сторона вольна поднимать любые вопросы вне повестки. Я ответил: каждая сторона имеет право не обсуждать вопросы, которые считает неуместными. В остальном повестка была согласована без больших споров.

Позже, когда вместе с Вэнсом и Бжезинским мы редактировали проект венского коммюнике, я сообщил состав нашей делегации, вылетающей во главе с Брежневым в Вену. Состав делегации произвел на них явное впечатление: помимо Генерального секретаря в нее входили еще три члена Политбюро: Громыко, Устинов, Черненко (Брежнев хотел подстраховаться таким влиятельным составом делегации).

В американскую делегацию, помимо президента Картера, вошли Вэнс, Бжезинский, Браун и Джоунс (председатель Комитета начальников штабов).

Из довольно частых контактов с Вэнсом и Бжезинским накануне встречи в Вене у меня сложилось впечатление, что они по-разному подходят к встрече. Вэнс — за максимальное развитие позитивных сторон, не обостряя без нужды спорные вопросы, по которым пока трудно договориться. Бжезинский же считал целесообразным „во избежание в дальнейшем недоразумений" прямо заявить Брежневу о тех аспектах советской политики, которые не устраивали Белый дом.

Когда Джордан в беседе осторожно прощупывал мое мнение на этот счет, я сослался на позитивный опыт первой встречи Никсона с Брежневым, когда конфронтационные аспекты не выставлялись на первый план, хотя и обсуждались. Джордан обещал посоветовать Картеру поступить так же.

За день до встречи в Вене Вэнс в доверительной форме информировал меня о том, что президент, когда встретится наедине с Брежневым, собирается сообщить ему о своем намерении отозвать Туна с поста посла в Москве, поскольку он явно не справлялся со своими обязанностями, конфликтуя с советскими властями.

Президент решил назначить на этот пост Уотсона, крупного в прошлом бизнесмена, который хорошо относился к СССР и обладал широким кругозором. Вэнс просил иметь в виду, что об этом решении Картера никто, кроме госсекретаря, не знает.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Откровения

Из книги Улыбка фортуны автора Мюге С Г

Откровения Джозеф Кемпбелл выпустил альбом рисунков народов, живших на разных континентах, в разные исторические эпохи, и не имевших между собой никаких этнических и, тем более, культурных связей. Оказалось, что в искусстве каждого народа был определенный цикл


XLVI Клиенты становятс моими помощника в работе

Из книги Моя жизнь автора Ганди Мохандас Карамчанд

XLVI Клиенты становятс моими помощника в работе Различие между юридической практикой в Натале и в Трансваале состояло в том, что в Натале адвокатура была совместной; адвокат, принятый в число защитников, мог выступать и в качестве атторнея, в то время как в Трансваале, а


1. ПЕРВЫЙ ГОД ПРЕЗИДЕНТА ДЖ.КАРТЕРА

Из книги Сугубо доверительно [Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962-1986 гг.)] автора Добрынин Анатолий Фёдорович

1. ПЕРВЫЙ ГОД ПРЕЗИДЕНТА ДЖ.КАРТЕРА


„Доктрина Картера"

Из книги Одиссея Пола Маккартни автора Бокарев Владимир

„Доктрина Картера" 23 января Картер выступил с ежегодным посланием „О положении страны" на заседании конгресса, сосредоточив основное внимание на событиях вокруг Афганистана и курсе администрации в этой связи. Он оправдывал политику санкций в отношении Советского


Новая ядерная стратегия Картера

Из книги Страсти по Высоцкому автора Кудрявов Борис

Новая ядерная стратегия Картера Тем временем администрация Картера усиливала напряженность не только политическую, но и военную. 6 августа пресса сообщила, основываясь на явно умышленной утечке информации из Белого дома, об утверждении Картером „новой ядерной


Последние дни администрации Картера

Из книги Последние 100 дней автора Хитченс Кристофер

Последние дни администрации Картера Когда после выборов я посетил госсекретаря Маски, то меня интересовал главным образом вопрос, не собирается ли Картер что либо предпринять — в оставшиеся два месяца до ухода из Белого дома — в пользу ратификации договора об ОСВ-2, о


ОТКРОВЕНИЯ

Из книги Такеши Китано. Автобиография автора Китано Такеши

ОТКРОВЕНИЯ А после его смерти начались воспоминания. Володя вдруг сделался пай-мальчиком, которым он никогда не был! Из Володи делают какого-то «миленького» человека. А надо быть резким и даже жестоким, потому что он жизнью заплатил за правду. Марина Влади Игорь


Предисловие Грейдона Картера

Из книги Музыка и медицина. На примере немецкой романтики автора Ноймайр Антон

Предисловие Грейдона Картера Однажды весной[1] на званом ужине в Лос-Анджелесе ко мне подошел молодой актер Эмиль Хирш. Он знал, что я много лет работал с Кристофером Хитченсом, и ему хотелось поговорить об этом человеке с кем-нибудь, лично знавшим его. Хирш прочитал Hitch-22[2]


«МОИ ОТКРОВЕНИЯ»

Из книги Перелом. От Брежнева к Горбачеву автора Гриневский Олег Алексеевич

«МОИ ОТКРОВЕНИЯ» Сожалея о золотом веке Фра Анджелико, Матисс сказал однажды своему верному другу Жану Пюи: «Мне хотелось бы жить подобно монаху в келье, лишь бы только было чем писать без забот и беспокойства».«Всю свою жизнь я испытывал на себе влияние мнения, которое


19. Откровения на татами

Из книги Воспоминания автора Сахаров Андрей Дмитриевич

19. Откровения на татами С тех пор как моей матери не стало, я думаю о ней всё время. Я слышу её голос. Молюсь о ней каждое утро. Я хочу остаться верен её памяти. Наверное, я околдован своей матерью. Её смерть перевернула всё во мне. Когда я осознал, что она действительно


ОТКРОВЕНИЯ НА ПОЛИТБЮРО

Из книги автора

ОТКРОВЕНИЯ НА ПОЛИТБЮРО В четверг, как и положено, в 11.30 я был в Кремле. Первыми шли кадровые вопросы. Среди них — утверждение двух первых заместителей министра иностранных дел А.Г. Ковалева и Ю.М. Воронцова. Шеварднадзе не стал докладывать на Политбюро директивы, а поручил


ОТКРОВЕНИЯ БУША

Из книги автора

ОТКРОВЕНИЯ БУША Прощаясь, президент и Генсек пожали друг другу руки. Потом обнялись. Горбачёв уселся в свой чёрный бронированный ЗИЛ, который он называл танком. А там его ждал вице— президент Буш — по протоколу он должен был провожать гостя в аэропорт Эндрюс.


ГЛАВА 23 1977 год.  Обращение к избранному президенту США о Петре Рубане. Обыски в Москве. Взрыв в московском метро. Письмо Картеру о 16 заключенных. Инаугурационная речь Картера. Вызов к Гусеву. Письмо Картера. Аресты Гинзбурга и Орлова. «Лаборантка-призрак». Дело об обмене квартиры. Арест Щаранско

Из книги автора

ГЛАВА 23 1977 год.  Обращение к избранному президенту США о Петре Рубане. Обыски в Москве. Взрыв в московском метро. Письмо Картеру о 16 заключенных. Инаугурационная речь Картера. Вызов к Гусеву. Письмо Картера. Аресты Гинзбурга и Орлова. «Лаборантка-призрак». Дело об обмене