Отступление от Корсуня

Отступление от Корсуня

Корсунь был замечательным городом. Он был подсвечен на юго-востоке очень глубоким озером длиной во много километров. Это озеро с зелеными, голубыми, белыми и розовыми избами по берегам, с холмами, заросшими медного цвета кустарником, заканчивающимися песчаной дорогой, завершалось гигантской плотиной. Вода сбрасывалась на огромные розовые и зеленые скалы, обходя с двух сторон плоский полуостров, на котором располагался старый белый монастырь с элегантными восточными элементами.

В пятидесяти метрах над этим низвергающимся потоком, на этой красивой скале, до которой поднимался вагнеровский рокот водопада, были похоронены все павшие воины дивизии «Викинг» и штурмовой бригады «Валлония». После каждого боя их несли сюда, на эту мощную высоту, высокое место смерти и славы. Оттуда они увидят, как вдоль большого озера мы уйдем на жертву и освобождение.

Размеры поля сражения стали до крайности сжатыми: несколько километров фронта на севере Корсуня, несколько километров на западе, двойной защитный занавес по боковому авангарду. И все.

Вначале это место было обширным, как Бельгия. Теперь оно было меньше французского департамента.

Враг бил непрерывно, необходимо было отвоевать оставленные километры на востоке и севере по мере отхода. Мы отошли от Деренковца: таким образом, уступили семь километров. Волны немецкого натиска должны были до вечера отвоевать семь других километров на юго-западе, если они хотели, чтобы пятьдесят тысяч солдат не задохнулись в котле, где не было возможности маневра.

Однако к одиннадцати часам утра, когда командир и я получали приказ из дивизии, мы увидели багровое лицо генерала Гилле у телефонной трубки. Полученное известие было трагедией: Арбузино, служившее заслоном до завтрашнего дня, Арбузино было в руках русских, и они полным аллюром двигались прямо на Корсунь!

Генерал схватил толстую палку, прыгнул в «Фольксваген» и помчался в направлении Арбузино. Трудно было сопротивляться ярости генерала Гилле. Деревня была отбита, заслон восстановлен. И вовремя!

* * *

Наступление наших дивизий на юго-западе шло уже много часов. Оно не удавалось, не имело успеха, как хотело бы немецкое командование. Красные яростно сопротивлялись. Одна деревня была захвачена в шести километрах от Корсуня. Можно было отметить некоторые продвижения на флангах. Нам же нужен был быстрый и полный успех. Иначе через день-два наступил бы конец.

Усилие, которое требовалось от нас, было сверхчеловеческим. В течение восьми, десяти дней солдаты и офицеры не имели ни минуты отдыха. Мы жили лишь за счет мрачной энергии, которую дает непосредственная близость смерти.

Со времени операции при Мошнах, то есть с неделю, я не спал ни часа. Я сопротивлялся сну только с помощью таблеток, что глотал, пилюль для летчиков, держащих их в состоянии бодрствования во время длительных полетов.

В самом деле, невозможно было выкроить и минуту передышки: за ночь телефон КП звонил пятьдесят-шестьдесят раз, в любой момент неприятель ломал наши позиции: я должен был бежать в критические места, брать людей, что находил там, и бросаться с ними сломя голову в контратаку.

Мы все представляли собой не более чем клубок нервов. Сколько времени выдержат еще нервы?

Боеприпасы почти все были израсходованы за эти две недели ожесточенных боев. За неделю ни один самолет не смог приземлиться. Только парашютами окруженная армия получала то, чем надо было драться.

Едва мы прибыли в Корсунь, как в дождевом и закрытом небе услышали рокот самолетов. Облако белых парашютов пересекло туманную завесу.

Сначала мы подумали о советском десанте – последней фазе битвы. Затем мы увидели, как вместо тел под шелковыми куполами раскачиваются толстые серебристые сигары! Каждая из них содержала двадцать пять килограммов патронов и маленькие коробки концентрированного горького шоколада, помогавшего сопротивляться сну. Благодаря этой воздушной помощи каждое подразделение получило серьезную дотацию боеприпасов.

Хлебопекарни Корсуня замесили последнюю порцию с отрубями. Это и была вместе с парашютным шоколадом единственная пища, розданная в подразделениях 13 февраля 1944 года.

Унося свой хлеб, каждый солдат знал, что это был его последний паек перед тем, как умереть или победить.

* * *

Наше выступление в бой на юго-западном участке было назначено на двадцать три часа. У нас еще были некоторые иллюзии, так как немецкое командование умышленно приукрашивало положение своими сводками. И действительно, лучше было не говорить всего. Если бы мы знали всю правду, мы бы отказались от любого напряжения.

По словам высших офицеров, завтрашний день, воскресенье, должен был быть концом невезения. Оставалось преодолеть несколько километров. Мы поверили этому, потому что человек охотно верит тому, что соответствует его желаниям.

С утра дождь прекратился. Вечером поднялась луна. Мы увидели в этом предзнаменование. В темноте тихо высвечивался Корсунь.

Серебристые нежные отблески неба. Воздух становился каким-то пикантным, несколько таблеток карамели, и, в конце концов, мы придем к победе!

* * *

Мы потеряли много грузовиков, у нас также было много убитых. Каждому из нас нашлось место в оставшихся грузовиках. К середине ночи наша колонна достигла бело-голубого озера в лунном свете на выходе из Корсуня.

Мы пересекли его по деревянному мосту длиной с километр, выстроенному отважными саперами на вершине плотины. По этому мосту можно было проехать только в один ряд, в одном направлении. Поэтому с часу на час возникали пробки. Но, несмотря на все трудности, этот переход прошел без происшествий.

Враг был совсем близко, люди нервничали, но ничто не нарушало гранитную дисциплину войск.

Мы невольно восхищались тем, как хорошо работала эта военная машина, этим командованием с полным самообладанием, этим размеренным, как хронометраж спортивной гонки, отступлением, интендантской службой, распределением горючего и боеприпасов, транспортировкой, телефонной и радиосвязью – все было и оставалось точным, совершенным в течение этих галлюцинозных недель! Ни одна песчинка не расстроила этот часовой механизм, несмотря на концентрацию разрозненных частей, день и ночь выдерживавших атаки противника, несмотря на значительные потери техники, утонувшей в грязи оттепели.

И тем не менее в эту ночь все зависело от нескольких десятков кубометров досок!

Отважься какой-нибудь летчик бросить свою машину на озерную плотину, деревянный мост рухнул бы, и ни один немецкий грузовик не вышел бы из Корсуня. Но ни один летчик неприятеля не отважился на этот сенсационный шаг или ни один русский генерал не подумал об этом. В два часа утра мы были с другой стороны плотины вдоль озера с бледным отсветом, на дороге к юго-западу.

* * *

С большим трудом нам удалось продвинуться на несколько километров. Холод был пронизывающим. Грязь смерзлась, что еще больше затруднило продвижение. Сотни грузовиков ломались в этой мастике, преграждая путь колонне.

Повсюду мы пытались помочь грузовикам, блокированным в грязевой и ледяной массе, или столкнуть их под откос, в кювет. Но их было слишком много. В трех-четырех рядах в несколько километров стояли самые невероятные грузовики: большие зеленые машины фельдпочты, автокары командования, пушки, танки, сотни повозок, которые тащили маленькие лошади или быки. Не двигаясь с места, трещали мотоциклы.

В конце концов нам пришлось оставить грузовики и двигаться пешком от этой кутерьмы-неразберихи, желая нашим водителям терпения и помощи сильных и благоприятных ветров.

На рассвете мы дошли до первой деревни, накануне занятой русскими. Мы мрачно выслушали неутешительные новости. Пробить достаточно глубокую брешь в боевых порядках неприятеля было невозможно. Через четыре километра продвижения в деревне Шендеровке немецкие части наткнулись на ожесточенное сопротивление. Удалось занять только половину деревни.

Три четверти наступательных орудий нашей бригады были приведены в действие незадолго до нашего прибытия, и все были уничтожены. Командир наших бронемашин, совсем молодой капитан, красивый как бог, с живыми озорными голубыми глазами, в высокой белой казачьей шапке, украшенной мертвой головой СС, взлетел со своей машиной, которой заряд неприятеля попал прямо в боекомплект. Он взлетел на десять метров в воздух и упал, убитый наповал, но с абсолютно нетронутым лицом.

Атака должна была возобновиться. Мы по-прежнему ждали немецкие танки, которые должны были подойти нам навстречу с внешней стороны. Но сведения об их продвижении были крайне неточные.

Мы почти не продвигались к юго-западу, но мы сильно откатывались к северу: не только Арбузино, потерянное утром и отвоеванное в полдень, было окончательно потеряно к вечеру, то есть на двенадцать часов раньше срока, но и русские, не прекращая преследования отступавших, вошли в Корсунь! Да, в Корсунь! Мы вышли оттуда в одиннадцать часов вечера, Советы ворвались туда на рассвете.

Нам надо было без паники двинуться на деревню Новая Буда, которая, судя по карте, на востоке перекрывала населенный пункт Шендеровка, где шли упорные бои.

Новая Буда – название казалось странным. Деревня располагалась чуть выше длинного хребта, что шел к востоку и западу.

Мы друг за другом, след в след, гуськом отправились в путь. Все, что оставалось от немецкой артиллерии, обрушилось на дома Шендеровки, где забаррикадировались русские.

Мы свернули влево. Повсюду лежали недавно убитые немецкие солдаты.

Кругом была отвратительная грязь. Советские самолеты заходили на нас на бреющем полете. Мы бросались на землю, мы почти полностью погружались в грязь, пока эскадрилья не исчезала. Эти ныряния возобновлялись раз десять. Нам потребовалось три часа, чтобы пройти четыре километра вязких полей.

Наконец, мы вошли в Новую Буду. В деревне было тихо, как на кладбище.

Русских только что выбили оттуда неожиданным и радикальным ударом два полка вермахта. Противник оставил на местности прекрасные пушки и десятка два «Фордов».

Но эта неожиданная победа не особенно радовала. С юго-востока поднимались советские танки. Мы хорошо видели их продвижение по дороге. Они остановились в восьмистах метрах.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ОТСТУПЛЕНИЕ

Из книги Театр моей памяти автора Смехов Вениамин Борисович


Отступление

Из книги Кортес автора Дюверже Кристиан

Отступление Тласкала, июль 1520 годаКортес не был создан для спокойной, размеренно текущей жизни. Напротив, ему нужны были бури и волнения, чтобы по-настоящему показать себя. Только в минуты смертельной опасности и самых тяжких испытаний в полной мере проявлялись его


ОТСТУПЛЕНИЕ

Из книги Леопард из Рудрапраяга автора Корбетт Джим

ОТСТУПЛЕНИЕ Наутро, только рассвело, мы с большой осторожностью подошли к трупу и были разочарованы, заметив, что леопард к нему не возвращался. Мы ведь считали, что он должен это сделать, после того как ему не удалось схватить одного из нас накануне.В течение дня, пока


ОТСТУПЛЕНИЕ

Из книги Панчо Вилья автора Григулевич Иосиф Ромуальдович

ОТСТУПЛЕНИЕ Многое из того, чего не понимали Вилья и Сапата, ясно представляли себе Карранса и его сторонники. Еще в 1913 году в одном из своих выступлений дон Венус предсказал, что после свержения диктатуры Уэрты в стране начнется жестокая внутренняя борьба. Теперь эта


Отступление

Из книги Книга о счастье и несчастьях. Дневник с воспоминаниями и отступлениями. Книга вторая автора Амосов Николай Михайлович

Отступление Еще прошлой зимой, когда "комплектовал" из-за блока, исследовал простые модели социализма и капитализма. Вчера еще немного поработал.Общие результаты сравнительных расчетов экономики получились такие. Темпы роста производства и накопления при социализме


ОТСТУПЛЕНИЕ

Из книги Зигзаги судьбы автора Дичбалис Сигизмунд Анатольевич

ОТСТУПЛЕНИЕ Вскоре отряд Феофанова снялся с насиженных мест, и, как цыганский табор, начал долгий путь на Запад.На мой запрос, что мне делать, невидимка «Старшой» прислал приказ: следовать с отрядом до следующего извещения. Оно не пришло и до сих пор, но тогда на душе стало


6. Отступление

Из книги Трагедия казачества. Война и судьбы-1 автора Тимофеев Николай Семёнович

6. Отступление В тот же день вечером наша колонна вышла из села Сухополе по основной дороге на запад. После полученной взбучки титовцы не рисковали совершать ночные нападения.Корпус уходил из Хорватии через Словению в южную Австрию. Двигались в любое время суток,


Отступление

Из книги Казаки на Кавказском фронте 1914–1917 автора Елисеев Федор Иванович

Отступление Что же происходило в это время у турок? «9 июля правофланговая группа 3-й Турецкой армии, руководимая Абдул Керим-пашой, всеми силами перешла в решительное наступление против 4-го Кавказского корпуса, охватывая его правый фланг. На усиление правого фланга была


Отступление

Из книги Физик на войне автора Казачковский Олег Дмитриевич

Отступление Пришлось отступать. Это не было неожиданностью. Не очень верили, что, как, заявлялось, воевать будем на чужой территории, да притом еще малой кровью. Но, что отступление зайдет так далеко, не предполагали. Помню, как кто-то из старших командиров сказал, что нам


Отступление

Из книги Рудольф Дизель автора Гумилевский Лев Иванович

Отступление Дизель работал с утра до позднего вечера. Возвращаясь к своим чертежам и наброскам, теперь обогащенный практическим опытом, он не испытывал уже той светлой радости, которая освещала ему мир. Вдохновленные дни возникновения идеи и ее развития, когда все


2. Отступление

Из книги Люди без имени автора Золотарев Леонид Михайлович

2. Отступление Биография Леонида Маевского короткая: четвертый сын у отца, не считая сестер. Мать часто вспоминала, что Леонид родился в голодный 1922 год, когда на ДВК шла Гражданская война. Власть переходила из рук в руки и его отец — сельский учитель, преследуемый


Отступление

Из книги Атаман Платов автора Лесин Владимир Иванович

Отступление После разговора с царем М. Б. Барклай де Толли сообщил всем корпусным командирам подчиненной ему 1-й Западной армии, что неприятель переправился через Неман у Ковно, и приказал им сосредоточиться у Свенцян, где предполагал дать противнику первое серьезное


Отступление

Из книги Скрытые лики войны. Документы, воспоминания, дневники автора Губернаторов Николай Владимирович

Отступление О, годы юности немилой, Ее жестоких передряг. То был отец, — то вдруг он — враг. А. Твардовский. По праву памяти О «яблоне»Папа — Григорий Георгиевич Искра-Гаевский — родился 30 января 1893 года в старинной дворянской семье. Пращурами рода были полтавский


VII. Отступление

Из книги Черчилль. Молодой титан автора Шелден Майкл

VII. Отступление Война между Черчиллем и Чемберленом достигла самого пика в начале 1904 года. Генеральное сражение состоялось в четверг, в конце марта. Оппозиция потребовала от правительства устроить выборы, чтобы страна могла сказать свое слово по поводу свободной


Отступление

Из книги Аннапурна автора Эрцог Морис

Отступление Теперь уже все спустились вниз и собрались в лагере II. Но в каком состоянии! Инициатива теперь принадлежит Удо. Он производит беглый осмотр. При виде ужасного зрелища, которое мы собой представляем, на его лице попеременно отражаются то отчаяние друга, то


6.5 Дальнейшее отступление. Оборона Невинномыска. Отступление к Черкесску

Из книги Годы боевые: 1942 год [Записки начальника штаба дивизии] автора Рогов Константин Иванович

6.5 Дальнейшее отступление. Оборона Невинномыска. Отступление к Черкесску «Живого» наземного врага гвардейцы не встречали, зато воздушный! Воздушный не давал нам скучать. Мы наблюдали группы немецких самолётов, которые гудя, строем неторопливо шли на юг, а потом налегке