Глава вторая Молодость, Ян Кайхой

Глава вторая

Молодость, Ян Кайхой

В 1908 г. Мао Цзэдун окончил начальную сельскую школу. Ему было тогда полных 14 лет. Родители женили его по своему усмотрению, устроив самую настоящую брачную церемонию.

Первой и единственной законной, если говорить об исполнении законов и обычаев, жене Мао Цзэдуна в момент свадьбы было 18 лет.

Первая жена Мао Цзэдуна была родом из соседнего уезда, из семьи по фамилии Ло. Звали ее обычно Е-мэйцза («Сестричка Листочек»). Она была простой и здоровой крестьянской девушкой. Родители женили старшего сына, заботясь о продлении рода, а также нуждаясь в помощнице по дому. В китайской деревне того времени было обычным явлением, когда сына в возрасте 14—15 лет женят первым браком на девушке 18—20 лет.

В 1908 г. семья Мао процветала. Однако матери Мао Цзэдуна был тогда уже 41 год. Тяжелый труд и многочисленные роды к этому времени сильно сказались на ее здоровье. Ей было довольно трудно обслуживать семью из пяти человек, самому младшему сыну Цзэтаню едва исполнился год. Семья держала батраков. Матери приходилось кормить всех мужчин и работать в поле. Конечно, родители рассчитывали, женив старшего сына, заполучить помощницу-работницу для дома и семьи.

Свадьбу Мао Цзэдуну сыграли шумную, с богатым угощением для родных и односельчан.

Так «Сестричка Листочек» вошла в семью Мао в качестве старшей невестки. Она провела в доме Мао три года, с 1908 по 1911-й. Весь первый год из этих трех Мао Цзэдун жил дома. Затем он уехал учиться в город, в родные места приезжал редко, не всегда даже во время каникул.

Очень молодой, всего 21 года от роду, Е-мэйцза заболела и умерла. Какие-то чувства все-таки соединяли Мао Цзэдуна с семьей Ло. После основания КНР в 1949 году старший брат его первой жены прислал Мао Цзэдуну письмо, жалуясь на материальные трудности. Мао Цзэдун ответил ему и послал 300 юаней.

Около 1910 г. Мао Цзэдун покинул родительский дом и вступил в самостоятельную жизнь, родители, согласно традициям и обычаям, существовавшим в крестьянских семьях, заботясь о продолжении рода, после смерти первой жены своего старшего сына взяли в свою семью девочку, которая со временем, согласно подписанному семьями жениха и невесты брачному контракту, должна была стать новой женой Мао Цзэдуна, как старшего сына в семье Мао. Эта суженая была родственницей Мао Цзэдуна, его двоюродной сестрой по отцовской линии.

Девочка была смышленой и симпатичной. Она родилась в сезон цветения хризантем в 1905 г., и ее в родной семье с детских лет называли Цзюй-мэйцза, то есть «Сестричка Хризантема». Она была на 12 лет моложе Мао Цзэдуна. Она росла и воспитывалась в доме его родителей и согласно обычаю называла Мао Цзэдуна старшим братом, что подразумевало их будущие супружеские отношения. И хотя формально Мао Цзэдун был обручен с «Сестричкой Хризантемой», их браку так и не суждено было осуществиться.

В 1920 г. Мао Цзэдун приехал в родные места. К тому времени он уже был вполне сложившимся человеком. По всей вероятности, у него был и определенный опыт общения с женщинами. Во всяком случае в то время он собирался жениться на Ян Кайхой. Может быть, именно в этой связи Мао Цзэдун и «решил вопрос» о «Сестричке Хризантеме» – ему нужна была свобода от брачного контракта с ней.

Мао Цзэдун произвел большое впечатление на названую сестру. Она с обожанием и восхищением смотрела на пламенно повествовавшего о революции молодого человека. В свою очередь ее характер и поведение импонировали Мао Цзэдуну. С ее согласия он увез «Сестричку Хризантему» в город Чанша и устроил там на учебу. Когда же родители Мао Цзэдуна ушли из жизни, он освободил себя и «Сестричку Хризантему» от брачных обязательств.

Именно Мао Цзэдун дал ей при ее переезде в город и новое имя. Он назвал ее Мао Цзэцзянь. В соответствии с традицией фамилия и первая часть имени его названой сестры оказались такими же, как у трех братьев Мао, а имя Цзэцзянь означало «приносящая влагу, жизнь, благо строительству, созиданию».

Мао Цзэцзянь стала членом Компартии Китая уже в возрасте 18 лет. В 1925 г. она вышла замуж за Чэнь Фэня, тоже члена КПК. В 1930 г. Мао Цзэцзянь была казнена властями за свою политическую деятельность.

* * *

Мао Цзэдун с большим пиететом относился к отцу своей будущей второй жены Ян Кайхой. Его звали Ян Чанцзи, он преподавал логику, философию и этику в первом педагогическом училище города Чанша. Это был незаурядный человек. В молодости он увлекался конфуцианством, побывал на учебе в Японии, Англии, Германии. Он был знаком с культурой, цивилизацией и философией Востока и Запада. Его даже называли «Конфуцием первого педагогического училища города Чанша».

Его лекции собирали многочисленных слушателей. У него была манера говорить медленно и многозначительно. Он не повторялся и не разжевывал сказанное, каждое его высказывание было исполнено глубокого смысла.

Ян Чанцзи полагал, что знания – это результат самостоятельных исследований и опыта, а не переписывание классических сочинений предшественников и не повторение за другими того, что уже было ими сказано.

Ян Чанцзи отметил и признал Мао Цзэдуна одним из своих лучших учеников после того, как ознакомился с его сочинением «Энергия разума, или Сила нашего сердца». Под руководством Ян Чанцзи Мао Цзэдун получил представление о Г. Спенсере, Т. Гексли, Ч. Дарвине, Дж. Милле, А. Смите, Ш. Монтескье. Он читал и перечитывал «Биографии великих деятелей мира» – книгу, в которой говорилось об исключительной роли духовных пастырей и политических вождей. Годы, проведенные Мао Цзэдуном в первом педагогическом училище города Чанша, заложили основу духовных и политических взглядов будущего вождя китайской революции. По сути дела, Ян Чанцзи стал учителем, воспитателем и даже духовным наставником Мао Цзэдуна. Очень важно подчеркнуть, что прежде чем с головой окунуться в политическую борьбу, Мао Цзэдун свои молодые годы, с 20 до 25 лет, посвятил учебе, причем под хорошим, возможно, лучшим для тех условий, руководством.

Шло время, Мао Цзэдун стал постоянным гостем в доме учителя. По воскресеньям его приглашали на обед. Жена Ян Чанцзи готовила прекрасные кушанья.

По утрам Ян Чанцзи обязательно обливался ледяной водой, считая, что эта процедура помогает закалять волю. Вслед за наставником и Мао Цзэдун начал принимать водные, воздушные и солнечные ванны, а также подставлять свое тело инею и ветру.

Ян Чанцзи придавал большое значение нормам нравственности и морали. Под влиянием учителя Мао Цзэдун взял себе за правило самому отвечать за свои слова и поступки, всегда, при любых обстоятельствах оставаться самим собой. У него появилось и еще одно правило: в делах руководствоваться не эмоциями, а исключительно принципами, теорией; в то же время в частной жизни он полагался на свои чувства. В дальнейшем на протяжении всей своей жизни Мао Цзэдун всегда декларировал приверженность именно таким взглядам.

Ян Чанцзи не был консерватором в отношении к своим детям. Например, отец позволял дочери присутствовать при его трапезах и беседах со своими лучшими учениками, в том числе с Мао Цзэдуном, что считалось недопустимым в большинстве китайских семей.

Так началось общение Мао Цзэдуна и Ян Кайхой, бывшей на 8 лет моложе Мао Цзэдуна. В то время она превращалась из подростка в девушку. У Мао Цзэдуна была своя жизнь, свои отношения с соучениками и соученицами. Он довольно рано стал взрослым человеком, мужчиной. С Ян Кайхой он в первое время ощущал некоторую неловкость, робость деревенского парня перед дочерью наставника. Однако он заметил, что Ян Кайхой тоже смущается и краснеет в его присутствии, следовательно, он ей нравится. Он даже начал подтрунивать над Ян Кайхой.

Шли годы, и в 1918 г. тогдашний министр просвещения Чжан Шичжао пригласил Ян Чанцзи занять кафедру профессора этики в Пекинском университете. В Пекине Ян Чанцзи рекомендовал своего ученика Мао Цзэдуна директору библиотеки Пекинского университета Ли Дачжао, одному из первых пропагандистов марксизма и основателей Компартии Китая.

Так Мао Цзэдун получил место помощника библиотекаря. Жалованье было крохотным. Однако, благодаря переезду в Пекин и стараниям Ян Чанцзи, перед Мао Цзэдуном открылись двери в новый мир – мир политической борьбы. Мао Цзэдун стал посещать марксистский кружок Ли Дачжао, познакомился с другим теоретиком и будущим основателем Компартии Китая Чэнь Дусю, который произвел на Мао Цзэдуна неизгладимое впечатление.

Мао Цзэдун и в Пекине продолжал посещать воскресные обеды в доме Ян Чанцзи, что было весьма существенно, учитывая его полуголодное существование. Послеобеденные беседы продолжались. Ян Чанцзи втягивал в них и свою дочь, которая целиком поддерживала Мао Цзэдуна в вопросах вооруженной борьбы, считая, что на насилие нужно отвечать насилием.

Ян Чанцзи мучили сомнения. Будучи хунаньцем, он любил смелых и сильных людей. Но как философ, учитель и наставник Ян Чанцзи хотел, чтобы его ученики были просветителями. Молодое же поколение объединялось идеей отстаивания с оружием в руках тех принципов, теоретических положений, которые представлялись им верными.

В начале 1919 г. состоялась беседа Ян Чанцзи с Мао Цзэдуном, оказавшаяся последней. В этом разговоре учитель одобрил мысли и патриотические настроения своего ученика, поддержал его тезис о том, что в основе практической деятельности должны лежать не абстрактные «измы» – либерализм, демократизм, реформизм, анархизм или марксизм, а использование тех постулатов и методов, которые на деле способны помочь в борьбе за интересы китайцев и китайской нации. Иными словами, можно брать отовсюду понемногу, лишь бы это было во благо революционной борьбе.

Ян Чанцзи и в Пекине не изменил своей привычке обливаться холодной водой. Однако он не учел того, что климат в Пекине совсем не такой теплый, как в родном Чанша, да и возраст давал о себе знать. Ледяные ванны привели к воспалению легких, в конце 1919 г. Ян Чанцзи заболел и буквально в считаные дни в начале января 1920 г. ушел из жизни.

Мао Цзэдун искренне переживал смерть Ян Чанцзи. Он помог похоронить учителя. Так, за какие-то полтора года Мао Цзэдун лишился родителей и своего наставника.

С матерью своей будущей второй жены госпожой Ян (урожденной Сян) Мао Цзэдун впервые увиделся в 1913 г., когда стал приходить в дом Ян Чанцзи по приглашению своего учителя.

Пока Ян Чанцзи учился за границей, где получил степень доктора философии Эдинбургского университета, его жена оставалась на родине с дочерью и сыном. Приходилось ей нелегко.

Она сочувствовала Мао Цзэдуну, видя, что он живет впроголодь, не получая помощи от родных. Зимой Мао Цзэдун дрожал от холода, у него был только один длиннополый, вылинявший от времени халат. Госпожа Ян связала ему шерстяную фуфайку модного в Чанша красно-розового цвета. Мао Цзэдун носил ее много лет, в том числе и во время продолжительного перехода с востока на северо-запад страны. Фуфайку уже невозможно было надевать, до того она обветшала, но и выбросить ее Мао Цзэдуну было жалко. Он продолжал хранить ее, а после образования КНР эта фуфайка была передана в музей истории революции в Пекине.

Когда Мао Цзэдун стал проявлять признаки особого отношения к Ян Кайхой, родители девушки отнеслись к этому по-разному. Отец беспокоился за судьбу дочери, понимая, что занимаясь политикой, зять будет подвергать себя и свою семью смертельной опасности, лишит Ян Кайхой счастья. Госпожа Ян не заглядывала далеко вперед. Ей нравился этот ученик из деревни Шаошаньчун, а Ян Кайхой была ее любимой дочерью. Госпожа Ян заранее любила и избранника дочери, будущего зятя. А когда Мао Цзэдун и Ян Кайхой поженились и у них появился первенец, госпожа Ян была на седьмом небе от счастья. Она помогала ухаживать за младенцем. В то время все еще жили в Пекине. Но Мао Цзэдун в интересах революционной борьбы должен был вернуться в Чанша. Госпожа Ян, будучи женщиной доброй, тут же продала фамильный золотой браслет, передававшийся в ее семье из поколения в поколение, а вырученные деньги пошли на переезд Мао Цзэдуна с женой и сыном в Чанша. Ян Чанцзи к тому времени уже умер, и госпожа Ян осталась одна с малолетним сыном на руках в Пекине.

Спустя некоторое время госпожа Ян возвратилась в свой родной дом в деревне Баньцан под Чанша. Когда Ян Кайхой арестовали, госпожа Ян продала большую часть семейной утвари и отправилась в город спасать дочь. Она ничего не боялась. Но ее хлопоты оказались напрасными. Дочь казнили на пустыре, под горой Шицылин, в Чанша. Пренебрегая реально существовавшей опасностью, госпожа Ян забрала тело дочери и похоронила ее в деревне Баньцан.

Спустя 19 лет, накануне образования КНР, Мао Цзэдун получил по телеграфу поздравление от своего шурина Ян Кайчжи. К тому времени город Чанша перешел без боев в руки НОАК. Мао Цзэдун отправил туда своих сыновей Мао Аньина и Мао Аньцина, наказав им посетить могилу матери. В сопроводительном письме он также писал, что «они очень хотели бы повидаться с бабушкой».

Госпожа Ян была уже в преклонном возрасте. Но Мао Аньина поразили здравые суждения бабушки. Она осудила тех из ее родственников, которые рассчитывали с помощью Мао Цзэдуна получить синекуру.

В дальнейшем Мао Цзэдун приказал выделять ежегодно из его гонораров 1200 юаней госпоже Ян, дабы обеспечить ее старость.

В 1962 г. госпожа Ян умерла. Мао Цзэдун написал письмо роду Ян, выразив глубокое соболезнование. При этом он подчеркнул, что госпожу Ян «можно похоронить в одном склепе с моей дорогой супругой товарищем Ян Кайхой. Две наших семьи – это одна семья, а раз это одна семья, то ее нельзя и разделять».

Отношения Мао Цзэдуна и Ян Кайхой не были безоблачными. Ко времени свадьбы Мао Цзэдуну было уже 27 лет, а Ян Кайхой 19 лет. В его жизни уже были женщины. Во всяком случае, его связывали отношения с соученицей по педагогическому училищу в городе Чанша Тао Сыюн. Их тянуло друг к другу. Немалую роль играло и то, что они вместе начали участвовать в революционной деятельности. Однако если Тао Сыюн стремилась изменять мир путем просвещения, то Мао Цзэдун был сторонником насильственных методов. По этой или какой другой причине, но пути Мао Цзэдуна и Тао Сыюн в конце концов разошлись в том же 1920 г.

Вскоре Мао Цзэдун женился на Ян Кайхой. Супругов связывали сильные чувства. За неполных семь лет семейной жизни Ян Кайхой родила троих сыновей. Первенца назвали Мао Аньином. Он родился 24 сентября 1922 г. в Чанша.

Ян Кайхой стремилась быть не только подругой мужа, матерью его детей, но и активно участвовала в политической деятельности. Мао Цзэдун же всегда на первый план выдвигал свои планы, поступал так, как считал для себя необходимым. Он осознанно и инстинктивно отодвигал жену от полноправного участия в партийной работе.

В 1923 г. Мао Цзэдун, ссылаясь на необходимость по работе, объявил о своем отъезде из Чанша. Его совершенно не озаботило, что его снова беременная жена одна останется с сыном дома. Ян Кайхой же считала, что муж не уделял ей достаточного внимания. Она потребовала, чтобы Мао Цзэдун либо взял с собой ее и сына или вовсе не уезжал. Произошла крупная ссора. Ян Кайхой рыдала, осуждая мужа, называя его бесчувственным человеком. Однако Мао Цзэдун, как всегда, поступил по-своему. Он хлопнул дверью и уехал. Ян Кайхой не захотела даже проводить его. В 1924 г. Ян Кайхой родила второго сына, Мао Аньцина.

В 1927 г. Мао Цзэдун предпринял попытки сгладить отчуждение прошлых лет. Он стал менее сухим в своих отношениях с женой.

Весной 1927 г. Мао Цзэдун вместе с Ян Кайхой побывал у себя на родине в деревне Шаошаньчун. Поначалу односельчане довольно неприязненно встретили Мао Цзэдуна и его жену, видя в них городских богатых людей. Тогда Ян Кайхой начала учить грамоте всех желающих крестьян в родовой кумирне семьи Мао. Давая пояснения к иероглифам, она рассуждала о несправедливости в отношении бедных людей. Постепенно она завоевала симпатии своих новых родственников и односельчан.

Вскоре вся семья перебралась в город Учан, где Ян Кайхой родила третьего сына, Мао Аньлуна. Мао Цзэдун был всецело занят делами крестьянского движения. Ян Кайхой помогала ему, выполняя обязанности секретаря, переписывая работы мужа. У Мао Цзэдуна был скверный почерк.

В августе 1927 г. Мао Цзэдун отправил жену с тремя детьми домой в Чанша, а сам с головой ушел в организацию восстания крестьян. Так, прожив одной семьей почти семь лет, с конца 1920 г. по осень 1927 г., Мао Цзэдун и Ян Кайхой расстались, как оказалось, навсегда.

Ян Кайхой до конца своей жизни хранила верность мужу. Она писала, что испытывает ощущение, что она была рождена, «предназначена для своей мамы и для него», что «если его схватят, замыслят убить, я непременно разделю с ним его судьбу». В октябре 1928 г. Ян Кайхой даже написала стихи, выразив в них свои страдания от наступившего одиночества, когда некому ее защитить, некому с ней поговорить, когда ей не у кого спросить. Подпольщики предлагали Ян Кайхой переправиться в горы Цзинганшань к мужу, но она отказалась, сославшись на то, что такого приказа она от Мао Цзэдуна не получала, а без этого она не может «никуда сдвигаться с места».

В 1928 г. Ян Кайхой арестовали и вместе со старшим сыном, которому тогда было шесть лет, посадили в тюрьму. Сначала от нее посулами и обещаниями пытались получить сведения о подпольщиках. Затем ее пытали. Ян Кайхой не выдала партийных секретов. Она не согласилась и на минимальное, с точки зрения властей, требование. Ее обещали выпустить из тюрьмы, едва только она сделает заявление о том, что порывает супружеские связи с Мао Цзэдуном. После двухлетнего тюремного заключения осенью 1930 г. Ян Кайхой казнили.

Узнав о смерти жены, Мао Цзэдун сказал: «И сотней жизней не искупить смерти Ян Кайхой». Он отправил деньги, чтобы установили памятник на ее могиле.

Впоследствии Мао Цзэдун переживал случившееся, и не только потому, что очень любил Ян Кайхой, но и из чувства глубокой вины перед ней. В характере Мао Цзэдуна была эта черта: он каялся перед мертвыми, но он не был способен делать это перед живыми. Это было своеобразным проявлением его эгоизма и нарциссизма. В своем внутреннем мире он, вероятно, жалел себя, уходя в мир теней из мира живых людей, обращаясь к теням тех, кто был верен ему.

В 1957 г. Мао Цзэдун написал стихи, адресовав их Ли Шуи, вдове своего погибшего товарища по фамилии Лю. Муж Ли Шуи и жена Мао Цзэдуна пали в объединявшей их борьбе с врагами. Вот эти стихи, которые в свое время партийная пропаганда довела практически до всего населения КНР:

Я потерял мою гордую Ян, а ты лишилась своего Лю.

И вот Ян и Лю легко воспарили на счастливое девятое Небо.

И там они спросили у небесного виночерпия У Гана,

чем же он их угостит?

У Ган выставил прекрасное вино из цветов коричного дерева.

А всегда молчаливая Чан Э, фея Луны,

взмахнула своими широкими рукавами

и поплыла в безбрежной высоте в танце в честь тех, кто верен,

кто верен.

Весть об этом донеслась до мира людей.

А слезы прекрасной феи пролились на землю благодатным

освежающим дождем.

На эти строки бурно реагировала Цзян Цин, новая жена Мао Цзэдуна. Она ворвалась к нему в кабинет и закричала: «Она, значит, у тебя твоя «гордая Ян», а я тогда кем у тебя числюсь?»

Мао Цзэдун, к тому времени изрядно постаревший и отяжелевший, от слов Цзян Цин буквально окаменел.

Нужно здесь попутно сказать, что Мао Цзэдун в подобных случаях, когда кто-то позволял себе возражать ему либо задавать неприятный вопрос, впадал в странную оцепенелость, в своего рода психологический анабиоз. Возможно, это было связано с тем, что он вообще склонен был только к монологу, а диалога и уж тем более возражений просто не переносил. А быть может, это была его защитная реакция на стрессы.

И на сей раз он долго молчал. Страшно побледнел. В руке дымилась половинка сигареты. Наконец он выдавил из себя: «Ты… катись у меня отсюда!» Эти слова были произнесены негромко, но столь весомо, с таким гневом, что Цзян Цин поняла, чем тут пахнет, мгновенно замолчала и ретировалась.

Стихи, опубликованные в 1957 г., были не первыми стихами Мао Цзэдуна о Ян Кайхой. В 1950 г. сын Мао Цзэдуна Мао Аньцин после своей свадьбы вместе с молодой женой навестил отца в Чжуннаньхае. Глядя на невестку, Мао Цзэдун расчувствовался и заговорил: «Ваша мама (тут он имел в виду Ян Кайхой) была мудрой и хорошей женщиной. Она была очень обаятельной! Я ее часто вспоминаю…» Он надолго замолчал и только все курил и курил.

Сын и невестка попросили Мао Цзэдуна переписать им на память своей рукой его стихи о Ян Кайхой. Мао Цзэдун подошел к столу, медленно взял в руки кисть, сосредоточился, и из-под кисти полились иероглифы: «Я потерял мой цветок, мою Ян…»

Невестка тут же напомнила свекру:

– Папа, у вас там в тексте: «Мою гордую Ян…» Мао Цзэдун сел и в раздумье сказал:

– Пусть будет «Мой цветок, мою Ян…». Это очень тепло, это по-родственному.

В 1949 г. Мао Цзэдун встречался со своим шурином Ян Кайчжи, с которым впоследствии долго не виделся. Летом 1976 г. Ян Кайчжи, будучи уже стариком, сумел найти в Пекине дом, где жила медсестра, работавшая при Мао Цзэдуне. Он пришел к этой медсестре по фамилии Ли и ее мужу, сотруднику охраны Мао Цзэдуна, по фамилии Вэй. Ян Кайчжи представился и поинтересовался состоянием здоровья Мао Цзэдуна, который тогда был уже практически при смерти. Однако разглашать этот партийно-государственный секрет никому не разрешалось. Поэтому ответом на вопрос Ян Кайчжи было продолжительное красноречивое молчание.

Поняв причину тягостного молчания собеседников, Ян Кайчжи попросил передать Мао Цзэдуну письмо и фотографию. На тот случай, если Мао Цзэдун пожелает с ним повидаться, Ян Кайчжи оставил номер своего телефона, упомянув, что он уже целый месяц находится в Пекине и никак не может связаться с Мао Цзэдуном. Ли во время своего дежурства передала письмо Мао Цзэдуну, когда ему стало чуть полегче. Мао Цзэдун узнал на фотографии Ян Кайчжи, назвал его по имени и велел Ли пригласить его к себе. Однако медсестра, которая, конечно же, согласовала свои действия с соответствующими компетентными органами, решительно ответила: «Вам сейчас не разрешается принимать гостей!» Мао Цзэдун смирился и не возражал. Письмо было положено на стол. Предполагалось, что к нему можно будет вернуться, как только позволит состояние здоровья Мао Цзэдуна. Но улучшения так и не наступило.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 1 Среда и молодость

Из книги Воспоминания автора Шпеер Альберт

Глава 1 Среда и молодость Мои предки были швабами или происходили из бедных крестьян Вестервальда, они происходили также из Силезии и Вестфалии. В большинстве своем они были ничем не примечательными людьми. За одним исключением: им был наследственный рейхсмаршалл 1«»


Часть вторая ПЕРВАЯ МОЛОДОСТЬ

Из книги Моя история автора Геллер Ури

Часть вторая ПЕРВАЯ МОЛОДОСТЬ Учитесь на чужих ошибках, всех своих все равно не успеете


Глава 8. Молодость

Из книги Луи Пастер. Его жизнь и научная деятельность автора Энгельгардт Михаил Александрович

Глава 8. Молодость Хотя я и был подготовлен к новым приключениям, попав в киббуц, понял, что все далеко не так, как я себе представлял. Во-первых, я первый раз был один, вне дома. И очень волновался, потому что слышал, что ребята в киббуце неохотно принимают ребят из городов,


ГЛАВА I. ДЕТСТВО И МОЛОДОСТЬ

Из книги Антуан Лоран Лавуазье. Его жизнь и научная деятельность автора Энгельгардт Михаил Александрович

ГЛАВА I. ДЕТСТВО И МОЛОДОСТЬ Луи Пастер родился 27 декабря 1822 года в городке Доле, в небольшом домике на улице Кожевников. Отец его был солдатом, участвовал в походах, выслужил звание фельдфебеля (sergeant-major), а выйдя в отставку, поступил работником в кожевенную мастерскую.Он


Глава I. Детство и молодость

Из книги Карл Линней. Его жизнь и научная деятельность автора Фаусек В А

Глава I. Детство и молодость «Я был молод – я жаждал славы». Лавуазье Происхождение Лавуазье. – Его предки и отец. – Рождение Лавуазье. – Его семья. – Его обучение. – Литературные опыты. – Поступление на юридический факультет. – Занятия естествознанием. – Руэль. –


Глава I. Детство и молодость

Из книги Михаил Глинка. Его жизнь и музыкальная деятельность автора Базунов Сергей Александрович

Глава I. Детство и молодость Родители Линнея. – Учение в школе. – Линней в университете. – Нужда. – Покровители Линнея. – Лапландское путешествие. – История с Розеном. – Дочь доктора Мореуса.Карл Линней, знаменитый шведский естествоиспытатель, родился в Швеции, в


Глава II. Молодость

Из книги Александр Серов. Его жизнь и музыкальная деятельность автора Базунов Сергей Александрович

Глава II. Молодость Поступление в Благородный пансион. – Уроки музыки. – Занятия с оркестром дяди. – Первые попытки композиции и окончание курса в пансионе. – Путешествие на Кавказ. – Поступление на службу. – Первые произведения. – Отставка. – Музыкальная


Глава 2. Молодость в Орле

Из книги Вильямс автора Крупеников Игорь Аркадьевич

Глава 2. Молодость в Орле …Открылось в диком и простом убранстве, Что в каждом взоре пенится звезда И с каждым шагом ширится пространство. Н. Тихонов Без Орла на рубеже XIX и XX веков понять становление молодого Русанова невозможно. Старый купеческий город не помог ему в


I. ВТОРАЯ МОЛОДОСТЬ

Из книги Маршак автора Гейзер Матвей Моисеевич

I. ВТОРАЯ МОЛОДОСТЬ «Лишь с Октября 1917 года началась моя в полном смысле свободная творческая научная деятельность для социализма. И с этих пор я опять помолодел». В. Р. Вильямс. «Когда-нибудь, — говорил Максим Горький, — кто-то напишет книгу «Русские ученые в первые годы


ВТОРАЯ МОЛОДОСТЬ

Из книги Владислав Ходасевич. Чающий и говорящий автора Шубинский Валерий Игоревич

ВТОРАЯ МОЛОДОСТЬ Из воспоминаний друга и ученика Маршака Александра Гольдберга об одной из таких встреч: «Лето 1962 года Маршак провел в Тессели. Он жил неподалеку от бывшей дачи Горького, и с балкона его комнаты виден был сад, опускавшийся прямо к морю.Самуил Яковлевич


Глава третья МОЛОДОСТЬ

Из книги Воспоминания автора Патон Евгений Оскарович

Глава третья МОЛОДОСТЬ 1Осенью 1904 года Ходасевич поступил в Московский университет, первоначально — на юридический факультет, который уже закончили два его брата.Об университетских годах поэта можно сказать совсем немного. У нас есть лишь официальные документы.


6. ВТОРАЯ МОЛОДОСТЬ

Из книги Дорога в прошедшем времени автора Бакатин Вадим Викторович

6. ВТОРАЯ МОЛОДОСТЬ Страна переживала восстановительный период. Казалось, сам воздух в эти годы был насыщен молодой, кипучей энергией. Мы, люди старшего поколения, старые специалисты, честно работавшие вместе со своим народом, учились радоваться событиям, которые раньше


Глава 4 Молодость

Из книги автора

Глава 4 Молодость Коммунизм – это молодость мира, и его возводить молодым… Надпись на стене Команда пятой шахты не явилась на встречу. Углемашевцы постучали по воротам, собрались было уходить, недовольные. Вечер был хороший. Самый настоящий футбольный. Нежарко. Поле