Emigrate

Emigrate

Рихард переехал в Нью-Йорк еще в 2001 году. Формальной причиной переезда тогда стал брак с американской актрисой Карен Бернштайн. Впрочем, как теперь стало очевидно, истинных причин переезда было гораздо больше.

Рихард: «Вначале мне просто хотелось новых ощущений. Темный и сумрачный Берлин действовал на меня негативно. Когда в группе начались проблемы, все это накапливалось внутри меня, пока не достигло апогея. Я понял, что мне просто необходимо уезжать из Берлина в любой другой город, чтобы побыть вдали от группы, чтобы она не развалилась. У меня была огромная, просто физическая потребность дистанцироваться от группы, мне хотелось, чтобы обо мне все забыли, будто меня вообще нет».

Сейчас Рихард признается, что тогда в его жизни была еще одна проблема — наркотики: «Работа в Берлине оказывала на меня просто разрушающее действие. Жизнь летела под откос. Все зашло слишком далеко и стало слишком опасным. И тогда осталось только выбрать, что ты хочешь — жить или умереть. Я выбрал жизнь! Я не стал ложиться в реабилитационную клинику, а занялся самолечением и изменением своего внутреннего мира».

Восстановительная терапия постепенно вернула Рихарда в норму. Правда, брак его довольно быстро распался, и первые годы своей американской жизни он провел в одиночестве. Впечатления от переезда и начала жизни в Нью-Йорке нашли творческий выход в созданном Рихардом проекте с говорящим названием «Emigrate». Сочинительство на английском не сразу принесло автору творческое удовлетворение. Вначале выразить в текстах то, что он хотел, помогала жена: «Мы работали над текстами вместе. Мне было сложно создавать фразы, наиболее подходящие для песни, постоянно не хватало нужных слов, для меня это было что-то вроде тренировки». Жизнь постепенно налаживалась. Рихард переехал из маленькой комнаты в отеле, где начинал свою заокеанскую жизнь, в свой собственный трехэтажный дом в районе Сохо. Дом по адресу Engine 55 оказался бывшим зданием нью-йоркской пожарной части и сразу приглянулся Рихарду. Необычная планировка и большая площадь легко позволили оборудовать в нем шикарную студию и комфортное место для жизни не только Рихарда, но и его друзей. Путь к творческой самореализации был теперь полностью открыт. «Я начал писать песни, не думая, что из этого вообще получится, — вспоминает Рихард, — и уже позже мне пришла мысль, что самое время сделать то, о чем я всегда мечтал. Пришло время стать певцом, а не только гитаристом, пора петь свои собственные песни». Рихард начал усиленно заниматься вокалом, даже привлек преподавателя (работавшего до этого, кстати, с Миком Джаггером), но поначалу не все шло гладко, и мысль, не взять ли в группу профессионального вокалиста, его не покидала. Однако друзья и коллеги поддержали стремления начинающего певца: «Они говорили мне: раз ты сам написал эти песни, тебе и надо их петь. Звучание голоса, в конце концов, не самое главное, гораздо важнее передать эмоцию песни, донести мысль, которую хотел». Кстати, о друзьях. В проекте приняли участие Саша Мосер (с которым Рихард играл вместе в еще дораммштайновском Orgasm Death Gimmick, сейчас он отвечал за компьютерную часть записи), Хенка Йохансон (из группы Clawfinger), Арно Жиро (французский басист, с которым Рихард познакомился уже в Нью-Йорке) и гитарист Ольсен Инвольтини. Работа над первым альбомом группы Emigrate, получившим одноименное название, проходила в Нью-Йорке, Берлине и Стокгольме. Помимо приглашенных в проект музыкантов Рихарду помогли уже знакомые по работе с Rammstein шведский продюсер Якоб Хеллнер и звукорежиссер Штефан Глауманн.

Рихард: «Я пригласил Якоба, потому что группа, которую я собрал, могла просто не состояться как цельная команда, был риск несыгранности. Я решил перестраховаться, так как хорошо знаю Якоба и был уверен, что на его опыт можно положиться».

Самым сложным в работе, по словам Рихарда, было отойти от того, что они делали раньше с Rammstein: «Штефан вначале пытался сделать все так же. Но после недели проб я понял, что это не сработает, и тогда я попытался передать ему свою идею кубического звука. Мне с самого начала хотелось, чтобы Emigrate звучали кубически. Идея с кубом постоянно была у меня в голове. Я не знаю, откуда она взялась, но куб получился практически везде: на обложке, на видео, в звуке. Не могу сейчас точно выразить, что это значит. Для меня черный куб — это образ нового мира. Сочиняя песни для Emigrate, я пытался идти другим путем, чем Rammstein. Именно поэтому мой основной инструмент — гитара — оказался в этом альбоме на первом плане».

Альбом из тринадцати композиций увидел свет в сентябре 2007 года и получил неплохие отзывы в прессе. Одна из главных композиций альбома, «Му World», звучит в очередном фильме серии «Resident Evil» («Обитель зла»). На нее же был снят клип, который только на YouTube посмотрели более миллиона раз. Идея клипа (пустыня и куб) родилась у Рихарда как раз после просмотра рекламного ролика к «Обители». Кадры из фильма и съемки музыкантов сведены в клипе в единое целое.

Второй композицией, на которую был снят клип, стала «New York City», выразившая ощущения Рихарда от города, ставшего для него родным. Рихард: «Когда я думаю о Нью-Йорке, он ассоциируется у меня с женщиной, этот город женственен и сексуален. Поэтому мы решили, что для клипа нужна девушка, которая олицетворяла бы город. Получилось своеобразное возвращение в восьмидесятые. Друзья рассказывали мне, что тогда Нью-Йорк имел славу сексуальной столицы». В клипе фигурирует кресло, изготовленное в виде логотипа группы. После съемок Рихард хотел было забрать его домой, но пришлось просто выбросить: «Мы пытались втащить его через дверь, но ничего не вышло, его только краном можно было ко мне поднять, но через окно его тоже было не пропихнуть».

В целом, характеризуя дебютную сольную работу Рихарда, можно констатировать, что она была в большей степени способом осуществить мечты и стремления, не находившие в Rammstein полной реализации, нежели успешным коммерческим проектом.

Тем не менее этот альбом добавил музыканту популярности и даже пришелся по душе многим из тех американцев, которые «не переваривают» Rammstein. Сам Рихард считает, что Rammstein в Америке всегда будет необычным и экзотичным, но никогда не станет дико популярным: «Все дело в языке. В Emigrate остается многое от немецкой музыки, но язык другой, именно в этом причина такой реакции. Я был очень удивлен тем, что здесь, в Америке, я получил столько положительных отзывов о моей работе».

До живых концертов группы дело пока так и не дошло, тем не менее Рихард намерен продолжать этот проект в свободное от Rammstein время.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >