По шоссе на поврежденном танке

По шоссе на поврежденном танке

После выгрузки мы двинулись по шоссе (3 февраля 1944 г.), но вдруг наш танк с визжащим звуком свернул в сторону. Мы сразу поняли, что сломалась бортовая передача. Неспособные двигаться, мы двое суток простояли на дороге, пока нам наконец не помог проезжавший танк, дотащивший нас до деревушки поблизости от Тишковки, где мы поставили танк между двух домов. Поскольку нам было нечего есть, то мы сначала прикончили наш танковый неприкосновенный запас, употреблять который можно было только в чрезвычайном случае. НЗ был рассчитан на трое суток и состоял из банки свиной тушенки, сушеных овощей, хлебцев, смальца, шоко-колы (шоколада с кофеином), 100-граммового кубика, спрессованного из молотого черного кофе и сахара в отношении 6:4, и походного напитка. Для бойца это чудесная еда!

Поскольку пища во все годы войны играла доминирующую роль, я еще очень хорошо помню истории, ходившие среди солдат о еде фельдмаршала фон Манштейна: «У Манштейна обычно только сливочное масло, но когда к нему приезжает фюрер, — то у него на столе только маргарин».

Самый любимый всеми солдатами «Опель-блиц», кухонный автомобиль. Эскадронный фельдфебель наблюдает за раздачей пищи.

И действительно, там могло быть что-то такое. Это подтверждает и Г. Науман, который в чине майора состоял при фон Манштейне офицером связи и рассказывал о питании в его штабе. Там можно было услышать такой диалог. Полковник спрашивает майора:

— У вас есть человек, который мог бы сбегать в офицерский буфет?

— Да, конечно.

— Скажите, чтобы взял бутылочку шампанского, у меня такое похмелье, видит Бог!

А обед в столовой командующего ординарцы сервировали как в первоклассном ресторане: начинали с супа, потом — главное блюдо, затем — десерт. А на дижестив ординарцы на серебряных подносах подавали коньяк и сигары. Особо примечателен подарок фельдмаршала фон Рундштедта из Франции, который в форме кича прислал устрицы на льду. Манштейн отблагодарил его бочонком икры и коньяком.

Посылки отправляли специальным самолетом на расстояние «всего» 3500 километров.

После короткого отдыха мы поехали за продовольствием. Командир и экипаж 1244-го танка на попутных машинах поехали в ближайший городок Новоар-хангельск. На пункте продовольственного снабжения (такие располагались в каждом крупном населенном пункте) мы получили сухой паек. К нашей радости, мы там снова нашли солдатский санаторий и медсестер. В той обстановке сестры, как и любые женщины, воспринимались всегда симпатичными и привлекательными. Немного пробудились эротические чувства. Но встреча с сестрами была очень короткой, а без любви для молодого неопытного в этих вопросах бойца секс был немыслим. Местечко, где мы квартировали, располагалось почти в 20 километрах от городка, но по дороге было сильное движение, поэтому мы регулярно на попутных грузовиках, легковушках или мотоциклах ездили в санаторий, а вечером возвращались назад.

Так мы ездили почти четыре недели. Там, у солдатского санатория, я смог сфотографировать командующего 8-й армией генерала Вёлера, которому тоже очень понравился солдатский санаторий. Он, как и мы, солдаты, был там частым гостем. Нас, танкистов, он спросил, из какой мы части:

— Из 24-й танковой дивизии!

— Очень известное подвигами, сплоченное боевое соединение, — ответил он, а потом по-дружески беседовал с нами. Полная противоположность Шёрнеру! Тот бы сразу отправил нас в пехоту. Впрочем, я удивился, что вижу командующего в столь тревожное время в санатории, когда считалось, что наступил тяжелейший кризис в полосе группы армий «Юг», развивавшийся перед фронтом и в глубине обороны 8-й армии. До этого я думал, что командующий в такой напряженной обстановке непрерывно находится в районе боевых действий. (После войны генерал Вёлер был приговорен к восьми годам тюрьмы.)

Командующий 8-й армией генерал пехоты Вёлер в тулупе садится в свой кабриолет и выезжает из солдатского санатория в Ново-Архангельске.

Тем временем снова пошел снег. Он замел не только наш танк, но и кучу выброшенной соломы. Мы снова спали на полу, каждый день приносили новую солому, а старую выбрасывали перед хатой. Вдруг я заметил, что пропал мой фотоаппарат, который я всегда носил на шее и снимал только на время сна. В его поиски включился весь экипаж, но ничего не нашел. Мы спросили трех русских, ютившихся в пристройке. Не видели! Но чуть позже в дверь вошел русский с моим фотоаппаратом в руках. Хотя мы его не просили, он вышел искать фотоаппарат. Когда он перетряхивал перед хатой заснеженную кучу выброшенной соломы, пропажа была найдена. На радостях за его помощь я дал ему пару пачек табака.

Вдали от нашего соединения нас застала сводка Вермахта от 22 февраля 1944 года. В дополнении к ней говорилось, что 24-я танковая дивизия особо отличилась в боях. Как отличилась? Выполняя идиотский приказ, 24-я танковая дивизия успела подбить три русских танка, чтобы после этого снова маршем отправиться туда, откуда ее перебросили. При этом она буквально застряла в грязи, так что обоз и автомобили были потеряны. Так я на собственном опыте познал, как и позднее во время боев в Польше, существенное расхождение между такими сообщениями и действительностью.

В начале марта 1944 года сестры уехали из солдатского санатория в Новоархангельске. Так мы узнали о предстоящем отступлении. Покрытое грязью шоссе заполнилось отходящим транспортом отступающих вспомогательных тыловых частей и солдатами.

Наш командир танка отправил меня и еще двух членов экипажа в часть, а сам с механиком-водителем остался. Позднее им пришлось взорвать танк. Имя этого спокойного и скромного, необычайно хорошего и человечного командира было Руди (мы так и звали его по имени), фамилия — Лотце. Пекарь по профессии, он был родом из Лауэнбурга. Для нас не было лучшего командира, не из-за военных подвигов, а потому, что он знал: экипаж состоит из молодых парней, почти мальчишек, и действовал соответствующим образом. Он был очень порядочным человеком. Для нас он был героем. Он всегда сначала думал о нас, потом — о танке, от которого тоже зависела наша судьба, а потом — о себе. В атаку он вел танк сдержанно и осмотрительно, но если того требовала обстановка — то смело и решительно. Из боя он выходил первым, но был последним на заправке и получении продовольствия. Своих молодых солдат он всегда, если была возможность, отправлял для отдыха и расслабления на квартиру.

Без всякой шумихи он ввел сначала на своем танке очень полезное (скорее всего, свое) изобретение, которое избавило нас от утомительной работы.

Оно касалось слабого места гусеничных цепей. Гусеничная цепь состояла из звеньев, которые соединялись более чем 200 пальцами, вставлявшимися в проушины звеньев. С внешней стороны они закреплялись s-образным шплинтом. При езде иногда эти шплинты ломались. После этого палец мог смещаться внутрь, пока не задевал за корпус танка и не ломался. После этого остатки пальца могли в любой момент вылететь, и гусеничная цепь распадалась. Такая авария могла привести к тяжелым последствиям, танк оставался обездвиженным. Поэтому на каждой остановке экипаж первым делом должен был осматривать гусеницы. Если отсутствовали шплинты, то в соответствующие косые прорези пальцев вставляли новые и молотком забивали вышедший конец шплинта. Лотце заказал гладкую металлическую пластину в форме наклонной плоскости, которую приварили к корпусу так, чтобы она проходила сразу за внутренней стороной поддерживающих катков. Теперь без шплинта гусеница продолжала оставаться целой. Если палец перемещался внутрь, то он скользил по наклонной плоскости, перемещавшей его наружу. Позже я увидел такие устройства на русском танке Т-34.

Этот известный вахмистр погиб в тяжелых боях, которые 24-я танковая дивизия вела под Яссами, когда его танк подбила тяжелая противотанковая пушка. При этом ему удалось уйти в тыл. Тогда во время короткой остановки на позиции с обратной стороны высоты мне удалось с ним поговорить. Перед этим ему в лицо попало множество мелких осколков. Он не придал им значения и снова поехал вперед, в направлении Белой Руины. Во время последнего боя он был уже не моим командиром. Моим танком тогда снова командовал офицер, который в тот момент тоже должен был вылезать и пересаживаться на другой танк из-за того, что у нашего снова отказал двигатель. Тот офицер тоже вскоре погиб, пока мой танк полдня дожидался нового двигателя в тылу.

Но вернемся снова к вышедшему из строя танку 1244. Мы с большим трудом по забитой дороге сначала пешком, а потом на попутных машинах добрались до фронтовой перевалочной базы в Первомайске на Буге. Оттуда нас отправили дальше по железной дороге в Одессу. Я уже достаточно насмотрелся на отступающие немецкие войска и, глядя на Буг, удивлялся, почему на этой широкой реке не создать если не подобие Западного вала, то хотя бы, по крайней мере, какую-нибудь оборудованную линию обороны. Хотя немецкие солдаты повсюду великолепно проводили неисчислимые оборонительные сражения, но отступали дальше и дальше. 19 марта 1944 года остатки экипажа танка 1244 прибыли в Одессу.

До этого времени мой полк и моя дивизия во всех предыдущих боях, свидетелями которых я был, постоянно захватывали и удерживали инициативу. Я с 24-м танковым полком всегда шел вперед. Но теперь я слишком явно видел, что полк постоянно отступал. Я первый раз участвовал в отступлении, и оно оказало на меня деморализующее впечатление. Подавленный, я написал матери, что, несмотря на то что являюсь солдатом очень боеспособной дивизии, пару дней в некоторой мере участвую в бегстве.

В Гюльдендорфе под Одессой, бывшей деревне немцев-колонистов, жителей которых русские эвакуировали в начале войны, 21 марта 1944 года мы встретили своих товарищей из 12-го эскадрона, которые вышли на построение оборванные и без танков, что выглядело довольно неутешительно. По возвращении на никопольское направление во время боев были потеряны или взорваны последние танки. Во время ожидания — то ли винтовок, чтобы сражаться в пехоте (цитата из письма: «Это было бы полное дерьмо»), то ли танков, чтобы снова воевать на них, офицеры вспомнили о своих кавалерийских традициях, и все обзавелись лошадьми. Трех солдат можно было отправить в отпуск, и я попал в их число! Снова предстояло долгое путешествие.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

СТАРШИЙ СЕРЖАНТ А.РАДЗЕЙОВСКИЙ В танке №376

Из книги Воспоминания, письма, дневники участников боев за Берлин автора Берлина Штурм

СТАРШИЙ СЕРЖАНТ А.РАДЗЕЙОВСКИЙ В танке №376 Нас было четверо. Пятый, радист, после ранения ушёл в медсанбат. Вечерело. Ветер и мелкие брызги дождя били в лицо.Командир танка № 376 младший лейтенант Демышев спрыгнул с башни и отбежал в сторону, чтобы найти объезд. На дороге


Операция на шоссе

Из книги Там помнят о нас автора Авдеев Алексей Иванович

Операция на шоссе К вечеру на третий день возвратился командир отряда с ребятами. Мы встретили их так, будто не виделись по меньшей мере неделю. Поход в урочище прошел благополучно. Исследованный район лесного массива из-за отдаленности от «железки» не понравился.


Экскурсия по Франции на танке

Из книги Война, какой я ее знал автора Паттон Джордж Смит

Экскурсия по Франции на танке Когда в марте, апреле и мае 1944 г. я находился в штаб—квартире Третьей армии Соединенных Штатов в Англии, то постепенно укрепился в мысли, что армия должна осуществить высадку либо на полуострове Шербура, либо где—то в окрестностях Кале.


«Шоссе в никуда»

Из книги Rammstein: будет больно автора Тати Жак

«Шоссе в никуда» Популярность коллектива в Германии и немецкоязычных странах росла не по дням, а по часам, а группа все больше внимания уделяла визуальной стороне своего творчества. Один за другим стали появляться видеоклипы, поражающие зрителя не сменой непонятных


Михаэль Брюннер На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте

Из книги На танке через ад [Немецкий танкист на Восточном фронте] автора Брюннер Михаэль

Михаэль Брюннер На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте Трудовая повинность После того как завершилась кампания во Франции, непобедимые до тех пор немецкие войска торжественным маршем проходили по Фрайбургу (Брайсгау), а многие мальчишки, стоявшие по


Ленинградское шоссе

Из книги Изюм из булки автора Шендерович Виктор Анатольевич

Ленинградское шоссе Старый советский адмирал, выйдя в отставку, с конца восьмидесятых жил почти безвыездно на своей подмосковной даче. И немного приотстал от городских реалий.И вот однажды, выбравшись в кои-то веки на своей «Волге» в Москву (что-то надо было забрать из


Шоссе под Львом

Из книги Там, на войне автора Вульфович Теодор Юрьевич

Шоссе под Львом Связь с группой старшего лейтенанта Пигалева оборвалась, когда они только достигли окраины города Львова и ввязались в бой с противником. А перед рассветом начальник разведотдела подполковник Копылов распорядился передать Пигалеву, что по имеющимся


Шоссе[101]

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Шоссе[101] Дорога тянется от моря Наверх по берегу реки, И гнут хребты под нею горы, Как под канатом — бурлаки. Они проходят друг за другом В прозрачных северных ночах. Они устали от натуги, У них мозоли на плечах. Они цепляются руками За телеграфные столбы И вытирают


Шоссе

Из книги Лев Толстой автора Зверев Алексей

Шоссе В «Исповеди» Толстой рассказал о том, что в его религиозных исканиях, в том духовном перевороте, который он пережил в конце 1870-х годов, особенно большую роль сыграло сближение с народом: «Слушал я разговор безграмотного мужика-странника о Боге, о вере, о жизни, о


Л. С. БОЙЦУН НА ГОРЯЩЕМ ТАНКЕ

Из книги Год 1944-й. Зарницы победного салюта автора Автор неизвестен

Л. С. БОЙЦУН НА ГОРЯЩЕМ ТАНКЕ Давно залечены раны войны. Где когда-то были окопы и траншеи, растут тучные хлеба. Поднимаются новостройки. Но люди знают и помнят места, где кипели жестокие бои и схватки. Старожилы Великого Ходачкова покажут каждому, где лязгали гусеницы


Арвидас Жардинскас (Литва). Легенда об одиноком танке (Вновь к истории расейняйского КВ)

Из книги 1941. Забытые победы Красной Армии (сборник) автора Платонов Андрей Платонович

Арвидас Жардинскас (Литва). Легенда об одиноком танке (Вновь к истории расейняйского КВ) Историография вопросаВ июне 1941 года в Литве около селения Расейняй один танк КВ на сутки задержал наступление немецкой 4-й танковой группы. [1] Наверное, немало любителей военной


НА ПОВРЕЖДЕННОМ САМОЛЕТЕ

Из книги Верность Отчизне. Ищущий боя автора Кожедуб Иван Никитович

НА ПОВРЕЖДЕННОМ САМОЛЕТЕ Дмитрий Титаренко и я возвращались с задания. Неудачная у нас выдалась охота. Мы летали к Риге, но ни одного самолета не встретили.Досадно было возвращаться на аэродром «без добычи». Горючее оставалось, можно было еще поохотиться, и я решил


МОСКОВСКОЕ ШОССЕ

Из книги Бетанкур автора Кузнецов Дмитрий Иванович

МОСКОВСКОЕ ШОССЕ А пока, ввиду предстоящего пуска нового шоссе, связавшего две столицы, князь Михаил Семёнович Воронцов с друзьями организует в Петербурге акционерное общество и закупает многоместные кареты — дилижансы. И хотя строительные работы на отдельных участках


НЕПОДАЛЕКУ ОТ ШОССЕ

Из книги Мемуары и рассказы автора Войтоловская Лина

НЕПОДАЛЕКУ ОТ ШОССЕ Балконная дверь его палаты выходила в сторону, противоположную от входа в санаторий. Здесь не было ни клумб, ни дорожек – узкая полоска заросшей земли отделяла эту часть здания от невысокого забора. Одна ступенька, один шаг – и нога погружалась в


Б. Савинков В ОСАЖДЕННОМ ТАНКЕ

Из книги Рассказы о героях автора Карпов Николай

Б. Савинков В ОСАЖДЕННОМ ТАНКЕ Герой Советского СоюзаФедор Фролович Фомин Утром 16 ноября 1941 года 1-й отдельный танковый батальон 129-й танковой бригады двигался с боями в направлении небольшого населенного пункта Усть-Тосно. Неподалеку от него боевые машины попали под