ДАНЕЛИЯ, ТЫ ЕВРЕЙ?

ДАНЕЛИЯ, ТЫ ЕВРЕЙ?

Мне позвонил Сизов и спросил:

— Ты газету читал сегодня?

— Какую?

— Любую. Вот у меня «Правда», — и прочитал: — "Киностудия «Мосфильм» представляет на международный фестиваль фильм режиссера Данелия «Мимино». Все, поезд ушел.

— Нет! Поезд еще у перрона! Завтра вы представите на фестиваль другую картину, и ей, какая бы она ни была, дадут главную премию! А я вырезать ничего не буду. Кладите картину на полку!

— Боюсь, Георгий Николаевич, что никакой полки не будет. Если ты не выполнишь замечаний, ты их сильно подведешь. И они мне прикажут остановить по этому фильму все работы, и нечего нам будет класть на полку. Прежде чем что-то решить, подумай как следует, посоветуйся.

На тот момент у меня в работе, кроме смонтированной пленки с изображением, было еще около двадцати магнитных пленок. Несколько пленок с репликами актеров, с гур-гуром, с синхронными шумами, просто с шумами. Только музыки — четыре пленки. Если поступит приказ остановить работы по фильму, наши монтажные комнаты отдадут другой картине. Магнитки размагнитят, а изображение смоют. И в отличие от других закрытых картин, исходные негативы которых хранятся в подвалах Госфильмофонда в «Белых столбах», от этого фильма не останется ничего.

Я собрал соратников и объяснил им ситуацию. Соратники в один голос сказали: «Не вырезай!» Я еще раз попросил всех учесть, что если я отказываюсь, фильма не будет. Вообще. Только песня «Чито-грито» останется.

— Я за то, чтобы осталась только песня, — сказал Толя Петрицкий.

— Анатолий Анатольевич совершенно прав, не хватало еще, чтобы они подумали, что Георгий Николаевич их испугался! — поставила точку Леночка Судакова.

Между прочим, тога великомученика тогда была в почете. Да и прослыть трусом мне не очень-то хотелось.

Но с другой стороны, Сизов не шутит, и если я не послушаюсь, получится, что работа сценаристов, актеров, композитора, съемочной группы, все было впустую. И никто не увидит, как Валико перевозит корову, и всего остального. Никогда!

С утра пораньше отправился в Госкино. Приехал очень рано. Ходил кругами. Дождался, когда подъехал лимузин министра.

— А если бы не фестиваль, выкинули бы этот эпизод?! — выпалил я, когда он вылезал из машины.

— На улице будем разговаривать? — хмуро спросил Ермаш. — Пойдем, чаем угощу. Только не матерись.

Пришли. Он велел секретарше принести чай. Снял пиджак, сел, потряс головой:

— Голова чугунная, как будто вчера литр выпил. Самое обидное, что не пил. Нервы. Твое кино я же никому не показывал. На себя все взял. А ты вопишь на весь свет, что я тебя обижаю.

— Филипп Тимофеевич, вы на вопрос не ответили. Если бы не фестиваль, вырезали бы этот эпизод?

Он посмотрел на меня, прищурился:

— Данелия, скажи честно, ты — еврей? Останется между нами. Слово.

— Да нет вроде.

— А чего тогда ты так держишься за этот Тель-Авив?

— Хорошая сцена, трогательная, смешная.

— Пойми, не то сейчас международное положение.

— А если так: на фестивале, для международного положения, покажем без этого разговора, а в прокат, для своих граждан, выпустим с ним.

— А говоришь, что не еврей.

— Ну хорошо, еврей я, еврей! Так как?

— Ну ладно. Ты давай лодыря не гоняй! Иди работай! Чтобы к фестивалю копия была готова! А там подумаем, время будет.

Чаю ждать я не стал. Помчался на «Мосфильм» и сказал Сизову, что Ермаш просил изготовить одну копию без разговора с Тель-Авивом для фестиваля, а для проката велел сделать исходные данные — с разговором.

Сизов снял телефонную трубку — видимо, хотел позвонить министру, — помедлил, вернул трубку на место и сказал:

— Ладно. Я распоряжусь.

Вечером позвонил Борис Немечек:

— Гия, если ты вырежешь этот эпизод, я не буду больше с тобой работать.

Я объяснил, что только одна копия будет без разговора с Тель-Авивом.

— Обманут, — сказал Борис и повесил трубку.

Мы смонтировали негатив — без «Тель-Авива» и напечатали фестивальную копию. После этого вернули сцену в часть, перезаписали и сдали исходные данные на копирфабрику. Работали круглосуточно. К последнему дню фестивального показа успели. Я впервые увидел копию без разговора с Тель-Авивом на фестивале. Сидел с Ермашом в ложе. Принимали хорошо. Ермаш был счастлив. Да и я тоже смотрел с удовольствием. И вот добрались — купил Валико крокодила для Хачикяна и… идет в аэропорт. Почему-то — пешком! Полная чушь!

Я незаметно ушел. А дома стоял на балконе и смотрел на черную воду пруда

и — вспомнил лебедя Ваську.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ЕВРЕЙ О ЕВРЕЯХ

Из книги Письма к русской нации автора Меньшиков Михаил Осипович

ЕВРЕЙ О ЕВРЕЯХ 1 февраля  Юноша двадцати трех лет успел написать громадную по объему книгу, о которой говорят теперь во всем свете, - и затем покончил с собой. Не правда ли, какая драма! Юноша - еврей, Отто Вейнингер [32]. Книга его, чудовищная во всех отношениях, - "Пол и


1 Не гомик, не еврей

Из книги Джон, Пол, Джордж, Ринго и я (Реальная история ‘Битлз’) автора Бэрроу Тони

1 Не гомик, не еврей Самыми первыми словами Джона Леннона ко мне были: “Если ты не гомик и не еврей, то почему ты собираешься работать с Брайаном Эпстайном?” Это было сказано не конфиденциально и тихо, а громко и резким тоном, который прозвенел по всему бару паба


Ловкий еврей

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

Ловкий еврей Летом мы немного ожили. В Тахте починили мельницу, и у нас снова появилась настоящая мука. Кроме того, меняли тряпки на еду. Сначала в пределах хутора. Потом на колхозных лошадях ездили за полтора километра в Калмыкию, на хутор Тегенур. Калмыки жили богато и за


«Еврей ли вы?»

Из книги Звезды и немного нервно автора Жолковский Александр Константинович

«Еврей ли вы?» М. К. Тихонова сказала о Тынянове: «он сделал Грибоедова евреем» (записи Л. Я. Гинзбург). «Так он и Пушкина сделал евреем!» — воскликнул О. Ронен. Лишь потом (Московские новости, 1996, июнь) со слов Харджиева было напечатано, что любимым раздумьем Тынянова было,


Еврей…

Из книги Лучшее (сборник) автора Кравчук Константин

Еврей… «В доисторические времена люди не знали о существовании евреев и во всех своих бедах винили темные силы природы», — Рома где-то это услышал и внес в записную книжку. Я пользовалась его записями, когда искала эпиграфы. Ему нравилось, чтобы над каждой главой был


Войнович не еврей

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Войнович не еврей Газеты мы все мало читали и за политическими новостями не очень следили, но в 1952 году новости о коварных космополитах, то есть евреях, уж больно лезли в глаза. Безродные космополиты разоблачались везде. То космополитами оказывались литературоведы, то


«Афоня». Режиссер Г. Данелия, сценарист А. Бородянских (1975).

Из книги Операция «Ы» и другие приключения Вицина, Никулина и Моргунова автора Мягкова Лора

«Афоня». Режиссер Г. Данелия, сценарист А. Бородянских (1975). — А знаете, кто вы?— Кто?— Крокодил Гена.— Такой же красивый?— He-a, такой же добрый.* * *— Вы Афанасий.— О! Страна знает своих героев!* * *Главное, чтоб сам человек был хороший. В принципе. Ошибки всегда можно


«Джентльмены удачи». Режиссер А. Серый, художественный руководитель картины Г. Данелия, сценаристы В. Токарева, Г. Данелия (1971).

Из книги Кот ушел, а улыбка осталась автора Данелия Георгий Николаевич

«Джентльмены удачи». Режиссер А. Серый, художественный руководитель картины Г. Данелия, сценаристы В. Токарева, Г. Данелия (1971). А в тюрьме сейчас ужин. Макароны.* * *— А вот моего мужа ни за что стирать не заставишь.— Доцент бы заставил.* * *А Гаврила Петрович по фене ругается.*


«Осенний марафон». Режиссер Г. Данелия, сценарист Л. Володин.

Из книги Территория моей любви автора Михалков Никита Сергеевич

«Осенний марафон». Режиссер Г. Данелия, сценарист Л. Володин. А вот руки-то я вам не подам!* * *— А вот у вас за рубежом грибные леса есть?— За рубежом грибных лесов нет.— Грибные леса везде есть!* * *А полы тебе помыть не требуется? А то я вымою, ты свистни.* * *— Андрей, дом, где


ДАНЕЛИЯ МЕРДО!

Из книги Иосиф Бродский. Вечный скиталец автора Бобров Александр Александрович

ДАНЕЛИЯ МЕРДО! В советском посольстве в Вене прочитали сценарий и также, как пограничники, запретили снимать на своей территории.— Высмеивать сотрудников советского посольства мы вам помогать не будем! — сказали нам.Что делать? Завтра съемка.— Гия, звони своему


«Я шагаю по Москве» (режиссер Г. Данелия, 1963)

Из книги Бродский: Русский поэт автора Бондаренко Владимир Григорьевич

«Я шагаю по Москве» (режиссер Г. Данелия, 1963) Первая большая роль была в картине Данелия «Я шагаю по Москве». На пробы я попал по приглашению автора сценария – Гены Шпаликова, который дружил с моим братом и очень часто у нас бывал.Именно эта роль оказалась для меня


«Еврей ли вы?»

Из книги автора

«Еврей ли вы?» Практически ни одно выступление поэта перед русскоязычной аудиторией в Америке не обходилось без настойчивых расспросов о его религии и национальности. Бродский не любил рассуждать на такие темы, но полностью уйти от них все же не мог. В своих


«Еврей – тот, кто на это согласен»

Из книги автора

«Еврей – тот, кто на это согласен» Вернемся к началу этой главы. Итак, когда Иосиф Бродский прилетел в Стокгольм получать Нобелевскую премию, один журналист прямо в аэропорту спросил его: «Вот вы американский гражданин, живете в Америке, и в то же время вы русский поэт и


«Я — ПЛОХОЙ ЕВРЕЙ»

Из книги автора

«Я — ПЛОХОЙ ЕВРЕЙ» Национальный вопрос никогда не занимал большого места в жизни Бродского. Он жил в русской культуре и русской культурой. И потому, может быть, даже в семейном плане впадать в еврейство никогда не стремился. Рассказывают такой случай: посмотрев фильм Вуди


«Я — ПЛОХОЙ ЕВРЕЙ»

Из книги автора

«Я — ПЛОХОЙ ЕВРЕЙ» Национальный вопрос никогда не занимал большого места в жизни Бродского. Он жил в русской культуре и русской культурой. И потому, может быть, даже в семейном плане впадать в еврейство никогда не стремился. Рассказывают такой случай: посмотрев фильм Вуди