ВТОРОЙ СРОК

ВТОРОЙ СРОК

Такая недолгая свобода

Днем 5 мая 1977 года я приехал на Ярославский вокзал. Меня не встречали, да я и не особо хотел этого.

Все-таки не покоритель Полюса вернулся. К тому же сложно было дозвониться из Печоры, требовалось заказывать разговор, потом долго ждать соединения. Пусть будет сюрпризом! Короче, сел я в такси — эту привычку я так и не забыл и поехал по новому адресу. Родители жили на Дмитровском шоссе и все как раз находились дома. Конечно, слезы радости и счастья — сын вернулся! Мои же чувства были смешанные, конечно, свобода — это здорово. Но родители заметно постарели, и виновато в этом не только время. Квартира, где они теперь проживали, показалась темной и тесной. В сером невзрачном доме, далеко не в самом козырном районе Москвы. И виноват в этом только я. И еще — что делать дальше, как жить.

По первому сроку я не терял прописки и не отправлялся за 101-й километр, но какие-то проблемы с легализацией были. А, может, я не терял прописку в связи с условно досрочным освобождением. Да, скорее всего не терял, иначе бы документы до Москвы не выписали. Требовалось найти какую-то официальную работу, дабы за тунеядство не привлекли. А еще меня беспокоили деньги… Вечная проблема для большинства стала вдруг актуальной и для меня. Да, я кое-что привез из зоны, но прежними темпами расходов этого надолго хватить не могло. А сбавлять темпы не хотелось, как раз наоборот — оттянуться бы на всю катушку за нары, баланду, парашу и прочие «удовольствия» тюремной жизни. Но для начала стоило одеться. И тут я не стал изменять привычкам и покупать совдеповское барахло, а приобрел чеки и оделся в «Березке». Вообще, я обратил внимание, что «Березки» в столице за семь лет моего отсутствия выросли как грибы. Уже не один магазин в Лужнецком проезде, а больше десятка — и на Астраханском, и на Шаболовке, и на Академической. И очереди, великий символ советской эпохи, проникли даже туда. Самих чеков, бон, сертификатов появилось великое множество — и желтые и синие, и с полосой и без полосы. Да и отоваривались в магазинах уже преимущественно те, кто лично эти чеки не заработал. Что уже особо никого не волновало, чеки ведь могли и подарить. Тут уже требовалось сильно глаза намозолить, чтобы тобой заинтересовались органы.

Приодевшись, я отправился по друзьям и родственникам. Кого-то нашел, кого-то нет. Форсировать восстановление прошлых связей не хотелось — мои бывшие приятели повзрослели, некоторые уже добились в жизни определенных успехов, начали делать карьеру. Возможно, не все горели желанием вспоминать прошлое и общаться со мной, как никак бывший заключенный. Поэтому и я никому навязываться не хотел. Впрочем, узнав о моем возвращении, мне звонили многие из тех, о ком я основательно позабыл за годы отсидки. Меня не то что не стали сторониться, наоборот, звали в разные компании, и вскоре я уже устал рассказывать о моих злоключениях. Одним из первых, с кем я встретился на воле, был Леша Савельев. Тоже повзрослевший, тоже отсидевший, мы с ним проговорили много часов кряду. А вот с Лукьянченко встречаться особо не хотелось. Где-то внутри сверлило подозрение: уж коли отделался условным срок, так наверняка чем-то заслужил такую поблажку. Да и само мое дело с чего-то ведь начиналось, кто-то же сдал меня! Хотя и на воле, и на зоне особого желания анализировать прошлое не возникало. Не испытывал я и злости на возможных виновников моего заточения. Ведь аресты, допросы — это очень серьезное испытание на силу воли и крепость характера, и далеко не все его выдерживают. В общем «кто виноват?» меня не интересовало. Скорее всего, сам и виноват. А вот второй излюбленный вопрос русской интеллигенции — «что делать?» стоял передо мной весьма остро.

Повторюсь, что я очень изголодался по светской и красивой жизни, а для нее требовались деньги. А заработать деньги в СССР, не входя в конфликт с УК, я не умел, если это вообще являлось возможным. Наказание должно воздействовать в виде страха, а у меня он отсутствовал. Кстати, как и у 40–50 процентов других заключенных, которые повторно совершают преступления и повторно садятся на нары. Конечно, это малоприятно, когда живешь в скотских условиях, когда подвергаешься моральному унижению, не можешь свободно передвигаться и видеть родных. Но способность человека к адаптации просто поражает воображение! Моя тюремная жизнь отнюдь не изобиловала романтическими воспоминаниями и меня совсем не приворожила, как подчас привораживает других. Но не испытав моральных и физических унижений, я не испытывал и особого ужаса.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ВТОРОЙ СРОК ОДИНОЧКИ

Из книги Папийон автора Шаррьер Анри

ВТОРОЙ СРОК ОДИНОЧКИ Нас привезли в Сен-Лоран. Суд состоялся в четверг, а уже в пятницу утром нас отправили морем на острова.На борту было шестнадцать заключенных, из них двенадцать приговоренных к одиночке. Море бушевало, время от времени огромная волна захлестывала


Глава 5 Второй срок

Из книги Владимир Путин. Полковник, ставший капитаном автора Бушков Александр

Глава 5 Второй срок Президентские выборы 2004 года не сулили ни малейших не-ожиданностей – что легко просчитывалось заранее. Житейски уточняя, и так было ясно, что победу одержит Путин. Поскольку до-стойных соперников не имелось. Новым просто неоткуда было взяться – нет той


Первый срок

Из книги Лжесвидетельства. Фальсификации. Компромат автора Зенькович Николай Александрович

Первый срок В 1953 году он получил первый срок — восемь лет. Официальная версия, которая тогда не была обнародована, — превышение власти, злоупотребления.Вероятнее всего, считает С. П. Красиков, Василий был подвергнут аресту на основании решения особого совещания КГБ СССР.


Испытательный срок

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь девятая: Чёрная роба или белый халат автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Испытательный срок На всю шахту Ольга Бабухивская прославилась тем, что ни один горный мастер и ни один бригадир не могли вынудить ее к сожительству. Ее послали навалоотбойщиком в лаву. Грузить уголь приходилось ей наравне с мужчинами, а пайку все равно выписывали


Второй срок (1996–1999)

Из книги Ельцин автора Минаев Борис Дорианович

Второй срок (1996–1999) Первый решительный разговор с врачами состоялся уже после 3 июля 1996-го.Они объяснили: операция по аортокоронарному шунтированию делается сердечникам во всем мире. Технология отработана. Бояться, в общем-то, нечего.«А если я не пойду на операцию?» — все


Глава десятая ЗЕНИТ: ВТОРОЙ СРОК НА ПОСТУ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА

Из книги Маргарет Тэтчер: От бакалейной лавки до палаты лордов автора Тьерио Жан Луи

Глава десятая ЗЕНИТ: ВТОРОЙ СРОК НА ПОСТУ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА После выборов наступает период благодати и всеобщего благодушия. Все новые премьер-министры переживают эти благостные моменты волшебной гармонии, когда весь народ сливается в единое целое со своим новым главой,


Срок продлили

Из книги Рассказы автора Листенгартен Владимир Абрамович

Срок продлили Эту историю рассказал мне мой товарищ — геолог, с которым мы вместе работали много лет в Баку — профессор Фирдовси Алиев. Уже в постсоветские времена он зашел в аптеку, чтобы купить какое-то лекарство. Молодой фармацевт подает ему лекарство. Фирдовси


Первый срок

Из книги Леонид Кучма [Настоящая биография второго Президента Украины] автора Корж Геннадий

Первый срок В 1994 году, после победы Леонида Кучмы на президентских выборах, одесские кавээновские джентльмены пошутили: «Раньше наш президент выглядел хорошо, а страна - плохо. Теперь и президент, и страна выглядят одинаково». Они намекали на то, что второй Президент


3. Второй срок

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

3. Второй срок


Третий срок

Из книги Без выбора: Автобиографическое повествование автора Бородин Леонид Иванович

Третий срок Почему я так много и подробно пишу в этой книге о выборах 2004 года и их некоторых последствиях? Потому что случившееся - во многом результат деятельности Леонида Кучмы на посту президента, особенно в последний период.После выборов он сделал несколько странных


Дайте срок

Из книги От фарцовщика до продюсера. Деловые люди в СССР автора Айзеншпис Юрий

Дайте срок Жизнь затвержена, словно урок… Полустертое новой главою, Встанет прошлое, снова живое. Дайте срок! Слишком часто нам память не впрок… Вдруг забудутся все оправданья И откроется правда страданья — Дайте срок! Прилетят, словно со?рок соро?к, Сорок дней или


Второй срок

Из книги Виктор Цой и другие. Как зажигают звезды автора Айзеншпис Юрий

Второй срок Тринадцатого мая 1982 года я был арестован на подходе к Антиохийскому подворью, где работал тогда сторожем и дворником. В те месяцы и дни шла последняя, как теперь бы сказали, зачистка Москвы от всей и всякой инакомыслящей шушеры. Брали без разбору и


Первый срок

Из книги Валентин Распутин. Русский гений автора Чернов Виктор

Первый срок


ВТОРОЙ СРОК

Из книги автора

ВТОРОЙ СРОК Такая недолгая свобода Днем 5 мая 1977 года я приехал на Ярославский вокзал. Меня не встречали, да я и не особо хотел этого.Все-таки не покоритель Полюса вернулся. К тому же сложно было дозвониться из Печоры, требовалось заказывать разговор, потом долго ждать


«Последний срок»

Из книги автора

«Последний срок» В 1970 году журнал «Наш современник» (№№ 7, 8) опубликовал новую повесть Валентина Распутина «Последний срок», над которой автор работал с 1969 года. Повесть сразу же вышла книгой в нескольких издательствах, была переведена на другие языки, издана за рубежом