Глава 4. Моя тайная жизнь

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

Глава 4. Моя тайная жизнь

На следующий день рано утром я отправился в Посольство на встречу с Послом. Меня приняли очень хорошо, угостили чаем. Встречи пришлось ждать два часа. Я сидел один в комнате и размышлял. Мне было даже приятно, что у меня было время обдумать и осмыслить все. Мысленно я представлял себе схему по которой пойдет наша беседа и вопросы, которые мне будут задавать. В голове постепенно складывался план и мои ответы на предполагаемые вопросы.

Так я и сидел размышляя. Ход моих мыслей прервал помощник посла, который зашел в комнату. Вместе с ним мы пошли к Послу. Вся обстановка в кабинете куда мы зашли была старинной, все было в классическом стиле. На стеллажах стояло множество книг. На столе массивная скульптура из бронзы.

Меня пригласили сесть. Как я не старался, как я не готовился к этой встрече волнение охватило меня, ладони вспотели.

Посол смотрел на меня оценивая и не спешил начать беседу. Я и раньше встречал его на приемах, где был с отцом. Но сейчас передо мной сидел абсолютно другой человек, наделенный огромными полномочиями моей страны. От его решения зависела вся моя дальнейшая судьба и судьба моей семьи. Он был представителем нашего лидера и его решения для всех нас были законом, который должен беспрекословно выполняться.

Я почувствовал, что у меня за спиной еще сидел человек, но не оглядывался. Я смотрел на Посла. Выдержав паузу он начал беседу. Вопросы сыпались один за другим. Но я старался отвечать на них спокойно, оценивая каждое произнесенное слово.

Вопросы касались политики, истории, культуры, науки, географии, экономики и даже моей личной жизни. Отвечая на вопросы я старался показать глубокие знания, которые имел. Поэтому я не спешил и отвечал обстоятельно. Как и предупреждал меня папа такого экзамена я еще не имел в своей жизни.

Главное мне было не понятно:

— Зачем такая масса вопросов?

— Что мне хотят предложить?

— Неужели мне предложат работу в разведке?

Вопросы сыпались один за одним без перерыва. Помимо Посла вопросы начал задавать и человек сидящий у меня за спиной. Каждый его вопрос был очень трудным и зачастую носил явно провокационный характер.

Он как бы провоцировал меня. Мне это ужасно не нравилось, но я старался не показывать вида и продолжал спокойно отвечать на вопросы. Для того, чтобы взять паузу я иногда пил воду. Это давало мне возможность осмыслить ответ.

Началась целая серия вопросов о национально-освободительных и революционных движениях в мире. Для меня эти вопросы не представляли большого труда. В этой области, как я считал я мог дать фору многим. Ведь я опубликовал целый цикл статей по этим вопросам. Я почувствовал, что мои познания их удивили. Видимо они не ожидали от меня, совсем молодого человека такой компетенции. Прямота суждений всегда была присуще мне. Это для них было неожиданностью. Мое мнение не всегда было таким, как это представляли многие газеты и журналы. Оно было независимым, но всегда более принципиальным и аргументированным. Ибо оно формировалось во мне по моим четко выработанным мной критериям:

— справедливо

— не справедливо

У меня не было средней позиции. Когда вопрос коснулся одной из латиноамериканских стран у нас возник спор, но судя по реакции моих оппонентов и по тому как оба они засмеялись. Я понял, что я его выиграл. Слова человека, который сидел у меня за спиной, обращенные к Послу:

— Видишь иногда молодость может давать уроки нам старикам.

Подтвердили это. Я понял по тону этого человека, что он выше Посла. Но кто он я не догадывался. Наконец были произнесены слова:

— Наша беседа закончена. Ты нам подходишь.

Мне очень хотелось задать вопрос:

— Кому нам?

Но я сдержался. Решив, что они сейчас сами скажут ответ на этот вопрос. Но этого не произошло. Мне порекомендовали в течении последнего года обучения взять дополнительные лекции по международной экономике, финансам и банковскому делу.

Второй рекомендацией было продолжать мои публикации по вопросам национально-освободительного и революционного движения.

Мне предлагалось как можно больше публиковать статей в газетах и журналах. Стать своим в журналистских кругах Европы, но в тоже время продолжать мои научные публикации. Для этой цели мне выделялась специальная стипендия.

Фраза которой закончил беседу человек, сидящий у меня за спиной поразила меня:

— Если твои статьи по вопросам национально-освободительного и революционного движения не будут совпадать с официальной точкой зрения нашего государства по этим вопросам — это будет только на пользу делу, которым ты будешь заниматься в будущем.

Человек встал подошел ко мне и сказал:

— Мы с тобой встретимся через год, когда ты закончишь Университет. Никаких планов и решений на дальнейшую жизнь не строй. Твоя жизнь принадлежит нашему вождю и твоей Родине. Тебе дали все образование, культуру, воспитание. Теперь мы в праве потребовать от тебя работы на пользу нашей великой страны. Встречаться будешь только со мной. Я понял, что мне предназначена какая то очень важная миссия, но какая я не мог понять. Вот тут то я задал один вопрос, который рассмешил всех:

— Я согласен со всем. До нашей встречи через год не строить никаких планов.

— Но жениться то я могу?

Все рассмеялись и человек назвал имя моей избранницы и сказал:

— Юноша становиться мужчиной. На ней можешь.

Я понял, что они обо мне знали все. Особенно этот человек с холодным лицом и пронизывающими душу глазами. Нет он был красив, очень привлекателен, но одновременно от него исходила какая-то сила. Эта сила требовала беспрекословного подчинения его приказам, она как бы парализовала тело. Да и сам этот человек олицетворение внутренней энергии и силы.

Кто же он — этот таинственный незнакомец. Я смотрел на него и старался хорошо запомнить черты его лица, чтобы потом нарисовать и показать отцу. Только он один мог мне помочь найти ответ на этот вопрос. Обращаться к другим людям в том числе к послу было опасно, излишнее любопытство в такой ситуации опасно.

Тем более после этой беседы я понял, что мне будут давать ровно столько информации, сколько будут считать нужным. Да и вести себя мне надо было очень осторожно, ведь они знали обо мне все. Значит они будут продолжать изучать или проще следить за всеми моими действиями и поступками.

Он смотрел мне в глаза. Очень трудно было выдержать этот взгляд. Мне стало понятно, что мое государство назначило для меня какую-то сверхсекретную миссию. Теперь от моих действий и поступков зависела не только моя жизнь, но и жизнь моих близких. Это для меня было неожиданно и страшно. Я почувствовал, что на спине холодный пот. Беседа закончилась словами:

— Надеюсь ты понял, что все о чем мы говорили — это государственная тайна и о ней знают только три человека я, ты и посол. Если это станет достоянием еще кого-то, то тот по чьей вине это произойдет и его семья будут уничтожены, как и тот кто узнал эту информацию.

— Интересы государство превыше всего!

Я вышел из здания Посольства и пошел к дому. Меня охватила какая-то слабость, чувствовалось, что внутреннее напряжение постепенно уменьшается.

Подойдя к скамейке я присел. Впервые в жизни мне стало по настоящему страшно. Я задавал мысленно себе массу вопросов, но не находил на них ответов:

— Кем я буду?

— Что мне предложат через год?

— Каким образом они знают все обо мне?

— Значит за мною и моей семьей ведут постоянное наблюдение, прослушивают все наши разговоры, а может даже читают все наши письма?

— Будет ли моя работа с этим человеком соответствовать моим принципам, хотя о каких принципах может идти речь, когда на карту поставлены интересы нашего великого государства?

— Почему папа говорил о том, что от моих ответов на вопросы будет зависеть не только мое будущее, но и благополучие моей семьи?

Мне было запрещено рассказывать детали нашей беседы и на все вопросы родных отвечать, что мою кандидатуру рассматривают для работы в Министерстве Иностранных Дел. Но я твердо решил рассказать обо всем отцу и выслушать его совет. Мне надо было облегчить душу, а кроме отца я ни с кем не мог поговорить откровенно. А самое главное разобраться в этой запутанной ситуации. Дома я застал отца. Мама с детьми и моей любимой пошли гулять в парк. Папа посмотрел на меня и ничего не говоря подошел к холодильнику, вытащил из него какие-то продукты. Взял из бара бутылку виски. И после этого сказал:

— Сынок мы едем на пикник.

— Твое интервью прошло успешно?

Я посмотрел на него и вдруг все понял. Вот почему мы с отцом вчера беседовали на балконе. Отец знал, что все мы находимся под постоянным наблюдением. Сейчас он хочет поговорить со мной там, где нас никто не будет слышать. Он понял, что мне надо облегчить свою душу. Мой ответ был прост:

— Успешно, мою кандидатуру рассматривают для работы в Посольстве, но это будет только через год.

Отец наполнил два стакана виски, положил на стол две сигары:

— Сынок за твой успех и за прощанье с юностью. Теперь в нашем доме двое мужчин.

Мы выпили и тогда впервые в жизни я попробовал сигару. Затем мы с корзиной для пикника пошли к поджидавшему нас внизу такси. Мы приехали в парк, отдыхающих было не так много. Мы вышли к реке и здесь накрыли импровизированный стол. Место было изумительно красивым мы сидели у водопада. Вода падала вниз стремительным потоком и разбивалась на мелкие капли. Они находились в воздухе и приятно освежали нас. Мы присели и папа произнес:

— Давай рассказывай сынок.

Я начал подробно рассказывать папе всю нашу беседу. Он слушал внимательно и не перебивал меня. Иногда он задавал вопросы, я как мог подробно на них отвечал. Папа старался вникнуть в самые мельчайшие подробности нашего разговора. Иногда правда меня это нервировало. Я не видел смысла в его вопросах. Он задал мне вопрос:

— А как выглядело лицо посла, когда ты сказал, что не разделяешь взгляды ни одной политической партии.

— Мне показалось, что это ему не понравилось.

Я продолжал свой рассказ, а папа продолжал задавать мне вопросы. Он попросил очень подробно обрисовать второго человека, который находился в комнате посла. Я взял карандаш и за несколько минут на салфетке набросал по памяти портрет этого человека. Папа посмотрел на него. Лицо папы изменилось, я видел, что он был очень обеспокоен. Он внимательно посмотрел на меня и сказал:

— Знаешь сынок, об этом человеке не знает никто, все кто его видят очень скоро умирают. Видимо пришел черед нашего посла умереть. Последнее время им не очень довольны. Слишком много государственных денег стало прилипать к его рукам и слишком много людей стало об этом знать.

— Этот человек личный представитель нашего вождя по вопросам тайной внешней политики. Я знаю о нем потому, что мы учились с ним в военно-морской академии. Он очень опасен для любого. Его приказы выполняются беспрекословно. Он может все для него нет никаких преград. Сынок с одной стороны я горжусь за тебя, а с другой стороны боюсь за тебя. Ведь одна малейшая ошибка может привести тебя и всю нашу семью к гибели.

— Я понял, чем ты будешь заниматься. Ты будешь тайным эмиссаром нашей страны и будешь работать с национально-освободительными и революционными движениями во всем мире. Именно для этого тебя готовят. Будь очень осторожен мой сынок. Выхода из тоннеля нет, ты уже вошел в него. На карту поставлена не только твоя жизнь, но и жизнь всей нашей семьи, всех наших родных и близких. В случае твоего просчета или не выполнения приказа мы все будем уничтожены. Мне было как-то не по себе, видимо папа понял это и налил мне виски:

— Но есть и хорошее во всей этой истории. Ты можешь жениться. Мы женим тебя в октябре и поверь мне это будет самая красивая свадьба в мире.

Папа сказал я:

— Но вдруг моя подруга не согласиться.

Папа рассмеялся:

— Извини дорогой, но в этом я тебе не помощник. Свои семейные дела решай сам.

Мы собрались и поехали домой, де нас ждал великолепный ужин. Я сидел и не знал как сказать своей возлюбленной о том, чтобы она стала моей женой. Но сам случай помог мне в этом. Она встала с бокалом и сказала тост:

— За нашу прекрасную фамилию.

Я понял, что вот он мой момент, я вскочил взял букет роз из вазы на столе, встал перед ней на колено и сказал:

— Будь моей женой.

На минуту за столом воцарилось полное молчание. Но после того, как все услышали ответ:

— Да.

Радость охватила всех. Мои сестра и брат бросились к ней и стали ее обнимать и целовать. Моя мама сидела и плакала, а папа вышел из комнаты. Он вернулся через несколько минут. Я впервые видел на его глазах слезы. Он подошел к моей любимой и сказал:

— По традиции нашего рода я вручаю тебе это золотое кольцо, теперь ты член нашей фамилии. Живите долго и счастливо!

Мама тоже подошла к ней. Обняла и поцеловала. А я все это время стоял на коленях с букетом роз пока папа не сказал:

— За стол жених и открыл бутылку шампанского!

Этот день останется в моей памяти на всю мою жизнь. Я получил предложение на работу в Министерстве Иностранных Дел, познакомился с одним из самых могущественных людей моего государства. Возлюбленная сказала мне "Да", а мои родители приняли ее единодушно в нашу семью. Что еще мог я желать.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.