Присутствие Розова в этом мире обязательно! Вместо заключения

Присутствие Розова в этом мире обязательно!

Вместо заключения

Я недаром написал не «Заключение», а «Вместо заключения» и не случайно поставил в заголовке восклицательный знак. Им, этим знаком, хочу подчеркнуть категоричность моего желания, чтобы Виктор Сергеевич Розов был, присутствовал, оставался с нами сегодня и с будущими поколениями соотечественников в грядущем. Именно поэтому не хочу из всего, что с ним связано, ничего «заключать». Пусть рассказ мой о нем и прозвучавшее в этой книге его слово останутся открытыми в завтра – для продолжения и осмысления, для того, чтобы опираться на них в не кончающейся борьбе за нашу Родину, за Россию.

Сам я с невероятной силой ощутил и продолжаю ощущать великое влияние Виктора Розова. Холодный осенний день на Ваганьковском, когда прощались с ним, конечно же, стал одним из самых тяжких в моей жизни. Но удивительное дело: даже там, в те минуты, видя последний раз его изможденное болезнью лицо, я чувствовал и понимал, что дух его от меня не уходит. Я слышал голос, знакомые интонации, перед глазами возникали какие-то памятные моменты наших встреч, и тепло, свет, мудрость души этого редкостного человека словно обнимали меня и глубоко в меня проникали, давая, как и раньше, новые силы…

Нужен людям для поддержки добрых дел ясный и чистый пример! К счастью, примеры такие у нас есть, и вот он, Виктор Сергеевич, – один из наиболее несомненных.

В нынешнем, 2013 году, исполняется сто лет со дня его рождения, а в будущем, 2014-м, – десятилетие ухода из земной жизни. Что же было самым главным здесь у нас в течение этих десяти лет без него? Пожалуй, то же сражение добра и зла, которое определяло и определяет в конечном счете судьбу нашей страны, нашего народа, нашей уникальной, неповторимой, прекрасной культуры.

Ее Виктор Розов любил всей душой и служил ей всеми возможностями своего таланта. Но что по-прежнему продолжают учинять с русской культурой и русским языком, с нашей нравственностью и духовностью?

Услышал бы он сегодня, что из школьных программ исключают русских классиков, а взамен заталкивают мало кому известных бездарных авторов с «ненормативной» лексикой! Потрясающе, ничего не скажешь… Когда-то, в 1990-м, он негодовал по поводу грязи, все шире разливавшейся в литературе на волне «перестроечной свободы». Помните, как говорил мне тогда? «Для меня вот это появление грязных, мерзких слов в художественной ткани современных произведений просто болью в сердце отдается… Пользуясь случаем, хочу обратиться ко всем деятелям культуры: не несите похабщину, давайте бороться с этим злом!»

Увы, не все услышали, а многие из услышавших продолжали свое – похоже, потому, что ничего иного они попросту и не могут. Это пошло и в кино, и на телевидение, и в театр… А «сверху»-то – вот чего нельзя не замечать – такое фактически поощряют и поддерживают! Департамент культуры Москвы, например, уничтожает Театр имени Н.В. Гоголя, чтобы отдать его здание для разрушительных «экспериментов» скандальному режиссеру Кириллу Серебренникову – одному из знаменосцев этой самой похабщины во всех видах и формах.

О, без Виктора Сергеевича она приняла масштабы прямо-таки неохватные! Только что я был на «круглом столе», созванном фракцией КПРФ в Государственной думе с участием множества общественных организаций, а также представителей власти и Церкви. Тема злободневнейшая: «О защите духовно-нравственных традиций русского и других народов России и их законодательном обеспечении». Ужасающие факты агрессивного наступления безнравственности и бездуховности оглашались с трибуны.

И я думал: вот бы сейчас Розова сюда! Как бы он сказал, как поднял бы своим высочайшим авторитетом позиции всех, кто отстаивает родную культуру…

Думал еще и вот о чем. Мы живем при капитализме, который по сути своей противостоит истинной культуре и нравственности. Послушайте, что сказал на этом «круглом столе» протоиерей Георгий Рощин, представлявший Русскую православную церковь:

– Безусловно, мы не запретим никакими законами продвижение тех похабных вещей, которые существуют и на телевидении, и на радио, и в Интернете, потому что коммерческая составляющая всегда будет пересиливать. Чувство выгоды, наживы будет превалировать в том или ином случае.

Каков же вывод? Задумайтесь! Виктор Сергеевич не сразу, постепенно, однако пришел к полному пониманию исключительной ценности того, что значило в этом смысле советское время нашей истории – жизнь без капитализма, без господства выгоды и наживы. И говорил об этом во весь голос.

А теперь какой-нибудь Игорь Чубайс, «историк-россиевед», единокровный брат ненавистного народному большинству главного «приватизатора», всерьез и упорно призывает вычеркнуть из истории России весь советский период. Вычеркнуть – и все! Разумеется, вместе с великой культурой этого времени, а значит – с Виктором Розовым.

Да ведь и не один Чубайс призывает. Каково?.. Только нет, ничего у них не получится.

Недавно, как уже упомянуто выше, я был не спектакле «Гнездо глухаря». Даже Театр-студия под руководством О. Табакова, даже сцена МХТ имени Чехова, казалось бы, вовсе не близкие ныне Розову, без его драматургии не обошлись.

А на днях Сергей Розов пригласил меня еще на одну премьеру по пьесе своего отца: «В поисках радости» поставил Театр на Таганке, совсем недавно именовавшийся «любимовским».

В поисках радости… Людям нужна радость. Искусству тоже она нужна. А вот как ее понимать? Только как обладание большим количеством денег и очень дорогих вещей, как безумное и безграничное потребление?

Если именно так, то всему человечеству грозит тупик. Неотвратимый конец грозит.

Давайте же внимательнее прислушиваться к мудрому и тонкому Виктору Сергеевичу Розову, присутствие которого в этом мире поистине обязательно.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Об этом мире слишком много лгут…»

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

«Об этом мире слишком много лгут…» Об этом мире слишком много лгут, Об этой жизни ходит много басен, Но все же этот мир — прекрасен, И этой жизнью все-таки живут… Пройдут года и, заглушая вздох, Раздастся вдруг невольное признанье: — О, этот бедный мир совсем не плох! О,


1. «Все в этом мире случается…»

Из книги Книга бытия автора Снегов Сергей Александрович

1. «Все в этом мире случается…» Все в этом мире случается, Все непонятно для нас. Пышною свадьбой кончается Каждый хороший рассказ. Вот понесли за невестою Шлейф, и вуаль, и цветы. Перед дорогою крестною Стала прекраснее ты. Узкие кольца меняются, Сказано мертвое


«Нам в этом мире все давно чужи…»

Из книги Герцен автора Желвакова Ирена Александровна

«Нам в этом мире все давно чужи…» Нам в этом мире все давно чужи. Мы чьи-то жмем бессмысленные руки, Мы говорим, смеемся. Сколько лжи И сколько в этом настоящей муки. Но если раз, единый только раз Мы наяву Тебя случайно встретим — Толпа сомкнется и разделит нас… Давно


«За 30 лет, прожитых в этом мире…»

Из книги Легкое бремя автора Киссин Самуил Викторович

«За 30 лет, прожитых в этом мире…» За 30 лет, прожитых в этом мире, Ты мог понять (и примириться мог), Что счастья нет, что 2х2=4, А остальное — трусость и подлог… За ложь, что нам рассказывала нянька, Не раз, не два мы разбивали лоб. Но зашатавшись с горя, ванька-встанька Опять


ПРЕДИСЛОВИЕ «Я прожил жизней в этом мире две…»

Из книги Млечный Путь, 2012 № 02 (2) автора Ипатова Наталия

ПРЕДИСЛОВИЕ «Я прожил жизней в этом мире две…» Это было, наверное, лет шестнадцать назад.В доме собралось человек десять — праздновали день рождения. Преобладали молодые женщины.Во главе стола сидел хозяин — за-восьмидесятилетний, маститый. На его книгах выросло много


Глава 1 «Я РЕБЕНКОМ В ЭТОМ СТРАННОМ МИРЕ…»

Из книги Книга бытия (с иллюстрациями) автора Снегов Сергей Александрович

Глава 1 «Я РЕБЕНКОМ В ЭТОМ СТРАННОМ МИРЕ…» …«Ребячество» с двумя-тремя годами юности — самая полная, самая изящная, самая наша часть жизни, да и чуть ли не самая важная: она незаметно определяет все будущее. А. И. Герцен. Былое и думы День Благовещения 25 марта (по старому


«Я в этом мире, как слепой…»[51]

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

«Я в этом мире, как слепой…»[51] Я в этом мире, как слепой, Иду и ничего не вижу, Но ничего и не обижу Своей бессильной клеветой. Я знаю: солнцем красен день, Цветут цветы, цветут надежды; Но, легкие сомкнувши вежды, Иду, медлительная тень. Мой зоркий глаз — моя клюка, Не упаду в


Все ли в этом мире гладко?

Из книги Генри Торо автора Покровский Никита Евгеньевич

Все ли в этом мире гладко? Кому-то стало дурно, Казалось, жуть минуты Простерлась от Кинбурна До хуторов и фольварков За мысом Тарканхутом. Б.Пастернак Математический аппарат дифференциального исчисления, основанный на представлении гладкости пространства,


ПРЕДИСЛОВИЕ «Я прожил жизней в этом мире две…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

ПРЕДИСЛОВИЕ «Я прожил жизней в этом мире две…» Это было, наверное, лет шестнадцать назад.В доме собралось человек десять — праздновали день рождения. Преобладали молодые женщины.Во главе стола сидел хозяин — за-восьмидесятилетний, маститый. На его книгах выросло много


«Мы – гости в этом мире…»

Из книги Иосиф Бродский. Вечный скиталец автора Бобров Александр Александрович

«Мы – гости в этом мире…» Мы – гости в этом мире… Эй, скажи-ка: Ты думал ли, зачем нам разум дан? Секунды нет во времени великом Задуматься, Когда ты обуян То завистью, то ненавистью дикой, То попеченьем, как набить карман, Внести раздор исподтишка, без крика, Обменивая


Над гробом Есенина («В этом мире темном и убогом…»)

Из книги автора

Над гробом Есенина («В этом мире темном и убогом…») В этом мире темном и убогом, Где должны мы коротать свой век, Ты бродил недолго по дорогам С незавидной кличкой: человек. Мучимый неискренностью братской, Ты в бреду хмелен и нездоров, Буйствовал среди Москвы кабацкой, А


«В этом мире так всегда бывает…»

Из книги автора

«В этом мире так всегда бывает…» В этом мире так всегда бывает, Даже если счастье нам сродни, Все тускнеет, блекнет, убывает, Чувства, и желания, и дни. Сколько раз и радуем и мучим Женщинами был я, сколько раз Я блуждал по их телам дремучим, Освежаясь в заводях их глаз. Но


«В тоске по столбам-в-этом мире-иль-ганнушкиным»

Из книги автора

«В тоске по столбам-в-этом мире-иль-ганнушкиным» Но даже и не это главное. Когда в искусстве исчезает смысл, в сознании народа исчезает зримая грань между добром и злом; и в политике тогда тоже уже все дозволено. Между манифестами новаторов и ужасами столетия не


Глава одиннадцатая, в которой мы узнаем, что Эйнштейна в этом мире не забудут никогда

Из книги автора

Глава одиннадцатая, в которой мы узнаем, что Эйнштейна в этом мире не забудут никогда Наше положение на Земле поистине удивительно. Каждый появляется на ней на короткий миг, без понятной цели, хотя некоторым удается цель придумать. Но с точки зрения обыденной жизни