Тюремный триптих

Тюремный триптих

Дождь прошел. На колючках «тульской» проволоки, окружавшей зону, висели ржавые слезинки.

Лагерь спал. Я стоял у барака, стараясь надышаться горькой сыростью болотной ночи. Со стороны вахты показался надзиратель. Надо было возвращаться в барак.

Тяжелой духотой ударило навстречу. Я добрался до своей вагонки, лег. С моего места – на нижних нарах – видны освещенные тусклой желтой лампочкой ступни людей, лежавших по ту сторону прохода на нижних и на верхних нарах.

Я вижу их каждую ночь, эти ряды ног. В бараке стоит удушающая жара, люди сбрасывают с себя одеяла.

Часто чудится мне, что не нары это, а бесконечные ряды книжных полок и на них тома, тома, тома. И каждый – судьба, жизнь человека. Удастся ли когда-нибудь написать об этих людях? Просто записать то, что знаешь. Никакого «художественного домысла». Новая человеческая комедия… Здесь оборотная, невидимая сторона жизни. Оборотная сторона войны, политической борьбы, оборотная сторона торжественных докладов. Картина жизни неверна без этой второй, сопутствующей стороны, без этого «антимира», как лицо без теней…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ТЮРЕМНЫЙ ФЕЛЬДШЕР

Из книги Репортаж с петлей на шее автора Фучик Юлиус

ТЮРЕМНЫЙ ФЕЛЬДШЕР Полицейский фельдфебель Вайснер – марионетка, своеобразный человечек для панкрацской среды. Иногда может показаться, что он не на своем месте, а иной раз невозможно представить себе Панкрац без него. Если Вайснера нет в амбулатории, он семенит по


Тюремный поэт

Из книги Генерал Дима. Карьера. Тюрьма. Любовь автора Якубовская Ирина Павловна

Тюремный поэт Моя профессия обязывала меня общаться с людьми, совершившими то или иное правонарушение. Когда человек, никак не связанный с криминальным миром, оказывается за решеткой, каждый день, проведенный в неволе, кажется годом. И, выбравшись оттуда, он вычеркивает


Через тюремный порог — на волю

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь девятая: Чёрная роба или белый халат автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Через тюремный порог — на волю Все же тут чуть было не произошла осечка.Что поделаешь, pаз и навсегда я решила никогда не задавать себе вопроса: «Что мне выгодно?» и не взвешивать все «за» и «против», когда надо принимать решение, а просто спросить себя: «А не будет мне


Через тюремный порог — на волю

Из книги Сколько стоит человек. Повесть о пережитом в 12 тетрадях и 6 томах. автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Через тюремный порог — на волю Все же тут чуть было не произошла осечка.Что поделаешь, pаз и навсегда я решила никогда не задавать себе вопроса: «Что мне выгодно?» и не взвешивать все «за» и «против», когда надо принимать решение, а просто спросить себя: «А не будет мне


Тюремный роман

Из книги Жены шахматных королей автора Гик Евгений Яковлевич


«Сон в летнюю ночь», или «Дом отдыха» (триптих)

Из книги Тышлер: Непослушный взрослый автора Чайковская Вера Исааковна

«Сон в летнюю ночь», или «Дом отдыха» (триптих) У Саши Тышлера есть триптих, названный «Сон в летнюю ночь», впоследствии переименованный для «проходимости» в «Дом отдыха» (1927). Но, в сущности, это двойное название помогает лучше ощутить двойную подоплеку триптиха —


Слыша В. С. Высоцкого (триптих)

Из книги Как по лезвию автора Башлачев Александр Николаевич

Слыша В. С. Высоцкого (триптих) I Хорошо, коли так. Коли все неспроста, Коли ветру все дуть, а деревьям — качаться. Коли весело жить, если жить не до ста. А потом уходить — кто куда, — а потом все равно возвращаться. Коли весело жить, не считая до ста. А потом уходить — кто


Триптих стриптизов

Из книги Старый колодец. Книга воспоминаний автора Бернштейн Борис Моисеевич

Триптих стриптизов  Кажется, еще весной, да, наверное весной, мне сообщили из Союза художников, что я включен в состав делегации, которая отправится в Варшаву по важному делу: там состоится Совместный Секретариат братских Союзов художников — советского и


Три книги — три судьбы (Триптих)

Из книги БП. Между прошлым и будущим. Книга 2 автора Половец Александр Борисович

Три книги — три судьбы (Триптих) Одна за другой пришли эти книги, полистал я их и отложил собравшуюся за пару дней периодику, рассудив, что интернет с теленовостями восполнят пока этот пробел. Это «пока» растянулось на добрые три недели: поначалу открыл я томик в глянцевой


Триптих

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

Триптих I Прошедшее горе – не горе. Уходит, как дым из трубы. Но сухо и холодно в горле От речи обычной судьбы. И если прочувствовать строго — Елабуга – в центре земли. Петляла, петляла дорога До самой пеньковой петли. Но все одинаковы раны, И все равноценны слова, И все


«Триптих»

Из книги Петр Фоменко. Энергия заблуждения автора Колесова Наталия Геннадьевна

«Триптих» Безысходность окрашена ре-минором. Это – открытие Моцарта. Он же подробно об этом рассказал. В «Дон Жуане». В связи с Каменным гостем. До Моцарта всегда был какой-нибудь выход. Всегда можно было попросить Бога о помощи. С Моцарта начинается сомнение в


Тюремный шансон

Из книги От фарцовщика до продюсера. Деловые люди в СССР автора Айзеншпис Юрий

Тюремный шансон Этот песенный жанр в его сегодняшнем виде меня совсем не трогает, он слишком адаптирован к эстраде. И вообще, почему стиль тюремной романтики называют шансоном? И я, тонкий, творческий, эмоциональный, имеющий опыт прослушивания разной музыки, ощущаю его


Тюремный сонет («Посуда, столик, веник и кровать…»)

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

Тюремный сонет («Посуда, столик, веник и кровать…») Посуда, столик, веник и кровать, Водопровод и «вечная» параша, (Она как урна иль, вернее, чаша,) Которую не нужно выливать. Здесь в шесть часов предписано вставать… Пью с хлебом чай… В обед все щи да каша… На ужин суп, а в


5–7. Триптих

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

5–7. Триптих П. П. Перцову I. На один вечер В этот вечер я б хотел быть Фетом: Столько неги в сумраке немом, Столько звезд ниспослано поэтам, Чтоб и мне хотелось стать певцом. В этот вечер звезды, как у Фета, В бриллиантах пышных, как цари, Чтоб и ты, мой ангел, сном


5–7. Триптих

Из книги Виктор Цой и другие. Как зажигают звезды автора Айзеншпис Юрий

5–7. Триптих П. П. Перцову I. На один вечер В этот вечер я б хотел быть Фетом: Столько неги в сумраке немом, Столько звезд ниспослано поэтам, Чтоб и мне хотелось стать певцом. В этот вечер звезды, как у Фета, В бриллиантах пышных, как цари, Чтоб и ты, мой ангел, сном


Тюремный шансон

Из книги автора

Тюремный шансон Этот песенный жанр в его сегодняшнем виде меня совсем не трогает, он слишком адаптирован к эстраде. И вообще, почему стиль тюремной романтики называют шансоном? И я — тонкий, творческий, эмоциональный, имеющий опыт прослушивания разной музыки, ощущаю его