Идеология Владимира Путина

Идеология Владимира Путина

Последние двадцать лет были для всех мыслящих людей, проживающих не только на территории Российской Федерации, но и всего СССР и СНГ, временем идеологических потрясений и поисков, утраты одних и обретения других ценностей, изменения собственной идентичности, которая переставала быть «советской» и становилась какой-то другой. Этот процесс происходил по-разному в разных частях когда-то единого Советского Союза и в сознании разных людей. Не обошли эти перемены и Владимира Путина, и некоторые штрихи идеологических поисков В. В. Путина можно обозначить, руководствуясь его собственными высказываниями и поступками.

До 1988 года Владимир Путин принимал без какой-то внутренней критики идеологию КПСС, то есть марксизм-ленинизм. Он сам говорил позднее, что был в молодые годы человеком с обычным советским воспитанием; никаких связей и знакомств с диссидентами у него не имелось. Конечно, работая в Дрездене и выезжая несколько раз в ФРГ, В. Путин видел и знал много такого, что могло вызвать вопросы и породить сомнения. Сама работа во внешней разведке предполагала гораздо большую информированность, чем у людей другой военной специальности. Но В. Путин был офицером разведки, и основой его личности и его убеждений являлись патриотизм и верность Советскому государству, которому он присягал и которому служил. Владимир Путин был в те годы не только членом партийной ячейки в Дрездене, но и членом парткома всего коллектива разведчиков, работавших в разных городах ГДР, но главным образом в Берлине.

Падение Берлинской стены, крах ГДР, а также начавшийся вскоре распад Советского Союза не могли не стать для В. Путина неожиданной и тяжелой личной драмой. Огромная работа, к выполнению которой он так старательно готовился еще со школьных лет и которую затем профессионально и эффективно выполнял многие годы, оказалась никому не нужной. Тщательно и умело сплетенная по всему миру агентурная сеть рвалась теперь собственными руками: документы сжигались, и печи раскалялись от горящих записей. О судьбе сотен разведчиков, возвращавшихся в 1990–1991 годах в СССР, главным образом в Москву, никто особенно не заботился. Жизнь надо было начинать заново, имея на руках семью и не имея никакой гражданской специальности. Машина «Волга» была тогда единственным личным имуществом семьи Путиных, вернувшейся в Ленинград, и В. Путин некоторое время подумывал о том, чтобы зарабатывать на жизнь частным извозом.

Владимир Путин никогда не оценивал события 1990–1991 годов и распад СССР как нечто закономерное, как очистительную акцию или как демократическую революцию. Он видел ее последствия в Санкт-Петербурге, он старался понять происходящие события, которые на многих направлениях развивались стихийно, не поддаваясь ни управлению, ни прогнозу. Владимир Путин честно работал в аппарате питерской мэрии над решением насущных проблем города, в котором, однако, разрушительные процессы преобладали над процессами строительства какой-то новой реальности. В. Путин поддерживал Анатолия Собчака и выполнял его поручения, хотя далеко не со всеми сторонами и методами его работы был согласен. Анатолий Собчак был сильным, умным и искренним человеком, но не имел ясной идеологической платформы. Он был антикоммунистом и с особой неприязнью относился к В. И. Ленину, но постоянно конфликтовал и с демократами первой волны, включая не только разношерстные группы питерских либералов, но также Б. Ельцина и Е. Гайдара. Владимир Путин работал в питерской команде А. Собчака как высокопоставленный чиновник, а не как политик. Он не решал никаких идеологических проблем и не стремился к этому. Именно в эти годы в единственном телевизионном интервью, которое он дал режиссеру Игорю Шадхану для одного из городских телеканалов, В. Путин рассказал о своей работе в КГБ, весьма неодобрительно отозвавшись при этом о разного рода «завиральных идеях», которыми он не собирается руководствоваться. Это не означало, что В. Путин не имел никаких предпочтений и был вообще равнодушен к идеологии и к истории. Один из сотрудников мэрии Владимир Чуров позднее вспоминал: «До 91-го года кабинеты в Смольном были четко поделены: в кабинетах больших начальников висели два портрета — Ленина и Кирова, а в кабинетах чиновников рангом пониже — один Ленин. После того как их портреты сняли, остались только пустые крюки. И каждый выбирал, кого повесить у себя в кабинете вместо вождей революции. Все в основном выбирали портрет Ельцина. Путин заказал себе Петра Первого»[523].

В мэрии Санкт-Петербурга удалось создать весьма сильную команду молодых управленцев, которая смогла замедлить упадок, но не смогла решить главных проблем огромного города, оказавшегося в пучине социального, политического и экономического кризисов. Большая часть простых жителей Северной столицы отвернулась от А. Собчака, лозунги которого строились главным образом на отрицании советского прошлого. Гораздо более успешной оказалась в те годы не столь молодая команда Юрия Лужкова, которая сумела развернуть город к развитию, опираясь в том числе и на «философию правительства Москвы», одним из принципов которой было требование «работать по-капиталистически, распределять по-социалистически». Это была идеология «нового социализма», или «старой» традиционной социал-демократии, к которой А. Собчак относился почти так же враждебно, как и к коммунистической идеологии. В конечном счете А. Собчак не справился ни с социально-экономическими, ни с политическими проблемами, ни с той волной криминального бизнеса и разгулом преступности, которые захлестнули город. В результате А. Собчак проиграл в мае 1996 года губернаторские выборы в Санкт-Петербурге, и его поражение было закономерным и неизбежным. Конечно, это неудача не одного лишь А. Собчака, это урок, который не пошел тогда впрок. Основой ленинградской экономики всегда являлись наукоемкие и высокотехнологичные отрасли промышленности, которые не могли работать без сильной государственной поддержки. Санкт-Петербург создавался Петром Первым как «окно в Европу». Однако в 1990-е годы город и в этом качестве оказался ненужным для России.

После политического крушения А. Собчака Владимир Путин на несколько месяцев оказался в положении безработного. Для него эти месяцы оказались крайне трудными, ему приходилось снова искать для себя занятие и место в невероятно сложной обстановке 1996 года. Он не собирался примыкать ни к какой оппозиции. Путин определял себя в то время как демократа, он сочувствовал А. Собчаку, но не хотел заниматься ни политикой, ни бизнесом. Его профессией и призванием являлась служба государству. Но какому государству и на каком поприще он должен теперь служить? «Тот мир, который был у меня в Питере, — вспоминал через несколько лет В. Путин, — я потерял. Все изменилось. И с этого момента надо было просто найти себя снова. Вот и всё. И это было хорошее время для поисков самого себя… Это был хороший момент доказать, что можно, начав с нуля, сделать что-то еще, конкретно проявить себя в чем-то… Я задумался: как жить дальше?»[524] Ни о власти, ни о какой-то выборной должности В. Путин тогда даже не думал.

В августе 1996 года Владимир Путин с семьей жил на даче в ста километрах от Санкт-Петербурга. Дом этот строили пять лет и только недавно достроили. Путины решили провести здесь остаток лета. Этот дом и сгорел в конце августа неожиданно и быстро, как свечка, и дотла — из-за неправильно сложенной печи в примыкавшей к дому сауне. Владимир Путин спас детей, помог выбраться гостям — все уже ложились спать. Сгорели все вещи, мебель, игрушки, все сбережения, которые В. Путин держал просто в чемодане-дипломате под кроватью на втором этаже. Роясь на следующий день в пепелище, пожарные нашли уцелевшей только одну вещь — православный нательный крест на золотой цепочке, который В. Путину дала и просила хранить его мать. В. В. Путин говорил позднее об этом пожаре как о поминках по его прежней работе в Санкт-Петербурге. Но он связывал этот эпизод также и со своим обращением к православию, к Церкви, к вере в Бога. Владимир Путин не атеист. Он участвует в разного рода церковных службах и как глава государства, и как простой прихожанин. Особые отношения связывали В. В. Путина с Алексием II и другими иерархами. Для В. Путина православная церковь — это не просто часть традиции и культуры или часть истории, это действующий институт жизни общества, одна из основ духовного и морального воспитания граждан России, даже одна из опор власти. Но он не любит говорить об этом, считая вопросы веры глубоко частным делом. В. Путин трезвый политик, и он руководствуется интересами государства и нации, здравым смыслом, а не догматами веры. «Все конфессии придуманы людьми», — говорил он не один раз. В. Путин с уважением относится и к исламу. Но он говорил также, что томик Библии лежит у него в самолете, и он читает ее при своих частых полетах, когда у него есть для этого время.

В Администрации президента Бориса Ельцина В. В. Путин работал как ответственный чиновник. Он не выказывал никаких идеологических предпочтений и не решал никаких идеологических проблем. Все, кто работал с ним в эти три года, говорили о нем как о жестком прагматике и как о человеке без особых амбиций. В любом случае он не стремился к публичной политике, но он также не хотел возвращаться на работу в спецслужбы — нельзя два раза войти в одну и ту же воду. Однако Б. Ельцин назначил В. Путина директором ФСБ, а затем и секретарем Совета безопасности, даже не спросив согласия самого В. Путина. Состояние дел в ФСБ было тогда весьма плачевным, и Владимиру Путину многое надо было восстанавливать почти с нуля. Известно, что В. Путин распорядился вернуть на здание ФСБ на Лубянке мемориальную доску, установленную здесь в память о Юрии Андропове. Был открыт и кабинет-музей Юрия Андропова. В ФСБ было торжественно отмечено 85-летие со дня рождения Ю. В. Андропова — с докладом на расширенном заседании коллегии и с возложением цветов к могиле Ю. Андропова у Кремлевской стены. Но все эти поступки были продиктованы скорее прагматическими, чем идеологическими соображениями.

Владимир Путин не мог отказаться от предложения принять на себя обязанности премьера. Положение в стране было критическим, а угроза распада Российской Федерации являлась весьма реальной. Владимир Путин принял на себя руководство армией и военными действиями на Северном Кавказе, отложив все другие дела на более поздние сроки. Он не думал о своей политической карьере, хотя именно его решительные, смелые и эффективные действия сделали его осенью 1999 года самым популярным политиком в России. Предложение Б. Ельцина занять президентский пост и стать таким образом его преемником Владимир Путин принял не без колебаний, но другого выхода и выбора у них к декабрю 1999 года просто не было. В команде Б. Ельцина работоспособных и известных политиков имелось всего двое — профессиональный железнодорожник и первый вице-премьер Николай Аксененко и недавний директор ФСБ, а теперь и успешный премьер Владимир Путин. Альтернативными лидерами могли стать тогда только люди из другой политической команды, возглавляемой Юрием Лужковым и Евгением Примаковым. Победить на президентских выборах Н. Аксененко им было вполне по силам, но вести избирательную борьбу против Владимира Путина Е. Примаков и Ю. Лужков не были готовы.

Сам В. В. Путин не строил перед новым политическим циклом никаких президентских планов. Он не создавал поэтому даже мысленно политических или экономических программ. Да и кризис в стране был столь глубок и масштабен, что речь могла идти только о планах на две-три недели вперед. Кого могло воодушевить тогда наспех созданное политическое движение «Единство»? Не был способен проложить новый курс и мало кому известный Герман Греф со своей группой экспертов, которым именно В. В. Путин поручил создать что-то вроде стратегического плана. С точки зрения истории идей, истории русской культуры и общественной мысли десятилетие 1991–2000 годов оказалось удивительно бесплодным. Вся так называемая «демократическая» революция 1991 года строилась на отрицании советского прошлого, но она не сопровождалась появлением нового мировоззрения или новой национально-государственной идеи. Все прежние идеологические догмы, а также политические и культурные ценности оспаривались, однако не появлялось ни новых ценностей, ни новых формул. Не было понятно, что это такое — «либерализм» и какую рыночную экономику, «нормальную» демократию и цивилизацию можно и нужно строить в России. Дело дошло до того, что Андрей Козырев, министр иностранных дел, обратился к президенту США Биллу Клинтону с просьбой помочь сформулировать некий свод демократических правил и ценностей, нужных для России и приемлемых для Запада.

Ни во время избирательной кампании февраля-марта 2000 года, ни после инаугурации В. В. Путин даже не пытался формулировать долгосрочную политическую, экономическую и социальную программу или идеологическую платформу. В первый период его президентства к В. В. Путину шли с предложениями почти все: Анатолий Чубайс и Ирина Хакамада, Сергей Кириенко и Андрей Илларионов. «Идея работать с ним притягивала», — вспоминал позднее Андрей Илларионов, который предлагал тогда отдать в частные руки как можно больше всего того, что еще находилось в собственности государства. Анатолий Чубайс уже тогда начал разрабатывать свои идеи «либеральной империи». Президент «Альфа-Банка» Петр Авен, которого часто видели в кабинете президента, предлагал В. Путину смелее брать пример с бывшего диктатора Чили Аугусто Пиночета. Владимир Путин внимательно выслушивал всех, но не торопился принимать чью-либо сторону. В его окружении преобладали тогда либералы. Андрей Илларионов стал его экономическим советником, Михаил Касьянов — премьером, а Александр Волошин — главой Администрации. Однако даже некоторые из видных коммунистов говорили и писали тогда, что им «хочется помочь молодому президенту». Владимира Путина поддерживали в те первые месяцы почти все: либералы, социалисты и националисты. Никто не сожалел в 2000 году о разрыве В. Путина с такими олигархами, как Б. Березовский и В. Гусинский. Олигархи охотно приходили на встречи с президентом в Кремле и внимательно его слушали. Казалось, что формула «равноудаленности» этих магнатов от власти устраивала всех. В. Путин был тогда тверд, но осторожен и старался воздерживаться от обобщенных высказываний идеологического характера. Он не уходил от острых проблем, но призывал к «аккуратности» в их решении.

Невозможно выполнять обязанности Президента России, не определив для себя вообще никаких идеологических ориентиров в политике и истории, а также в социально-экономической области. Еще в 2000 году во время первого визита В. Путина во Францию на вопрос — как он относится к революции 1917 года? — Путин ответил, что он считает 1917 год «естественной реакцией страны на поражение в Первой мировой войне и на те центробежные силы, которые нарушили управляемость государства». Но он не стал оправдывать последовавшую затем Гражданскую войну. При посещении русского кладбища Сен-Женевьев-де-Буа в Париже Владимир Путин возложил венки на могилы писателя Ивана Бунина и героини французского Сопротивления Вики Оболенской, казненной гитлеровцами в берлинской тюрьме в 1945 году. Он задержался около некоторых других могил, в том числе и у общего обелиска в память офицеров и генералов Белой армии. «Мы дети одной матери — России, — сказал В. Путин, — и для нас настало время объединиться». Президент России распорядился помочь восстановлению нескольких разрушенных могил. Позднее было принято решение — возложить работу по содержанию этого самого известного из русских кладбищ на специально созданный российский фонд. Стали приводить в порядок и многие другие эмигрантские кладбища в Европе и даже в Северной Африке и в Харбине. Останки генерала А. Деникина и русского философа И. Ильина по просьбе родственников перезахоронены на Новодевичьем кладбище. Останки вдовствующей императрицы Марии Федоровны, матери Николая II, торжественно перевезены из Дании в Санкт-Петербург и захоронены в усыпальнице российских императоров в Петропавловском соборе. Владимир Путин принял на хранение в России некоторые из реликвий Белого движения и российского казачества, которые хранились в разных семьях — у детей и внуков известных эмигрантов.

При решении вопроса о гимне России Владимир Путин предложил вернуться к музыке прежнего советского гимна композитора А. Александрова. Слова нового российского гимна предложил тот же Сергей Михалков, не слишком значительно переделав прежний текст.

На вопрос о том, какие три портрета он повесил бы в первую очередь в своем кабинете, Владимир Путин ответил быстро: «Петр Первый, Пушкин и де Голль». Но еще знаменитый русский историк Василий Ключевский говорил, что в русском обществе всеобщим уважением пользуются только две фигуры — Петр Великий и Пушкин. В. Путин никогда не говорил о своем отношении к В. И. Ленину. Но на вопрос о судьбе Мавзолея Ленина на Красной площади он ответил, что не считает этот вопрос актуальным. На вопрос о «русской идее» и о том, каким должен быть путь России после распада СССР, Владимир Путин дал в 2002 году самый общий ответ. «Я дам простой ответ, — сказал президент. — Это экономическое освоение огромных территорий, которые оказались под контролем Российской Федерации, и совместная с Европой и цивилизованным человечеством работа по освоению этих территорий с одновременным поднятием на этой базе благосостояния самого русского народа, и естественная интеграция в политические, экономические и оборонные структуры цивилизованных стран. Россия должна идти по пути рынка, государственного регулирования и управляемой демократии, а не олигархии»[525].

Центральной проблемой в истории СССР и России в ХХ веке, которая продолжает и сегодня раскалывать российское общество, оказалась не проблема Октябрьской или Февральской революций и не вопрос о Ленине, а вопрос о Сталине и его преступлениях. Первые высказывания В. Путина о Сталине были осторожными и даже уклончивыми. На вопрос одной из польских газет о Сталине В. Путин ответил: «Сталин, конечно, диктатор. Это без всякого сомнения. Это человек, который руководствовался в значительной степени интересами сохранения личной власти, и этим многое объясняется. Проблема заключается в том, что именно под его руководством страна победила во Второй мировой войне, и эта победа в значительной степени связана с его именем. И игнорировать это обстоятельство было бы глупо»[526].

Только 30 октября 2007 года в день памяти жертв политических репрессий, установленный не государством, а обществом «Мемориал», Владимир Путин впервые за все годы своего президентства решил официально отметить этот день как день 70-летия «большого террора». Вместе с Патриархом Алексием II В. Путин прибыл днем 30 октября на бывший Бутовский полигон НКВД, расположенный недалеко от МКАД, на котором в 1937–1938 гг. производились расстрелы осужденных «антисоветских элементов». По неполным подсчетам, здесь было убито и захоронено более 20 тысяч человек, в том числе более тысячи священников. Алексий II совершил здесь поминальную службу, перед которой Владимир Путин сказал: «Все мы хорошо знаем, что хоть 1937 год и считается пиком репрессий, этот год был хорошо подготовлен предыдущими годами жестокости — достаточно вспомнить расстрелы заложников в годы Гражданской войны, уничтожение целых сословий, духовенства, раскулачивание крестьян, уничтожение казачества. Такие трагедии повторялись в истории человечества не однажды. Это случалось тогда, когда привлекательные на первый взгляд, но пустые идеалы ставились выше основной ценности, ценности человеческой жизни, прав и свобод человека. Для нашей страны это особая трагедия, потому что масштаб колоссальный. Уничтожены были и сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы человек. Причем это были люди со своим собственным мнением, люди, которые не боялись его высказывать. Это цвет нации. И мы, конечно, долгие годы, до сих пор ощущаем эту трагедию на себе. Многое нужно сделать, чтобы эта трагедия никогда не забывалась, чтобы о ней помнили»[527].

Несомненно, что главной опорной точкой в российской истории ХХ века для В. В. Путина служит победа Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. «Такой победы у многих других стран и народов нет, — говорил В. Путин еще на Параде Победы 9 мая 2000 года. Именно в последние восемь лет День Победы стал в России главным национальным праздником. Особенно торжественно и широко этот праздник был отмечен в 2005 году — в 60-летие Победы. Для В. Путина абсолютно неприемлема точка зрения А. Солженицына, который заявлял, что Отечественная война является не «великой», а «бездарно и позорно проигранной, самоистребительной», что Россия должна не гордиться итогами этой войны, а стыдиться их. Нет, Россия отстояла в этой войне свою независимость, уничтожила своих самых жестоких врагов, одержала победу в тяжелейшей борьбе и утвердила роль нашей страны как одной из великих держав в мире. Любые попытки пересмотреть итоги и оценки Великой Отечественной войны в истории России, в истории Европы и во всей истории XX века вызывают у В. Путина решительный протест. В том, что касается памяти об Отечественной войне, В. Путин внимателен и к мелочам. Два раза в год президент России возлагал венок к Могиле Неизвестного Солдата в Александровском саду близ Кремля. Слева от этой Могилы воздвигнута гранитная аллея с мраморными блоками в память о подвиге городов-героев. Здесь замурованы капсулы с землей, взятой с братских могил в Ленинграде, Севастополе, Одессе, Керчи, Новороссийске, других городов-героев. Под одним из блоков лежит земля с Мамаева кургана, но на мраморе было написано золотыми буквами: «Волгоград». Однако такого города в годы войны в стране не было. Мемориал сооружен в 1968 году. По указанию В. Путина название «Волгоград» на этой части мемориала заменено на «Сталинград». Но призывы вернуть прежние наименования и Ленинграду, и Сталинграду В. Путин оставил без внимания.

Владимир Путин критически относился и продолжает так относиться к идеологии современной КПРФ, которую в интерпретации Геннадия Зюганова можно определить как «русский социализм». Однако на вопрос, не считает ли он необходимым запретить в России пропаганду коммунистической идеологии, В. Путин ответил решительным «нет». «КПРФ, — пояснил В. Путин, — это законная часть российской политической жизни». «Будет хорошо, — говорил В. Путин еще в 2000 году, — если КПРФ отойдет от опасных и радикальных элементов в своей программе и идеологии — в сторону социал-демократии. В ином случае у коммунистов исторически перспектив нет»[528].

Владимир Путин никогда не пытался давать критическую оценку личности и деятельности Бориса Ельцина, о Ельцине В. Путин говорил только хорошо или не говорил ничего. В первые годы своего президентства В. Путин не давал обобщенных оценок периоду 1990-х годов. Только 12 февраля 2004 года в предвыборном выступлении в здании МГУ в присутствии шестисот журналистов Владимир Путин дал предельно критическую оценку итогов 1990-х годов. Эту же критическую оценку он повторил даже в более развернутой форме, выступая в Лужниках 21 ноября 2007 года и еще позже на расширенном заседании Государственного совета в Кремле 8 февраля 2008 года. Он говорил о политике и о режиме 1990-х годов, но не называл имени первого Президента РФ Бориса Ельцина. Еще в 2004 году на прямой вопрос о его личном отношении к распаду СССР Владимир Путин сказал, что по его глубокому убеждению, «развал Советского Союза — это общенациональная трагедия огромного масштаба. Я думаю, — продолжал Путин, — что рядовые граждане бывшего Советского Союза и граждане постсоветского пространства, стран СНГ ничего от этого не выиграли, — наоборот, люди столкнулись с огромным количеством проблем. Но Российская Федерация сохранилась, и она перестала быть “дойной коровой” для всех и каждого»[529].

Любая нация — это исторически сложившаяся общность. Любое государство — это исторически сложившийся институт власти. Отношение к тем или иным событиям истории — это важнейшая часть нашей национальной самоидентификации. Руководители любого исторически сложившегося государства не могут быть равнодушными к истории своего государства, своей страны и народа. Это часть фундамента эффективной власти. В становлении Российской империи ключевыми были события XVIII века, времена Петра Первого и Екатерины Второй. Однако имперская идеология стала возникать только в начале XIX века. Одним из ее создателей стал талантливый писатель-сентименталист Николай Михайлович Карамзин. Он получил от молодого царя Александра Первого прямое поручение — написать историю России, систематизировать ранее предпринятые в этом направлении попытки, устранить противоречия. Карамзину открыли архивы, допустили к летописям, а также установили весьма приличный «пансион» как государственному служащему. Его никто не торопил. Он начал эту работу в 1803 году, а первые тома «Истории государства Российского» вышли в 1816 году. Последний, двенадцатый том вышел в свет уже после смерти Н. Карамзина в 1829 году. Успех был по тем временам огромным, книга всем была нужна, хотя и споры велись немалые. А. Пушкин, как известно, написал эпиграмму — мол, Карамзин доказывает нам «без всякого пристрастья необходимость самовластья и прелести кнута». Но тот же А. Пушкин назвал книги Карамзина «созданием великого писателя».

В СССР история стала частью государственной идеологии, и созданием первых серий учебников, даже для начальных классов, руководил лично И. Сталин — от него исходили и все главные оценки исторических фигур — от Ивана Грозного и Петра Первого до Наполеона и Бисмарка. В конце концов даже Библия и Коран — это мифологизированные версии событий древней истории.

Новая Россия в своих новых границах также остро нуждается в какой-то обновленной исторической и национальной самоидентификации. Понятным является поэтому внимание и волнение российского общества по поводу освещения тех или иных событий российской истории в школьных учебниках.

В 2007 году Владимир Путин принял участие в двух конференциях по актуальным проблемам преподавания новейшей истории и обществознания. После одной из таких конференций В. Путин устроил в Ново-Огарево прием в честь большой группы учителей истории. Но он говорил здесь только об образовательных стандартах и о том, что в учебниках могут излагаться разные точки зрения[530].

Внимание президента В. Путина к Русской православной церкви очевидно и не нуждается в доказательствах. Очевидно и то, что Русская православная церковь стала в нашей стране одним из наиболее авторитетных институтов, пользующихся доверием общества. По мнению многих социологов, православие как конфессия становится постепенно стержнем духовной жизни общества, оказывающим влияние на облик России, ее традиции и уклад жизни. Именно церковь заполняет, хотя и частично, тот вакуум в духовной жизни нации, который остался после крушения в России коммунистической идеологии. Даже КПРФ сегодня пытается поддержать строительство все новых и новых церквей и восстановление разрушенных ранее. Владимир Путин присутствует на всех главных церковных церемониях. Именно В. Путин был инициатором переговоров об объединении Российской и Зарубежной православных церквей, которое и произошло в мае 2007 года. Однако главной сферой деятельности Церкви является мораль. Известно, что даже «Моральный кодекс строителей коммунизма» не слишком сильно отличается от главных моральных принципов христианства и Нагорной проповеди. Поэтому православие не может быть основой идеологии ни для В. Путина, ни для партии «Единая Россия». Выбор конфессии не может заменить для главы государства и для общества выбора социально-экономического и политического курса.

Любопытно наблюдать за тем, что укрепление связей и доброго отношения между президентом В. В. Путиным и его преемником Д. А. Медведевым и Русской православной церковью вызывает наибольшую критику не в рядах коммунистов и тем более не в рядах националистов, а в политических группах и течениях, именующих себя «демократами». Не нравится «демократам» и явное усиление в выступлениях В. Путина патриотической риторики. В ведущем журнале «демократов» «Новое время», который стал выходить теперь демонстративно под английским названием «The New Times», можно было прочесть в феврале 2008 года: «Мы ясно видим сегодня, что старая новая идеология “русской партии” востребована и одобрена на самом высоком уровне, на что, надо сказать, никто не решался даже в брежневские годы. Это демонстрация того, какая именно идеология будет доминировать в период «до 2020 года — идеология государственного клерикализма. Чему удивляться: если государство национализирует экономику и политику, почему бы ему не национализировать души и головы людей, призвав в помощь такой мощный институт, как Русская православная церковь»[531].

Эти обвинения несправедливы. Идеология государственного клерикализма не может доминировать в постсоветской России, где большая часть населения продолжает причислять себя к неверующим и не посещает церковных служб. Конечно, наш атеизм не является сегодня «воинствующим», а многие из граждан России, подобно Юрию Лужкову, могли бы назвать себя «православными атеистами». Свою позицию на этот счет Владимир Путин излагал не раз и вполне исчерпывающе. «У каждого человека, — говорил В. В. Путин, — должна быть какая-то моральная, душевная основа. При этом неважно, к какой конфессии он принадлежит. Все конфессии придуманы людьми. А если Бог есть, то он должен быть в сердце человека. Для такой страны, как Россия, философия религии очень важна, потому что у нас, после того как господствующей идеологией была коммунистическая, которая заменяла собой, по сути дела, религию, государственная религия перестала существовать. Но ничто не может в душе человека заменить общечеловеческие ценности так эффективно, как это может сделать религия. Религия делает человека духовно богаче»[532].

Когда в начале 2000 года на экономическом форуме в Давосе впервые громко прозвучал вопрос: «Кто есть мистер Путин?», речь шла в первую очередь об экономической стратегии нового российского лидера. В. Путин ясно выступал тогда против «олигархического капитализма» и за экономический суверенитет России. За последние восемь лет государство существенно расширило свое присутствие в экономике в первую очередь в базовых энергетических отраслях. Еще в 1997 году около 75 % всех активов России находились под контролем крупного частного капитала, который был тогда представлен образовавшимися в результате приватизации двенадцатью финансово-промышленными группами — ФПГ. С тех пор капитализация российской экономики возросла в 30 раз, и самые богатые российские предприниматели стали еще богаче. Однако на сегодня не менее 75 % всех активов России находится в собственности или под контролем государства и лишь около 25 % — под контролем частного капитала. В последние два-три года в дополнение к таким государственным корпорациям, как «Газпром» и «Российские железные дороги» было образовано несколько новых крупных государственных холдингов и корпораций — по авиастроению, судостроению, по нанотехнологиям, в сфере ЖКХ, в атомной отрасли, в сфере ВПК, для строительства олимпийских объектов Сочи и др. Государство контролирует и несколько ведущих коммерческих банков — Сбербанк, Внешэкономбанк, Газпромбанк. В экономической печати новая экономическая реальность получила название «социального госкапитализма», ибо социальная направленность деятельности современной российской экономики не вызывает сомнений. Поясняя принятые решения, Владимир Путин заметил на одном из заседаний Торгово-промышленной палаты, что «государственный капитализм — это не наш путь, это не наш выбор. Но мы вынуждены идти по этому пути, так как частный капитал не идет в эти менее прибыльные и трудоемкие отрасли, а без них развитие страны невозможно». В. Путин обещал привлекать ко всем заявленным большим проектам также и частные корпорации. Однако мы видим, что частный капитал устремился в последние годы главным образом в металлургию, строительство, а также в развитие сотовой телефонной связи, торговлю, фармакологию, пищевую промышленность, в сферу услуг, в полиграфию и издательское дело. Это естественное поведение для частного капитала, ибо он идет в первую очередь в те отрасли, где прибыли больше, а риски меньше.

Понятие «государственного капитализма» не имеет точного определения, и еще В. Ленин писал, что между государственным капитализмом и социализмом промежуточных ступеней нет. Все определяется здесь политикой государственных корпораций. Во Франции, где более 50 % активов промышленности принадлежит государству, принято относить эту часть экономики к «социалистическому сектору».

В нескольких интервью в 2007 и 2008 годах Владимир Путин говорил, что он считает себя «нормальным социал-демократом», но он не стал развивать этот тезис. Однако все мы видим, что социально-экономическая политика в России в 2000–2008 годах отвечала всем главным критериям социал-демократической концепции. Именно В. В. Путин настоял в эти годы на значительном укреплении и расширении масштабов социальной политики в России. Он особенно внимательно следил и продолжает следить за ростом реальных доходов населения, а особенно за заработками бюджетников и уровнем пенсий для пожилых людей и пособий для матерей. В. Путин воздерживается от абстрактных идеологических формул, ссылаясь нередко на соображения здравого смысла. Вероятно, именно поэтому он и принял предложение занять на ближайшие годы пост премьера, отклонив предложения о каком-то «духовном лидерстве», которое предполагало провозглашение некоей целостной системы идей и духовных ценностей. Российская власть, по убеждению В. В. Путина, должна быть озабочена сегодня не исполнением какой-то особой миссии, а повышением конкурентоспособности страны на всех направлениях ее развития.

Российская Федерация в ее нынешних границах и формах власти существует пока еще меньше двадцати лет, и в нашем российском уравнении есть еще несколько важных, но не вполне определившихся или даже неизвестных величин. Это касается и отношений России с Западом в целом и с Европой в частности. Советский Союз не считал себя, как известно, простой частью Европы, а свою советскую культуру частью европейской культуры. Претензии советских лидеров были гораздо более амбициозны, они претендовали на лидерство в мировой политике и в мировой культуре. У России таких претензий нет. Еще в одном из первых интервью в феврале 2000 года Владимиру Путину был задан вопрос: «Будем снова искать особый путь для России?» «А ничего искать не надо, — ответил В. Путин. — Все уже найдено. Это путь демократического развития. Конечно, Россия более чем разнообразная страна, но мы — часть западноевропейской культуры. И в этом наша ценность на самом деле. Где бы ни жили наши люди — на Дальнем Востоке или на юге, мы — европейцы». «Осталось, чтобы Европа считала так же», — возразили В. Путину интервьюеры. «Мы будем стремиться оставаться там, где мы географически и духовно находимся. А если нас будут оттуда выталкивать, то мы будем вынуждены искать союзы, укрепляться. А как же? Обязательно»[533].

О европейской природе России и русской культуры В. В. Путин говорил не один раз и позднее. В книге «Решения. Моя жизнь в политике» бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер свидетельствовал: «Я беседовал с Путиным несчетное число раз и хорошо знаю, насколько напряженно он размышляет над тем, как можно организовать российско-европейские отношения, чтобы они развивались и крепли в обоих направлениях. Его представление о будущем своей страны совершенно очевидно: он хочет восстановить значимость России. И это, будучи дополнено его христианскими убеждениями, — а отношение президента России к православию в своей стране я считаю исключительно серьезным, — означает одно: Путин мыслит по-европейски. Иными словами, Путин видит миссию России как неотъемлемой части Европы, пусть и с азиатской компонентой, что он прекрасно сознает, что в культурном плане, по складу чувств и эмоций, по восприятию жизни и по отношению к жизненным ценностям Россия является именно частью Европы»[534].

Все эти рассуждения и определения верны, но недостаточны. На Западе и в том числе в Европе имеется очень много политиков и экспертов-международников, которые пытаются поставить под сомнение полноценность России как современной европейской страны, попытки исключить Россию из «большой восьмерки», помешать соглашениям России и ЕС, помешать вступлению России во ВТО, продвинуть на восток базы НАТО, — все это и есть попытки выталкивания России из ее естественного географического и духовного пространства. Это и вынуждает Россию, как и предупреждал В. В. Путин, искать союзы и укрепляться. Россия укрепляет ШОС — Шанхайскую организацию сотрудничества, в которую входят не только Россия, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан, но и Китай. Российская Федерация поддержала инициативу Нурсултана Назарбаева по созданию Евразийского Экономического Союза — ЕврАзЭС, в который вошли также Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Белоруссия. Россия слишком велика для Европы, а история и культура православной Восточной Европы не идентичны истории и культуре католической Западной Европы. В нашей истории не было ни крестовых походов, ни эпохи Возрождения и Реформации. Но имелись не менее значительные события, начиная от завоевания Сибири и кончая созданием Советского Союза, — нет нужды развивать здесь эти темы подробнее. «Россия возвращается», — так писали в последние несколько лет многие западные газеты и чаще всего с беспокойством, если не считать газеты в Белграде. Но Россия возвращается не только в Европу, и Владимир Путин вполне уверенно чувствовал себя на Конференции исламских государств, где Россия получила статус наблюдателя.

Патриотизм — это несомненная и главная часть мировоззрения В. В. Путина на всем протяжении его жизни — от школьных лет и до положения главы государства. В СССР национализм не считался частью советского патриотизма. С большим подозрением относились к националистическим концепциям и во времена Бориса Ельцина. Не использовал лексики русских националистов и В. В. Путин. Поэтому его слова на совместной с А. Меркель пресс-конференции о том, что «Дмитрий Медведев не меньший — в хорошем смысле слова — русский националист, чем я, и не думаю, что нашим партнерам будет с ним проще», вызвали некоторую растерянность и множество комментариев как в российской, так и в зарубежной прессе. «В Брюсселе и в других европейских столицах, — свидетельствовал британский журналист Тони Барбер, — все были крайне удивлены заявлением В. Путина, ибо нас научили считать, что национализм — это очень плохо во всех смыслах»[535]. «Я считаю заявление Путина одним из наиболее значимых событий прошедшего месяца, — писал российский политолог В. Третьяков. — Причем произошло это совсем неожиданно, да и сам вопрос не предполагал такого идеологически брутального ответа. Однако Путин сказал то, что сказал»[536].

Комментаторы и наблюдатели обратили внимание прежде всего на определение «националист», хотя главная часть высказывания В. В. Путина заключена как раз в оговорке — «в хорошем смысле слова». Известный российский идеолог и евразиец Александр Дугин в серии очерков «Либерализм — угроза человечеству» писал: «Интуитивно стремясь сохранить и восстановить суверенитет России, Путин вошел в конфликт с либеральным Западом и его глобализационными планами, но и в альтернативную идеологию это не оформил»[537]. Это утверждение не слишком верно. Конфликт Владимира Путина с либеральным Западом не имеет антагонистического характера, и Владимир Путин никогда не собирался «оформлять» какую-то развернутую антизападную идеологию. Более того, Владимира Путина можно назвать не только европейцем, но и западником, но, опять-таки, «в хорошем смысле слова». В «хорошем смысле слова» В. Путин как рыночник, так и социалист, он и либерал, и консерватор. Формируя новую российскую идеологию, Владимир Путин хотел бы включить в нее здравые идеи из всех других современных идеологий и принять на баланс новой России все ценности ее прежних эпох, включая, естественно, и советскую эпоху. В отличие от Бориса Ельцина В. В. Путин не радикал. В отличие от советских лидеров он не догматик.

На вопрос о том, что является главным в его системе ценностей, Владимир Путин неизменно отвечал, что главными он считает моральные ценности. «Россия, — говорил он, — это древняя страна, с древними глубокими традициями и с очень мощным моральным фундаментом. И этот фундамент — это любовь к своей Родине, это патриотизм. Патриотизм в лучшем его понимании. От чего нам нужно, безусловно, избавляться? Нужно избавляться от того периода в нашей советской истории, когда мы пытались возглавить мировую социалистическую или коммунистическую революцию и стать лидерами, мировыми лидерами этого движения, когда мы пытались навязывать другим странам то, как они должны жить. Мне кажется, что это ошибка, которую совершал не только Советский Союз, но это было очевидно и характерно для Советского Союза. И от этого, безусловно, нужно избавляться. Что считаю возможным в общем и целом сохранить и что нужно развивать? Обозначу крупными мазками. Нужно развивать уважение к своей истории, несмотря на все ее проблемы. Нужно сохранять любовь к своему Отечеству. Нужно проявлять максимальную заботу об общих моральных ценностях и на этой базе консолидировать российское общество. Считаю это абсолютным приоритетом»[538].

«Главной ценностью для государства, — продолжил и пояснил свою мысль Владимир Путин несколько позже, — является человек. Человек — это абсолютный приоритет государства, и одновременно это стратегический, государственный ресурс, и мы намерены этот ресурс сберегать, приумножать и развивать. Нет сегодня более серьезной и важной задачи»[539]. В рамках коммунистической идеологии такой взгляд на ценность отдельного человека пренебрежительно обозначали понятием «абстрактного гуманизма».

Провозглашая главной ценностью России ее мощный моральный фундамент, Владимир Путин старается и сам, уже как глава государства, не нарушать требований христианской морали. Он не раз говорил о нравственности политики, о нравственности власти. Владимир Путин внимательно наблюдает за той идеологической полемикой, которая происходит и сегодня, когда нам предлагают или вернуться в советское прошлое, или возродить «святую «Русь», а то и некую «Пятую Империю». В. Путин не участвует в этой полемике, но это вовсе не означает, что он равнодушен к проблемам идеологии. Такой внимательный и знающий политолог, как Глеб Павловский, не без оснований утверждал, что «Путин сам по себе — это целая идеология. Он генерирует определенную идеологию и преуспевает в этом, всегда избегая ее систематизировать. Это вольтеровская манера — здравомыслие вместо доктрины. Путин упаковывает свою сильную, очень страстную политическую веру в некий «здравый смысл» и обычно преуспевает в его популяризации. У Путина своя концепция власти. Это приоритет стабильности, можно сказать даже, приоритет построения неразрушимой России. Путин олицетворяет новую для России концепцию руководства страной. Лидерство через образцовое, и притом умеренное поведение. Поведение Путина идеологично, но в меру. Путин сверхчувствителен идеологически. Но он контролирует каждое свое слово, каждый свой шаг, опасаясь подать ложный сигнал. Это и есть самое интересное в идеологии, что дала новая Россия. Я уверен, что именно Россия находится в центре путинского идеологического мозга, Россия и мир, где надо укорениться, а для этого научиться быть неразрушаемой. Путин думал над этим очень давно»[540].

Владимир Путин пришел к власти не через идеологические структуры и институты, и он никогда не пытался создавать что-либо вроде «Капитала», «Краткого курса» или «Манифеста». Однако он сумел развернуть Россию к движению в новом направлении, он сумел восстановить национальный консенсус и преодолеть тот кризис идентичности, который стал самым болезненным результатом распада СССР.

Новый век несет с собой новые возможности, но и новые опасности. С идеологиями XIX и XX веков этих проблем не решить, но для создания новых концепций прошло еще слишком мало времени. В этих условиях нравственные принципы оказываются нужнее и прочнее идеологических догм. Владимир Путин создает образ или даже образец современного российского политика, и его идеология проявляется через его деятельность, которую народ России поддержал. Я упоминал выше, что еще в 1991 году в мэрии Санкт-Петербурга Владимир Путин попросил повесить в своем кабинете портрет Петра Первого. Но он явно не думал тогда, что всего через десять лет ему придется начать и даже возглавить не менее масштабный поворот в жизни России, чем тот, который был совершен Петром. Но этот поворот еще не завершен.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Личная жизнь разведчика Владимира Путина

Из книги Владимир Путин автора Медведев Рой Александрович

Личная жизнь разведчика Владимира Путина Людмила Александровна Шкребнева родилась 6 января 1958 года в Калининграде в простой рабочей семье. Ее отец — Александр Абрамович работал на Калининградском ремонтно-механическом заводе. Мать — Екатерина Тихоновна работала


Глава шестая Первый год президента Владимира Путина

Из книги Путин Семь ударов по России автора Лимонов Эдуард Вениаминович

Глава шестая Первый год президента Владимира Путина Владимир Путин и его оппоненты О Владимире Путине, который только в июле 1998 года занял пост директора ФСБ, еще за восемь месяцев до главных в России выборов почти никто ничего не знал. Да и сам Путин не претендовал тогда


Выбор Владимира Путина

Из книги Автопортрет, или Записки повешенного [litres] автора Березовский Борис Абрамович

Выбор Владимира Путина В России еще не завершилось формирование ни демократического государства, ни гражданского общества. До сих пор не определено новое место нашей страны в мире. Идет становление новой системы партий, а также разработка и пропаганда различных


Основные даты жизни и деятельности Владимира Владимировича Путина

Из книги Мольер автора Бордонов Жорж

Основные даты жизни и деятельности Владимира Владимировича Путина 1952, 7 октября — родился в городе Ленинграде.1970 — поступил на международное отделение юридического факультета Ленинградского государственного университета имени Жданова (ЛГУ).1975 — окончил международное


Часть 1 ДОРОГА ВЛАДИМИРА ПУТИНА В ПРЕЗИДЕНТЫ

Из книги Мольер [с таблицами] автора Бордонов Жорж

Часть 1 ДОРОГА ВЛАДИМИРА ПУТИНА В ПРЕЗИДЕНТЫ «МОЙ СЫН – КАК ЦАРЬ!» Владимир Владимирович Путин родился 7 октября 1952 года в г. Ленинграде, третий, поздний ребенок в семье Владимира Путина и Марии Шеломовой. Родители ВВП родом из Тургимовского района Тверской области, отец


Авторитарное государство. Три вертикали Владимира Путина

Из книги Владимир Путин. Who is Mister P? автора Мухин Алексей Алексеевич

Авторитарное государство. Три вертикали Владимира Путина 7 августа 2002 г. «Ведомости», МоскваВ конце июля заместитель руководителя администрации президента РФ г-н Д. Козак предложил поправку к закону о недрах, принятие которой могло бы кардинально изменить экономическую


ИДЕОЛОГИЯ

Из книги Шесть масок Владимира Путина автора Хилл Фиона

ИДЕОЛОГИЯ Все столетие несет на себе отпечаток духовной борьбы, остроту которой нам уже нелегко почувствовать. Общество Иисуса[22] видит свою миссию в том, чтобы полностью восстановить значение католической церкви. Иезуиты руководят созданным в 1627 году герцогом де


ИДЕОЛОГИЯ

Из книги автора

ИДЕОЛОГИЯ Все столетие несет на себе отпечаток духовной борьбы, остроту которой нам уже нелегко почувствовать. Общество Иисуса[22] видит свою миссию в том, чтобы полностью восстановить значение католической церкви. Иезуиты руководят созданным в 1627 году герцогом де


Личная жизнь разведчика Владимира Путина

Из книги автора

Личная жизнь разведчика Владимира Путина Людмила Александровна Шкребнева родилась 6 января 1958 года в Калининграде в простой рабочей семье. Ее отец — Александр Абрамович работал на Калининградском ремонтно-механическом заводе. Мать — Екатерина Тихоновна работала


Глава шестая Первый год Президента Владимира Путина

Из книги автора

Глава шестая Первый год Президента Владимира Путина Владимир Путин и его оппоненты О Владимире Путине, который только в июле 1998 года занял пост директора ФСБ, еще за восемь месяцев до главных в России выборов почти никто ничего не знал. Да и сам Путин не претендовал


Выбор Владимира Путина

Из книги автора

Выбор Владимира Путина В России еще не завершилось формирование ни демократического государства, ни гражданского общества. До сих пор не определено новое место нашей страны в мире. Идет становление новой системы партий, а также разработка и пропаганда различных


Политический капитал Владимира Путина

Из книги автора

Политический капитал Владимира Путина За последние восемь лет Россия в несколько раз увеличила свои золотовалютные резервы. Суммарная капитализация российских компаний возросла в эти же годы в 30 раз. По размерам своего ВВП Россия вошла в десятку самых крупных экономик


Опыт психологического портрета Владимира Путина

Из книги автора

Опыт психологического портрета Владимира Путина Судьба Владимира Путина не была предопределена, не определена она до сих пор… С 1999 года иностранцы задаются вопросом Who is Mr. Putin? Похоже, настало время развернуто ответить на него5.Владимир Путин представляет собой цельный


Евразийство путина (идеология будущего)

Из книги автора

Евразийство путина (идеология будущего) В нынешней ситуации с «евразийством» мы имеем дело с зарождающейся идеологией, особой формой мировоззрения, которая может послужить для значительной части населения России способом определить свою национальную идентичность на


Контекстный портрет Владимира Путина

Из книги автора

Контекстный портрет Владимира Путина Цель этой книги не в написании полной биографии или комплексном исследовании всего, связанного с Владимиром Путиным. Несмотря на то, что частная жизнь оказывает влияние на образ мышления человека и его взгляды, мы не стали