Послесловие

Послесловие

Итак, дорогие читатели, у российского престола фаворитки Государынь коренным образом отличались от фавориток Государей. В первом случае это были в основном подруги, наперсницы, помощницы в любовных похождениях и даже родные сёстры фаворитов. Такими были Аграфена Фёдоровна Челяднина у великой княгини Елены Глинской; Модеста Балк (Монс) у Екатерины I; Юлия Менгден у Анны Леопольдовны; Мавра Егоровна Шувалова (Шепелева) у Елизаветы Петровны; Анна Никитична Нарышкина, Анна Степановна Протасова и Марья Саввишна Перекусихина у Екатерины II.

Правда, у Екатерины II были и такие фаворитки, которые выполняли политические и государственные поручения и ни в какой степени не участвовали в интимных делах государыни. Например, Екатерина Романовна Дашкова (Воронцова) и Александра Васильевна Браницкая (Энгельгардт).

У царевны Софьи не было фавориток-подруг и наперсниц. Но взамен у неё было большое количество тёток и сестёр, Михайловен и Алексиевен, которые вполне покрывали этот недостаток. Правда, некоторых непослушных братец Пётр I отправил в монастырь, а также старался препятствовать общению царевен между собой, но они всё равно общались и помогали Софье и друг другу чем могли.

Анна Иоанновна имела двух-трёх близких ей статс-фрау, но они не могли быть названы фаворитками: все бразды правления были у Бирона, а он влияния на себя в государственных делах не терпел. Однако у императрицы была тайная её фаворитка, всегда помогавшая ей в самых интимных делах, особенно в вопросах деторождения и признания родившихся у Анны Иоанновны детей своими. Это была по воле Анны Иоанновны официальная супруга Эрнста-Иоганна Бирона — баронесса Бенигна фон Тротта-Трейден, обслуживавшая императрицу во всём, становясь как бы зеркальным отражением Анны Иоанновны: когда у Анны Иоанновны вырастал живот, то и у Бенигны живот, правда, благодаря подушке, тоже становился большим и круглым. А когда у императрицы живот опадал, то и у баронессы опадал живот, но зато (вместо подушки) появлялся мальчик, её сын от Бирона. И так по крайней мере два раза: сначала Пётр, а потом Карл.

Разумеется, все фаворитки, в том числе и подруги-наперсницы Государынь, имели большой вес при дворе, создавали атмосферу преклонения перед государыней и влияли в той или иной степени на придворные и государственные назначения. А некоторые вмешивались и в личные, и в государственные дела своей покровительницы. Например, фаворитка правительницы Анны Леопольдовны — баронесса Юлия Менгден.

Последней фавориткой у русского престола была Анна Александровна Вырубова. Эта женщина с полного одобрения императора Николая II была самой близкой подругой последней российской императрицы Александры Феодоровны и выполняла не только личные просьбы императрицы, но и была участницей всех её личных, даже интимных дел, став, можно сказать, членом императорской семьи. Участвовала она и в делах большой государственной важности: в подборе новых кандидатур на высокие посты, в отстранении одних министров и назначении других, в привлечении в этот процесс Распутина. Вырубова была единственным крепким связующим звеном между императрицей и Распутиным, а в период, когда Александра Феодоровна начала сама править Россией, то между нею и государственными мужами. Анна Александровна сумела окружить императрицу своими людьми, в полном смысле своими: одной из почитательниц Распутина, а следовательно, и близкой к императрице, была её сестра, в замужестве Пистолькорс; второй приближенной к императрице была тоже её сестра — Лили, в замужестве Ден. Анна Вырубова выполняла самые разнообразные поручения императрицы.

Но порой без ведома Аликс, или Саны, как её называла Анна, даже втайне от неё, она действовала самостоятельно. Вырубова почти всю свою жизнь как бы растворила в жизни царской семьи, однако и к себе требовала от «царей» внимания.

В западноевропейских странах картина отличалась тем, что в большинстве случаев королева не могла иметь официальной фаворитки, потому что, полностью завися от воли короля-супруга, она не играла первенствующей роли при дворе и даже в своём влиянии на короля и на двор уступала официальной фаворитке. А потому о подругах королев, далее таких, как Изабелла II Испанская, Елизавета I Английская, самостоятельно царствовавших, история оставила скудные сведения, а то и вообще ничего не оставила. Исключением явились фаворитки французской королевы Марии Антуанетты — принцесса де Ламбаль и Жюли де Полиньяк, о которых говорили на каждом парижском углу и о которых вместе с их покровительницей рассказывалось в памфлетах и показывалось в карикатурах, расклеенных по всему Парижу, такое порно, что и читать, и смотреть было стыдно. Эти две фаворитки составляли полную противоположность друг другу: Ламбаль была носительницей черт характера, не совместимых с законами фаворитизма, но, как ни парадоксально, не избежала самой грязной клеветы. Жанна де Полиньяк служила ярким примером фаворитизма в самых гнусных его проявлениях.

Она прославилась своим салоном, где устраивались оргии при участии самой королевы и куда не всегда допускался даже король Людовик XVI. Полиньяк сумела стать любовницей родного брата короля, графа д’Артуа, и когда наступили тяжелые для короля и королевы времена — дни французской революции, она, опустошив королевскую казну, вместе со своим любовником спокойно покинула свою благодетельницу, отправившись в эмиграцию. Принцесса де Ламбаль сначала тоже отбыла в эмиграцию, но совесть не позволила ей оставить свою королеву в тяжёлую минуту, и она вернулась, поплатившись жизнью за эту верность Марии Антуанетте: разъярённая толпа узнала её на улице и растерзала на кусочки.

Фаворитки французских королей, которые при Генрихе II получили статус официальных фавориток, а это было принято и при других европейских дворах, имели и среди придворных, и в государственных, и в политических делах значение даже выше, чем королева-супруга. Например, Диана де Пуатье при короле Генрихе II, Франсуаза Атенаис де Монтеспан при Людовике XIV, Габриэль д’Эстре при Генрихе IV, Жанна-Антуанетта де Помпадур при Людовике XV, Анна Болейн при Генрихе VIII Английском и другие.

В отличие от Западной Европы у престола в православной России, несмотря на фаворитизм, у российских государей не было принято во всеуслышание объявлять фаворитку официальной, а тем более при дворе и в высшем свете неуважительно относиться к супруге-царице или императрице в угоду фаворитке. При российских дворах о фаворитках знали, им льстили, к ним обращались с просьбами, но в то же время о них как бы никто даже и не ведал. Они служили при дворе фрейлинами, камер-фрейлинами или даже статс-дамами, а это было всеми уважаемое положение в обществе. Если же фаворитка не была удостоена статуса фрейлины или камер-фрейлины (статс-дамы уже не были юными девами, а были замужними дамами и, можно сказать, в силу их возраста и семейного положения не котировались у российских государей), то государь обращался к супруге с просьбой принять её в свою свиту. Так поступил Александр I относительно княгини Марии Антоновны Нарышкиной, так поступил Александр II относительно княжны Екатерины Михайловны Долгоруковой. Конечно, императрицам Елизавете Алексеевне и Марии Александровне это было весьма неприятно, даже горько, но фавор держался в тайне, поэтому просьбы бывали удовлетворены. Все придворные и высшее общество знали об этом, но никто открыто ничего не говорил, а только шептались. Такова была мораль фаворитизма у российского престола.

Почему фаворитками — подругами российских императриц оказывались именно эти лица? Да потому, что зачастую это были подруги прежних лет, ещё до восхождения на трон, или близкие родственницы их фаворитов-любовников.

Так, Екатерина I избрала своей фавориткой-наперсницей свою камер-фрау Матрёну (Модесту) Монс (Балк), потому что она была родной сестрой её любовника-фаворита Виллима Монса. У Елизаветы Петровны фавориткой была Мавра Егоровна Шепелева, в замужестве графиня Шувалова, которая через пастора Глюка была как бы в родстве с Мартой Скавронской (Екатериной I), матерью Елизаветы Петровны, и служила сначала её сестре Анне Петровне, а после её смерти была взята Елизаветой Петровной на службу при её малом дворе. Став императрицей, Елизавета Петровна пожаловала свою Маврушку статс-дамой при Высочайшем дворе и подарила ей титул графини, выдав замуж за графа Петра Ивановича Шувалова Фаворитка Екатерины II Перекусихина, благодаря предстательству Орловых, обслуживая Екатерину II как камер-юнгфера, стала самым её доверенным лицом Анна Нарышкина была помощницей в любовных встречах великой княгини Екатерины Алексеевны с Понятовским, а затем явилась и другом великой княгини по несчастью, когда у Екатерины Алексеевны, как и у Нарышкиной, долгое время не было детей от мужа цесаревича Петра Фёдоровича (От Понятовского у неё уже была дочь, но это было тайной для всех.)

Что касается фавориток российских царей и императоров, то только царь Пётр I находил фавориток на стороне, притом совершенно незнатных. Анна Монс была дочерью немецкого торговца Правда, чтобы как-то возвысить её статус, о ней стали писать и говорить, что она дочь «золотых дел мастера». В общем, постарались её «позолотить». О Марте Скавронской (Екатерине Алексеевне), «метресишке царя», сначала говорили, что она была служанкой у пастора Глюка, потом, когда она родила дочек, и они, в отличие от других её детей, остались живы, а Пётр I на ней женился, стали говорить, что она была воспитанницей пастора Глюка. (Хороша «воспитанница», которая уже была замужем за полковым трубачом, немцем Иоганном Крузе!) Но когда нужно было выдавать её дочерей замуж, то стало ясно, что такое их происхождение не годится для благородного замужества, а потому вдруг неожиданно узнали, что её отцом был не крестьянин Самуил Скавронский, а его господин, помещик фон Альвендаль.

В дальнейшем фаворитками у Российского престола становились в основном титулованные особы, принадлежавшие к высшему свету. А если титула не было, то он появлялся в придуманных ситуациях. Так поступали и в западноевропейских странах, особенно это практиковалось во Франции. Например, мадам Помпадур, буржуазного происхождения, а затем в замужестве всего лишь незнатная дворянка, вообще не имела никакого титула, но, будучи фавориткой Людовика XV, стала маркизой де Помпадур. Так же и госпожа Скаррон, ставшая впоследствии фавориткой, а потом и супругой престарелого «короля-солнца» Людовика XIV, получила дворянский статус и имя Ментенон, потому что ей были подарены земли с таким названием. Подобная метаморфоза произошла и с мадам Дюбарри, фавориткой Людовика XV, с которой, по слухам, сладострастный старик познакомился в публичном доме и на которой в конце своей жизни женился.

Для того чтобы оказаться фавориткой у престола, нужно было как минимум иметь придворное звание, бывать на королевских или императорских балах и уметь соблазнить государя. Если же это недоступно, то подружиться с фавориткой государя и через неё приблизиться к государю, а уж там приложить все усилия, чтобы его соблазнить. Так, например, поступила маркиза де Монтеспан. Через простодушную фаворитку Людовика XIV Луизу Лавальер она возбудила к себе интерес короля, а затем и завлекла его в свои любовные сети, да так, что он её начал бояться. Но и Франсуазу Монтеспан сумела обыграть госпожа Ментенон, бывшая воспитательница её детей от короля, которая приблизилась к королю… всего лишь на почве рассуждений о методах воспитания, но затем так умело и вкрадчиво внушила стареющему властителю свою необходимость как «тихая пристань» вместо скандальной и напористой маркизы Монтеспан, что Людовик XV не только сдался, но и женился на ней.

В отличие от западноевропейских королей российские императоры были более совестливыми. Так, и Николай I, и Александр II объясняли свою любвеобильность и наличие у них фавориток тем, что их жёны-императрицы, бывшие немецкие принцессы, женщины хрупкого здоровья, после произведения ими на свет от 10 до 11 цесаревичей и цесаревен уже, по советам врачей, в связи с состоянием их здоровья не могли исполнять своих супружеских обязанностей, а потому их мужья-императоры, ещё не достигшие даже пятидесятилетнего возраста, были отпущены ими на волю. Престиж российской императрицы, супруги императора, поддерживался государством в глазах народа, что, естественно, должно было соблюдаться как закон и при дворе, и в высшем свете. Императрицы Мария Феодоровна (Павел I), Елизавета Алексеевна (Александр I), Александра Феодоровна (Николай I), Мария Александровна (Александр II), Мария Феодоровна (Александр III) и Александра Феодоровна в начале её царствования (Николай И) почитались всем народом как неприкосновенные августейшие особы. А при дворе и в высшем свете ставили их, безусловно, выше фавориток Государей. Что касается фаворитки Александра II, Екатерины Михайловны Долгоруковой, то по отношению к ней и придворные, особенно дамы, и представители высшего общества, особенно члены августейшей семьи Романовых, не только всем своим видом показывали, но даже и вслух высказывали своё резко негативное отношение. Не потому ли и был убит Александр II, что так публично, так явно нарушил принятое августейшим семейством правило не противопоставлять свою фаворитку жене? Как знать?

В странах Западной Европы возлюбленные короля объявлялись при дворе официальными фаворитками, и им (но не королеве) делегировалось право заниматься политикой и другими государственными делами, быть законодательницами моды. Российские монархи старались, как мы знаем, держать свои любовные пристрастия в тайне, особенно от жены, императрицы, щадя её чувство достоинства, а потому никакого делегирования прав на участие в государственных делах фавориткам не предоставлялось.

Ни у Павла I, ни у Александра I, ни у Николая I, ни у Александра II никогда ни одну фаворитку, даже столь любимую, как Катенька Долгорукова, и в мыслях не было допускать до государственных дел. Фаворитки могли наедине с императором рассуждать о государственных делах, влиять на мнение государя и на политику двора, рекомендуя на важную должность кого-нибудь из своих сородичей или друзей, но непосредственно предоставлять фаворитке право вершить дела, как это было принято у европейских королевских особ, никто из российских государей не осмеливался, да и не хотел делиться властью с той, которая предназначалась прежде всего для любовных утех. Он знал, что Императорский двор в широком смысле этого понятия такое действие не поймёт и своего императора осудит.

Российские законы, утверждённые Павлом I, да и мораль XIX века не допускали управление государством женщиной. К середине XIX столетия даже появилась пословица: «У женщины волос долог, а ум короток».

Только императрице делегировались важные направления общественной жизни: благотворительность, просвещение, культура, надзор за учебными заведениями, больницами, вдовьими и воспитательными домами, с чем российские императрицы, начиная с Марии Феодоровны, супруги Павла I, превосходно справлялись. Женщины высшего круга, в том числе и фаворитки, воспринимались как общественницы, помощницы императрицы, благотворительницы, не более того. Российские дамы титулованных семейств бережно сохраняли представление об их высоком достоинстве, благородстве, милосердии, культуре. И никогда российские матери, тем более особы высшего света, не пристраивали за взятки, за деньги (!) своих дочерей ко двору (как это делалось, например, во Франции) с надеждой, что дочь станет любовницей государя, а затем его фавориткой, что сулило большие дивиденды для всей знатной семьи. В России, в аристократических кругах, это считалось низостью. Хотя надо признать, что часто дочерей своих выдавали замуж насильно за того, кто был по сердцу не дочери, а её родителям, то есть был богат и знатен, при этом, правда, в годах далеко не молодых.

В отличие от европейских стран в России фавориток у престола не казнили, иногда ссылали, а то и просто наказывали домашним арестом. Так, Пётр I свою фаворитку Анну Монс за измену несколько лет держал под домашним арестом и не разрешал ей выходить замуж. Но не казнил и не сослал в монастырь. Правда, был случай, когда Пётр I фаворитку своей супруги Матрёну Монс сослал в далёкий северный монастырь, но не за пособничество в любовных делах своего братца Виллима Монса, а за воровство. Бывали случаи, когда бывшие фаворитки, как бы в знак протеста, сами удалялись от двора. Например, Екатерина Нелидова, фаворитка Павла I, оскорблённая за свою подругу Буксгевден, покинула двор и уехала к своей подруге в её замок Лодэ. Примечательно, что за это своё своеволие она не пострадала никак.

А в Англии, например, фаворитки Генриха VIII просто лишались головы (Анна Болейн, Мэри Керри Болейн, Бетси Блаунт, Кэтрин Говард). Правда, в жестокий XVI век и в России был свой «Синяя Борода» — Иоанн Грозный, который лишил жизни и сослал в монастырь много женщин, не угодивших ему.

Когда фаворитизм у престола и в Европе, и в России стал вызывать негодование у народа (а при королевских и императорских дворах он всегда вызывал зависть и ненависть), российские покровительницы фавориток стали придумывать разные способы сокрытия фаворитизма у престола. Так, Анна Иоанновна, держа при себе фиктивную супругу Бирона, баронессу Бенигну фон Тротта-Трейден, всячески демонстрировала перед своим окружением, что баронесса не её прислужница, а жена государственного деятеля Бирона, обременённого семьёй.

Замужняя Анна Леопольдовна, используя близкую дружбу со своей фавориткой, своего любовника-фаворита Линара объявила женихом Юлии Менгден и пыталась, по примеру своей тётки Анны Иоанновны, их фиктивно поженить. Правда, этот план не осуществился, потому что Елизавета Петровна совершила дворцовый переворот, в ходе которого всё семейство Анны Леопольдовны вместе с её сыном императором Иоанном VI Антоновичем было свергнуто и отправлено в ссылку.

Российские императрицы и императоры предусмотрительно старались объяснить фаворитизм у престола необходимыми нуждами государственного значения.

Эта предусмотрительность была отнюдь не лишней. Именно поэтому, на наш взгляд, вплоть до 1916 года русский народ терпел фаворитизм у престола, в то время как во Франции к этому времени уже была обезглавлена Мария Антуанетта, обвинённая в порочной жизни; изгнана из Испании Изабелла II, объявленная самой развратной женщиной; выпровождена в свою родную Англию королева Дании Каролина Матильда.

Но и в России, в конце концов, был убит император Александр II, поправший законы приличия, женившись на своей фаворитке прежде окончания положенного траура по кончине императрицы; расстреляна семья императора Николая И, супруга которого, императрица Александра Феодоровна, в представлении всего народа была любовницей её фаворита, мужика Распутина, и имела фаворитку при дворе — крайне развратную Анну Вырубову.

Так мир прощался с феодализмом и со свойственным ему фаворитизмом у престолов Западной Европы и Российской империи.

Надо сказать, что уже в конце XVIII и в XIX столетиях времена фаворитизма у трона стали уходить в прошлое: голодающий народ уже знал о порочности и низменной морали в высших сферах власти, о непомерных тратах на фавориток и фаворитов, вызывавших ухудшение материального положения народа. А потому начали одна за другой вспыхивать в Европе революции и революционные выступления, протесты против монархов, живущих не по законам морали и заботы о государстве и народе, а по законам фаворитизма, то есть угождения фаворитам и фавориткам, ограбления страны в их пользу. Революции и революционные протесты охватили Францию, Испанию, Данию, Шотландию, Англию, а в начале XX века разрешились и в России — сначала произошла революция 1905–1907 годов, а затем Февральская революция 1917 года и, наконец, разрушившая не только фаворитизм у престола, но и сам престол вместе с Российской империей революция 1917 года.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Послесловие

Из книги Операция «Снег» автора Павлов Виталий Григорьевич

Послесловие Я закончил свою рукопись, когда прекратил существование Советский Союз и был ликвидирован огромный аппарат НКВД — КГБ. Страна в великих муках ищет дорогу возрождения, порой начисто отвергая весь опыт советского семидесятилетия. Даже на склоне лет я не


Послесловие

Из книги История Омара Хайяма, рассказанная им самим автора Яковлев Лео

Послесловие Омар Хайям сдержал все свои обещания. Оставшиеся ему восемь лет жизни, после того как он закончил свои записки, он прожил в Нишапуре в молчании, ничего не написав и встречаясь только с очень узким кругом людей. И все эти встречи проходили исключительно в его


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Из книги Мой муж Норбеков, или как родилась Лора автора Фотина Лариса Александровна

ПОСЛЕСЛОВИЕ Терпеливые мои читатели, дочитавшие до последней страницы!Пусть моя история поможет идти, не удлиняя дорогу к самому себе, и в пути отличать тупики от поворотов.Пусть эта книга поможет кому-то найти крупицу правды и встретить душу, идущую той же дорогой.И если


Послесловие

Из книги Путешествие в будущее и обратно автора Белоцерковский Вадим

Послесловие «Вот я и закончил свой «труд жизни» — сгусток моих неотвязных дум, боли, недоумения, мечтаний, ненависти, источник моей гордости, силы и надежды, помогавшей мне оставаться в живых и Человеком в душном и ничтожном, призрачном и самоубийственном существовании.


Послесловие

Из книги Кэте Кольвиц автора Пророкова Софья Александровна

Послесловие Не раз вспоминалась мне встреча с калининградской попутчицей, когда осенью 1966 года около месяца я провела в Германской Демократической Республике.Сердечно и радушно отнеслись к моей работе многие художники и искусствоведы. Они не только снабжали меня всеми


Послесловие

Из книги Дневник офицера автора Шайхитдинов Каим

Послесловие Уважаемый читатель наверно понял, что в этих записках, вполне документальных, все персонажи реальные люди. Географические пункты, в которых происходили события, также не изменены, как и фамилии и имена. Возникает вполне уместный вопрос: почему столько времени


Послесловие

Из книги Гвардейцы Сталинграда идут на запад автора Чуйков Василий Иванович

Послесловие Пройдет немного времени, и 8-я гвардейская армия снимется с юга страны, чтобы влиться в войска, нацеленные для удара по Берлину.Мы прощаемся с украинской землей. От берегов Северного Донца и до Днестра прошли мы по ней с боями.Мы освобождали города, поселки,


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Из книги Укрощение искусств автора Елагин Юрий Борисович

ПОСЛЕСЛОВИЕ Сейчас я с интересом слежу за всем происходящим в искусстве Советского Союза. Особенно острым был этот интерес вначале – тотчас по приезде в Америку из лагерей Ди-пи («Displaced Persons»). С волнением покупал я номера «Советского искусства» у газетчиков на углу 5-й


Послесловие

Из книги Исповедь четырех автора Погребижская Елена

Послесловие Перечитываю книгу и понимаю, что главы получились неодинакового размера. И это меня здорово огорошило. Родные и близкие стразу стали предлагать варианты выхода из ситуации, мол, тут урежь, а тут допиши хвостик. Ну и ладно, в конце концов, решаю я, вон Оксану


Послесловие

Из книги Изменник автора Герлах Владимир Леонидович

Послесловие Первый том романа «Изменник» является тщательной обработкой событий в оккупированной немцами части Совсоюза. На фоне действительно происходивших событий, я попытался создать художественный вымысел, где принимают участие живые люди, которых я наблюдал там


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Из книги Крутые повороты: Из записок адмирала автора Кузнецов Николай Герасимович

ПОСЛЕСЛОВИЕ Некоторые современники, даже из числа адмиралов на больших должностях в настоящем или прошлом, прочитав «Крутые повороты», оценили их как оправдания Николая Герасимовича за взлеты, а вернее — за периодические «падения». Но это мнения отдельных людей, лично


Послесловие

Из книги Чеченский рецидив. Записки командующего автора Трошев Геннадий Николаевич

Послесловие В давние времена у горцев был распространен обычай названного родства — куначество. Закреплялось это побратимство специальным ритуалом: мужчины клялись друг другу в вечной верности, обменивались оружием. Национальность тут не имела значения, главным


Послесловие

Из книги Фаворитки у российского престола автора Воскресенская Ирина Васильевна

Послесловие Итак, дорогие читатели, у российского престола фаворитки Государынь коренным образом отличались от фавориток Государей. В первом случае это были в основном подруги, наперсницы, помощницы в любовных похождениях и даже родные сёстры фаворитов. Такими были


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Из книги Анна Леопольдовна автора Курукин Игорь Владимирович

ПОСЛЕСЛОВИЕ Фридрих II Прусский в «Истории моего времени» весьма пристрастно оценил своих современниц и соперниц Анну Леопольдовну и Елизавету Петровну: «Обе эти принцессы были одинаково сластолюбивы. Мекленбургская прикрывала свои склонности скромною завесою, ее


Послесловие

Из книги Неизвестный Яковлев [«Железный» авиаконструктор] автора Якубович Николай Васильевич


Послесловие

Из книги Пир бессмертных: Книги о жестоком, трудном и великолепном времени. Возмездие. Том 2 автора Быстролетов Дмитрий Александрович

Послесловие В настоящей книге воспоминаний я дал подробную и безыскусную хронику происшествий четырёх дней, пытаясь через них нарисовать картину лагерного быта четырёх лет, — для этого подобрал материал, внутренне уравновешенный и наиболее показательный. Моё