Исторические роли на экране и сцене

Исторические роли на экране и сцене

…Ветер бьет в паруса. Корабль рассекает волны. Подставив лицо соленым брызгам, стоит на палубе молодой моряк в камзоле и треуголке. Это Виктор Ермолаев, юноша, верный спутник в боях и походах, которого, как сына, полюбил адмирал Ушаков за храбрость, самоотверженность и преданность флоту.

Русский моряк… Играть его Юматову было и легко и трудно. Легко – потому что не мог забыть, как когда-то так же рвался во флот, в море… Но хоть и владели людьми те же чувства любви к родине, ненависти к врагам, верности долгу, надо было окунуться совсем в другую эпоху.

«Как будто курс лекцией по истории прослушал», – шутил Юматов после работы над двумя сериями картины.

Конечно, было бы преувеличением утверждать, что за время съемок камзол и треуголка станут для него такими же привычными, как тельняшка и бескозырка. Но, во всяком случае, ни костюм, ни обстановка действия уже не мешали ему чувствовать себя непринужденно. Он как бы переселился в иное время, оставаясь самим собой.

Эпоха малокартинья постепенно сходила на нет. В дирекции «Ленфильма» всерьез подумывали о новых перспективах. В 1954 году вехой на этом пути стал первый международный проект – фильм Сергея Васильева (одного из братьев Васильевых, авторов легендарного «Чапаева») «Герои Шипки» – об освобождении Болгарии от турецкого ига, о событиях, происходившими на Балканском полуострове в 70-х годах XIX века.

Работая над ролью казака Сашко Козыря в фильме «Герои Шипки», Юматов совершил еще один исторический экскурс. Автор фильма режиссер С. Васильев был не менее скрупулезным в отношении исторической правды, чем М. Ромм, и вдумчиво работающим с актерами. Благодаря общим усилиям режиссера и артиста, Сашко Козырь – смелый воин, бравый казак с лихим чубом и задорно подкрученными усиками – получился искренним и правдивым.

Переговоры с софийской киностудией «Болгарфильм» прошли конструктивно и быстро. Сценарий был написан, группа сформирована, и можно было смело отправляться в путь. Среди вымышленных персонажей картины встречались и исторические личности – например, знаменитый баталист Василий Верещагин. На его роль был утвержден актер Театра на Литейном Василий Леонов. Но за несколько дней до отъезда его свалил жестокий грипп. Врачи быстро поставили Леонова на ноги, а в театре коллеги, по-доброму завидовавшие артисту – счастливчика ждала Болгария, сочинили частушку: «Не годишься ты для «Шипки», ты для «Шипки» слишком хлипкий…»

Съемочная группа по тем временам была сформирована очень внушительная. Только вторых режиссеров было четверо. Плюс несколько операторов, операторов комбинированных съемок, пиротехников, художников по гриму. А какой звездный актерский состав выехал в Болгарию: Николай Симонов, Бруно Фрейндлих, Евгений Самойлов (сыграл реальное историческое лицо – генерала Скобелева), Георгий Юматов… Съемки планировались на месяц-полтора, а в итоге пришлось задержаться почти на три месяца – все время подводила то техника, то погода. И все же работа над картиной шла с небывалым воодушевлением. На съемках актеры влюблялись – болгарские актрисы все сплошь были красотками.

Так как везти за границу кого-то еще, кроме уже участвующих в проекте, было весьма накладно, а в то время исполнение сразу нескольких ролей в кинофильме только приветствовалось – был бы талант (признанными «многостаночниками» подобного «дела» были Павел Кадочников и Георгий Милляр). Вот и в «Героях Шипки» Василий Леонов тоже сыграл две роли – русского художника и английского аристократа.

Не обошлось на съемочной площадке без неприятностей и даже трагических случаев. Во время съемок погиб артист, занятый в массовке одной из батальных сцен. Бедолага неудачно наступил на взрыв-пакет. Разразился огромный скандал, служебное расследование затягивало рабочий процесс… Но, к счастью, произошедшее было признано несчастным случаем, и работа возобновилась…

На съемках «Героев Шипки» однажды Юматову довелось спасти двух человек. Сначала отважный морячок спас тонущую гримершу, прыгнув в реку с двенадцатиметрового моста, а потом и известного актера Константина Сорокина.

В одной из сцен партнерами Юматова были Евгений Самойлов и все тот же Константин Сорокин. Было много съемок верхом на лошадях. И если Самойлов был прекрасным наездником, то о Сорокине это сказать было трудно. Под Юматовым был конь со странным именем Искр. Его привезли на съемки с конного завода, практически необученного. На тот момент он мог ходить только в поводу. Вскоре красавец-скакун понимал уже все команды и привязался к Юматову, как собака, ходил за ним по пятам, тосковал, если долго его не видел. А уж когда встречал – радости не было предела…

В одном из эпизодов героям предстояло галопом мчаться на лошадях в разграбленную и подожженную турками деревню, чтобы освободить от рабства болгарских девушек. Легкие декорации из фанеры и пакли, пропитанные керосином, пылали сплошной огненной стеной… Видимость – нулевая. А тут еще глаза разъедает черный едкий дым, а лошади, почуяв неладное, шарахаются в разные стороны… Словом, дорога была каждая минута.

Выбравшись из этого пекла, Юматов и Самойлов не успели с облегчением вздохнуть, как обнаружили, что третьего участника сцены поблизости нет. Раздумывать было некогда, наверняка с ним что-то случилось. И если он остался в гуще пылающих декораций, которые вот-вот рухнут, – дело плохо. Мгновенно оценив серьезность ситуации, в которую попал их коллега, Юматов с Самойловым, развернув коней, бросились назад.

Вскоре они заметили того, кого искали: Сорокин сидел в нелепой позе, провалившись в бочку. Беспомощно дергаясь, актер тщетно пытался от нее освободиться… Как потом выяснилось, его лошадь, панически испугавшись, сбросила с себя неопытного наездника и была такова… Вскоре актеры, все трое, вновь появились в кадре, бурки на них дымились. Такими они и остались в фильме и памяти зрителей…

Параллельно с «Героями Шипки» на сцене Театра киноактера «морскую» тему разрабатывал спектакль в поставке Эраста Гарина по пьесе А. Штейна «Флаг адмирала», в котором был занят и Юматов. Вот что режиссер-постановщик писал об этой своей работе в книге «С Мейерхольдом», вышедшей в 1974 году в издательстве «Искусство»: «Флаг адмирала» – героическое прошлое русского народа. Но оттого что это прошлое остро напоминало так еще недавно пережитую самую тяжелую и самую героическую эпопею в истории нашей страны, пьеса не казалась нам только историческим полотном, застывшим монументом. Каждый народ среди огромного количества национальных свойств таит в себе одно, самое основное. Русский народ во все века его жизни отличало высокое душевное благородство, стойкость, героизм. Естественно и просто протягивал он бедствующим, униженным руку помощи; защищаясь, никогда не издевался над врагом, не злодействовал.

Эмоциональным ключом к пьесе мы считали сдержанную, но очень наполненную простоту. Это было в пластическом решении, это звучало камертоном всего спектакля.

Неожиданно встретились беглый крепостной Тихон Рваное Ухо и его барин адмирал Ушаков. Столкновение, казалось бы, неминуемо. Но добрая воля, энергия и направленность ума Ушакова, опередившего взглядами свое время, переводят неизбежный социальный конфликт в единоборство, поединок двух сильных мужей. Ушаков, исключив в этой борьбе за человека тему барина и раба, хозяина и работника, увлекает смелого и дерзкого Тихона Рваное Ухо возможностью раскрыть свои силы, выразить себя. Он увлекает его грандиозностью задач, которые предлагает своему крепостному осуществлять вместе с ним…

Заразительно эмоциональна и эффектна была сцена первого боя с турками. По команде Ушакова матросы бросались вверх на мачты, чтобы развернуть паруса. Среди актеров, игравших матросов, был участник боев на Черном море в Великую Отечественную войну актер Егор Юматов. С ловкостью профессионального матроса взбирался он на мачту и раскрывал парус. Другие матросы раскрывали остальные паруса. Делалось это с такой наполненностью, с такой беспредельной отвагой, с какой, очевидно, наши краснофлотцы сражались с фашистами.

Постепенно сцена начинает вращаться и поворачивает в профиль корабль со всеми развернутыми, колеблющимися на ветру парусами. Раздаются взрывы. Вспышки бликами освещают паруса. Музыка. Этот момент всегда сопровождался бурными аплодисментами зрителей…

Заканчивался спектакль так. Современный советский флот на экране, а справа в современном костюме матроса передает сигналы Егор Юматов – приказ об учреждении ордена адмирала Ушакова. Этот приказ передается по радио. На экране орден Ушакова.

К актерским удачам этого спектакля нельзя не отнести Потемкина – Б. Тенина, леди Гамильтон – Н. Алисову, Синявина – Г. Юдина. «Флаг адмирала» был оценен как «нужный, патриотический спектакль о великом русском флотоводце».

По молодости Юматов играл с большим успехом еще в одном спектакле, поставленном учениками С.А. Герасимова, режиссерами Ю. Егоровым и Ю. Победоносцевым. Они написали сценарий «Три солдата», представлявший собой достойный материал для экранизации. Но тут-то и стал ощущаться подспудный антагонизм между киностудиями и Театром киноактера. Киностудии ревниво оберегали себя, игнорируя всякую творческую инициативу, исходившую из стен Театра киноактера. Режиссеры Егоров и Победоносцев после упорных и бесплодных хлопот перед киноорганизациями издали свой сценарий уже как пьесу, и она с успехом шла во многих театрах нашей страны и в Театре киноактера в том числе…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Впервые на экране

Из книги Против кого дружите? автора Стеблов Евгений

Впервые на экране Обо мне написало ТАССПоставив точку в конце этой маленькой повести, я попытался было издать ее, но увы. Вскоре понял, что в советской действительности писать и печататься два совершенно различных дарования, довольно редко сочетающиеся в одной персоне.


Глава 5. ДЖЕКИ ПОЯВЛЯЕТСЯ НА ЭКРАНЕ

Из книги Жаклин автора Вентура Джеффри

Глава 5. ДЖЕКИ ПОЯВЛЯЕТСЯ НА ЭКРАНЕ В 1946 году Ирвинг Мэнсфилд стал режиссером поначалу в радиопрограмме Милтона Берля – за шестьсот пятьдесят долларов в неделю.– Ура! – ликовала Джеки, – теперь я получу свое норковое манто!В профессии режиссера многое зависит от слепой


7. «На экране я мало целовалась»

Из книги Непарадные портреты автора Гамов Александр

7. «На экране я мало целовалась» Мы много раз говорили с Нонной Викторовной о несыгранных ролях, о неосуществленных мечтах и желаниях актрисы. В газетные интервью входило далеко не все, что она рассказывала, о чем размышляла вслух. Многое оставалось на магнитофонных


Самолет на экране

Из книги Небо начинается с земли. Страницы жизни автора Водопьянов Михаил Васильевич

Самолет на экране Это было давно, еще до Октябрьской революции. Покосившийся домик, сарай для скотины, поле, огород – вот весь мой маленький мир в детстве.Бабушка заставляла меня выучивать с ее голоса молитвы наизусть и еще «преподавала» мне закон божий.Она рассказывала,


На экране - вор в законе

Из книги Досье на звезд: правда, домыслы, сенсации. Кумиры всех поколений автора Раззаков Федор

На экране - вор в законе Первым актером российского кино, воплотившим на экране образ криминального авторитета, был Юрий Шумский - в фильме режиссера В. Вильнера «Беня Крик» (1927) он сыграл знаменитого короля одесских налетчиков Япончика, которого И. Бабель вывел в своей


Миссис Сэвидж на экране

Из книги Разговоры с Раневской автора Скороходов Глеб Анатольевич

Миссис Сэвидж на экране Как-то на «Сэвидж» приехали кинохроникеры. Они уговорили Раневскую сняться после спектакля в одной сцене, а по ходу действия сняли публику, овацию зала, стоя приветствующего актрису, смешную девушку, выбежавшую на просцениум с букетиком в


Впервые на экране

Из книги Статьи из еженедельника «Профиль» автора Быков Дмитрий Львович

Впервые на экране Но слава Йордана сделалась по-настоящему громкой в первых числах апреля этого года, когда на скандальном собрании совета директоров НТВ (на нем демонстративно отсутствовали Евгений Киселев и Леонид Парфенов) именно Борис Йордан стал генеральным


1. Исторические заслуги и исторические просчеты Сталина

Из книги Политическая биография Сталина. Том III (1939 – 1953). автора Капченко Николай Иванович

1. Исторические заслуги и исторические просчеты Сталина Приступая к финальной части нашего повествования, полагаю, что будет целесообразно затронуть проблему исторических заслуг и исторических просчетов Сталина. На первый взгляд как будто это выглядит неким


16. НА ЭКРАНЕ — ТЕНИ ПРЕДКОВ

Из книги Изумрудное оперение Гаруды (Индонезия, записки) автора Бычков Станислав Викторович

16. НА ЭКРАНЕ — ТЕНИ ПРЕДКОВ «Все мы, и простолюдины, и благородные,— участники великой драмы жизни, и всеми нами, всем миром живых повелевают тени — духи предков». Этими словами песни, такой же древней, как и буддийский монастырь Боробудур, даланг — кукловод — Кондо


Антисоветские песни на советском экране

Из книги История русского шансона автора Кравчинский Максим Эдуардович

Антисоветские песни на советском экране Часто жанровые хиты становились популярными в СССР благодаря… кинематографу.За сочинение «запрещенных» песен официальные советские композиторы и поэты получали премии и зарплаты, а артисты — звания заслуженных и


11. ИСТОРИЧЕСКИЕ ДНИ

Из книги Служу Родине. Рассказы летчика автора Кожедуб Иван Никитович

11. ИСТОРИЧЕСКИЕ ДНИ Фашистские войска полностью изгнаны за пределы нашей Родины. На освобождённой советской земле уже начались восстановительные работы.Парторганизация и командование нашей части устраивают торжественный вечер, посвящённый этому историческому


След на экране

Из книги Мэрилин Монро автора Беленький Игорь Вениаминович

След на экране Близился к концу 1951 год, оказавшийся для Мэрилин рубежным. Окончательно уходили в историю, по крайней мере для нее, фильмы категории «Б» — те самые «программеры», скороспелки, рассчитанные на самый невзыскательный вкус, которые прежде кинокомпании чуть ли


Глава 8. Хворостовский в роли Отелло: в жизни и на сцене

Из книги Дмитрий Хворостовский. Две женщины и музыка автора Бенуа Софья

Глава 8. Хворостовский в роли Отелло: в жизни и на сцене Женившись на своей возлюбленной балерине, Дмитрий искренне верил, что его избранница – не только красивая, милая и желанная, но и верная. Но однажды увиденное им оказалось страшным потрясением!Свидетельствует танцор


За последней чертой на экране и в жизни

Из книги Роли, которые принесли несчастья своим создателям. Совпадения, предсказания, мистика?! автора Казаков Алексей Викторович

За последней чертой на экране и в жизни Игорь Тальков: смерть по сценарию и с тем же реквизитом6 октября 1990 года на съёмочной площадке фильма «За последней чертой» был расстрелян бандит, которого играл советский рок-музыкант, певец, автор песен, поэт, киноактёр Игорь