Вместо предисловия: (Воспоминания курсантов, седых и лысых)

  Вместо предисловия: (Воспоминания курсантов, седых и лысых)

А ПОМНИТЕ...? или 20 лет спустя

- Ну что мужики, у всех налито? Давай за встречу всего курса - двадцать лет не виделись... Ух, хорошо пошла! Сейчас закусим и поговорим обо всем. Всё вспомним, сейчас всё можно, сейчас демократия. Не то, что тогда...

А помните, как замполит Факультета, полковник Вася Кононов, нас за приемники гонял? Проверял, чтоб коротких волн не было. Особенно злостно в Андроповский период. И за "гражданку" гонял. Правда знал, что в увольнение никто в форме не ходит, а поэтому постоянно причитал "уж если и оденется военнослужащий в цивильную одежду, то только без западной символики!" Ну а все на него забили и покупали джинсы исключительно "фирменные", а приемники с "запрещенными" диапазонами. Делает полковник шмон - под матрасом у одного курка находит американские джинсы с флажком на положенном месте. Замполит разозлился и всю нашу комнату к себе в кабинет вызвал. А у него там по тем временам система супер стояла - "Ленинград-006", первый стерео в стране. Мы глядь на приемник - а он как раз на 41-м метре на вражью волну настроен. Вася разошелся, мол вот я никогда до такого лизоблюдства перед Западом не упаду, чтобы национальный флаг ГэПэ на советской заднице красовался (ГП - это "главный противник"; тогда так Америку звали). А кто-то взял и врубил его "Ленинград" на полную катушку. Как раз на заставку попало - "тили-тили-тили... Говорит Голос Америки из Ва-ашингтона..." Все заржали, а замполит пустился в отмазки, что это ему для контрпропаганды надо.

А помните, как Амёба был ответственным за радиорубку. В той "рубке" отродясь никакого радио не было, а был виды видавший магнитофон "Весна" и допотопный усилитель. Помню застроил нас замполит по какому-то торжественному поводу во дворе Факультета, а Амёбе наказал по взмаху его руки включить гимн Советского Союза. А тот плёнки перепутал, да как врубит какой-то блатной шлягер - "лучше весилиться, чем работать, лучше водку пить, чем воевать..."

А помните, как Петю-Панариция воинская служба достала, и он решил по болячке комиссоваться. Сам был здоров, как бык, вот и решил закосить под дурака - уйти через Психиатрию. А чтобы попасть в дурку, Панариций на утреннем построении вышел из строя и запел "Интернационал" под общее ржание, якобы нас поднимал на борьбу с армейскими порядками. Поет, косит, аж самому смешно, едва сдерживается. Хорошо, что замполит такую "шизу" схавал.

А помните, как Миша-Циста рассказывал про матку на Анатомии, а сам показывал ее по желудку на трупе с мужским половым членом? Такой был хохот, когда препод пинцетом член поднял. Ну и двойка с отработкой, конечно.

Ха, вот у нашей группы доцент Твардовская анатомию вела. Ну Кикушка у нее кликуха была, помните? Опрашивает курсантов по теме "Женская половая система" и вызвала Валерку-Аспирина отвечать:

   Доцент: - Покажите, где располагается матка?

   Курсант (задумчиво): - Матка у нас располагается...

   Доцент: (удивленно): - У ВАС?

   Курсант: - Нет, я имел ввиду у вас.

   Доцент: - У меня ?!

   Курсант (испугавшись): - Нет, у всех женщин, кроме вас.

Помню, курсе на пятом наблюдали мы за тем, как при операции на открытом сердце его сначала ледяным физраствором заливают (холодовая остановка сердца). И вот стоит академик Колесов с поднятыми стерильными руками и смотрит, как операционная сестра Маша заливает сердце из керамического кувшина, а в другой руке держит электроотсос. Взгляд же её направлен на нас, молодых еще и почти на все готовых. Сердце уже остановилось, пора удалять жидкость из операционной раны, а Маша все ещё изучает пионеров. И академик изрёк: "Маша! У меня уже давно стоит. Почему не сосете?" Если бы клиент был не под наркозом, то смеялся бы и он.

А помните, в лекционном зале, где Биохимия, была доска из двух половинок, передвигающихся вверх-вниз. У доцента Хромосомы поломался ее проектор, где она писала свои формулы. Тогда Хромосома Стефановна всучила листок одному курсанту, ну Ваське-Эозину, и попросила его переписать формулы мелом на доску, пока она будет объяснять. Тот опускает доску вниз, чтобы писать было удобнее. Доцент: "Курсант, зачем вы так быстро спустили, а я же ещё не кончила?" Вся аудитория полчаса ржала! Двести мужиков с одной бабы.

А помните, как генералу Дыскину экзамен сдавали? Профессор делал свои дела и хрен чего слушал. Начинал вслушиваться, только если запинаешься или молчишь. Кто не боялся, одно и тоже по три-четыре раза ему повторял. Лишь бы бойко и уверенным голосом. В конце дед подводил к трупу, задавал элементарный вопрос и ставил пятёрку по анатомии, где надо было ставить "неуд". А запинающиеся отличники попадали под такой его прессинг, что и трояк за радость считали. Не было халявней препода, но и дурней не было!

А помните как другой анатом, профессор Лев, прятал мелкие кости кисти или стопы под полу халата, а потом заставлял на на ощупь определить какая это косточка, да еще правая или левая! Садист был, мне на экзамене достал какой-то позвонок, в руку не дает, а подкидывает. И сам тут же ловит. Пока в воздухе летит - смотри. И скажи ему, что это? Что позвонок шейный, я разглядел, а вот какой по номеру... Помню, ляпнул цифру наобум и угадал! Как в лото. Лев "пять" поставил.

А профессор Шостак с Нормальной Физиологии? Вот то был дурак! Куда там Дыскину. Сей полкаш вне зависимости от ответа первому курсанту на экзамене всегда ставил "отлично". Хоть вообще молчи. А потом объявлял, что он, профессор, на пятёрку физиологию не знает, а мы и подавно. У него система была двухбальная - тройки и четверки. "Бананов" не ставил принципиально. Для двоечников халява, кто к нему шел, тот нормфиз вообще не учил, а отличники всеми правдами и неправдами в другие группы перебегали. С кого же экзамен начнётся, всегда по жребию разыгрывали.

Ну да, а ты лучше вспомни, как Серега-Гематома пошел в винно-водочный напротив Штаба, ну в "Антимир". Купил там пять бутылок водки на все отделение, 7-е Ноября праздновать. Сложил водку в свой громадный дипломат, как тут же замполит Академии, генерал-лейтенат Логинов в тот же магазин заходит. Гемыч честь отдал, а дипломат раскрылся и вся водка побилась! Мы в праздники трезвые остались, а Гематома трезвый, да ещё и на губе!

А помните, как на младших курсах в коридоре общежития в хоккей играли? Проигравшая команда должна была на закорках катать победителей. Ну мы проиграли, понасажали победителей на спину и бегаем туда-сюда по коридору. Тут дежурный по Академии полковник Новицкий появляется (самая строевая гнида в Штабе была). Стал тихонько у двери и на такое ребячество смотрит. Потом как заорет: "Дежурный, что такое происходит!!!" А дежурным был Юрка-Мафия, он ему и рапортует: "Товарищ полковник, идет практическая отработка навыков эвакуации раненых с поля боя!" Дурак Новицкий на Мафию уставился и снова орет: "Это я вижу. Я спрашиваю, почему форму одежды нарушаете!?"

А другой хоккей помните - ну тот, настольный? Во что на задних рядах на лекциях играли. Вот картинка была - идет курс строем, а замыкающая четверка сзади строя подмышками настольные хоккеи тащит! Если кто из начальства останавливал, то говорили что несем шефские подарки в детдом.

А помните, как ночи напролет в преферанс играли? Пулю на полтинник конов расписывали. А курили - точно топоры вешай! Коля Миляев купит канарейку, посадит ее в свою клеточку, ну та и живет у него до первой игры. Как ночку посидим - так на утро Милина канарейка дохлая. Дымом травилась!

А помните как наворовали в тире мелкокалиберных патронов? Ну да, а потом сделали винтовку из оконного шпингалета, пружины от кровати и трубки от зонтика! Вот же было дело - поехали в Парголово охотиться. Бух, пуля вжжжить со свистом! Да помню, как ты с дуру орал "лиса, лиса!" А как подошли - чья-то собака, да с ошейником. Дёру давали потом.

А помните, как полковник Качмазов "Тактику" принимал? "О, тебя я на лекции видел - добавляю к оценке один балл, а тебя не видел - снимаю с оценки один балл". А Изя ему отмазку кидает, типа товарищ полковник, я за колонной сидел. После этого все, кого он не видел, ему говорили, что за колонной сидели. Экзамен прошел, а этот дурак поплелся в аудиторию смотреть, как на трёх местах мог целый взвод разместиться...

А помните, как прапорщик Щекочихин поспорил с прапорщиком Климовичем, что за бутылку водки съест живого жука-вонючку? Типа на уроках выживания. Ну да, Щекочихин съел, а Климович с ним переспорил на тоже самое, но уже в отношении себя. И тоже съел. В результате оба скушали по вонючему насекомому и остались при своих с той же бутылкой водки. Как в том анекдоте - за просто так говна нажрались!

А вспомни, как Сив отдал честь пирожком! Генерал-полковники Иванов и Комаров из Штаба выходят, а тот на беду рядом идёт и Устав нарушает - на ходу пирожок жрёт. Со страха перед большим начальством влудил строевым шагом да так и козырнул надкушенным пирожком!

Или как Саня Хутиев вел на факультет бабу, а Пуля с Фторычем, увидев его с балкона, изобразили при входе на курс... как бы помягче выразиться... гомосексуальный половой акт. Взяли длинную колбасу, ну ту, розовую такую за два двадцать - прям как у коня выглядело. А как бедная девочка бежала вниз по лестнице, увидев ЭТО!

Пацаны, а помните, как майор Санька Иваныч, будучи дежурным по Факультету, подвыпил с полковником Исаевым, а потом ссал с козырька над парадным входом? Днём, при всём честном народе на проспекте Карла Маркса и в присутствии интуристов с гостиницы "Ленинград"! Картинка - обхохотались бы, но, блин, нормы профессиональной этики не позволяют поведать миру об этом в деталях.

А кто помнит, как сержанту Коробке в его родном десантном взводе ночью на первом курсе ефрейторские лычки пришили? Он с ними чуть не целый день проходил, пока Абаж его не потоптал, как петух цыпленка. Или как на 8-е Марта голый Леня-Бегемот после бани бегал по "взлетке" на лыжах - стадион то наш был тоже в центре Ленинграда, и прожекторов вокруг... Мороз и молоденькие зрительницы - романтика! Или как те же десантники ночью катнули вдоль коридора младшекурсников штангу. Вот было хохоту, когда те в исподнем на грохот из своих комнат вылетали! Наверное думали - землетрясение или ядерный удар. Я уж не говорю о том, как храпящего Гриню-Лизола в туалет выносили на кровати. А потом Лизол просыпался, и три минуты не мог понять, где он...

А кто помнит Бицепса, того майора, начальника физподготовки нашего взвода? Что, все помнят?! Да уж, какой перл он нам выдал: "Товарищи курсанты! У настоящего военврача путь в медицину лежит через гирю, коня, брусья и на перекладину!" А в нашем взводе начфиз был из медиков, но тоже будь здоров - гиревик Колосик, помянем его, благо не к ночи. Переходил в капитанах и так к этому привык, что когда ему наконец дали майора, по телефону представлялся: "Майор медицинской службы капитан Колосик!" А старшие ребята прозвали его Майор Гагарин. Кто видел, тот поймёт. Гагарин в шлеме. А еще - Голова Босиком и Много Лица. Этого нашего Гагарина девятнадцатом веке, на шпагах, чтоб, значит, как муху проколоть. Портос был чемпионом округа по фехтованию, и Голова Босиком как ошпаренный выбежал из кабинета под защиту дневального. А я вот в Академию вернулся. Теперь сам начальник курса. Скажу, что особо-то ничего и не изменилось за двадцать лет, особенно в столовой. Как тогда, бачки по-прежнему пропадают, в основном у первокуров. Правда, чтобы хоть как-то сдать наряд, они моют за второй курс посуду точно так же, как это делал второй курс, когда был первым. И недостаток посуды пополняют за счёт поварих. Всегда есть какая-нибудь Светочка, которая достаёт посуду. А наряд уж с ней рассчитается. Может, и на гормональном уровне, а может, та деньгами уже берет. Там есть комнатка, доверху набитая бачками и прочим потерявшимся инвентарем. За небольшой калым и сам начальник столовой может пополнить недостаток... А мы, помню, когда были первокурами, как-то раз сожрали на варке все мясо, которое предназначалось дежурному по Академии и иной начальствующей компании, уж очень голодные были. Такой мог скандал быть! Но наряд вовремя сообразил, что к чему, и исправил ситуацию - сами своровали на мясообвалке, а затем нажарили в нижнем цеху. А ещё ведь многие, думаю, помнят повариху Мальвину, которая до сих пор достаёт бедных овощников. Ну, чтоб переспать за плохо почищенную картошку...

- Так ты что, Начальник Курса, уже отупел на новой должности? Как Исаев стал? Шучу, шучу... Помните старшего офицера Факультета? У того кликуха была Штирлиц, но чаще Пяточная Кость. Только вспомни, приперся как-то раз он на построение. Увидел кого-то в грязных ботинках. Родил сей шедевр: "Вы посмотрите на свои ботинки! Они, наверно, грязнее, чем ноги!" Судя по всему, у легендарного Штирлица дела обстояли наоборот - ноги грязнее, чем ботинки. Опять Пяточная Кость на построении. Любил он это дело, а в строю, как обычно, где-то пол курса, остальные по своим делам. Долго-долго ходил взад-вперед, наконец, изрек: "Будем строиться до тех пор, пока не добьемся стабильного прихода!" Потом долго обижался, почему все смеются. Снова Пяточная Кость обходит очередной строй с понурым взглядом вниз, то есть на любимые ботинки: "У вас НОГИ НЕ УСТАВНЫЕ, товарищ курсант! А у вас, товарищ курсант, почему ботинки блестят! Свеженачищенные ботинки НЕ ДОЛЖНЫ блестеть!" А помните, как он сообщил шестому курсу: "Товарищи курсанты, вы скоро станете офицерами - это же страшное дело!"

   - Кто в армии служил тот в цирке не смеётся....

   - Чем больше в армии...

   - А ты, правда, помнишь? Нет, не в двух словах, а подробненько так? От начала до конца все наши забавные шесть курсантских лет при развитом социализме? Ты же в "Боевой Листок" и в курсовую стенгазету писал. Не ври - точно помню, писал! Вот и давай, вспоминай!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вместо предисловия

Из книги Портреты революционеров автора Троцкий Лев Давидович

Вместо предисловия Редактору «Life»Милостивый государь!В связи с моей первой статьей[46] для вашего журнала вы охарактеризовали меня как «старого врага» Сталина. Это неоспоримо. Политически мы давно состоим со Сталиным в противоположных и непримиримых лагерях. Но в


Вместо предисловия

Из книги Генри Томас Бокль. Его жизнь и научная деятельность автора Соловьев Евгений

Вместо предисловия Бокль жил в эпоху, богатую могучими дарованиями. В те годы, когда создавалась «История цивилизации в Англии», в области естествознания работали Дарвин, Лайель, Гексли; в области философии – Милль, Бэн, Спенсер; истории – Маколей, Карлейль. Он был


Вместо предисловия

Из книги Ротшильды. Их жизнь и капиталистическая деятельность автора Соловьев Евгений

Вместо предисловия В последнее время в газетах все чаще и чаще начинают появляться известия о том или ином европейском или американском миллиардере. Сообщается, например, что богач Пульман, желая выдать свою дочь за потомка когда-то владетельных принцев, предложил в


Вместо предисловия

Из книги Наркомпуть Ф. Дзержинский автора Зархий Самуил Наумович

Вместо предисловия С волнением читала я страницы документальной повести С. Зархия «Наркомпуть Ф. Дзержинский». Они переносили меня к незабываемым дням юности.[1]Памятный 1921 год… Молодая Советская республика, победив интервентов и белогвардейцев, восстанавливает


Вместо предисловия

Из книги Ален Делон без маски автора Брагинский Александр Владимирович

Вместо предисловия Жизнь Алена Делона – сюжет для авантюрного романа. Не случайно один такой уже написан итальянским журналистом Бернаром Виоле. И в этой книге мы постараемся не только рассказать о творчестве своего героя, но и его бурной, полной драматических событий


Вместо предисловия

Из книги На берегах Невы автора Соколов Борис Федорович

Вместо предисловия Наше настоящее переплетено с нашим прошлым и будущим. Эта связь не может быть нарушена никакими внешними обстоятельствами, а также нашим собственным желанием забыть прошлое. Очень давно я покинул Россию. И тем не менее, в моих снах я часто вижу


Вместо предисловия

Из книги Назым Хикмет автора Фиш Радий Геннадиевич

Вместо предисловия Автору повезло. С того дня, когда Назым Хикмет прилетел в Москву, и до его смерти — двенадцать лет — он общался с поэтом, переводил его, наблюдал, как рождались его замыслы. И все годы вел дневник.Сколь ни подробны были бы записи, они могли вместить лишь


Вместо предисловия

Из книги Записки усталого романтика автора Задорнов Михаил Николаевич

Вместо предисловия Объявили посадку. Через несколько минут самолет «Вашингтон – Москва» приземлится в аэропорту Шереметьево. Большинство пассажиров в самолете – наши. Мы все незнакомы друг с другом. Но нас объединяет одно – грустные лица.И даже симпатичный партийный


(вместо предисловия)

Из книги В свете старого софита автора Романушко Мария Сергеевна

(вместо предисловия) Я иду… …Я иду по побережью памяти, как по берегу океана…Земля, суша – это моё настоящее, моё сегодня. Пожалуй, это остров. Хотя когда-то он мне казался планетой. Наверное, оттого, что я сама была маленькая, и каждый камушек на дороге представлялся мне


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Казанова автора Морозова Елена Вячеславовна

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Рассуждения о Казанове, Любовнике и Авантюристе, и о его времениXVIII столетие, галантный век, эпоха обворожительных женщин и красивых мужчин, время острословов и философов, период вызревания цивилизации столетия XX, создания прообраза единой Европы.


Вместо предисловия

Из книги Дневник (1964-1987) автора Бердников Леонид Николаевич

Вместо предисловия Причина появления всех этих мыслей сугубо личная. Случилось так, что ни одно из известных мне миропониманий не удовлетворяло меня полностью. Часть известных мне взглядов на мир была фантастична и не соответствовала, как мне казалось и кажется до сих


Вместо предисловия

Из книги От фарцовщика до продюсера. Деловые люди в СССР автора Айзеншпис Юрий

Вместо предисловия Вечером 28 июня 2003 года у меня неожиданно разболелось сердце. Ну посидели с друзьями в хорошем ресторане, ну выпили с аппетитом… Но все прилично, в меру. Или у меня с собственным сердцем разные представления о «мере»?А вообще-то досадно, что за мелкие


Вместо предисловия{54}

Из книги Записки русского интеллигента автора Зёрнов Владимир Дмитриевич

Вместо предисловия{54} Милый мой внучек Алёшенька! Тебе будет интересно, когда ты вырастешь большой, узнать, как рос и жил твой дедушка, с которым ты провёл неразлучно первые годы своей жизни. Мне хочется, чтобы ты знал, кем были и твои прадедушка с прабабушкой, другие твои


Вместо предисловия

Из книги Шахерезада. Тысяча и одно воспоминание автора Козловская Галина Лонгиновна

Вместо предисловия В середине 1970?х годов я активно занималась сбором материалов для воссоздания биографии Марины Цветаевой, по крупицам собирала как книжные, так и живые свидетельства. В поисках людей, которые встречались с Цветаевой на своем жизненном пути, я шла


Вместо предисловия

Из книги Три влечения Клавдии Шульженко автора Скороходов Глеб Анатольевич

Вместо предисловия Было так. Однажды Клавдия Ивановна протянула мне книгу:– Прочтите. Это строки из древнего манускрипта «Ветки персика».Я прочел:«Три источника имеют влечения человека: душу, разум и, тело.Влечения душ порождают дружбу.Влечения ума порождают