ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ. Афган

ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ. Афган

25 декабря 1979 года моя подруга Майка пригласила нас к себе (они жили в соседней квартире) на Рождество. Я впервые в жизни смогла почувствовать, какое значение придается этому празднику, к которому готовятся как к чуду. Елка, которую у нас наряжали к Новому году, оказалась Рождественским деревом (к Сильвестру — то есть к 31 декабря игрушки с елок уже снимали, а деревья выносили, чтобы их забрали мусорные машины).

«О, сколько нам открытий чудных»… Подарки под елочку к Рождеству приносил, оказывается, младенец Иисус, а не Дед Мороз. А вместо Деда Мороза к детям в начале декабря приходил Св. Микулаш (Св. Николай) и совершал невероятные чудеса. Микулаш шел по ночному городу в сопровождении ангела и черта. Ангел оставлял в заранее приготовленных носочках сладости для хороших и послушных деток, а черт засовывал всякую пакость в носки детям гадким, плохо проявившим себя в течение всего года. Дети ложились спать с трепетом. К счастью, Микулаш обладал редкостным всепрощением. Ангел трудился вовсю, а черт мрачно сидел, сложа свои пакостные лапы, поскольку работы для него не находилось.

Естественно, мы переняли этот замечательный обычай (он был и у нас, но его выжгли, казалось, навеки).

…Мирный рождественский вечер, тихая музыка, добрые лица, подарки под елочкой (и нам тоже) — все это рождало чувство особого покоя. Прощаясь, мы пригласили наших новых друзей на новогодний ужин. Решили собраться в полдесятого по местному времени, поймать по радио Москву, где в это время уже без тридцати минут полночь, проводить старый год, выпить шампанского под бой курантов, а потом уже праздновать Новый год по чешскому времени.

Так и сделали. Настроили радио. Первое, что услышали, сводка новостей, в которой сообщалось об ограниченном контингенте советских войск, введенных в Афганистан. Помню первое ощущение: шок. И понимание, что это с рук так просто не сойдет. Офицеры — наши ровесники, солдаты — ребятки помладше, выросшие в период относительного покоя (редкостный период для нашего государства) — зачем им все это? Я вспомнила, как праздновали мы пару лет назад Новый год на улице Горького, у деда Павла Артемьевича. Там были и родители моего мужа — Октябрь Павлович и Лариса Захаровна. Октябрь Павлович был тогда заместителем командующего Дальневосточного Военного округа, генералом. Мне было велено сказать тост. Я этого делать не умела и провозгласила самое популярное в те времена:

— За мир!

И вот тогда Октябрь Павлович, никогда не воевавший генерал, поправил меня:

— Среди военных за мир пить не следует. Военные в мирный период сидят без дела.

Тем не менее за мир выпили — почему бы и не выпить…

А логичное замечание генерала мне запомнилось на всю жизнь.

Тогда, в конце семидесятых, высшие военные должности стали занимать те, кто настоящей войны не нюхали. Были, конечно, локальные войны, где наши выступали советниками (Вьетнам, Ближний Восток, Ангола…) Но военным хотелось настоящего боевого опыта. Им нужна была своя война.

Вот они ее и организовали.

Те, кто затевает «победоносные» войны, редко считаются с характером народа, против которого собираются в поход, практически никогда не делают выводов из предшествующих исторических событий… Странно… Никто и никогда.

— Зря… Ах, как зря… — вот что повторяли мы, услышав московские новости.

А потом куранты, шампанское…

Ура!

Начинались восьмидесятые.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

4. Трудные восьмидесятые

Из книги Утро Аугусто Пиночета автора Шевелев Владимир Николаевич

4. Трудные восьмидесятые Может показаться, что жесткий авторитарный режим, взявший под контроль практически все сферы общественной жизни, совершенно не менялся. Вся страна находилась в “осадном положении”. Власти боролись с любыми проявлениями антиправительственной


IV Восьмидесятые Годы

Из книги Морозные узоры: Стихотворения и письма автора Садовской Борис Александрович

IV Восьмидесятые Годы Тарарабумбия, Сижу на тумбе я, Домой не двинусь я – Там теща ждет меня. Боюсь изгнания, Волосодрания. Такая участь суждена, Когда ученая жена! Тарарабумбия, Здесь не Колумбия: Здесь наши гласные Во всем согласные. Дела доходные, Водопроводные. Все


Судьба разведчика: Германия, Афган, спецназ…

Из книги Силуэты разведки автора Бессмертный Иван

Судьба разведчика: Германия, Афган, спецназ… Геннадий Сергеевич Лобачев — полковник в отставке. С 1961 года служил в органах госбезопасности на должностях офицерского оперативного и руководящего состава. В годы афганской войны руководил командой «Карпаты-1» спецназа КГБ


Глава 47. Шестидесятые — восьмидесятые годы

Из книги Пережитое автора Гутнова Евгения Владимировна

Глава 47. Шестидесятые — восьмидесятые годы Когда умерла Н.А.Сидорова, мне было сорок шесть лет. Я была в полном расцвете творческих сил и последующие двадцать пять лет пробивала себе все более широкую дорогу в науке: успешно вела преподавание в университете, писала и


Девятьсот восьмидесятые

Из книги Течёт река… автора Михальская Нина Павловна

Девятьсот восьмидесятые Конец моему счастью пришел в самом начале 80-х годов. Геннадий Викторович попал в больницу, где ему сделали операцию, удаляли полипы в прямой кишке. При выписке больного его лечащий врач уверял меня, что все прошло благополучно, но все это


Афган

Из книги Угрешская лира. Выпуск 3 автора Егорова Елена Николаевна

Афган А водка из фляжки пропахла металлом, Металлом напичкана эта земля. День к миру приходит под взглядом усталым, Где я ещё жив – не во имя, не для. Небесная фея спустилась к солдату — На штык автоматный упала заря… Сегодня на сопке погибли ребята За горы Афгана. Дай


Восьмидесятые

Из книги Мне всегда везет! [Мемуары счастливой женщины] автора Лифшиц Галина Марковна

Восьмидесятые Восьмидесятые… О них сейчас особо говорить не принято. Вот девяностые получили свое наименование, их обозначают эпитетом «лихие». О девяностых речь пойдет впереди. А вот восьмидесятые, поверьте, заслуживают более пристального внимания, чем то, что им


Восьмидесятые

Из книги Двадцать пять лет в плену у веселых и находчивых автора Хотног Валерий Константинович

Восьмидесятые Знак или случай? Конец 1986 года. Кишинев. Работаю на кафедре ассистентом. Позади бурные и насыщенные студенческие годы в Кишиневском политехническом институте. Смена специальности, отказ от повышенной стипендии, параллельная учеба на факультете


ЧАСТЬ ВТОРАЯ БУРНЫЕ ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ

Из книги Бранислав Нушич автора Жуков Дмитрий Анатольевич

ЧАСТЬ ВТОРАЯ БУРНЫЕ ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ Ах, Сербия, твои поэты… плачут! Я буду жить, собирать вокруг себя молодежь и рассказывать старые сказки о жизни в наши времена. Я расскажу ей, как у нас за распространение ложных слухов наказывали двумя месяцами заключения, а за


Глава 16. Восьмидесятые – от Олимпиады до перестройки

Из книги Андрей Миронов автора Шляхов Андрей Левонович

Глава 16. Восьмидесятые – от Олимпиады до перестройки Восьмидесятые годы поначалу ничем не отличались от семидесятых. Генеральный секретарь Леонид Брежнев продолжал править огромной страной и бороться за мир во всём мире. В рамках этой борьбы 12 декабря 1979 года на


Академия наук и Джуна. Восьмидесятые

Из книги Джуна. Одиночество солнца автора Савицкая Светлана

Академия наук и Джуна. Восьмидесятые Я знаю, так все и будет, — Добро воцарится повсюду, Планетой великодушья Будет земля называться… Джуна Сейчас вообще уже неважно, Академия наук заполучила Джуну для исследований или Джуна – Академию наук. Страсть изучения ее