НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ СУДЬБЫ (Ялта)

НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ СУДЬБЫ

(Ялта)

Горький и Шаляпин сдержали свое обещание — отправили Маршака в Ялту. Два года, которые он прожил в этом городе, оставили неизгладимый след в его жизни. «В Ялте меня ласково встретила Екатерина Павловна Пешкова… С ней было двое ребят, шестилетний Максим и двухлетняя Катюша. Это была небольшая, но дружная и веселая семья. Жили они на даче Ярцева, в белом доме на горе Дерсан. Народу был у них всегда полон дом. То и дело грели самовар…

Ялтинцы — это грустные и одинокие чахоточные, лежавшие на верандах, и та нарядная публика, которая ела мороженое в кондитерских и скакала на татарских лошадях по набережной…» Эти строки писал уже взрослый Маршак. А тогда, семнадцатилетний, он видел все в ином свете. Из письма В. В. Стасову от 28 октября 1904 года: «Живется мне здесь прекрасно. Катерина Павловна (Горькая — как ее здесь зовут) — чудный человек! Она обо мне очень заботится». А в письме от 14 ноября С. Маршак писал: «Катерина Павловна стала мне совершенно как родная. Ее заботам обо мне, о моем здоровье, занятиях и конца нет…»

Вот стихи о первых ялтинских впечатлениях Маршака. Правда, написаны они много лет спустя.

Утро. Море греет склоны,

А на склонах реет лес.

И разбросаны балконы

В синем зареве небес.

На веранде над оливой,

За оградою сквозной,

Платье легкое стыдливой

Замелькало белизной.

Тонких чашек звон задорный

С вышины сорвался вниз.

Там на скатерти узорной

Блещет утренний сервиз.

Жизнь юного Маршака в Ялте лучше всего отражена в его письмах. Так, в письме от 2 декабря 1904 года он сообщает Стасову, что здоровье его довольно хорошее, но добавляет: «Только опять хлынула кровь и опять объяла меня страшная слабость…пока мне скверно: вот пишу, а голова разрывается на части, мысли не вяжутся». В этом же письме он говорит, что пишет стихи и прозу: «Владимир Васильевич, я уверен теперь, что писать буду, но думаю, если мне придется быть посредственностью, то лучше будет совсем бросить… Поживем — увидим». В Ялте Маршак много читает — Льва Толстого, Шекспира, Гёте, Байрона. «Многие вещи я теперь только понял (речь идет о Толстом. — М. Г.) и страшно полюбил… Пишите мне больше. Вы и Алексей Максимович так ободряете меня своими письмами. Меня подымает, мне хочется работать, и я верю в будущее.

Горячо целую Вас,

Ваш Самуил Маршак.

Пишите мне обо всем Вашем подробно. Привет дамам.

У нас дивный солнечный летний день».

Между тем в Ялте было не так уж блаженно и спокойно. Революционные события докатились и до этого райского уголка Российской империи. Маршак описал их спустя полвека в стихотворении-воспоминании «Ялта»:

И тихий ялтинский курорт

Забушевал, как вся Россия.

И Ялтой оказался порт,

Суда морские, мастерские.

Идет народ по мостовой.

Осенний ветер треплет знамя.

И «Варшавянку» вместе с нами

Поет у пристани прибой…

Пусть море грохает сердито

И город обдает дождем, —

Из Севастополя мы ждем

Эскадру под командой Шмидта.

Она в ту осень не придет…

Двенадцать лет мы ожидали,

Пока на рейде увидали

Восставший Черноморский флот…

Незадолго до отъезда из России приехал в Ялту Горький. Несомненно, это было одним из самых впечатляющих событий в ялтинской жизни Маршака: «…Вокруг дачи постоянно шныряли шпики. Часто у нас в доме по ночам лихорадочно пересматривали и уничтожали письма в ожидании обыска…

Но, несмотря на все бедствия и угрозы, на даче Ярцева люди жили легко и бодро. Всем было просторно, всем хорошо.

И свои, и чужие чувствовали, что всем живется так славно потому, что в этом доме хозяйка — Екатерина Павловна Пешкова, такая молодая и приветливая, такая строгая и молчаливая.

Алексей Максимович приехал в Ялту после своего сидения в Петропавловской крепости…

Однажды он пришел ко мне и сказал:

— Вот что. У меня есть для вас два ученика. Хорошие ребята. Такие великолепные круглые затылочки. Пришли ко мне учителя просить. Я их послал к вам…

А спустя некоторое время директор Готлиб… вызвал меня к себе и скорбно сказал:

— Знаете, голубчик, генерал Думбадзе намерен вас выслать из Ялты. Лучше бы вам самому уехать, чтобы вас не арестовали. Только уезжайте не пароходом, а омнибусом. Это безопаснее…»

А вот что писал Василию Васильевичу Стасову из Ялты Маршак 6 сентября 1906 года: «Здесь, в Ялте, аресты и обыски без конца. Вчера отправили отсюда пароходом около 40 политических. По всему городу расположены солдаты и полиция.

Думаю, что мне удастся избежать неприятностей».

А вот строки из автобиографии Маршака, написанной в 1963 году: «Я остался в городе один. Снимал комнатку где-то на Старом базаре, давал уроки. В эти месяцы одиночества я запоем читал новую, неизвестную мне до того литературу — Ибсена, Гауптмана, Метерлинка, Эдгара По, Бодлера, Верлена, Оскара Уайльда, наших поэтов-символистов. Разобраться в новых для меня литературных течениях было нелегко, но они не поколебали той основы, которую прочно заложили в моем сознании Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Некрасов, Тютчев, Фет, Толстой и Чехов, народный эпос, Шекспир и Сервантес.

Зимой 1906 года меня вызвал к себе директор гимназии. Под строгим секретом он предупредил меня, что мне грозит исключение из гимназии и арест, и посоветовал покинуть Ялту как можно незаметнее и скорее». В Ялте восемнадцатилетний Маршак познакомился с П. Л. Войковым.

«Войков был не по возрасту серьезен, хотя голос его еще не установился, и в нем порой звучали мальчишеские нотки… Я не так часто встречался с ним, и все же — хотя с тех пор прошло более полувека — он встает передо мной как живой — вместе со всем бурным и замечательным девятьсот пятым годом, который навсегда запечатлелся в памяти тех, кто пережил этот год в юности…» — писал Маршак к Б. П. Случанко 22 декабря 1958 года.

В письме к школьникам из Феодосии от 29 октября 1961 года он рассказал о том, как спас от военно-полевого суда «после подавления мятежа в Ялте… двух черноморских матросов, которым удалось избежать ареста», заметив при этом: «Я был очень горд тем, что мне, гимназисту, дали такое ответственное поручение…» Наверняка здесь не обошлось без влияния окружающих Маршака людей.

Он покинул Ялту на долгие годы. Вновь приехал сюда лишь в середине 1930-х, а в последние годы жизни Маршак бывал в Ялте часто. Здесь он чувствовал себя значительно лучше, чем в Москве.

Здесь его согревали воспоминания:

…Мне все мерещится: в саду

Под гром оркестра духового

Я под каштанами найду

Мачтета, Дембо, Щербакова.

Но где товарищи мои,

Подростки лет девятисотых?

Какие вынесли бой?

В каких состарились работах?

Где гимназистки этих лет

В коричневых и синих платьях?

В живых, должно быть, многих нет,

Да и не мог бы я узнать их!

И все же в городском саду

Меж тополей и лип высоких.

Мне кажется, я их найду, —

Как прежде, юных, краснощеких.

А вот еще один отрывок из стихотворения «Ялта», написанного в 1954 году:

Вот набережной полукруг

И городок многоэтажный,

Глядящий весело на юг,

И гул морской, и ветер влажный.

И винограда желтизна

На горном склоне каменистом, —

Все, как в былые времена,

Когда я был здесь гимназистом,

Когда сюда я приезжал

В конце своих каникул летних

И в белой Ялте замечал

Одних четырнадцатилетних…

Я видел Ялту в том году,

Когда ее покинул Чехов.

Осиротевший дом в саду

Я увидал, сюда приехав…

И кажется, что не дыша

Прошло здесь пять десятилетий,

Не сдвинув и карандаша

В его рабочем кабинете.

Он умер, и его уход

Был прошлого последней датой…

Пришел на смену новый год —

Столетья нынешнего пятый.

Чехов в жизни и творчестве Маршака занимает особое место.«…Говоря о Ялте, прежде всего вспоминаешь одно имя — Антона Павловича Чехова. С этим именем Ялта связана навеки. Мелькают годы, десятилетия, а до сих пор кажется, что в белом чеховском доме на краю города по-прежнему живет его хозяин…» — писал Самуил Яковлевич.

Почему дом Чехова оставался таким «чеховским» спустя десятилетия после его ухода из жизни? Здесь продолжала жить Мария Павловна, сестра и друг писателя. Как-то она сказала Ивану Семеновичу Козловскому: «Хорошо, что в доме музей». Но это по утрам, днем, а вечером она любила создавать «чеховскую» обстановку. Звала в гости тех, с кем с удовольствием бы сидел за столом Антон Павлович. «Не раз она приглашала меня с Самуилом Яковлевичем, — рассказывал мне Козловский. — Помню, когда шли туда первый раз, он спросил: „А там курить можно?“ Я посоветовал ему по этому поводу обратиться к хозяйке. Он спросил разрешения у Марии Павловны, еще не войдя в дом. Не раздумывая, она бойко сказала: „В доме Антона Павловича можно не только курить, но и танцевать, плясать и даже ходить на голове“. Это было похоже на правду. Какие замечательные вечера проводили мы в этом доме».

12 октября 1963 года Маршак написал очерк «О Марии Павловне Чеховой». «За несколько лет до ее смерти я как-то побывал у нее со своим другом, драматургом и критиком, ныне покойной Тамарой Григорьевной Габбе, блестящей собеседницей, живым и остроумным человеком. Посидели мы у Марии Павловны всего только полчаса. Она не запомнила имени моей спутницы, но в продолжение двух-трех лет каждый раз при нашей встрече спрашивала:

— А где сейчас эта белокурая и такая острая?..

До последних своих дней Мария Павловна любила жизнь, любила радость и шутку. К одному из моих приездов, чтобы порадовать меня, она даже выучила наизусть одно из моих шутливых стихотворений. В ее возрасте это было настоящим подвигом».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Неожиданный поворот

Из книги Мемуары 1942-1943 автора Муссолини Бенито

Неожиданный поворот То, что происходило на Пантеллерии, казалось, подтверждало мнение иностранных обозревателей. Но поздравления, посланные из Рима и адресованные командующему базой на Пантеллерии, пересеклись с другой телеграммой, от самого командующего, в которой он


Поворот судьбы

Из книги Романтика неба автора Тихомолов Борис Ермилович

Поворот судьбы Февраль. Март. Апрель. Май. Полеты, полеты, полеты. Потери. Сбили такого-то. Не вернулся такой-то. Новый самолет. Новый экипаж. Полеты. Потери. Все воспринималось как должное. Война. Никто не считал себя лучше других. Перед вылетом каждый из нас вкладывал в ствол


Поворот судьбы

Из книги Небо в огне автора Тихомолов Борис Ермилович

Поворот судьбы Февраль. Март. Апрель. Май. Полеты, полеты, полеты. Потери. Сбили такого-то. Не вернулся такой-то. Новый самолет. Новый экипаж. Полеты. Потери. Все воспринималось как должное. Война. Никто не считал себя лучше других. Перед вылетом каждый из нас вкладывал в


Поворот судьбы

Из книги Аркадий Райкин автора Уварова Елизавета Дмитриевна

Поворот судьбы Летом 1937 года молодого артиста снова настигла беда — вторая атака ревматизма в сочетании с заболеванием сердца. В больнице, куда его положили, врачи вновь предрекали самый тяжелый исход. Лежал он в большой палате, где было десять больных. Лечил его врач из


НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ СОБЫТИЙ

Из книги Избранные произведения в двух томах (том первый) автора Андроников Ираклий Луарсабович

НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ СОБЫТИЙ Прошло несколько дней. В ЦГАЛИ опять многолюдно. В вестибюле докуривают, обмениваются рукопожатиями, вежливо уступают — кому первому войти в двери зала. В зале расспросы, приветы, шутки, тут же, на ходу, обсуждение важных дел:— …на конференцию


Поворот судьбы

Из книги Прожитое автора Жженов Георгий Степанович

Поворот судьбы По центральной трассе — жизненной артерии Колымы, — одолевая перевал за перевалом, ползли в стылое нутро Дальстроя автомашины, набитые заключенными… Свежими жертвами ненасытному Молоху…Ползли, удаляясь от мягкого климата побережья в тайгу, на


НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ

Из книги Верность Отчизне. Ищущий боя автора Кожедуб Иван Никитович

НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ Подошла осень 1940 года. Начались заморозки.И вот как-то в ясное холодное утро на старте появился помощник начальника школы по летной подготовке майор Шатилин.Нас собрал Тачкин и приказал сделать по два полета на «И-16». При этом добавил:— Строго


НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ СОБЫТИЙ

Из книги Я хочу рассказать вам... автора Андроников Ираклий Луарсабович

НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ СОБЫТИЙ Прошло несколько дней. В ЦГАЛИ опять многолюдно. В вестибюле докуривают, обмениваются рукопожатиями, вежливо уступают — кому первому войти в двери зала. В зале расспросы, приветы, шутки, тут же, на ходу, обсуждение важных дел:— …на конференцию


Неожиданный поворот

Из книги Десять лет на острие бритвы автора Конаржевский Анатолий Игнатьевич

Неожиданный поворот Наступила зима. Неожиданно для меня приходит вызов в Усть-Кяхту — Штаб Отделения. Уже было уложено железнодорожное полотно и местами рельсы. На некоторых участках пользовались дрезинами. Оказалось, вызывал главный инженер Сегал и сообщил о моем


Неожиданный поворот в научной судьбе

Из книги Ученые пчеловоды России автора Шабаршов Иван Андреевич

Неожиданный поворот в научной судьбе Родился Григорий Александрович 27 сентября 1866 г. в провинциальном уездном городке Козлове на Тамбовщине. Чтобы дать детям хорошее образование, семья Кожевниковых переехала в Москву. Здесь мальчик, блестяще окончив гимназию, поступил


Глава 3 Неожиданный поворот

Из книги Бриджит Бардо. Икона стиля автора Фомина Маргарита

Глава 3 Неожиданный поворот В послевоенные годы Франция медленно выходила из затянувшегося кошмара оккупации. Стране требовалось буквально все отстраивать заново, в том числе и национальное самосознание. Казалось, будто темноту снова прорезал луч света. Поначалу, как


Поворот судьбы

Из книги Лев в тени Льва. История любви и ненависти автора Басинский Павел Валерьевич

Поворот судьбы В 1908 году в биографии Льва Львовича случилось событие, круто изменившее его жизнь и наполнившее ее новым смыслом. Неожиданно для всех и для самого себя он открыл в себе талант скульптора.Это вышло случайно. Почти каждое лето проводя с семьей в шведском


Поворот судьбы

Из книги Тайны Конторы. Жизнь и смерть генерала Шебаршина автора Поволяев Валерий Дмитриевич

Поворот судьбы Из Тегерана Шебаршин вернулся в Москву в настроении, скажем так, не самом лучшем… Мелькали даже мысли о том, а не напрасно ли он перешел работать с дипломатического поля в разведку? Ведь, находясь в штате МИДа, он годкам к пятидесяти явно стал бы послом (а


ПОВОРОТ СУДЬБЫ: ИЗ ДИПЛОМАТОВ — В РАЗВЕДЧИКИ

Из книги Леонид Шебаршин. Судьба и трагедия последнего руководителя советской разведки автора Житнухин Анатолий Петрович

ПОВОРОТ СУДЬБЫ: ИЗ ДИПЛОМАТОВ — В РАЗВЕДЧИКИ Работа в отделе Юго-Восточной Азии МИДа СССР, куда определили Шебаршина по возвращении в Москву, показалась ему неинтересной и тоскливой. Сухие официальные контакты с иностранными дипломатами, бесконечная нудная переписка и


НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ

Из книги Илья Фрэз автора Павлова Мария Ивановна

НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ На самых разных фильмах последних военных и первых послевоенных лет сиял празднично-радостный отсвет победы. Огней ее салютов, улыбок, встреч и радости возвращения к миру.Еще шла война, а зрители увидели весенний вечер Победы с фейерверками салюта