Под преследованием танков

Под преследованием танков

5 марта 1945 года мы по-прежнему находились на Ине. Но вместо того чтобы быть на южном участке от Штаргарда на песчаном массиве, разделявшем два рукава реки, мы были на севере, оседлав одну лишь Ину по обеим берегам.

Опять взошло холодное солнце. Две деревни, Любов и Сааров, были расположены одна напротив другой, по обе стороны реки. Левый берег, частично покрытый лесом, был выше. Правый был голым, монотонным пейзажем с бурой, слегка пересеченной местностью, перерезанной только железнодорожным полотном за домами Любова.

Первая волна советских танков всколыхнулась на подходе к этому населенному пункту. Я как раз выверял по карте наши позиции вблизи Саарова, когда все началось. На каждом берегу у нас было всего по одному потрепанному батальону.

Ни одного немецкого танка не было на нашем участке. Пятнадцать тяжелых советских танков тотчас рванули через Любов. Наши солдаты сопротивлялись, перебегая от дома к дому. В ста метрах от них по другую сторону реки я выставил все наши пушки, чтобы сдержать советскую пехоту, наступавшую вместе с танками под Сааровом.

Через полчаса наши солдаты были отброшены в долину за фермами: мы видели, как они пытались бегом добраться до железнодорожной насыпи, чтобы образовать там новую линию обороны, но советские снаряды сыпались вокруг них. Всякий раз два-три человека оставались лежать зелеными пятнами на рыжей земле.

Другим валлонцам, прижатым к реке, ничего не оставалось, как пуститься через нее в корытах для стирки, и вот так эта импровизированная флотилия добралась до нашего берега.

* * *

На этот раз на подступах к Саарову в атаку пошел двадцать один танк. Мы только успели увидеть, как вокруг нас рухнули стены: эти монстры были уже в центре деревни.

Одному из наших людей, укрывшемуся за дверью церкви, удалось на несколько минут приостановить эту атаку, подбив из фаустпатрона головной танк.

Но что было делать? Только те, кто выжил после этих ужасных недель конца войны на Восточном фронте, могут воскресить в памяти бойню, что была тогда. У нас, по сути дела, не было бронетехники. Наш третий танковый корпус сохранил только десятка три танков, из которых осталась только дюжина. И эти несколько танков должны были день и ночь контролировать участок в семьдесят километров!

Зато у русских только на померанском направлении было четыре тысячи танков! В тот понедельник только на две наши высотки их двигалось тридцать шесть штук. И не было ничего, чтобы их остановить! Ничего, кроме собственной груди и фаустпатронов!

Отбиваться фаустпатронами хорошо только в кино. На самом деле удачные попадания были редкими. Надо было ждать подхода танка, чтобы выстрелить в упор. Если он был один и если снаряд попадал, к счастью, в жизненно важное место – это была удача! Но часто танк не был подбит, к тому же часто танки шли волной, предварительно сметая все на своем пути. Язык пламени от фаустпатрона, длиной в пять метров, выдавал стрелявшего. Даже если он подбивал танк, другой танк через полминуты прошивал стрелявшего пулеметной очередью.

В каждой части были потрясающие герои, которые до последнего дня уничтожали танки фаустпатронами. Это было совершенно необходимо, так как ничего другого у нас не было. Но солдат, шедший на этот риск, был почти уверен, что погибнет.

* * *

Приказы были по-драконовски жесткими. Они не учитывали никакой стороны нашего положения: ни психологической, ни моральной, ни политической. Принималось в расчет только одно ужасное: сопротивляться!

Нельзя было отступать. Даже если тебя обошли со всех сторон, надо было держаться, цепляться за землю, подставлять себя под уничтожение. Генерал, сдававший позицию, был обречен. За месяц боев в Померании у нас восемнадцать раз сменилось командование!

Командующие армией, корпусом, дивизией летали как теннисные мячики. В конце концов мы даже не знали, кто нами командует. Но каждый генерал, чувствуя непостоянство своего положения, отдавал жестокие приказы независимо от того, можно или нет было их исполнить.

Мой батальон под Любовом, преследуемый танками и наполовину разбитый, был блокирован на правом берегу Ины. После отступления от Саарова у меня осталось всего сто пятьдесят солдат и ни одного танка, чтобы обороняться. Мой КП находился в одной деревне непосредственно на северо-западе от обоих захваченных деревень. Эту деревню абсолютно невозможно было удержать горсткой солдат, остававшихся у меня. И тем не менее от меня требовалось держаться.

Вся долина была усеяна нашими ранеными.

Побледнев от боли и ужаса, мы видели, как их добивали: советские пехотинцы, шедшие между танками, разбивали черепа наших несчастных товарищей саперными лопатками. Один из раненых напрасно размахивал белым платком над головой: как и всем, ему разбили череп.

На моем участке еще оставалось несколько немецких пушек. Я поставил их на позицию на входе в деревню и по своей старой привычке приказал ждать самой последней минуты, чтобы выстрелить в упор по танкам противника.

Под этим огнем красные танки отошли к дубраве и временно занялись обстрелом домов, которые стали рушиться на спины моих штабных офицеров и связистов.

На юго-восточной окраине деревни наши люди поставили импровизированный заслон. Их дух был невероятно крепок, несмотря на гибельное положение. Они хорохорились друг перед другом, подзадоривали друг друга, тем более что я посылал им всех отбившихся от своих, какой бы они ни были национальности. Они принимали их, распределяя между собой.

Я регулярно информировал о ходе событий новый штаб, который, несомненно, должен был продержаться всего несколько часов. Этот штаб ревниво оставил при себе двенадцать танков, приписанных к юго-восточному и восточному участкам. По телефону этот штаб замечательно и категорично говорил мне, что «против вас нет ни одного советского танка»! Короче, положение было райским.

Но одновременно с получением этих формальных заверений я собственными глазами видел, как наши несчастные раненые были в полной власти безжалостных танковых снарядов. Они бросались на землю, пытались ползти, но снаряды не щадили их. Если враг мог расходовать столько боеприпасов на эти игры ужаса, то что же могло ожидать нас после этого?

* * *

Я послал в тот штаб одного из моих офицеров связи, лейтенанта Тони Гомбера, высокорослого, очень проницательного ума. Теоретически он служил связным, но на самом деле его роль состояла в том, чтобы прислушиваться и приглядываться.

Тогда же, когда мне спокойно передавали, что мы можем быть совершенно спокойны за наш гребень высот, где мы были у черта на куличках, немецкие разведывательные самолеты только что сообщили этому штабу, что на нас движется колонна из сорока одного танка!

Сорок один танк! Наш офицер прыгнул на мотоцикл и полетел предупредить меня, но к тому времени мы уже отбивались среди рухнувших домов. Танки наседали на нас со всех сторон.

И еще один сюрприз ждал нас. Пытаясь установить связь с нашим правым флангом, один из наших патрулей нашел пустое место. Наши соседи исчезли. Русские прорывались через эту брешь в юго-западной части леса. На востоке наш левый фланг тоже был атакован и, основательно потрепанный советской пехотой, к вечеру перешел Ину довольно далеко за нашей линией обороны.

И вот в таких условиях мы принимали на себя удар ревущей массы из сорока одного танка. За десять минут они в двадцати местах прорвали наш заслон. Рассеянные на многочисленные группки, наши ребята расстреливали последние фаустпатроны, изо всех сил стараясь под градом огня добраться до западного участка леса.

Русские ворвались на улицы поселка. По телефону штаб неустанно повторял мне:

– Спокойно! Держитесь! Все нормально!

Спустились сумерки, и тогда мы увидели потрясающее зрелище: советские танки зажгли фары, как автомобили на шоссе до войны. Они рвались прямо в лес, откуда уже несколько часов как отступила немецкая артиллерия.

В деревне русские крутили дьявольскую пляску, заняли все фермы. Нас оставалось человек пятнадцать, зацепившихся за северную часть деревни, на краю леса. Я смог чудом дотащить туда свой телефон, по-прежнему целый и невредимый. Среди этого грохота я позвонил в штаб:

– Советская пехота наступает со всех сторон. Фронт полностью сломан. Верьте или не верьте этому, но здесь сорок танков. Нет ни одной пушки, чтобы закрыть лес. Русские танки сейчас туда войдут. Вы понимаете?

Чтобы ответить мне, нашлось только одно слово:

– Держаться!

И потоком ветра остановить сорок один тяжелый танк.

* * *

В восемь часов вечера мы были еще вчетвером. Мой телефон погиб только что. Всякая связь была окончательно потеряна. Много танков устремилось на нас, чтобы преодолеть первый заслон на пути в лес. Мы пожертвовали последним фаустпатроном, остававшимся у нас. Это в то же мгновение стоило нам разрыва танкового снаряда прямо перед нами, который свалил одного из трех моих уцелевших солдат и ранил другого.

Я должен был попытаться любыми средствами собрать моих солдат, рассеянных в сосняке. Мой шофер подтащил раненого и убитого к моему «Фольксвагену», замаскированному в кустах. Через хрустящий и трещащий сучьями и пулями лес мы добрались до одной деревни на опушке в пяти километрах к северо-западу.

По дороге мы не встретили ни одного поста, ни одной противотанковой засеки. Несмотря на неминуемую опасность, для противника все было чисто и свободно.

Деревня вытянулась на один-два километра и была полна оборудованием для полевых госпиталей и штабными всех рассеянных частей. Никто ни о чем не догадывался. На каждой ферме с аппетитом ели вкусную пищу, на столах дымился суп.

Мне хотелось еще надеяться, что советские танки не пройдут через этот большой незнакомый лес ночью. Густыми хлопьями начал падать снег. Что стало с моими солдатами? Как они, рассеянные среди этих сосняков, выйдут из этой бойни? Дойдут ли они вовремя до поселка Аугустенвальде по ту сторону леса, где я дал приказ офицерам собрать своих солдат, если в темноте танки отрежут нас друг от друга?

Я представлял, как они по компасу идут через этот сосновый лабиринт многие десятки километров. Потом передо мной опять являлись танки со своими огромными фарами. Где они были теперь?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

6. Глаза артиллерии и танков

Из книги Война в воздухе автора Шиуков Алексей Владимирович

6. Глаза артиллерии и танков Воздушный разведчик — друг всех родов войск. Конница, артиллерия, бронетанковые войска — все пользуются услугами воздушного наблюдателя. Кроме разведки войск противника, летчиками ведется также разведка и своего расположения. Это очень


Эпизоды боёв за ратушу 1. ПОД ПРИКРЫТИЕМ ТАНКОВ

Из книги Воспоминания, письма, дневники участников боев за Берлин автора Берлина Штурм

Эпизоды боёв за ратушу 1. ПОД ПРИКРЫТИЕМ ТАНКОВ 28 апреля в 22 часа одновременно с командиром штурмовой группы я получил приказ: завтра рано утром начать штурм ратуши и к вечеру выйти на реку Шпрее, захватить два моста и удерживать их до подхода наших частей.Танковый


Оружие против танков

Из книги Русские оружейники автора Нагаев Герман Данилович

Оружие против танков В Министерстве вооружения Дегтяреву сообщили, что до показа правительству противотанковое ружье должно быть подвергнуто комиссионным испытаниям на одном из подмосковных полигонов.Рано утром Дегтярев вместе с работниками министерства выехал на


Пятеро против танков

Из книги Крепость черноморцев автора Стрехнин Юрий Федорович

Пятеро против танков Одну из позиций возле дороги на Севастополь занимали пятеро морских пехотинцев: матросы Цибулько, Красносельский, Паршин, Одинцов и командир их, коммунист Фильченков. Был у них пулемёт, винтовки, гранаты да ещё бутылки с горючей смесью, чтобы танки


Гибель танков на реке Нарев

Из книги Танковые сражения войск СС автора Фей Вилли

Гибель танков на реке Нарев Рассказ о боях 6 сентября 1944 года в «сыром треугольнике» к северу от Сероцка в ходе обороны Варшавы:Оберштурмфюрер СС Ола Олин, финский доброволец, изготовился к бою в районе Гуты Мале с тремя «пантерами»: его собственной (№ 711), № 714 Ганса


Производство танков в Германии

Из книги Истребители танков автора Зюськин Владимир Константинович

Производство танков в Германии Производство танков в Германии: 38 821 боевая машинаРаспределение произведенных в Германии танков по типамPz-III — 15350; Pz-IV — 8121;Pz-V («пантера») — 5508;Pz-VI («тигр І») — 1355;Pz-VI («тигр II») — 487.Всего: 38 821 танк.С начала 1944 года на «пантеры» и «тигры» в


Типы танков Второй Мировой войны

Из книги Гений советской артиллерии. Триумф и трагедия В.Грабина автора Широкорад Александр Борисович

Типы танков Второй Мировой войны Тактико-технические характеристики наиболее распространенных типов танков Второй мировой войныГермания:Pz-IIIJ (с длинноствольным орудием) Масса 23,3 т Длина 5,52 м Ширина 2,95 м Высота 2,51 м Бронирование 57 мм и 20 мм Мощность двигателя 300


Кладбище танков

Из книги Стальные гробы рейха [HL] автора Курушин Михаил Юрьевич

Кладбище танков Фашисты очень скоро поняли, что через Обоянь им к Курску не прорваться. Решили взять восточнее — через Прохоровку. Это была последняя ставка гитлеровского командования в осуществлении операции «Цитадель». Они сосредоточили под Прохоровкой огромные


ЗИС-2 — гроза немецких танков

Из книги Мятежный «Сторожевой». Последний парад капитана 3 -го ранга Саблина автора Шигин Владимир Виленович

ЗИС-2 — гроза немецких танков О 57-мм противотанковой пушке ЗИС-2 стоит рассказать особо. Начнем с того, что это была не только первая грабинская противотанковая пушка, но это была и первая отечественная противотанковая пушка, способная поражать танки с противоснарядной


Пушки для танков и самоходных установок калибром 100 мм

Из книги Танковые сражения 1939-1945 гг. автора Меллентин Фридрих Вильгельм фон

Пушки для танков и самоходных установок калибром 100 мм В 1949 г. в ЦНИИ-58 началась разработка 100-мм стабилизированной пушки для вооружения танка Т-54. К тому времени в СССР не было ни одной ни серийной, ни опытной стабилизированной пушки. Правда, в 1943—1945 гг. в СССР по ленд-лизу


ГОНКА С ПРЕСЛЕДОВАНИЕМ

Из книги Бронированный кулак вермахта автора Меллентин Фридрих Вильгельм фон

ГОНКА С ПРЕСЛЕДОВАНИЕМ В октябре 700-тонная «девятка» U-124, оснащенная для длительных действий в Южной Атлантике, рыскала в поисках транспортов в 500 милях юго-западнее Ирландии. Командиром корабля, принадлежавшего 2-й флотилии, перед самым выходом в море был назначен молодой


Действия танков на Востоке

Из книги На чужбине автора Любимов Лев Дмитриевич

Действия танков на Востоке В последующих главах я буду касаться некоторых наиболее печальных событий в истории германского оружия: жестоких и кровопролитных сражений; на истощение, отчаянных контрударов и длительных трагических отступлений. Эти боевые действия


Действия танков на Востоке

Из книги автора

Действия танков на Востоке В последующих главах я буду касаться некоторых наиболее печальных событий в истории германского оружия: жестоких и кровопролитных сражений на истощение, отчаянных контрударов и длительных трагических отступлений. Эти боевые действия


ОРУЖИЕ ПРОТИВ ТАНКОВ

Из книги автора

ОРУЖИЕ ПРОТИВ ТАНКОВ В Министерстве вооружения Дегтяреву сообщили, что до показа правительству противотанковое ружье должно быть подвергнуто комиссионным испытаниям на одном из подмосковных полигонов.Рано утром Дегтярев вместе с работниками министерства выехал на


Глава 2 Под грохот немецких танков

Из книги автора

Глава 2 Под грохот немецких танков Вечером 10 мая я был в театре. Шла новая пьеса, на которой я запомнил лишь то, что меня поразило тогда же. Два мира: гитлеровский и французский. В первом — люди железной воли задумывали преступные планы мирового владычества во имя торжества