Штаргард в руках Советов

Штаргард в руках Советов

В субботу, 3 марта 1945 года Штаргард пал.

Между старым померанским городком и нашей временной, выстроенной как попало линией располагалась всего одна большая деревня Виттишоф и перекресток дорог близ Клютцова, где стоял сахарный завод.

За две недели до этого вся территория и ангары этого завода кишели немецкими танками, прибывавшими для наступления. Теперь же это была пустыня, по которой колесила моя машина.

С утра танки противника двинулись в направлении юго-восточных пригородов Штаргарда. Советская пехота еще раз форсировала Ину совсем рядом с городом и за нашей спиной отрезала песчаную дорогу на Виттишоф.

Я сразу же бросил туда одну роту. Слишком поздно, дорога была непроходимой. Пули сотнями свистели вокруг нас. Одна из них пробила ворот моей шинели на уровне шеи. Повсюду мы дрались на короткой дистанции.

У наших людей, перемолотых усталостью и тревогой, были изможденные оливкового цвета лица. Они обстреливали врага, прильнув к скользкой или каменистой насыпи или погрузившись в силосную яму желтой и серой свеклы с тяжелым запахом.

Мужики сотнями возникали из топей, коричневые и фиолетовые, как квакающие земноводные.

Душой обороны под Виттишофом был один старший офицер бельгийской армии майор Хельбот, в то время начальник штаба дивизии, богатырь и совершенный идеалист. Сын и внук двух бельгийских генералов, которые оба были военными министрами, он носил на своей униформе рядом с Железным крестом первой степени боевой орден Боевого Приклада, завоеванный под Изером в 1918 году.

Вдохновленные его отвагой, наши солдаты не дрогнули на юге Виттишофа, хотя они все время находились на восемь километров впереди под стенами Штаргарда, с утра атакованного русскими танками. Оставшись последними на южном и юго-восточном участке, они цеплялись, вгрызались в землю, полностью обойденные с востока и под постоянной угрозой с юго-запада.

Роты стоически выдерживали все до конца, их громили одну за другой. Со спиной, разорванной осколком снаряда, агонизировал второй предводитель рексистской молодежи младший лейтенант Поль Мезетта, поэт, пылкая душа, настоящий рыцарь, который, несмотря на ужасные раны с Кавказской кампании, изъявил желание вновь занять свое место в бою.

От батальона Дитриха осталось всего с сотню бойцов. Они посылали проклятия, стреляли, контратаковали, катались в кровавом месиве с киргизами и монголами, но ничто не могло их сломить.

* * *

По шуму танкового боя мы определили, что русские должны быть теперь у самого Штаргарда. Наше положение было невероятно сложным. Хотя мы находились на конце изолированного южного выступа, под постоянной все более определенной угрозой окружения, с середины дня от нашего дивизионного КП мы не получили ни одного приказа, ни одной ориентировки. Было пять часов вечера. Мы должны были неотвратимо попасть в руки русских.

Мне казалось неслыханным, невозможным, чтобы нас вот так просто бросили на произвол судьбы. Я прыгнул в машину и поехал к генералу. Ни на минуту не допуская, что все уже могло быть кончено, я въехал в Штаргард и едва успел крутануть руль и свернуть в пригород: русские танки входили на улицы. Рядом с вокзальным мостом среди своих чемоданов лежали кучи тел убитых женщин, сраженных очередями из танков. На северо-западе города советские танки выстроились в боевой порядок по обеим сторонам дороги на Штеттин.

В нескольких километрах оттуда, в армейском корпусе я узнал, что наш штаб, находившийся в Штаргарде, был сметен наступавшим противником во второй половине дня: генерал исчез, как в какой-то ловушке. Армейский корпус послал нам запоздалый приказ отступить, но связных-мотоциклистов, видимо, перехватили по дороге.

Я круто развернулся и рванул к Виттишофу. Мне повезло добраться до одного нашего телефонного кабеля. Я обрезал его, подключил портативный аппарат и таким образом смог вовремя скомандовать и скоординировать отход своих людей.

Мои солдаты, чтобы не попасть в окружение, направляясь с юго-востока, совершили обходной маневр в западном и северо-западном направлениях вдоль озера Меду. Оттуда они должны были подтянуться в направлении Штаргарда, чтобы занять позицию на северо-восточной части города.

Изнуренным, разбитым этими десятью днями и десятью ночами боев, несчастным бойцам предстояло с налета совершить ночной марш-бросок на двадцать пять километров, в липкой, вязкой грязи и сыпучих песках, под постоянной угрозой обстрела врага, который мог отрезать пути отхода.

Хватало и смешных историй.

Один из наших взводов, двигавшийся до ночи по дороге из Виттишофа, не совсем точно понял устный приказ и не оценил диспозицию. Предпочитая срезать путь, он направился прямо на Штаргард, как сделал в конце дня я. Этот взвод прошел строем с оружием на перевес через город, занятый Советами уже несколько часов назад.

Ночная тьма отсвечивала от воды, бывшей повсюду. Посты красных солдат были на железнодорожном мосту. Наших людей они приняли за своих. Наши же приняли их за немцев.

Они прошли через весь город и без малейшего окрика или тревоги вышли на северо-западном направлении. Тогда они увидели перед собой выхлопные огни русских танков. По команде они обогнули их через глину черных полей.

* * *

Я прибыл на наше новое расположение в девять вечера и нашел полный беспорядок, полную анархию. Два батальона организации Тодта, командированные для строительства новой линии укреплений, отступали в безумной спешке:

– Танки! – кричали землекопы.

Один немецкий танк, отступавший с востока, был принят за советский и стал целью всеобщей пальбы.

Очень сложно было получить какие-либо сведения. Русские действительно должны были продвинуться далеко на северо-восток от Штаргарда.

Для мотоэстафеты у меня не было ни одного солдата, со мной всего было двое. Я оборудовал свой КП в соответствии с полученными приказами и расположил своего мотоциклиста на три километра впереди деревни на пустой дороге, чтобы он мог сообщить о появлении танков противника.

К восходу дорога была еще пуста. Наши люди подошли с западного направления разрозненными необнаруженными группами, по уши в грязи, пошатываясь из стороны в сторону как метрономы, ничего не зная, ничего не соображая. Командование корпусом требовало поставить их на позиции немедленно. Это было равнозначно тому, чтобы сложить каменную ограду на вершине горы.

Эти люди не были способны драться ни минуты. Я отправил их к пустым фермам: вскоре легион храпел, как эскадрилья «Юнкерсов». Чисто символически я поставил на юго-восточном направлении младших офицеров. Противник, должно быть, тоже был измотан, поскольку до ночи не было никакого движения с его стороны.

На следующий день в восемь часов утра я выдвинул своих немного встряхнувшихся, приободрившихся людей на их наблюдательные посты. Они не успели поскучать там: на нас ураганом двинулась волна из пятнадцати советских танков, затем другая из двадцати одного.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПТИЦА В РУКАХ

Из книги Перед восходом солнца автора Зощенко Михаил Михайлович

ПТИЦА В РУКАХ Один человек закрылся черным платком. Другой человек держит птицу в руках. Птица большая. Я стою на стуле и смотрю на нее.Человек поднимает птицу. Зачем? Чтоб она улетела? Она не может улететь. Она неживая. Она на палке.Кто-то говорит: готово.Эта фотография


СЪЕЗД СОВЕТОВ

Из книги Керенский автора Федюк Владимир Павлович

СЪЕЗД СОВЕТОВ В те дни, когда на фронте готовилось наступление, в Петрограде начал свою работу первый Всероссийский съезд Советов. Хотя Советы действовали почти в каждом городе России и в каждой воинской части, единого координирующего центра у них прежде не было.


Глава 4 В руках ГБ

Из книги Путешествие в будущее и обратно автора Белоцерковский Вадим

Глава 4 В руках ГБ Зимой 1944—1945 года, когда я учился уже в экстернате, в доме у моей одноклассницы я встретил однажды мужчину, говорившего с легким иностранным акцентом. Моя знакомая очень смутилась, что я увидел у нее этого человека, и попросила никому о нем не говорить.


2. «Вы у меня в руках!»

Из книги Вызываем огонь на себя [с иллюстрациями] автора Горчаков Овидий Александрович

2. «Вы у меня в руках!» Стоя в казарменном дворе поодаль от других прачек, Аня и Люся выжимали выстиранное белье. Люся была в смятении. У Ани был решительный вид.— Нет, Аня! — тихо сказала Люся. — Не могу я так. Некрасиво как-то. Он с чистой душой… все, что знал, выложил, а мы


В руках большевиков

Из книги Великое Предательство. Казачество во Второй мировой войне автора Науменко Вячеслав Григорьевич

В руках большевиков Двадцать восьмого мая 1945 года около 13 часов все офицеры, находившиеся в Стане Походного атамана Доманова, во главе с генералом П. Н. Красновым и самим Домановым были посажены в автомобили, покрытые брезентами. Нам заявили, что мы едем на


«ВЫ У МЕНЯ В РУКАХ!»

Из книги Вызываем огонь на себя автора Пшимановский Януш

«ВЫ У МЕНЯ В РУКАХ!» Стоя в казарменном дворе поодаль от других прачек, Аня и Люся выжимали выстиранное белье. Люся была в смятении. У Ани был решительный вид.— Нет, Аня! — тихо сказала Люся. — Не могу я так. Некрасиво как-то. Он с чистой душой… все, что знал, выложил, а мы его


В руках у бандитов

Из книги Записки старого чекиста автора Фомин Федор Тимофеевич

В руках у бандитов В августе 1919 года член РВС 12-й армии В. П. Затонский, я и еще несколько командиров-чекистов вместе с отрядом особого назначения были направлены из Киева в Одессу в группу войск И. Э. Якира, блокированную белыми со всех сторон. Прибыли мы на станцию Помошная.


В РУКАХ ПАЛАЧЕЙ

Из книги Шеф сыскной полиции Санкт-Петербурга И.Д.Путилин. В 2-х тт. [Т. 2] автора Коллектив авторов

В РУКАХ ПАЛАЧЕЙ ПРИГОВОРЕННЫЙ К КАТОРГЕ И ПЛЕТЯМСтояли жаркие июньские дни.Духота в Петербурге, несмотря на обилие воды, царила невыносимая. Мы сидели с Путилиным и, по обыкновению, ожив­ленно беседовали.? А хорошо бы на самом деле, доктор, удрать куда-нибудь из этого


ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ СОВЕТОВ

Из книги Избранные произведения в двух томах (том первый) автора Андроников Ираклий Луарсабович

ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ СОВЕТОВ Павел Александрович Висковатов, который первым начал собирать материалы о Лермонтове и написал его первую биографию, многое собранное держал у себя. Что касается материалов, не принадлежавших ему, он вернул их по принадлежности, но как будто не


ЗА ВЛАСТЬ СОВЕТОВ

Из книги Балтийцы идут на штурм! (c иллюстрациями) автора Ховрин Николай Александрович

ЗА ВЛАСТЬ СОВЕТОВ Колеса деловито стучали на стыках. За окнами в чернильной темноте осенней ночи время от времени вспыхивали оранжевые россыпи искр. Желтые язычки пламени свечей слегка подрагивали за грязными стеклами фонарей, разливая по вагону зыбкий тусклый свет.


Страна Советов

Из книги Вокруг и около автора Баблумян Сергей Арутюнович

Страна Советов Умная власть (кто бы сомневался, что она всегда умная) в случаях, когда может споткнуться, поступает как в Швейцарии: все щекотливые вопросы выносит на референдум – «вот проблема, вот вы: как решите, так и будет!». С одной стороны неуклонное следование


В руках у Карлоса

Из книги Ямани: Взгляд из-за кулис [о шейхе А. З. Ямани, Б. Министре нефти Саудовской Аравии] автора Робинсон Джефри

В руках у Карлоса В то воскресное утро Вена только начинала пробуждаться ото сна.Улицы еще не были запружены машинами. Но уже открылся Кристкиндлмаркт, рождественский рынок. Открылись и кафе на Ринге, где можно было спрятаться от холода и, просматривая свежую газету, пить


После Советов

Из книги Дальше – шум. Слушая ХХ век автора Росс Алекс

После Советов К востоку от Берлина и Вены пейзаж стареет. Сразу после развала Советского Союза, большие и маленькие города в России и Восточной Европе выглядели застывшими во времени. В Таллине, столице Эстонии, можно было сидеть у церкви в старом городе воскресным утром


Як-9 в руках союзников

Из книги Неизвестный Яковлев [«Железный» авиаконструктор] автора Якубович Николай Васильевич


Два съезда Советов

Из книги Артем автора Могилевский Борис Львович

Два съезда Советов На Украине шла борьба за созыв Всеукраинского съезда Советов, который провозгласил бы Украинскую Советскую Республику и создал Советское правительство.Центральная рада, объединившая всю контрреволюцию на Украине, сначала всеми силами


С ПАСПОРТОМ НА РУКАХ

Из книги Кольцо Сатаны. (часть 1) За горами - за морями автора Пальман Вячеслав Иванович

С ПАСПОРТОМ НА РУКАХ Паспорт Морозов получил через два дня. Паспорт, как у всех, но на страничке, где «особые замечания» ему влепили продолговатый штамп черного цвета. В рамке крупно выделялась цифра «38», слово «ограничения» и еще какие-то не очень ясные и мелкие слова.Он