Глава двадцать первая Зима — лето 1886 Нью-Йорк

Глава двадцать первая Зима — лето 1886 Нью-Йорк

Через несколько недель в Нью-Йорке ударили морозы. Лютая зима сделала и без того несладкую жизнь бедняков совершенно невыносимой. Ледяные вихри застигали врасплох вгрызавшихся в мерзлую почву землекопов. Им предстояло вырыть траншею в шесть футов длиной и три фута шириной. Натянув теплые фуфайки, товарищи Николы без устали махали кирками. Молодому человеку было нелегко угнаться за бывалыми работягами, но он не желал сдаваться. Когда на улицах с каждым днем становилось все больше обездоленных, немногочисленным счастливчикам приходилось держаться за свои места обеими руками. Проработав две недели за верные два доллара в день, Никола твердо усвоил, что самый тяжелый и неблагодарный труд во много раз лучше унизительной безработицы. Стабильное жалованье — пусть и столь смехотворное — позволяло надеяться на лучшее. Толпы голодных каждый день напоминали Тесле о том, что он отнюдь не одинок в своих терзаниях. В то поистине горькое время слишком многие разрывались между стыдом за грязную и нелюбимую работу и благодарностью за спасение от голода.

Ледяные дни тянулись нестерпимо медленно. Мышцы Теслы ныли, дух пребывал в угнетении, зато траншея становилась все длинней и глубже. Когда с ней было покончено, для землекопов нашлось другое дело, потом еще одно; конкурентов у них не находилось: такая работа была под силу лишь самым крепким и выносливым.

Когда весеннее солнце начало потихоньку согревать землю, Никола стал проводить все больше времени в кресле-качалке, глядя на мир из окон-глазниц. Но ни изнурительный труд, ни научные теории не могли отвлечь его от главного. Важнее работы и денег, важнее всего на свете был один мучительный вопрос: неужели отец был прав насчет Карины, неужели ее появление в жизни Теслы обернулось катастрофой?!

Голос отца снова и снова звучал в его голове. Стращал адом, умолял отказаться от сношений с демоном. Никола не желал ему верить, но и Карине не мог поверить до конца.

Где теперь его муза? Как узнать наверняка, что она не служит темным силам? Никола жаждал и боялся ее появления. В глубине души он оставался сыном священника, слишком хорошо знавшим, куда приводят шашни с прислужниками дьявола.

* * *

Наступило лето. Холод сменился тяжелой духотой, а Тесла по-прежнему работал за два доллара в день. Теперь его бригада ломала перекрытия в обреченном на снос здании почтамта.

После удара гонга, возвещавшего перерыв на обед, одуревшие от жары рабочие разом побросали инструменты и потянулись за узелками с едой. Никола выбрался на свежий воздух, зачерпнул полный ковш воды из большого ведра и жадно осушил его. Бригадир Фриц Ловенштейн подвинул деревянный ящик и уселся рядом.

Ловенштейн, уроженец нью-йоркского предместья, был на несколько лет старше Теслы. С подчиненными он держался немного насмешливо, но неизменно доброжелательно.

— Мистер Тесла, я заметил, что вы почти все время проводите в размышлениях. Настоящий ученый. Кто поумнее, давно уволил бы вас за то, что витаете в облаках во время работы. Это опасно, знаете ли. Но я дам вам шанс спастись, рассказав мне, где витают ваши мысли. По рукам? Только постарайтесь меня не разочаровать.

— Где витают мои мысли?

— Я что же, обидел вас?

— Вовсе нет, мистер Ловенштейн, просто я, признаться, не привык…

— Зовите меня Фриц. Итак, я весь внимание!

— Что ж… Я по большей части думаю о магнитном поле. О его физическом воздействии на железо. Меня интересует, каким образом сила, не имеющая материального выражения, приводит в движение материю.

Ловенштейн оглядел Теслу с голову до ног и громко объявил:

— Слышали, ребята? Одного моего работника интересует, почему магнит притягивает железо! С чего бы это?

— Взаимодействие поля и материи является зеркальным отражением того, как наша телесная оболочка соотносится с душой.

— Что-то я не пойму.

— Невидимое магнитное поле притягивает железо. Разве не так энергия жизни одухотворяет человеческое тело?

— А! Так вы философ?

Никола улыбнулся и покачал головой:

— Я рабочий, как видите.

— Это нормально. Времена сейчас тяжелые. — Ловенштейн усмехнулся. — Ладно, а теперь признавайтесь, кто вы на самом деле.

— Если я кем-то и был, то сейчас это совершенно не важно, поскольку теперь я этим не занимаюсь, а деньги мне платят совсем за другое, так что… Что я говорил?

— Что.

— Что?

— Вы сказали: что.

— Да, верно. Я изобретатель.

— Изобретатель… Ну да! Тот самый Тесла? Новые фонари? Не может быть! Никола, верно? Никола Тесла!

— Да, я… Вы обо мне слышали?

— Слышал?! Ну да! Само собой! Я же читаю газеты, правильно? — Ловенштейн снова возвестил в пространство: — Сегодня в моей бригаде вкалывает сам Никола Тесла! Ну, мистер гений, — продолжал он с видом заговорщика, — о чем еще вы думаете в часы, за которые вам платят деньги?

— Так вот, сэр, несколько месяцев…

— Фриц.

— Несколько месяцев размышлений, мистер Фриц, и я мог бы создать нечто поинтереснее уличных фонарей.

— Например?

— Например, беспроводной способ передачи электрического тока в любую точку планеты. Как телеграф, только вместо слов будет энергия, способная привести в действие любой механизм, простой или сложный.

— Что-то вроде молний, пронзающих пространство?

— Да нет же! Ничего подобного!

Ловенштейн смотрел на Николу с уважительным интересом.

— А сколько денег надо нашему чудо-ребенку? — спросил он доверительным шепотом. — Например, чтобы построить небольшую лабораторию. Что скажете?

— Со всем оборудованием… А почему вы спрашиваете?

— Мистер Тесла, человек, который всю жизнь прожил в этом городе, знает, как здесь делаются дела. Из-за депрессии очень многим людям — изобретателям вроде вас — катастрофически не хватает денег. А у меня как раз есть знакомые, готовые заплатить тому, кто предложит им нечто уникальное. Нечто такое, до чего больше никто не додумался. Ваша идея, мистер Тесла, — если вы, конечно, сумеете воплотить ее в жизнь, — как раз то, за что они могут заплатить.

— Это еще не все, мистер Ловен… Фриц. Я знаю, как электрифицировать весь штат Нью-Йорк, — Никола понизил голос по примеру Ловенштейна, — и осветить каждый дом за цену куда меньшую, чем в компании Эдисона.

Ловенштейн выслушал признание изобретателя с непроницаемым лицом. Прошло несколько секунд, прежде чем в его глазах блеснул огонек понимания, а губы растянулись в широкой улыбке.

— Эй, Джейкоб! — окликнул бригадир крутившегося неподалеку рабочего. — Остаешься за старшего. Смотри, чтобы парни не расслаблялись!

Он хлопнул Николу по плечу.

— Сдается мне, кое-кто в этом городе жаждет познакомиться с господином Николой Теслой, даже если он сам об этом еще не знает!

С этими словами Ловенштейн ухватил молодого человека за рукав и потащил за собой. Пока бригадир ловил кэб, Никола отошел в сторону и изо всех сил напряг мышцы, чтобы сладить с волнением и не упустить нового шанса, возможно, величайшего в жизни.

* * *

Через две недели, ушедшие на бесконечные переговоры с деловыми людьми, курильщиками толстых сигар, не успевший опомниться Никола переступил порог новой лаборатории — маленькой и скромной, но чистой, с рядами пустых стеллажей и стеклянными шкафами, ожидавшими, когда их заполнят необходимыми приборами. Обитель высокой науки, которая, по какому-то невероятному стечению обстоятельств, оказалась в его полном распоряжении.

Ловенштейн, в числе прочих явившийся поздравить своего подопечного, оправдывался:

— Здесь, конечно, тесновато. Помещение маленькое. Но мы предоставим вам все необходимые приборы…

— Что вы, это сущие пустяки! Тут прекрасно поместится все, что нужно для работы. Уверяю вас, джентльмены, я отлично здесь устроюсь! — Никола обвел горящим взором будущую лабораторию и, вздохнув, добавил: — О, да!

Тесле вдруг пришло в голову, что случившееся с ним вовсе не было чудом. Просто он сумел сформулировать свои идеи так, чтобы заразить ими других. Рано или поздно это должно было случиться.

Ловенштейн усмехнулся.

— Надеюсь, вас не смущает, что мы на Южной Пятой улице, буквально в двух шагах от лаборатории Эдисона. Так случайно вышло, клянусь! — Он слегка улыбнулся и добавил: — Однако вышло довольно символично, вам не кажется?

Никола подошел к окну. Он долго вглядывался в ночь, прежде чем сумел различить в темноте силуэт главной конторы компании Эдисона с огромным логотипом на фасаде.

— Интересно, оценит ли он такую символику?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА 18 1944-1946 Последняя военная зима – Париж возрождается – Жалость к советским военнопленным в конце войны – Сняли дом в Биаррице – У великой княгини в Хэмптон-Корте – Везем Федора в По – Лето в Лу-Прадо – Калаутса – Сен-Савен

Из книги Князь Феликс Юсупов. Мемуары автора Юсупов Феликс


Зима, весна и лето 1910 года

Из книги Лев Толстой автора Шкловский Виктор Борисович

Зима, весна и лето 1910 года Ясная Поляна жила, как всегда, полная народу; Софья Андреевна впоследствии, жалуясь на денежные затруднения, говорила, что она на деньги Толстого должна была кормить тридцать восемь человек. Она не считала при этом своих служащих. Тут были сыновья


III 1874-1875 гг. Лето и зима в Старой Руссе

Из книги Воспоминания автора Достоевская Анна Григорьевна

III 1874-1875 гг. Лето и зима в Старой Руссе В своих летних письмах 1874 года ко мне из Эмса Федор Михайлович несколько раз возвращается к угнетавшей его мысли о том тяжелом времени, которое предстояло нам пережить в ближайшем будущем {Письма ко мне от 24 июня, 14 июля и др. (Прим А. Г.


Куксхавен – Нью-Йорк – Голливуд, лето 1930 года

Из книги Клан Чеховых: кумиры Кремля и Рейха автора Сушко Юрий Михайлович

Куксхавен – Нью-Йорк – Голливуд, лето 1930 года По-моему, все пароходы надо называть «Панацеей», потому что нет ничего целительней морского путешествия. Все наши заботы отходят, пароход будто усыновляет вас, лечит, а когда в конце концов прибывает в порт, с неохотой


Глава первая. ПЕРВАЯ ЗИМА В ЯЛТЕ

Из книги Чехов. Жизнь «отдельного человека» автора Кузичева Алевтина Павловна

Глава первая. ПЕРВАЯ ЗИМА В ЯЛТЕ Уже из Ялты Чехов написал сестре, как доехал до Крыма: «В Севастополе в лунную ночь я ездил в Георгиевский монастырь и смотрел вниз с горы на море; а на горе кладбище с белыми крестами. Было фантастично. И около келий глухо рыдала какая-то


Зима и лето 1944 г.

Из книги Поздняя повесть о ранней юности автора Нефедов Юрий Андреевич

Зима и лето 1944 г. В один из первых дней Нового года к маме на работу зашел по каким-то делам Николай Петрович Чернуха, старый сослуживец отца, по ранению демобилизованный и работавший начальником охраны крупозавода № 10, расположенного на улице Ленинградской. Мама


Зима — лето — осень 1943 года

Из книги Каменный пояс, 1985 автора Гроссман Марк Соломонович

Зима — лето — осень 1943 года Дорога жизниДивизия шла на Ленинградский фронт. Шла по льду Ладожского озера, по «Ледовой трассе», проложенной героическими защитниками города. Всю ночь шумела пурга, заносила дорожный след. Коварные воды Ладоги взламывали лед, громоздили


Глава 17 Первая зима

Из книги Путь комет. Молодая Цветаева автора Кудрова Ирма Викторовна

Глава 17 Первая зима 1Имя Павла Антокольского Марина услышала впервые поздней осенью 1917 года от Сергея Гольцева в поезде, увозившем их всех на Юг. Тогда, в вагоне, он прочел стихи Павла, которые Цветаева уже не могла забыть.И, вернувшись в Москву, она разыскала автора.Павлику


Глава двадцать четвертая 16 мая 1888 года Американский электротехнический институт Нью-Йорк

Из книги Никола Тесла. Безумный гений автора Флакко Энтони

Глава двадцать четвертая 16 мая 1888 года Американский электротехнический институт Нью-Йорк После официального приема и ужина в честь мистера Николы Теслы профессора и почетные гости перебрались в центральную аудиторию, где должно было состояться главное событие вечера.


Глава двадцать шестая Лаборатория на Пятой улице Нью-Йорк

Из книги Зекамерон XX века автора Кресс Вернон

Глава двадцать шестая Лаборатория на Пятой улице Нью-Йорк Никола добрался из Филадельфии в Нью-Йорк на поезде, предаваясь в пути приятным воспоминаниям о дружеском прощании с Вестингаузом. Этот человек сделал для него слишком много: открыл миру его переменный ток, помог


Глава двадцать девятая Отель «Герлах» Нью-Йорк

Из книги Янка Дягилева. Придет вода (Сборник статей) автора Дягилева Яна Станиславовна

Глава двадцать девятая Отель «Герлах» Нью-Йорк Джордж Шерф твердо решил не показываться боссу на глаза до тех пор, пока у него не появятся по-настоящему хорошие новости. Он знал, что творится в отеле «Герлах» неподалеку от Мэдисон-сквер. Мистер Тесла никого не принимал и


Глава тридцать восьмая Зима 1915 Бауэри Нью-Йорк

Из книги Мир, которого не стало автора Динур Бен-Цион

Глава тридцать восьмая Зима 1915 Бауэри Нью-Йорк Зимой тысяча девятьсот пятнадцатого года отель «Уолдорф-Астория» выставил Тесле счет на девятнадцать тысяч долларов. Чтобы расплатиться, пришлось отдать владельцам отеля участок земли в Уорденклиффе. Те тут же снесли


Зима — лето, зима — лето

Из книги автора

Зима — лето, зима — лето 1На участок пришел новый горный мастер, Емельянов. Он сперва произвел на нас хорошее впечатление: лицо волевое, хорошая выправка, в которой угадывался бывший военный. Но скоро выяснилось, что в горном деле он профан и к тому же груб и самонадеян. С


ЗИМА ДА ЛЕТО ОДНОГО ЦВЕТА» — ЭТУ ПЕСНЮ НЕ ЗАДУШИШЬ, НЕ УБЬЕШЬ…

Из книги автора

ЗИМА ДА ЛЕТО ОДНОГО ЦВЕТА» — ЭТУ ПЕСНЮ НЕ ЗАДУШИШЬ, НЕ УБЬЕШЬ… Яна Дягилева… Господи, а ведь ее мало кто знал! Не говоря уже о том, что основной околомузыкальный контингент вообще не мыслил, что какая-то сибирская девчушка почти в каждой песне на глубоком срыве вносит свой


Глава 6. Первые скитания (лето 5654 (1894) – зима 5655 (1895) года)

Из книги автора

Глава 6. Первые скитания (лето 5654 (1894) – зима 5655 (1895) года) Когда мне исполнилось десять с половиной лет, семья решила, что мне пора ехать учиться в йешиву. В городе уже не было подходящих учителей для меня и моего брата, и было решено, что мы поедем в Кременчуг – там много