За другого не делаются

За другого не делаются

На меня отрыв от столичной жизни подействовал расслабляюще. Вернувшись в Москву, я вдруг понял, что мне очень не хочется вновь окунаться в здешнюю суету, не хочется следить за событиями, беспокоиться по поводу очевидного закручивания гаек и гневаться на власти за те или иные их действия. Хотелось запереться, отрешиться от всего, писать то, что хочется, и не вникать ни во что другое.

Но на следующий день после моего возвращения мне позвонил Феликс Светов и сказал, что надо встретиться по важному делу. Дела он не назвал, но я понял, что речь идет о подписи под письмом в защиту четверки, ожидавшей суда. Подписывать письмо мне не хотелось. Не потому, что я чегонибудь опасался, а потому как раз, что никакие предыдущие письма последствий не имели. Власти когото сажали, по этому поводу сочинялись открытые письма, письма передавались «голосами», власти никак не реагировали, сажали следующих и игнорировали очередные протесты. Подписание писем стало казаться мне какойто глупой, безопасной и бессмысленной игрой. Я сказал Светову, что подписывать письмо, пожалуй, не буду.

— Ну, смотри, старичок, — сказал Свет осуждающе. — Дело, конечно, хозяйское, к таким делам никто никого приневоливать не станет.

Я, признаться, был в те времена чувствителен (и даже слишком) к чужому мнению, к тому, что ктото посчитает меня трусом и не совсем гражданином.

— Хорошо, — сказал я, — тогда ты сделай за меня то, что нужно, а я потом не откажусь.

Я почувствовал, как он там напыжился.

— Извини, старичок, но есть такие вещи, которые за другого не делаются.

Опять проклиная себя самого, я поехал куда-то (кажется, в журнал «Вопросы литературы») и там подписал письмо, которое мне дал Валентин Непомнящий.

Потом подписал еще одну петицию, совершенно мне чуждую по выражениям, начинавшуюся словами: «Мы, всем сердцем преданные идеалам социализма…»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Как делаются смешные программы в «Христофоре»

Из книги От аншлага до «Аншлага» автора Крыжановский Евгений Анатольевич

Как делаются смешные программы в «Христофоре» В настоящее время «Христофор» — практически единственный на территории бывшего Союза юмористический театр. Сегодняшняя эстрада — это в основном артисты-одиночки. Есть пары (братья Пономаренко, «Кролики»), есть группы


ПОСТСТКРИПТУМ ДО ДРУГОГО ВИДАННЯ

Из книги Щоденник сотника Устима автора Бобрович Валерий

ПОСТСТКРИПТУМ ДО ДРУГОГО ВИДАННЯ Кров пролита для ствердження права нації на державне життя, не засихає; тепло її все теплим буде в душі нації, все відіграватиме роль непокоючого і тривожного ферменту, що нагадує про нескінченне і кличе до продовження розпочатого. Симон


ГЛАВА 3 ИЗ ДРУГОГО КЛАССА

Из книги Уильям и Кейт. Love story автора Джобсон Роберт

ГЛАВА 3 ИЗ ДРУГОГО КЛАССА Быть принцессой не такое уж достижение, как считалось раньше. Диана, принцесса Уэльская (1961–1997) Он — принц королевских кровей, с древней родословной и титулом, которым завидуют многие; его называют самым завидным женихом во всем мире. Она —


За другого говорить легко!

Из книги Рассказы автора Листенгартен Владимир Абрамович

За другого говорить легко! В Советском Союзе существовала система, при которой человек, работавший на производстве и имевший ученую степень, получал намного большую зарплату, чем специалист, работающий в такой же должности, но не имеющий степени. Многие занимались наукой


Девочка из другого круга

Из книги Ключи счастья. Алексей Толстой и литературный Петербург автора Толстая Елена Дмитриевна

Девочка из другого круга В начале января 1906 года Технологический институт в Петербурге, где учился Толстой, ввиду студенческих волнений по распоряжению правительства был закрыт (занятия возобновились только в сентябре 1906 года). Взяв в институте отпуск, в феврале 1906


За другого не делаются

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

За другого не делаются На меня отрыв от столичной жизни подействовал расслабляюще. Вернувшись в Москву, я вдруг понял, что мне очень не хочется вновь окунаться в здешнюю суету, не хочется следить за событиями, беспокоиться по поводу очевидного закручивания гаек и


СУДЬБА ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА

Из книги Кроты ГРУ в НАТО автора Болтунов Михаил Ефимович

СУДЬБА ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА В июле 1951 года ее пригласили в разведотдел Ленинградского военного округа и предложили работу за границей. Потом— командировка в Москву и беседы в Главном развед-управлении. Казалось, в прошлой ее жизни все было устроено благополучно, зачем ей


«Когда другого я пойму»

Из книги «Буду верен словам до конца». Жизнеописание и наследие иеромонаха Василия (Рослякова) автора Автор неизвестен

«Когда другого я пойму» Когда другого я пойму Чуть больше, чем наполовину, Когда земному бытию Добуду вескую причину, Когда все тяжкие грехи Я совершу в беспечной жизни И подскажу, куда идти, Моей заплаканной отчизне; Когда необходимым вам Покажется мой стих


Глава 28 Из другого мира

Из книги Криштиану Роналду. Одержимый совершенством автора Кайоли Лука

Глава 28 Из другого мира Судьба зиждется на двух сериях пенальти. Еще один гол на «Камп Ноу» позволит «Реал Мадриду» стать чемпионами Ла Лиги – к разочарованию Месси и «Барселоны».Начнем с лучшего – самого важного гола Роналду с момента его перехода в «Реал». Мощный удар


ОТЧАЯННЫЕ ПОИСКИ ДРУГОГО

Из книги Гарсиа Лорка автора Бенсуссан Альбер

ОТЧАЯННЫЕ ПОИСКИ ДРУГОГО Ты вспомнишь, что ты — придумщик действительно чудесных вещей. Сальвадор Дали Федерико не мог жить без дружбы. Его злейший враг — одиночество: оно вгоняло его в депрессию и хотя, с одной стороны, пробуждало в нем творческие силы, в то же время оно


«НАРКОМАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ, ИМИ ДЕЛАЮТСЯ…»

Из книги Подбельский автора Расин Борис Исаакович

«НАРКОМАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ, ИМИ ДЕЛАЮТСЯ…» 1Трудный, а главное — запущенный участок работы достался Вадиму Николаевичу Подбельскому. Огромная страна имела всего лишь около десяти тысяч учреждений связи, из них только одна шестая приходилась на азиатскую часть страны. Из


«И того, и другого, и третьего…»

Из книги Океан времени автора Оцуп Николай Авдеевич

«И того, и другого, и третьего…» И того, и другого, и третьего, И чего-то не надо живому, После этого как не жалеть его По дороге к последнему дому. И особенно ранит минута Погружения его в глубину На три фута… Подожди, я окно распахну. Слава Богу, мне воздуху надо И