ЗОЯ ВОСКРЕСЕНСКАЯ. ТЕПЕРЬ Я МОГУ СКАЗАТЬ ПРАВДУ (Из воспоминаний разведчицы)

ЗОЯ ВОСКРЕСЕНСКАЯ. ТЕПЕРЬ Я МОГУ СКАЗАТЬ ПРАВДУ

(Из воспоминаний разведчицы)

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Литературной работой, писать книги для детей, я занялась, когда мне уже было близко к пятидесяти, Но я ни одной строчки не написала о внешней разведке, которой отдала четверть века жизни. Я была связана подпиской, по существу воинской клятвой, никогда, даже уволившись или уйдя в отставку, не писать о разведке, не предавать гласности методы работы органов ВЧК – КГБ. И сейчас меня иногда останавливает мысль, что излишняя информация о нашей разведке может повредить моей Родине.

Не случайно, берясь за свою первую книгу, я по привычке в правом верхнем углу страницы напечатала: «Сов. секретно» и смутилась – пишу ведь не докладную записку, не рапорт!!!

В 1956 году я ушла в запас в звании полковника и, сидя у кровати моей обожаемой умирающей мамы, услышала ее шепот: «Дочка, без дела ты не сможешь, возьмись за перо, это твое призвание. Пиши…» Я и выполнила ее просьбу.

Теперь, когда многое за давностью лет становится явным, я решила поделиться с читателями некоторыми эпизодами из своей жизни, взяв отрезок времени, непосредственно предшествующий Великой Отечественной войне и охватывающий отдельные стороны моей работы в военные годы.

Мы, первые поколения разведчиков, должны низко поклониться нашим предшественникам, российскимреволюционерам, за науку конспирации, умение находить верных людей, вовремя предвидеть опасность, грозящую извне, способствовать могуществу и безопасности отчизны.

Одним из таких наставников была Александра Михайловна Коллонтай. Жизнь подарила мне возможность длительное время работать под ее началом.

Моим «крестным отцом» в разведке был полковник Иван Андреевич Чичаев, проработавший в ней всю жизнь. Многим я обязана разведчику «Кину» – моему другу и мужу полковнику Б. А. Рыбкину. Этим людям и всем нашим «однополчанам» я посвящаю эту книгу.

Зоя Воскресенская

Переделкино, 1991 г.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Подвиг разведчицы

Из книги автора

Подвиг разведчицы На другой день появилась в нашей части незнакомая дама и была сразу всеми замечена. Не заметить ее было трудно, потому что дам в нашей части было с десяток — официантки и посудомойки из офицерской столовой, и мы их всех знали в лицо. Дама была замечена,


Глава пятьдесят шестая. Могу и не могу

Из книги автора

Глава пятьдесят шестая. Могу и не могу Московский водопроводчик В 59-м году я писал свою первую повесть и возлагал большие надежды на недалекое будущее, но есть хотелось уже в настоящем. «В рассуждении чего бы покушать» (выражение Маяковского) нашел штатную работу в


Глава пятьдесят шестая. Могу и не могу

Из книги автора

Глава пятьдесят шестая. Могу и не могу Московский водопроводчик В 59-м году я писал свою первую повесть и возлагал большие надежды на недалекое будущее, но есть хотелось уже в настоящем. «В рассуждении чего бы покушать» (выражение Маяковского) нашел штатную работу в


«Не могу сказать короче я…»

Из книги автора

«Не могу сказать короче я…» Не могу сказать короче я: — Ведь почти что на ходу Я строчу Вам семистрочие, В нем имею я в виду Вас и все такое прочее… Здесь я ставлю многоточие, А во вторник к Вам приду. 1948 г. 16 апреля.


«Мы должны сказать всю правду народу»

Из книги автора

«Мы должны сказать всю правду народу» Как-то в коридоре опять столкнулся с Кебичем. Рядом, чуть в отдалении, брел Заметалин, его будущий помощник в главных делах.– О, знакомые все лица! – сказал Кебич. – Как идет работа на благо народа?– Нормально. Только вот трудности


Подвиг разведчицы

Из книги автора

Подвиг разведчицы На другой день появилась в нашей части незнакомая дама и была сразу всеми замечена. Не заметить ее было трудно, потому что дам в нашей части было с десяток – официантки и посудомойки из офицерской столовой, да пара медсестер в санчасти: мы всех их знали в


Глава X Хотел ли Хрущев сказать правду о Катыни?

Из книги автора

Глава X Хотел ли Хрущев сказать правду о Катыни? Не совсем ясно и отношение советского руководства к Катынской трагедии. Ну, например, почему Хрущев не воспользовался удобным случаем и не включил ее в список преступлений Сталина, оглашенный им в своей знаменитой речи в


Амосов Николай Михайлович Теперь можно сказать: мы — разные народы // Российская газета. — 2001. — 24 ноября

Из книги автора

Амосов Николай Михайлович Теперь можно сказать: мы — разные народы // Российская газета. — 2001. — 24 ноября Николай Амосов — кардиохирург-академик, в 88 лет от роду оказавшийся, как говорится, сапожником без сапог Ему, врачу, сделавшему более 5000 операций, самому пришлось на


Глава девятнадцатая. «Теперь я могу умереть, я прожила две жизни»

Из книги автора

Глава девятнадцатая. «Теперь я могу умереть, я прожила две жизни» Этот день я никогда не забуду. Выла среда. Пасмурно. Грязно. Париж казался плохо вымытым. Настроение у меня было убийственное. Болело все, даже кожа, казалось, мне в ней тесно. Об Эдит доходили тревожные


Глава 18. «Теперь я могу умереть, я прожила две жизни»

Из книги автора

Глава 18. «Теперь я могу умереть, я прожила две жизни» Этот день я никогда не забуду. Была среда. Пасмурно. Грязно. Париж казался плохо вымытым. Настроение у меня было убийственное. Болело все, даже кожа, казалось, мне в ней тесно. Об Эдит доходили тревожные известия: «Она не


1975-1980 Я ничего не могу в жизни — зато на экране я могу всё!

Из книги автора

1975-1980 Я ничего не могу в жизни — зато на экране я могу всё! «Старое ружьё» — «Женщина в окне» — «Мадо» — «Групповой портрет с дамой» — «Простая история» — «Кровная связь» — «Свет женщины» — «Прямой репортаж о смерти» — «Банкирша» В апреле 1975 года начинается напряжённая


РОМАН С РАЗВЕДКОЙ Зоя Воскресенская

Из книги автора

РОМАН С РАЗВЕДКОЙ Зоя Воскресенская Общий тираж книг писательницы Зои Воскресенской — 21 миллион 642 тысячи. Донесения разведчицы Зои Рыбкиной обычно печатались в трех экземплярах.Впервые я увидел ее будучи школьником. На эту встречу сгонять никого не пришлось, а наш 9 «А»


Глава 4 "КАЗАЛОСЬ МНЕ ТЕПЕРЬ СЛУЖИТЬ МОГУ…"

Из книги автора

Глава 4 "КАЗАЛОСЬ МНЕ ТЕПЕРЬ СЛУЖИТЬ МОГУ…" Прошлый год миновался — грех жаловаться. Новый начинался более чем тревожно. Радовали известия с Кавказского фронта, Паскевич делал свое дело, и мир с персами был уже не за горами. Но вот в Европе… как всегда, поддерживали турок.


Инквизитор обещает «сказать всю правду»

Из книги автора

Инквизитор обещает «сказать всю правду» 10 декабря Эрнст Кальтенбруннер занял наконец свое место на скамье подсудимых, слева от Кейтеля. Я уже рассказывал, какой прием оказали ему недавние единомышленники и соратники, как они вдруг решили поразить суд своим откровенным


Инквизитор обещает «сказать всю правду»

Из книги автора

Инквизитор обещает «сказать всю правду» 10 декабря Эрнст Кальтенбруннер занял наконец свое место на скамье подсудимых, слева от Кейтеля. Я уже рассказывал, какой прием оказали ему недавние единомышленники и соратники, как они вдруг решили поразить суд своим откровенным