Шаболовские

Шаболовские

Наступил день нашего переезда на Шаболовку.

Надо сказать, что в этом здании по адресу Шаболовка, 6, до этого находился Октябрьский райком КПСС, а после известных событий 91-го года и запрещения компартии здание было отдано в аренду нескольким коммерческим фирмам и кооперативам. В это здание часто стали наведываться всевозможные крыши, опекающие коммерсантов.

И вот однажды, когда Михаил Угрюмов и его коллеги разгружали свое оборудование и бумаги для того, чтобы полностью занять здание, а коммерческие фирмы вывозили свое имущество, к Шаболовке на джипе подъехал один из бригадиров группировки Михея с четырьмя боевиками – поговорить с коммерсантом о поднятии цен за услуги. Увидев странную картину – одни фирмы уезжают, какие-то другие въезжают, – бригадир Вовчик совершенно не удивился: наверное, цены за аренду подняли... Вскоре он заметил, что выезжают практически все, а въезжает какая-то странная организация, где работают одни мужики. Тогда Вовчик подошел к одному из въезжающих и спросил:

– Чего, мужики, въезжаете, что ли?

– Ага, – буркнул один из сотрудников РУОПа, перекладывая коробки.

– Значит, с новосельем можно поздравить?

– Можно, – сотрудник РУОПа поднял голову и удивленно посмотрел на Вовчика.

Вовчик, поигрывая своим новым золотым браслетом, который накануне после требований Вовчика преподнес ему один коммерсант, сказал:

– А что за фирма-то?

– Да обычная фирма...

– Коммерцией заниматься будете?

– И коммерцией тоже, – ответил сотрудник РУОПа, подмигивая своим коллегам, прислушивавшимся к разговору.

– А чего, одни в этом здании будете сидеть? – не успокаивался любопытный Вовчик.

– Вроде одни.

– А чего, и крыша у вас есть?

– Есть и крыша, – ответил оперативник.

– А чего, может, предъявите крышу-то? Может, кого я знаю?

– А с чего это мы тебе что-то предъявлять будем? – сказал другой опер, выпрямившись во весь рост. – Ты-то кто такой?

– Я? А меня в Солнцеве все знают. Я – Вовчик. Вовчик по кличке Лебедка. Слышал такого? – ухмыльнулся Вовчик, глядя на своих боевиков. Те расплылись в улыбке.

– Нет, такого не слышал. Ни в Солнцеве, ни в других районах, – подколол его оперативник.

Михаил Угрюмов перестал разгружать коробки и подошел к разговаривающим, с интересом прислушиваясь. Видимо, ответ оперативника унизил авторитет Вовчика: как это так, какие-то лохи не знают Вовчика Лебедку! Это разозлило Вовчика. Он неожиданно вполне серьезно сказал:

– Слышь, мужики, а сдается мне, конкретно, что нет у вас никакой крыши! Пойдем в кабинет, побазарим! – Вовчик схватил за руку опешившего от неожиданности оперативника.

– Побазарить? Это можно, – сказал оперативник. – Только я своих товарищей возьму.

– Лохов, что ли? – спросил Вовчик, улыбаясь.

– Да, лохов.

– Да без базара! Бери. Куда идти-то?

– Да вот, в соседний кабинет зайдем и побазарим, – сказал оперативник.

Михаил почувствовал, что может произойти что-то неладное. Он пошел за ними.

Дверь соседнего кабинета открыли быстро. Первым туда вошел Вовчик. По-хозяйски смерил взглядом разобранные коробки, увидел компьютеры, ксероксы, телефонные аппараты, какие-то папки с документами...

– А чем заниматься-то будете? Чай, криминальным бизнесом?

– Точно попал – криминалом.

– Ну, ребята, – сказал Вовчик, – вам определенно крыша нужна!

В кабинет вошли несколько оперативников и плотно прикрыли за собой дверь. Оперативник, который разговаривал с Вовчиком, сказал:

– И что, ты предлагаешь свою крышу?

– Конечно!

– А условия какие? Насколько ты серьезный? – спросил оперативник, продолжая «раскручивать» Вовчика на откровенность.

– Я-то? Я очень серьезный. Меня очень многие серьезные люди знают, – сказал Вовчик. – А условия – чего сразу с этого начинать базар? Условия стандартные. Но единственное – хочу узнать, чем заниматься будете. Может, «кидняком», может, таких же лохов «разводить» будете...

– А что тогда? – с любопытством спросил оперативник.

– Тогда цены возрастают.

– Ладно, давай, присаживайся, Вовчик, – серьезно сказал оперативник. – Давай познакомимся поближе.

Вовчик спокойно придвинул к столу стул и сел.

Неожиданно в разговор вступил Михаил Угрюмов.

– Говоришь, из Солнцева ты?

– Ну, в натуре!

– А кого в Солнцеве знаешь? Михея знаешь? Виталика, Синицу знаешь?

Вовчик засмеялся:

– Это же моя братва! Мы с ними вместе работаем!

– Ну, значит, ты парень тертый, – сказал Угрюмов. – Давай с тобой знакомиться!

Вовчик спокойно протянул руку, но в тот же момент Угрюмов защелкнул на ней наручники, пристегнув их к своей руке.

– А теперь, Вовчик, давай познакомимся. Я – Михаил Угрюмов, бывший опер, работавший раньше в Солнцеве. Может быть, ты про меня слышал?

Вовчик потерял дар речи.

– Вот и моя ксива. – Угрюмов свободной рукой вытащил из внутреннего кармана красные «корочки». При этом он специально поднял руку, обнажив кобуру с пистолетом на левом боку. На книжечке золотыми буквами было написано «Главное управление внутренних дел. Региональное управление по борьбе с организованной преступностью».

– Читай, читай, Вовочка, внимательно! Мы называемся РУОП, боремся с организованной преступностью, то есть с такими бандитами, как ты.

Вовчик, ошарашенный происходящим, молчал. Он не ожидал такого поворота событий.

– В общем, мы думаем так. На первый раз, Вовчик, мы тебя в целях профилактики отпускаем. Даже никакой беседы с тобой проводить не будем. Ты иди, езжай к своим корешам и скажи, что есть теперь такая крутая организация – РУОП. Пусть знают, что эту улицу, где мы находимся, лучше стороной объезжать. И пусть вообще ведут себя в Москве потише, потому что мы с сегодняшнего дня приступили к своим непосредственным служебным обязанностям и цацкаться с такими, как ты, мы не будем. Ты понял нас? – строго спросил Угрюмов.

Вовчик закивал головой:

– Конечно, конечно, понял! Извините, если что не так! Я же не знал! Я думал, что вы, это... А вы вот как...

Михаил обернулся к оперативнику, начавшему разговор с Вовчиком:

– Вижу, он на самом деле все понял.

Оперативники, улыбаясь, кивнули.

– Ну вот, – обратился Михаил к Вовчику, – теперь, если что, приходи к нам, прямо нас и спрашивай, если тебя кто примет в милиции. Так и скажи – у меня крыша есть...

– А как назвать-то? – осторожно спросил Вовчик.

– Так и скажи – РУОП, мол, под крышей РУОПа работаю!

– Ладно, Михаил, хватит. А то и вправду слух по Москве пойдет, что мы крышей бандитской являемся... – проговорил один из оперативников.

– Ладно, – улыбнулся Михаил. – Конечно, это шутка. На самом деле вcе наоборот – мы с вами будем бороться. И если ты к нам попадешь, то можешь рассчитывать на прием «по блату» – в самом жестком варианте.

– Может, его обыскать? – спросил оперативник Михаила.

– Да нет, он пустой – по глазам видно, – сказал Угрюмов, открывая дверь.

Через мгновение Вовчика и след простыл.

Оперативники дружно рассмеялись.

– Можно сказать, презентация в криминальном мире состоялась, – сказал один из оперативников. – Я уверен, что Вовчик теперь на всех стрелках, во всех кабаках только и будет об этом говорить!

– Подожди, – сказал Михаил, – как бы наоборот не вышло...

Поделитесь на страничке

Следующая глава >