Евгений ЖАРИКОВ

Евгений ЖАРИКОВ

По словам самого Жарикова, он с детства был любвеобильным. Влюбляться начал очень рано. В те годы обучение в начальной школе было раздельное, и мальчиков только в 6-м классе объединили с девочками. Но еще до этого – Жене тогда было 11 лет – он отправился в пионерский лагерь, где у него было… 4 «жены» одновременно. Кто-то был влюблен в него, в кого-то он, но всех Жариков считал своими. Своим пассиям он снисходительно говорил: «Ладно, будете моим окружением». По его же словам:

«Я всегда был рыцарем. Мало того что был хорош собой, еще и ухаживать умел красиво. Поэтому девчонки ко мне и тянулись. Любовных историй было огромное количество – вспоминать и вспоминать! Свидания, страдания, девичьи слезы, измены, записки. Чем дальше, взрослее, тем насыщенней – пошли поцелуйчики… Потом многие девочки, став взрослыми и выйдя замуж, сыновей своих называли Женьками…»

Закончив школу, Жариков поступил во ВГИК. И хотя красавиц там было море, жениться его угораздило… на спортсменке – первая жена была фигуристкой. Женился Жариков на ней случайно: болтнул сгоряча, что женится, вот и пришлось слово держать. Первая жена была старше Жарикова на 5 лет, и потому верховенство в семье принадлежало именно ей.

Разные интересы супругов, конечно же, отражались на семейной жизни. Особенно это относилось к жене Евгения, которая, после того как ее муж стал популярным (когда в 1962 году он, будучи студентом 2-го курса ВГИКа, сыграл главную роль в фильме Андрея Тарковского «Иваново детство»), стала жутко его ревновать. Иной раз она даже сопровождала мужа в киноэкспедициях, опасаясь, что без ее пригляда он отправится «налево». Так, например, было в августе 1962-го, когда Жариков снимался в Судаке в комедии «Три плюс два»: жена всегда была поблизости и зорко следила, чтобы ее муж, не дай бог, не завел шашни со своей красивой партнершей по фильму Натальей Кустинской. Однажды дело дошло даже до того, что ревнивая супруга в перерыве между съемками стала бросаться в Кустинскую бутербродами. Увидев это, режиссер фильма Генрих Оганесян немедленно распорядился, чтобы жену Жарикова на съемочную площадку больше не пускали.

Между тем вскоре после выхода фильма «Три плюс два» на широкий экран Жариков пережил еще более экзотическую «лав стори»: в него влюбилась… японка. Звали ее Каеко Икеда, и была она дочерью богатого фабриканта неоновых реклам. В Жарикова девушка влюбилась после фильма «Иваново детство», который демонстрировался по всему миру. А уж когда в Японию попали «Три плюс два», чувства японки перехлестнули через край. Она засыпала актера любовными письмами, в которых обещала приехать в загадочную Россию (Каеко работала в турагентстве), где живут такие необыкновенно мужественные, талантливые, нежные и красивые мужчины. Писала, что непременно найдет «апартаменты Жарикова» (а тот тогда жил в коммунальной квартире!), пусть даже ее путь будет длиной в тысячи километров.

Достаточно скоро про этот «почтовый роман» узнал КГБ и немедленно сообщил в Госкино. Жену Жарикова вызвали «на ковер» и спросили в лоб: «Вы хотите, чтобы ваш муж ездил за границу? Тогда пусть прекратит переписку с японской капиталисткой. Настоятельно советуем вам помочь нам в этом вопросе». Жена, естественно, помогла: Жарикову пришлось японку попросить, чтобы та перестала писать ему. Как ни тяжело это было сделать влюбленной девушке, она вняла совету любимого, в качестве прощального подарка прислав ему великолепную заколку для галстука с розовой жемчужиной…

Худо-бедно, но брак Жарикова с фигуристкой продолжался более десяти лет. Пока на горизонте не возникла 25-летняя актриса Наталья Гвоздикова. Она в 1971 году окончила ВГИК (училась в той же мастерской, что и Евгений, – у С. Герасимова и Т. Макаровой) и еще только стояла на пороге своей известности. (Слава придет в мае 1973 года, когда по ТВ покажут сериал «Большая перемена», где Гвоздикова сыграла одну из главных ролей – любимую девушку Нестора Петровича, Полину).

С Жариковым ее свел общий фильм – «Возле этих окон», где Наталья играла приемщицу ателье Нину Лагутину, а Жариков – киномеханика Михаила Анохина. На пробах в середине февраля 1973 года Жариков с Гвоздиковой друг другу не понравились, что однажды чуть не привело к скандалу. Вот как об этом вспоминает сама Наталья Гвоздикова:

«В тот день я безумно опаздывала на пробы. Как метеор, лечу по длинным коридорам студии, стремительно врываюсь в комнату – щеки порозовели от мороза, волосы растрепались, глаза горят (прямо скажем, выгляжу далеко не как кинозвезда). А вот Женя был безупречен: аккуратно причесанный, в отлично сшитом замшевом пиджаке с заморскими пуговицами, в светло-коричневых брюках, модных ботиночках. Жариков сидел в комнате один, на коленях лежал сценарий. Когда я, запыхавшись, влетела, он искоса посмотрел на меня, и в его взгляде я явственно прочитала укор: «Кто такая? Как посмела опоздать?» Ему, звезде, пришлось ждать меня целых пятнадцать минут! Я, не обращая внимания, стала снимать шубу, полагая, естественно, что он поможет. Не тут-то было: Женя невозмутимо продолжал сидеть. Чуть позже мы начали читать сценарий, незаметно разглядывая друг друга. Я, конечно, понимала, что виновата, но от этого мне еще больше хотелось его задеть. И я принялась капризничать: заявила, что у меня очень мало времени, потом потребовала личную машину – словом, выдвигала условия, как настоящая звезда. Жариков, не выдержав подобной наглости, разозлился и захлопнул папку со сценарием.

Когда в очередной раз мне позвонили со студии, я заявила, что сниматься с Жариковым не буду – с кем угодно, только не с ним! Неприятное впечатление от первой встречи настолько врезалось в память, что я не могла себе представить нас играющими в одном фильме. Женю попробовали с другой актрисой, но режиссер остался недоволен: «Наташа, придется сниматься!»

Съемки начались 18 мая, а уже спустя пару-тройку недель Гвоздикова неожиданно влюбилась в ранее ненавистного партнера. Что касается самого Жарикова, то он никаких нежных чувств поначалу к партнерше не питал: играя по сюжету ее возлюбленного, он становился абсолютно равнодушным сразу по окончании съемок. Правда, в процессе работы он все-таки влюбился, но его пассией оказалась отнюдь не Гвоздикова, а молоденькая актриса из массовки. Гвоздикова узнала об этом случайно: лежала дома с высокой температурой, и вдруг ей позвонила ассистентка режиссера: «Болеешь? Ну-ну, болей! А Жариков «зароманился»! Девчонка «попастенькая», ножки-бутылочки… А ты лежи-лежи, болей!»

Несмотря на то что после этого звонка температура у Гвоздиковой поднялась еще выше, она нашла силы примчаться на съемочную площадку. К тому времени ее чувства к Евгению были уже настолько сильными, что она решила завоевать его во что бы то ни стало, хотя сама четыре года как была замужем. Но ее брак нельзя было назвать счастливым: муж ревновал чуть ли не к каждому столбу, регулярно перлюстрировал ее почту и даже врывался по ночам в гостиничные номера. Что касается Жарикова, то Гвоздикова знала, что он тоже давно женат, но досужие языки успели донести до ее ушей, что и его брак нельзя назвать благополучным. Короче, перспективы у актрисы были.

Для обольщения Жарикова Гвоздикова избрала хитрую тактику: каждый раз, когда артисты возвращались с натурных съемок, она устраивалась в автобусе в противоположном углу от пассии Жарикова. Таким образом Наташа ставила актера перед выбором, с кем из них сесть. Помаявшись, тот обычно выбирал Гвоздикову, а неудачнице тактично объяснял: дескать, нам с Наташей надо текст роли повторить. Так продолжалось, пока… Впрочем, послушаем рассказ самой Натальи Гвоздиковой:

«Мне кажется, первым «сломался» Женя. Однажды, когда романом между нами еще и не пахло, Женя попытался меня поцеловать… У операторов закончилась пленка, поэтому объявили перерыв. Я села в кресло и задремала. Почувствовав запах знакомой туалетной воды, открыла глаза и близко-близко увидела… губы Жарикова. От неожиданности он отпрянул от меня, как ошпаренный. Как я жалела потом, что спугнула его! Самое обидное, что даже по сценарию, хоть мы и играли любовь, нам ни разу не удалось поцеловаться…»

Роман Жарикова и Гвоздиковой только-только набирал силу, а съемки фильма «Возле этих окон» уже закончились. Чтобы отношения продолжились, надо было срочно что-то предпринимать. Помог случай.

Летом того же 1973 года Жарикова пригласили на главную роль в телесериал «Рожденная революцией» (Киностудия имени Довженко), и он порекомендовал ассистентке режиссера Ларисе Славяновой попробовать на главную женскую роль Наталью Гвоздикову. Славянова взяла фамилию актрисы на заметку, но без конкретных обещаний. А потом и вовсе про нее забыла и порекомендовала режиссеру Григорию Кохану взять на роль Маши молодую украинскую актрису. Но Жариков к тому времени хотел видеть рядом с собой только Гвоздикову! Он долго ломал голову, как это сделать, и наконец в открытую сказал Кохану, что хотел бы пройти пробы с актрисой, которая снималась с ним в «Окнах»: дескать, с ней у него сложились очень хорошие партнерские отношения. Кохан согласился и решил дать Гвоздиковой шанс, а та его едва не запорола.

На пробах ей предложили сыграть сцену допроса Маши, где нужно было расплакаться, но слез от Гвоздиковой никак не могли дождаться. Над ее кандидатурой уже повисла угроза отчисления, однако в дело вновь вмешался Жариков, который очень хотел, чтобы Гвоздикова осталась в фильме, да к тому же снова играла бы его возлюбленную. Он сбегал в медпункт, выпросил у медсестры флакон с нашатырным спиртом и смочил им носовой платок, который затем передал Гвоздиковой, посоветовав спрятать его в муфточку, а во время съемки понюхать. Наталья так и сделала, но… вместо слез от едкого запаха нашатыря ее глаза чуть не повыскакивали из орбит. Режиссер прервал пробы.

Всю обратную дорогу в поезде актриса горько рыдала, полагая, что теперь на роль Марии ее уж точно не утвердят. Как ни странно, но выбрали именно ее. А вскоре между нашими героями начался долгожданный роман. Вот как вспоминает об этом сама Наталья Гвоздикова:

«Приехала в Киев на примерку костюмов. Женя был уже там, но жил в другой гостинице. Как-то вечером пригласил меня в гости. Засиделись допоздна, и вдруг он предложил: «Уже очень поздно, Наташа, оставайся. Номер у меня двухместный, я лягу в гостиной». И я, дура, согласилась, ведь Женя казался мне таким правильным, благородным. Но ночью началось такое! Поначалу между нами завязалась жуткая борьба, а потом… Потом я поняла, что жить без него больше не смогу…»

Стоит отметить, что во время съемок в «Рожденной…» на Гвоздикову положил глаз еще один артист-красавец – Лев Прыгунов. Он тоже активно за ней ухаживал, но… Гвоздикова выбрала Жарикова.

Правда, спустя несколько месяцев (в начале 74-го, когда снимались павильонные сцены в Киеве), их роман едва не завершился. Наталья на тот момент уже ушла от мужа, требовала того же от Жарикова, но он с разрывом тянул. А тут в Киев вдруг приехала его жена… Далее послушаем рассказ Натальи Гвоздиковой:

«Я страшно нервничала. Понимала, что Женя очень страдает: со мной у него любовь, а там – дом и женщина, с которой он прожил более десяти лет. Я видела, что ему ничего не хочется менять. Как раз тогда я познакомилась с молодым человеком, который предложил мне выйти за него замуж и уехать в Америку. И хотя фильм был уже почти наполовину отснят, я подумала и решила уехать – подальше от неразрешимой проблемы.

Моя сестра будто почувствовала, что я вот-вот совершу глупость, о которой потом буду жалеть. И когда я в очередной раз собралась на свидание к своему новому воздыхателю, Мила встала у двери и сказала, что не выпустит меня из квартиры. Я возмущалась, кричала, что давно уже совершеннолетняя и что она не имеет права вмешиваться в мою личную жизнь!.. В самый разгар нашего с ней спора вдруг раздался звонок в дверь – пришел Жариков. Сестра, оказывается, втайне пригласила Женю на серьезный разговор. Увидев его, я поняла, что Америки мне не видать! Мила усадила нас за стол и без всяких предисловий поставила перед Женей вопрос ребром: «Выбирай, с кем остаешься – с женой или с Наташей. Женя, ты измотал их обеих. Так нельзя!» Если бы не она, не знаю, как бы сложились наши судьбы…»

Вскоре после этого Жариков ушел от жены. К тому же 13 июня 1974 года у Наташи умер отец, и Жариков, узнав об этом, на следующий же день переехал к ней.

Свадьба Жарикова и Гвоздиковой состоялась 25 ноября 1974 года. Спустя полтора года у молодых родился сын Федор. К слову, последние эпизоды «Рожденной революцией» снимались, когда актриса была уже беременна (в том числе эпизод, где ее героиню убивают, сбрасывая с электрички). Любопытная деталь: несмотря на то что и в реальной жизни, и по фильму у наших героев была любовь, в этом сериале они договорились не целоваться. И слово свое сдержали, хотя «поцелуйных» моментов по сценарию было много.

Первая жена Жарикова долго не могла смириться с его уходом, хотя Евгений оставил ей все: квартиру, мебель… Ходили слухи, что она даже хотела подстеречь Гвоздикову на улице и облить ее кислотой. Когда эти разговоры дошли до Натальи, она так перепугалась, что какое-то время выходила на улицу только в сопровождении кого-то из близких или друзей. Да и родители Жарикова приняли ее не сразу. По ее же словам: «Свекор со свекровью приняли меня настороженно. Очевидно, постарались родственники их бывшей невестки: они говорили обо мне исключительно гадости. Мне же очень нравилась Женина мама: мягкость и доброта в его характере – от нее. Но свекровь абсолютно во всем подчинялась мужу, а характер у него – не позавидуешь! Однажды свекор при мне очень обидел Женю. Я не стерпела и припомнила ему все – и то, как не приехал в роддом за внуком, и что его раздражали пеленки и плач Феди. После этого скандала нам с Женей пришлось уйти из родительского дома. Отношения между мной и его отцом, кстати, так и не наладились…»

За последующие несколько лет Евгений Жариков и Наталья Гвоздикова (в киношной среде их называли «жареными гвоздями») снялись еще в нескольких фильмах, где играли преимущественно супругов. Но иногда это правило все же нарушалось. Например, в картине «Опасные друзья» (1980) партнером Гвоздиковой оказался… ее бывший воздыхатель Лев Прыгунов. Актриса вспоминает: «По сюжету нас с ним ожидали всевозможные радости любви. Представляете мои чувства?! Как сейчас помню, привезли нас в сад (около Театра Советской Армии), стали снимать, как мы с Левой идем по аллее, как потом должны слиться в поцелуе. Верите или нет, но как только подходит этот миг, так меня нервный смех разбирает: не могу собраться, и все. Семь дублей мы с ним тогда целовались. А рядом на скамеечке какая-то старушечка случилась. Сидела она, глядела на нас, глядела, а потом как закричит: «Это куда же Жариков смотрит? Гвоздикова тут с Прыгуновым вовсю целуется!» Таким вот смешным образом тайное для Левы стало явным.

А в «постель» я с ним все равно не легла. Тогда застой был в стране, и мне удалось убедить режиссера, что сцену все равно вырежут. Нашли другой выход из положения: Лева лежал в постели, а я сидела рядом…»

В 80-е годы Жариков и Гвоздикова продолжали активно работать в кино, снимаясь у самых разных режиссеров. В фильме «Семь часов до гибели» (1983) судьба снова свела их на съемочной площадке. Кстати, именно тогда их звездный брак едва не распался.

Рассказывает Наталья Гвоздикова: «Кризис у нас случился в 1983 году. Я время хорошо запомнила, потому что сын как раз в первый класс пошел. Женя тогда снимался в одном очень известном фильме. Ни о чем не подозревая, я ждала его возвращения из экспедиции. Неожиданно в гости зашла популярная эстрадная артистка, которая чуть ли не с порога за-явила: «Милая моя, что же ты уши-то развесила, вся Москва гудит о бурном романе твоего мужа». До сих пор отношения у меня с этой дамой прекрасные, но после того случая порога моего дома она ни разу не переступала. Не знаю, правду она мне сказала или нет – следствия не проводила. Но я благодарна Жене за то, что никогда не чувствовала между нами кого-то третьего.

Жариков тогда даже не пытался уйти из семьи. Он не любит об этом вспоминать, просит меня забыть о случившемся, будто ничего и не было. Если честно, помирил нас Федька…»

На сегодняшний день Евгений Жариков и Наталья Гвоздикова живут все в той же квартире на юго-западе Москвы, которую получили в конце 70-х. Их сын Федор по стопам родителей не пошел – окончил Институт иностранных языков (первый язык французский, второй – английский). А ведь в свое время ему предлагали сниматься в своих картинах и С. Бондарчук, и Ю. Чулюкин, и Р. Василевский. Но Федор с детства ездил с родителями в экспедиции, видел всю изнанку профессии, и это, видимо, не вызвало у него желания продолжить династию. К актерской профессии он равнодушен, зато прекрасно разбирается в технике. Вместе с ними в доме живут также трехцветный красавец коккер-спаниель Рональд и попугай Петруша.

О том, как живется сегодня супругам, рассказывают они сами.

Наталья Гвоздикова: «Я ужасно вспыльчивая. Хорошо еще, что у нас характеры с Женей разные. Я все близко к сердцу принимаю, плачу по любому поводу. Но зато и отхожу быстро: своих мужиков прощаю всегда раньше, чем они меня. А вот если Женя вспылит, то успокаивается он потом довольно долго…

Люди, вступая в брак, должны учитывать слабости друг друга и уметь прощать. К примеру, Женя утром, едва встав с постели, «врубает» телевизор. Меня иногда просто трясет от этого. Но я сдерживаюсь. Понимаю, что ему это необходимо: так он быстрее просыпается, входит в рабочий ритм…

Меня еще никто никогда не заставал врасплох: в квартире всегда чисто, всегда есть обед на плите. Мужики мои ухожены: я приучила их быть аккуратными. Правда, с сыном у меня это лучше получилось, поскольку я его с рождения воспитывала, а вот Евгений Ильич, к сожалению, попал в мои руки значительно позже… Но я и его научила многому: стирать, готовить, мыть полы…»

Евгений Жариков: «Наташа – жутко ревнивая особа. Просто до неприличия. Вот идет, например, красивая женщина, и я, бывает, на нее смотрю, но без всяких, разумеется, задних мыслей. Просто как мужчина, как актер, который, что ни говорите, должен все же наблюдать за окружающей жизнью. Но тут же слышу шипение: «Что, нашел? Увидел, да? Ну, смотри, смотри на свою мочалку…» Она даже называет меня Кобелино Лоретти…

Брак – это компромисс между мужчиной и женщиной. И вечная игра. Надо быть все время новым, загадочным. Уметь неожиданно радовать, делать сюрпризы. С возрастом появляются уважение, осознание того, что рядом – твоя вторая половинка, родной и близкий человек, без которого себя уже не мыслишь. Если тебе грустно, а у нее настроение еще хуже – потерпи, попробуй ее рассмешить. Я всегда стараюсь выходить из сложных ситуаций с помощью смеха…

С каждым прожитым годом острота чувств, безусловно, теряется. В юности большую роль играет желание, для молодых это естественно. С годами бурное влечение переходит в более спокойные отношения.

Сейчас многие актрисы делают пластические операции. Если бы Наташа тоже пошла на это, я бы не смог к ней относиться как прежде. Потому что мне дороги даже ее морщинки, ведь они не только ее – они наши общие, совместно приобретенные. И может быть, я больше виноват в них. С годами все становится более дорогим и близким в человеке, с которым живешь…»

Из интервью Натальи Гвоздиковой газете «Московский комсомолец» от 10 февраля 2003 года: «Я не медлительный человек, не спокойный. Женя другой: неспешный, но упрямый. Я довольно быстро срываюсь, если что-то меня раздражает, но также быстро и успокаиваюсь. Женя же взрывается редко, но и отходит гораздо медленнее… У нас, конечно, бывают ссоры, часто из-за какой-нибудь ерунды. Например, муж может смотреть новости целый день, да еще и по всем каналам, а мне кажется, что достаточно это делать только утром и вечером. В таких случаях могу и повопить. Подойти, например, и выключить телевизор, сказав: «Ну, что ж ты сидишь, смотришь? Нужно ведь сделать вот это и вот то». Зато он политически подкован, а я – нет. Ну, не совсем, конечно: знаю, например, что нашей страной управляет Путин Владимир Владимирович… Хотя вместо телевизора я лучше книжку почитаю…

Мой сын Федя настолько близок мне, что я могу разговаривать с ним абсолютно на любые темы. С его стороны я тоже чувствую полную откровенность. Всегда могу к нему подойти, пожаловаться, попросить совета и знаю: Федя меня выслушает, поддержит. Он родной человек и очень хорошо ко мне относится. А с Женей несколько другие отношения. Ему я тоже могу многое рассказать, но, наверное, не все…

Обзаводиться семьей Федя пока не торопится. Но если это случится, я бы не хотела жить вместе с молодыми. Хозяйка в доме должна быть одна – это мое глубокое убеждение. Мне обязательно будет казаться, что его жена что-то делает не так. Как и моей маме. Она приезжает ко мне и начинает без конца зудеть – я еле сдерживаюсь. Говорю: «Мам, я буду делать это так, как делаю уже много-много лет». Но она всегда мной недовольна. Такой, наверное, буду и я…»

Долгие годы звездная пара Жариков – Гвоздикова считалась эталоном семейного счастья и верности. Как вдруг в ноябре 2005 года грянул настоящий гром среди ясного неба. В журнале «Караван историй» было опубликовано большое интервью с журналисткой Татьяной Секридовой (автор – А. Ржевская), которая рассказала, что в течение нескольких лет была возлюбленной Жарикова и даже родила от него двоих детей. По ее словам, все началось в 1994 году, когда она работала в качестве журналистки на фестивале «Балтийская жемчужина» в Юрмале. Именно там она в первый раз и встретилась с Жариковым. Причем встреча была своеобразная. Татьяна сидела на лавочке и читала книгу, а мимо проходили Жариков с Гвоздиковой и громко ругались. Однако актеру хватило времени, чтобы обратить внимание на незнакомую девушку и даже послать ей жгучий взгляд. А месяц спустя Секридова и Жариков вновь встретились, но уже на другом кинофестивале – «Созвездие». Там и началась их «лав стори». Вот как об этом рассказывает сама журналистка.

«Актеры и журналисты десять дней плыли на корабле из Одессы в Киев. Президентом фестиваля был Евгений Жариков. Меня очень удивило, что он приехал туда без жены. Как потом выяснилось, Наталья собиралась прилететь в Киев лишь на закрытие фестиваля, отправив мужа в «свободное плавание». С первого же дня он оказывал мне знаки внимания: нежные прикосновения, комплименты, взгляды… Я чувствовала, что этот человек ко мне неравнодушен, но старалась не поддерживать его кокетливой игры, прекрасно зная, как расслабляет актеров фестивальная обстановка. Хотя от каждого его прикосновения у меня перехватывало дыхание и сладко замирало сердце.

А потом… Как-то стою на палубе, читаю на доске объявлений программу кинопоказа. Женя молча подходит сзади, обнимает и, не дав опомниться, осыпает меня такими страстными поцелуями, словно только что вырвался на волю из тюрьмы. Я не ожидала такого напора и поначалу расстерялась. «Ты с ума сошел! – пытаюсь вырваться. – Здесь же люди!» В любую минуту кто-нибудь мог выйти из каюты и нас увидеть. Тогда он подхватывает меня на руки и несет в свой люкс. Я уцепилась за косяк двери: «Отпусти! Через два часа открытие фестиваля, мне надо привести себя в порядок, принять душ, да и потом, с какой стати?! Что за насилие над личностью?» – «У нас сорок минут. А душ, кстати, и у меня есть…» – говорит он. Тут я засмеялась: «Из-за сорока минут не стоит и начинать. Нет, нет и нет. До свидания!» – и убежала. На него было жалко смотреть…

С этого дня Женя буквально не отходил от меня ни на шаг. Каждый вечер мы проводили вместе: в казино он учил меня играть, в ресторане галантно угощал, осыпал цветами и подарками… Из любых компаний вытаскивал на танцы. Атака шла по всем фронтам. Два дня я держала осаду. Допоздна засиживалась в ресторане или казино и каждый раз искала кого-то в сопровождающие, чтобы Женя не затащил к себе в каюту. Он скрежетал зубами, когда с нами увязывался кто-то третий…

Я пыталась его урезонить, говорила: «У тебя же жена! А если ей кто-то донесет? Она же скоро приедет!» Он нехотя отвечал: «Ну да, жена… Но это все видимость, дань имиджу. Мы давно уже не живем вместе. У каждого своя спальня, даже на фестивалях селимся в разных номерах…» Всерьез его слова я не воспринимала, понимая, что все это обычная чушь, которую несут мужчины, стремясь затащить женщину в постель.

Но Женя был просто великолепен. Я чувствовала себя настоящей королевой, которую добивается благородный рыцарь. На третьи сутки так получилось, что мне не с кем было пройти «опасный» путь до своего номера. Он элегантно распахнул дверь своего люкса и с гордостью обвел его рукой: «Это все тебе!» Там уже был накрыт стол, всюду стояли цветы – он явно готовился к этому моменту. Женя налил бокал шампанского и встал на колено… Разве можно было устоять? Я осталась в его номере до утра. И поверила его словам, поскольку чувствовалось: он давно не был с женщиной. Сыграть это невозможно. Я дивилась его сумасшедшей молодой страсти, а ведь он давно не мальчик, на двадцать лет старше меня…

Женя так хотел ребенка, что не думал ни о какой осторожности. До знакомства с Натальей он уже был женат. Его первая жена была тренером по фигурному катанию. «Если бы в той семье у меня были дети, я никогда не ушел бы, – делился он сокровенным. – Но жена не могла забеременеть. Она во всем винила меня, таскала по врачам, пока я не понял, что дело совсем не во мне… С какой девчонкой ни пересплю – беременеет, причем мгновенно! Такое количество денег потратил на аборты, лучше не считать! А ведь хотел жениться один раз и иметь большую семью…»

Перед свадьбой с Натальей он поставил ей условие: женится, если она родит пятерых, потом, правда, они «сторговались» до трех. Она же после первенца Федора заявила: «Все! Дальше – сам!»

У Жени было много романов. Поскольку жена его к себе не подпускала, он начал поглядывать на сторону. «Вообще-то, – откровенничал он, – Наталья за мной никогда не следила, а если кого-то и подозревала, то совсем не тех. У меня всегда была достаточно вольная жизнь!» Позже, вспоминая истории своих похождений, Женя часто называл известные имена, сопровождая разными комментариями…»

Спустя примерно год Секридова родила мальчика от Жарикова. Ребенка назвали Сережей – так захотел отец мальчика. Оказывается, в молодости у него были проблемы с почками, и его спас от смерти врач по имени Сергей. Когда Жариков спросил врача, как он может отблагодарить его за заботу, тот просил назвать будущего сына Сергеем. Но когда это случилось, на пути желания мужа встала Гвоздикова – назвала сына в честь своего отца Федором. И только теперь, на склоне лет, у Жарикова появилась возможность выполнить давнюю просьбу своего спасителя.

Спустя полтора года они родили еще одного ребенка – на этот раз дочку Катю. И все это время Гвоздикова даже не догадывалась о тайной жизни своего благоверного. По словам Секридовой:

«Женя с женой всегда жили в разных номерах и на разных этажах. Слава богу, Наталья ни разу не застала нас вместе. А когда улетала домой, он полностью раскрепощался и позволял по отношению ко мне такие вольности, что мне все время приходилось его одергивать: «Что ты делаешь? Люди кругом. Ей доложат». Только благодаря моим усилиям информация о нас не расползалась кругами…

Однажды звонит встревоженный Женя. «Представляешь, сегодня утром раздается звонок. Трубку берет Наталья. «Это жительница Москвы. Вы знаете, что у вашего мужа двое детей?» Она отвечает: «Знаю», – и вешает трубку. Слава богу, жена восприняла это как очередной розыгрыш…»

Этот роман продолжался целых семь (!) лет. А в феврале 2002 года Татьяна начала подталкивать Жарикова к тому, чтобы он уже начал определяться: либо она, либо Гвоздикова. Но тот тянул. А в июне они вместе отправились на кинофестиваль в Сочи, и там у Жарикова случилась связь с некой барышней. Причем Татьяна застукала их прямо в люксе Жарикова. В гневе она позвонила Гвоздиковой и рассказала всю правду про их отношения с Жариковым, в том числе и про двоих детей. После этого звонка с актрисой была истерика. Она едва не застрелилась из ружья, к счастью, рядом оказался сын. Но потом, остыв, Гвоздикова все же нашла в себе силы простить мужа. Но взяла с него слово навсегда порвать с возлюбленной и двумя детьми. Правда, какое-то время Жариков помогал Татьяне материально, но затем это прекратилось. По словам Татьяны:

«Даже когда дети пошли в первый класс, отец не позвонил и не поздравил их хотя бы по телефону. Исчез, будто его и не было… Я никогда не поверю, что Наталья заставила его отказаться от детей. Ни одна женщина, имеющая ребенка, не сделала бы этого. Это его решение, и грех на его совести…»

Эта статья в одном из самых популярных и читаемых журналов произвела эффект разорвавшейся бомбы. Про этот любовный треугольник в те дни не говорил разве что ленивый (даже «Пусть говорят» посвятила этой истории целый выпуск). На волне этого скандала в октябре 2005 года скончалась 84-летняя мать Гвоздиковой. Как писали в ряде газет, эта смерть явилась прямым следствием вышеупомянутого скандала.

Вообще, тогда многие печатные издания встали на сторону звездной пары. Вот лишь два таких примера.

Весной 2006 года в «Экспресс-газете» появилось большое интервью с Жариковым (номер от 27 марта, автор – Б. Кудрявов), где он, в частности, коснулся и своего романа с Секридовой. Вот что сказал актер:

«Чего только с нами, мужиками, не случается. Любви там (в романе с Секридовой. – Ф. Р.) никогда не было. С моей стороны уж точно. А что было? Порочная половая связь. Трахались. И только. Секс может быть и без любви. В первый раз, например, я женился, потому что дал слово, будучи не в очень трезвом виде. Глупо? И 12 лет прожил с женщиной, которую не слишком любил…

История тяжелая. Наташу гложет обида. Это естественно. За то, что я натворил, прощения просто так у любящей женщины не вымолишь. Мною была сделана очень серьезная ошибка. Повторюсь – отвечаю за это всем своим существом. Здоровьем в том числе. Инсульт перенес. До сих пор плохо чувствую левую руку. Немеет, покалывает.

Говорят, время лечит. Любовь и уважение в своей родной семье я окончательно не потерял. Каюсь, грешен! Несмотря ни на что, Наташу баловал всегда. Она никогда ни в чем не знала отказа.

О своей вине я уже сказал. Я покаялся перед духовником. Зачем Секридовой нужно было обнародовать наши отношения? Это уже вопрос к ней. Думаю, она об этом может только пожалеть. И ее стоит пожалеть. Но еще больше – детей. Они-то в чем виноваты? Будут расти без отца. Здорово? Секридовой руководили злоба и неудовлетворенные амбиции. В основном материального характера. Вряд ли она могла ожидать, что останется на «бобах», получая алименты только с моей пенсии. В любом случае, чтобы поддерживать детей, я давал деньги гораздо большие, чем она имеет сейчас. Выходит, наказала сама себя.

Между нами было заключено важное условие – если отношения будут обнародованы, все прекратится. Татьяна пошла на этот шаг сознательно. Потом стала жалеть. В итоге – обозлилась! На свою беспомощность, конечно. Разослала запросы о моих возможных заработках куда только можно. Отовсюду один ответ – кроме пенсии, у Жарикова нет ничего. Так на самом деле и есть. По закону я должен отчислять со всех дополнительных заработков 33 процента на ее счет, но я сейчас практически не снимаюсь. На фестивалях присутствую только в качестве почетного гостя. Денег за это не платят…

Татьяна Секридова по сути разрушитель! Зависть, корысть – негативные элементы душевного пространства. Не надо мстить! Против тебя же и обернется. Да, мужик думает о своем, мимолетном, так сказать. Часто не учитывая возможные последствия. Что поделаешь, физиология берет свое…

Чуть ли не ежедневно я выслушиваю столько всего! Никому такого не пожелаю. Жена не может простить, зажать волю в кулак и поставить точку. Но за столько времени можно понять, что такое уже повториться не может. Сколько можно каяться? Грехи мои давно отпущены…»

Другой пример – публикация в журнале «Атмосфера» (май 2006-го) «Фотоальбома семьи Жариковых». Это была новая рубрика в журнале, которая не случайно была открыта именно с пары Жариков – Гвоздикова. Вот как начинался этот материал (автор – В. Мусина-Пушкина):

«Когда вашу личную жизнь обсуждает вся страна, трудно удержаться от встречных комментариев. Не сломаться. Остаться прежним. Думается, Наталья Гвоздикова за последние месяцы прожила не самые радостные моменты именно потому, что ее личную жизнь с Евгением Жариковым успели обсудить и в прессе, и на телевидении. Сколько мужества и сил ей это стоило – известно только богу. Поэтому ожидаешь застать ее в любом состоянии: подавленном, отрешенном, растерянном.

Дверь открывает действительно другая Гвоздикова.

Еще более энергичная, еще более жизнерадостная, еще более ироничная. И даже помолодевшая. Кажется, что история об измене мужа, раздутая прессой, ее совершенно не касается. Это вообще проблема прессы. «С некоторых пор я не общаюсь с журналистами, – говорит она. – Собака лает, ветер носит». Все правильно. Жизнь продолжается. Муж, сын, друзья – самое главное, близкие люди рядом.

Она, конечно, непростая женщина, Наталья Федоровна. В ней чувствуется огромная воля, сила характера, железный стержень. И понимание того, что она – человек публичный. Поэтому меньше всего от нее ожидаешь, что она нальет кофе, раскроет фотоальбом и станет рассказывать десятки историй – смешных и грустных – о своей личной жизни…»

Дальше шел набор фотографий из семейного альбома звездной пары с панегирическим текстом из разряда «Вот оно, счастье». При взгляде на эти снимки ни у кого из читателей не должно было остаться и тени сомнения, что у этой семейной пары на личном фронте все более чем отлично.

Спустя два с половиной года – в ноябре 2008-го – та же «Экспресс-газета» вновь вернулась к этой теме и поместила на своих страницах статью под название «Гвоздикова окончательно простила Жарикова». Ее автор, А. Надеждина, писала:

«…Все эти страсти совершенно очевидно позади. Сегодня эта пара (Жариков – Гвоздикова. – Ф. Р.) радует глаз царящей между ними гармонией. В настоящее время они работают вместе на площадке сериала ЛЕАН-М «Русалочка» – кстати, впервые за десять лет звезды телефильма «Рожденная революцией» вновь снимаются вместе…

Их беззлобная пикировка и подтрунивания друг над другом говорят о том, что в семье снова царят мир и взаимопонимание.

– Этот нехороший человек готов шутить хоть целый день, а съемки-то идут! – Гвоздикова притворно-укоризненно кивает на мужа. – Вот сейчас как дам ему щелбан и уйду.

– Да она этим щелбаном мужа каждое утро будит, – парирует Жариков, глядя на жену сияющими влюбленными глазами…»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ЕВГЕНИЙ АРХИППОВ

Из книги Воспоминания о Максимилиане Волошине автора Волошин Максимилиан Александрович

ЕВГЕНИЙ АРХИППОВ Рукопись воспоминаний Евгения Яковлевича Архиппова (см. о нем в комментарии к "Исповеди" Черубины де Габриак) хранится в ЦГАЛИ (ф. 1458, оп. 1, ед. хр. 36). Текст дается по этой рукописи - с сокращениями.


МАТВЕЕВ ЕВГЕНИЙ

Из книги Как уходили кумиры. Последние дни и часы народных любимцев автора Раззаков Федор

МАТВЕЕВ ЕВГЕНИЙ МАТВЕЕВ ЕВГЕНИЙ (актер театра, кино: «Доброе утро» (1955), «Дом, в котором я живу» (1957), «Воскресение» (1960–1962), «Поднятая целина» (1960–1961), «Родная кровь» (1964), «Ярость» (1966), «Цыган» (1967), «Почтовый роман» (1970), «Смертный враг», «Укрощение огня» (оба – 1972), «Я –


МОРГУНОВ ЕВГЕНИЙ

Из книги Досье на звезд: правда, домыслы, сенсации, 1962-1980 автора Раззаков Федор

МОРГУНОВ ЕВГЕНИЙ МОРГУНОВ ЕВГЕНИЙ (киноактер: «Пес Барбос и необычный кросс» (1961), «Самогонщики» (1962), «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика», «Дайте жалобную книгу» (оба – 1965), «Три толстяка» (1966), «Кавказская пленница» (1967), «Комедия давно минувших дней» (1981),


УРБАНСКИЙ ЕВГЕНИЙ

Из книги Досье на звезд: правда, домыслы, сенсации, 1934-1961 автора Раззаков Федор

УРБАНСКИЙ ЕВГЕНИЙ УРБАНСКИЙ ЕВГЕНИЙ (актер театра, кино: «Коммунист» (1958), «Баллада о солдате» (1959), «Неотправленное письмо» (1960), «Чистое небо» (1961), «Большая руда» (1964); трагически погиб 5 ноября 1965 года на 34-м году жизни).Урбанский погиб во время съемок фильма «Директор».


ШВАРЦ ЕВГЕНИЙ

Из книги Нежность автора Раззаков Федор

ШВАРЦ ЕВГЕНИЙ ШВАРЦ ЕВГЕНИЙ (драматург: «Голый король» (1934), «Тень» (1940), «Дракон» (1944), «Обыкновенное чудо» и др.; скончался в 1958 году на 63-м году жизни).В октябре 1956 года Шварц отпраздновал свое 60-летие. Юбилей проходил в доме драматурга в Комарово. По словам очевидцев, Шварц


Евгений ЖАРИКОВ

Из книги Страсть автора Раззаков Федор

Евгений ЖАРИКОВ Е. Жариков родился 26 февраля 1941 года в Москве на Серпуховке. Его отец — Андрей Дмитриевич Жариков — был в ту пору 20-летним молодым человеком, приехавшим в столлцу из Донецка. А вообще род Жарикова по отцу берет свое начало на Орловщине: там есть даже целая


Евгений ЕВСТИГНЕЕВ

Из книги Сборник воспоминаний об И.Ильфе и Е.Петрове автора Ардов Виктор Ефимович

Евгений ЕВСТИГНЕЕВ Е. Евстигнеев родился 9 октября 1926 года в Нижнем Новгороде. Для своей матери — Марии Ивановны — он был поздним ребенком: когда он появился на свет, ей было 32 года. Для отца — Александра Михайловича — он не был первенцем: от первого брака тот уже имел


Евгений МАТВЕЕВ

Из книги Знаменитые Стрельцы автора Раззаков Федор

Евгений МАТВЕЕВ Евгений Матвеев родился 8 марта 1922 года в селе Новоукраинка Скадовского района Херсонской области. Его отец — Семен Калинович — «в гражданскую войну воевал на стороне красных, тогда его и занесло на Таврию. Там он и познакомился с матерью нашего героя —


Евгений ЛЕОНОВ

Из книги Люди легенд. Выпуск первый автора Павлов В.

Евгений ЛЕОНОВ Евгений Леонов родился 2 сентября 1926 года в Москве в типичной московской семье среднего достатка. Его отец — Павел Васильевич — работал инженером, мать — Анна Ильинична — табельщицей. Кроме Жени, в семье Леоновых был еще один ребенок — мальчик Коля,


Евгений МИРОНОВ

Из книги 23 главных разведчика России автора Млечин Леонид Михайлович

Евгений МИРОНОВ В юности у Миронова была любовь, которая закончилась весьма драматично. Будучи студентом Саратовского театрального училища, Евгений полюбил красавицу Машу. Полюбил настолько сильно, что не мог и дня прожить, чтобы не увидеть ее хотя бы краем глаза. Маша


Евгений ЕВСТИГНЕЕВ

Из книги Самые красивые пары советского кино автора Раззаков Федор

Евгений ЕВСТИГНЕЕВ В 1952 году, когда Евстигнеев работал в труппе Владимирского драмтеатра имени А. Луначарского, он влюбился в одну из актрис. Однако в силу того, что особенной красотой Евгений не блистал, да к тому же рано начал лысеть, взаимностью у актрисы он не


ЕВГЕНИЙ ПЕТРОВ

Из книги автора

ЕВГЕНИЙ ПЕТРОВ Некоторые думают, что писать вдвоем вдвое легче, чем одному. Бог им судья, этим приверженцам элементарной арифметики. Другие, отдавая дань таинственности и сложности творческого процесса и неизменно вспоминая при этом о двух пешеходах, которым, чтобы


Евгений МИРОНОВ

Из книги автора

Евгений МИРОНОВ Е. Миронов родился в Саратове 29 ноября 1966 года (Стрелец-Лошадь). Читаем в гороскопе:«Огненная Лошадь (ее год длился со 2 февраля 1966 по 8 февраля 1967 года; повторяется каждые 60 лет) как бы волею судеб ведет активную, богатую событиями жизнь (элемент Огня в


Леонид Жариков КРАСНОДОНСКИЕ СТРАНИЦЫ

Из книги автора

Леонид Жариков КРАСНОДОНСКИЕ СТРАНИЦЫ 1Последний раз я был в этом краю лет десять назад. Стояла поздняя осень, шли затяжные, беспросветные дожди, и дорога на Краснодон разлилась, точно река: машины застревали в липкой, непролазной донбасской грязи.Казалось, ничто не могло


Евгений Примаков

Из книги автора

Евгений Примаков Евгений Максимович родился в Киеве 29 октября 1929 года. Но на Украине юный Примаков прожил считанные дни. Его перевезли в Тбилиси (тогда по-русски город назывался Тифлис), где он вырос и жил до 1948 года, пока не уехал в Москву учиться.Его появлению


Евгений Жариков и Наталья Гвоздикова Жареные гвозди

Из книги автора

Евгений Жариков и Наталья Гвоздикова Жареные гвозди В этом звездном тандеме самым любвеобильным был Жариков, который начал влюбляться в девочек чуть ли не с детсадовского возраста. А вот Гвоздикова, наоборот, с детства была девочкой серьезной, поскольку росла