1977

1977

1977 год начался с «12 стульев»: 2 января ТВ устроило премьеру первых двух серий телефильма Марка Захарова. Время показа было выбрано самое удачное: 18.35–21.00. Самое удивительное, что Миронов мог бы эту премьеру не увидеть, поскольку у них с Голубкиной… не было телевизора. Но помог случай: в те дни они чуть ли не ежедневно бывали в гостях у своих многочисленных друзей, где такой предмет, как телевизор, был непременным атрибутом домашнего интерьера. Две заключительные серии фильма Миронов тоже смотрел «на выезде» – их показали в выходные 8–9 января (в 19.40). Скажем прямо, многочисленную аудиторию фильм разочаровал. Во-первых, он был полностью решен в театральной манере (снимался исключительно в павильонах), во-вторых, в нем не было той эксцентрики, которая так пленили публику в экранизации бессмертного романа, предпринятой шестью годами ранее Леонидом Гайдаем. И, наконец, в-третьих – Миронов играл Бендера-философа, а зрителям хотелось увидеть Бендера-проныру. Единственно, что покоряло в этой телеверсии, – замечательная музыка и песни Геннадия Гладкова и Юлия Кима в исполнении Миронова.

Много позже критик Валерий Кичин так отозвался о мироновском Бендере: «Бендер – из тех ролей, которые Миронов не мог не сыграть. Тут, кажется, все совпадает: природная элегантность, эстрадный лоск, брызжущая талантливость и даже несомненный авантюризм, занятно перекликающийся со столь же несомненной рисковостью художнической натуры актера. Не случайно Миронов принадлежит к тем немногим мастерам, которые в кино предпочитают все делать сами, всегда в отличной физической форме и гонят саму мысль уступить опасную сцену каскадеру…

Возвращаясь к «12 стульям», надо отметить, что картина в целом обидно не получилась – как-то не хватило заряда на несколько серий, финал оказался торопливым и скомканным, уже без особой фантазии излагал общеизвестные события романа. Хотя запев был широк и обнадеживающ, ибо был несомненно талантлив. Получился же в фильме, и это бесспорно, – Бендер. Миронов играет здесь – при всем наборе легких и комедийных красок – драму очень талантливого человека. Еще в Геше из «Бриллиантовой руки» Миронов показал нам комизм мещанского идеала, если это идеал дурака. У Бендера этот идеал возведен в ранг философии, выношенной жизненной программы. Именно поэтому – драма. «Молчите, молчите, прошу, не надо слов, поверьте бродяге и поэту: на свете есть город моих счастливых снов, не говорите, что его нету…» – гипнотически уговаривает себя герой Миронова под звуки рокового танго. И «поэт» здесь вовсе не для красивого словца: Бендер действительно поэт «красивой жизни», певец индивидуализма и эффектных, головокружительных авантюр. Жизнь – игра, жизнь – представление, жизнь – спектакль, в котором Бендер – премьер, романтик и виртуоз: «О, наслажденье – скользить по краю, замрите, ангелы, смотрите – я играю! Моих грехов разбор оставьте до поры, вы оцените красоту игры!» Красоту игры мы тут вполне оцениваем, и Миронов нам в этом отменно помогает. Но ощущаем сполна и драму человека, не нашедшего себя в конкретной социальной действительности…»

К зрителям, пришедшим в Театр сатиры, Миронов впервые в новом году вышел 4 января – в спектакле «Таблетку под язык». Его дальнейший репертуар в том месяце складывался следующим образом: 8-го – «Клоп», 10-го – «Таблетку под язык», 15-го – «Маленькие комедии…» (днем и вечером), 16-го – «Таблетку под язык».

В том январе судьба совершенно случайно свела вместе двух бывших одноклассников столичной школы № 170 – Андрея Миронова и А. Макарова. Пересеклись их пути в кафе Дома литераторов, где Миронов был в компании своего друга Игоря Кваши, а Макаров пришел туда один. Встречу, естественно, отметили по-русски – возлиянием, для чего из кафе перебрались за ресторанный столик. За роскошным столом друзья протрепались несколько часов: вспоминали школьных друзей, учителей. А когда пришла пора расставаться, Миронов внезапно предложил продолжить встречу у него дома. Далее послушаем рассказ самого А. Макарова:

«Андрей сообщил, что Лариса будет рада. Она и впрямь оказалась рада, его жена Лариса Голубкина. Во всяком случае, даже после совсем недурного застолья в ЦДЛ мы не отказались от замечательного ужина. Андрей ставил на магнитофон роковые танго Остапа (имеются в виду песни из телефильма „12 стульев“. – Ф. Р.), потом заводил джазовые пластинки, привезенные из Канады, и, как в школьные благословенные времена, пел вместе с Армстронгом и Синатрой. Я понимал, что присутствую на уникальнейшем вечере, когда любимцы публики дают концерт для самих себя, от полноты души и жизненных сил.

Часа в три стали наконец прощаться. Отпустить старого друга без подарка Андрей не мог. Он распахнул шкаф и достал галстук, только что привезенный из той же Канады. У меня екнуло сердце: именно о таком галстуке – шерстяном, трикотажном, по моде тех лет широком – я как раз и мечтал. Именно в таких галстуках в те времена совершал на экране свои подвиги очень популярный у нас французский актер Лино Вентура.

Потрясенный щедростью друга, я открещивался от подарка, но Андрей собственноручно повязал мне его модным тогда большим узлом…»

18 и 21 января Миронов играл в «Горе от ума», 24-го – в «У времени в плену», 26-го – в «Ремонте», 28-го – в «Горе от ума», 29-го – в «Маленьких комедиях большого дома», 31-го – в «Ревизор».

30 января телевидение порадовало зрителей еще одной картиной с участием Миронова – «Небесными ласточками» (19.55).

Февраль начался для Миронова с «Горе от ума» (2-го). После чего спектакли с его участием пошли плотной чередой: 4-го это был «Ревизор», 5-го – «Ремонт», 6-го – «Таблетку под язык», 7-го – «Женитьба Фигаро», 9-го – «Клоп», 11-го – «Ремонт», 12-го – «Женитьба Фигаро», 14-го – «Маленькие комедии…»

В середине февраля Миронов выкроил время для кратковременных гастролей. Он съездил в Подольск, где в одном из местных Домов культуры дал концерт. Он состоял из двух отделений: в первом выступала Лариса Голубкина, во втором – Миронов. Это была их традиционная программа, обкатанная за пару лет на многочисленных сценических площадках страны. В ней они играли отрывки из спектаклей, читали стихи и пели песни – последние как порознь, так и вместе. Как пишет Н. Пушнова: «На концертах Миронов исполнял песни из фильмов, но у него имелся и свой любимый репертуар: забавные одесские и джазовые песенки.

Он всегда волновался перед своими концертами так, словно выходил на сцену в первый раз. И зрители, любившие его и за талант, и за успех, всегда благодарные, в первые годы его головокружительной карьеры – за светлую, яркую, удачливую и незлую его молодость, а позже – за память об этой молодости, – зрители толпами набивались в переполненные залы.

Когда он был молод, клубы и дома культуры, где пел Миронов или выступал с творческими вечерами, брали штурмом. Актер не терпел массовой психологии и вообще какой-либо обыденности суждения и даже бывал брезглив к некоторым особенностям публики, избирателен в отношениях с людьми, не любил подпускать к себе посторонних. Он был человек элитарной косточки, не массовый. Этого зрители знать не могли, но даже тот, кто был далек в принципе от подобных рассуждений, не мог не чувствовать его, Андреевой, душевной тонкости.

Тем не менее для всех этих людей, толпившихся в ожидании лишнего билета, стоявших и висевших в проходах залов, Миронов был свой человек. Особый, редкой силы магнетизм – качество, совершенно необъяснимое, – завораживал публику. Обладал он и уникальным мастерством шоумена: умел заводить и держать зал. Но не только это, отнюдь. Был и простой путь к сердцу каждого зрителя: великолепный репертуар. У Миронова существовала настоящая концертная программа, и он готовился к каждому выступлению как к самому ответственному. И ни в чем, что касалось бы такого дела, как выход к публике, он не позволял себе ни малейшего попустительства…»

16 февраля Миронов играл в «Горе от ума», 18-го – в «Клопе», 19-го – в «Ревизоре», 21-го – в «Горе от ума», 22-го – в «Маленьких комедиях…», 23-го традиционно – в «У времени в плену», 25-го – в «Горе от ума».

В феврале в продажу поступила гибкая грампластинка «Поет Андрей Миронов», на которой были записаны четыре песни из двух телефильмов: «Соломенная шляпка» («Женюсь, женюсь», «Соломенная шляпка») и «12 стульев» («Белеет мой парус…», «Танго „Рио“).

В первый день весны Миронов играл в «Клопе». Далее шли: 2-го – «Женитьба Фигаро», 4-го – «Ревизор», 7-го – «Маленькие комедии…» (днем) и «Горе от ума» (вечером), 9-го – «Ремонт», 11-го – «Горе от ума», 12-го – «Ремонт», 14-го – «Маленькие комедии…», 16-го и 19-го – «Клоп», 21-го – «У времени в плену», 22-го – «Горе от ума», 23-го и 25-го – «Таблетку под язык», 27-го – «Клоп», 30-го – «Горе от ума».

В марте на студии «Диафильм» вышел диафильм «Андрей Миронов», автором сценария которого был друг семьи Мироновых Борис Поюровский.

1 апреля Миронов вышел на сцену родного театра в костюме Чацкого («Горе от ума»). Три дня спустя он уже был ловким плутом Фигаро («Женитьба Фигаро»), 5-го играл Мужа-подкаблучника («Маленькие комедии большого дома»), 6-го – Пашу-интеллигента («Ремонт»), 9-го – Олега Баяна («Клоп»), 10-го – колхозника Шведа («Таблетку под язык»), 11-го – Чацкого, 13-го – Хлестакова («Ревизор»), 15-го – Олега Баяна, 18-го – Фигаро, 19-го – Мужа-подкаблучника, 22-го – большевика Всеволода Вишневского (спектакль был приурочен к 107-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина), 23-го – Пашу-интеллигента, 25-го – Чацкого, 27-го – Хлестакова, 30-го – Олега Баяна.

Не сбавлял Миронов своих оборотов и в последующие месяцы: в месяц у него выходило порядка полутора десятков спектаклей. Так, 4 мая он играл в «Маленьких комедиях…», 7-го – в «Клопе», 8-го – в спектакле «Таблетку под язык», 11-го – в «Маленьких комедиях…», 13-го – в «Горе от ума», 16-го – в «Ревизоре», 18-го – в «Ремонте», 20-го – в «Ревизоре», 21-го – в «Маленьких комедиях…», 23-го – в «Горе от ума», 25-го – в «Клопе», 27-го – в «Женитьбе Фигаро», 28-го – в «Ремонте, 31-го – в „Женитьбе Фигаро“.

1 июня по ТВ в очередной раз показали одну из первых работ Миронова в кино – милую комедию «Три плюс два» (21.30). Много воды утекло за эти пятнадцать лет: бывшие любовники Миронов и Фатеева успели за это время несколько раз развестись, завести детей (у Фатеевой их было двое – сын и дочка, у Миронова один ребенок – дочка). Была, правда, еще дочка Ларисы Голубкиной Маша, но Миронов, хотя и относился к ней как к родной, официально ее не удочерял, считая это лишним. Зато он официально женился на Ларисе Голубкиной, прожив с ней почти три года в гражданском браке. Сразу после регистрации молодые отправились на мироновскую дачу на Пахре, надеясь отдохнуть от городского шума и суеты. Но друзья Миронова решили над ними подшутить. Александр Ширвиндт и Марк Захаров со своими женами дождались ночи и приехали к даче на такси. Далее послушаем рассказ самого М. Захарова:

«Сначала мы осторожно изображали ночные привидения, ходящие с воем вокруг дома с погашенными окнами. Поскольку окна не зажглись, звуковую гамму решили разнообразить. „Привидения“ стали не только выть, но противно пищать и ухать. Когда пришло физическое утомление без всяких видимых изменений на даче, Ширвиндт проявил огромную, незабываемую на всю оставшуюся мою жизнь изобретательность. Он неслышно влез через окно в спальню и укусил Ларису Ивановну за пятку. Ларисе Ивановне это почему-то страшно не понравилось. Почему – для меня загадка…»

Вскоре после регистрации Миронов поменяет свою квартиру в Волковом переулке на квартиру, которая примыкала к «двушке» Голубкиной. Прорубит стенку – и получится довольно приличная четырехкомнатная квартира.

Самое интересное, что регистрация отношений с Голубкиной не отвадила Миронова от походов на сторону. Хотя чаще всего его романы носили исключительно платонический характер. Так, к примеру, было с Еленой Кореневой, с которой Миронова свела судьба летом 77-го во время съемок телеспектакля Валерия Фокина «Между небом и землей». Возлюбленную Миронова там играла Марина Неелова, но за пределами съемочной площадки романа у них не случилось. А вот на Кореневу Миронов, что называется, запал по-настоящему. По словам самой актрисы: «Я была маленькой вредной козявкой, пребывающей в постоянной печали, в которую почему-то влюбился этот красивый, полный жизненной энергии „сердцеед“ – Андрей Миронов. Казалось, должно было быть все наоборот, ан нет! Он развлекал меня, веселил, рассказывал драгоценные актерские зарисовки, угощал по-царски, дарил цветы, целовал ручку при встрече и, случалось, исповедовался в своих грехах и романах. Его поведение и энергия декларировали безоговорочное приятие самой что ни на есть реальной, земной человеческой жизни, в которой он плавал как рыба в воде и был ее любимцем. Так называемая „достоевщина“, самокопание, надлом, как и любой отказ от земных благ, воспринимались им как поражение. Его доминирующей жизненной эмоцией было восхищение. Он рассказывал о том, как плакал от восторга, наблюдая парад королевских гвардейцев в Лондоне, и с такой же страстью говорил о своей мечте поселиться на речке с трогательным названием Шоша…»

Судя по поступкам, которые Миронов совершал в этом романе, влюбился он сильно. Однажды, когда они с Кореневой были в Ленинграде, он примчался на свидание к гостинице «Астория» на пожарной машине. Он стоял на ее подножке и, поражая всех пешеходов, потрясал в воздухе рукой как циркач-эквилибрист. В другой раз, уже в Москве, он привез своего друга-итальянца к Кореневой в четыре часа утра! И все для того, чтобы показать другу девушку, в которую был влюблен. Иностранец с интересом пообщался с Кореневой, после чего сразил Миронова признанием: «Это не женщина!» Миронов был в шоке: «А кто же это?» – «Это ребенок!» – последовал неожиданный ответ.

Роман Миронова и Кореневой длился недолго – всего лишь во время работы над телеспектаклем. Затем Миронов его собственноручно похоронил. Во время последнего свидания он сказал девушке: «Я понял – вы чистый человек с удивительной женской природой, но вас сломали, втиснули в форму, и вы уже ничего не можете с этим поделать».

Была ли в курсе этого романа Лариса Голубкина, неизвестно. Но даже если бы и знала, вряд ли отнеслась к этому серьезно. Она слишком хорошо знала своего мужа, чтобы бояться за благополучие своей семьи. За три года их брака Миронов не единожды кем-то увлекался, но вопрос об уходе из семьи ни разу не стоял. И жили они вполне благополучно.

Вспоминает Л. Голубкина: «В первое время он часто заводился по какому-либо поводу, и пару раз я ему сказала:

– Андрюша, я же тебя сюда не звала, я не собираюсь мелочиться, больше всего на свете я боюсь выяснения отношений. Мне это неинтересно, это пусто, это никому не нужно, кто лучше, кто хуже, кто главней и кто не главней, все распределится и разложится по своим полкам все равно…

Не было скандалов, мы совершенно не скандалили. Иногда, конечно, конфликтовали.

– Знаешь, Андрюша, – говорила я ему, – по-моему, ты меня совсем не любишь.

А он говорит:

– А я думаю как раз про тебя. Что ты не любишь…

Все равно получилось, что он оказался самым главным в нашем доме, ему не надо было даже размахивать кулаками, топать ногами. Он бывал грозным, но как-то по пустякам. Если Андрюша за что-нибудь брался в доме, то все вокруг тут же понимали: это главное, что он вообще сделает в жизни, – столько эмоций вкладывал! Злился, если его самолюбие хозяина страдало, самолюбие человека, который все умеет делать в доме лучше всех. Когда он ругался, мы с Машей смеялись. Хотя бы для примера. Помню, мы стол выносили, обхохочешься (маленький красивый старинный столик в кабинете, в Машиной детской). Он тут заорал, потому что это самолюбие заело: он не мог сообразить, как просунуть стол в дверь. Он разозлился и заорал. А Маша, крошка, подошла и говорит:

– Мам, чего это с ним?

Он вдруг очень удивился и спросил:

– Что, вы меня не боитесь?

Она говорит:

– Нет, пап, не боимся!

И тут же с него все как-то свалилось.

– Чего же я ору тогда? Для кого?..

В доме он ненавидел беспорядок, не переносил абсолютно, это было нечто! Устала, нет времени, все равно, дом должен быть идеальным, в любой момент. С первого взгляда трудно. На самом деле это очень хорошо. Скажем, я уезжала на гастроли, и как я уезжала из идеально аккуратного дома, в такой же дом я и приезжала…»

И вновь вернемся к театральному репертуару Миронова. В июне 77-го он выглядел следующим образом: 5-го – «Женитьба Фигаро», 7-го – «Горе от ума», 11-го – «Ремонт», 13-го – «Горе от ума», 15-го – «Клоп», 17-го – «Ревизор», 18-го – «Маленькие комедии…», 19-го – «Клоп» (днем), «Таблетку под язык» (вечером), 20-го – «Женитьба Фигаро», 22-го – «Клоп», 24-го – «Ревизор», 25-го – «Таблетку под язык», 26-го – «Ремонт», 27-го – «Маленькие комедии…», 28-го – «Горе от ума».

Июль начался с «Клопа» (2-го). 3-го Миронов играл в «Маленьких комедиях…». На следующий день по ТВ показали телеверсию спектакля «Безумный день, или Женитьба Фигаро» (19.25). 6 июля Миронов играл в «Ревизоре», 9-го – в «Горе от ума», 10-го – в «Маленьких комедиях…», 11-го – в «Горе от ума», 13-го – в «Ревизоре», 15-го – в спектакле «Таблетку под язык», 16-го – в нем же (днем) и в «Клопе» (вечером), 17-го – в «Горе от ума».

В том же июле Миронов вернулся в большой кинематограф. Как мы помним, последними его ролями на этом поприще были врач-стоматолог Маркел в «Шаге навстречу» и негодяй Илья в «Повторной свадьбе». На этот раз Миронов согласился пройти пробы на роль из разряда необычных – таких героев он до этого ни разу не играл. Речь идет о реальном персонаже времен начала ХХ века – подполковнике царской охранки (Варшавское отделение) Глазове в историко-революционном фильме Анатолия Бобровского «Особых примет нет» (о том периоде деятельности будущего председателя ВЧК Феликса Дзержинского, когда он, бежав из Вилюйской тюрьмы, жил в Польше (1902–1905 годы). Проба Миронова состоялась 18 июля с 9.00 до 18.00 в 3-м павильоне «Мосфильма». Его партнером был литовский актер Юозас Будрайтис. Стоит отметить, что на роль Глазова также пробовались Владимир Заманский и Олег Басилашвили.

19 июля Миронов играл в «Ремонте», 22-го – в «Женитьбе Фигаро», 24-го – в «Клопе».

25 июля он снова приехал на «Мосфильм», чтобы пройти пробы на роль Глазова. На этот раз его партнерами на съемочной площадке были две польские актрисы: Антковяк и Кованьска. Пробы проходили с 15.00 до 24.00. Это были последние пробы Миронова, после чего он был утвержден на роль Глазова. В остальных ролях в картине были заняты следующие актеры: Петр Гарлицки (Дзержинский), Данута Ковальска (Гуровская), Павел Панков (Шевяков), Эва Киви (Альдона), Донатас Банионис (Гартинг), Олег Басилашвили (Николаев), Олег Видов (Сладкопевцев), Юрий Назаров (Прохоров), Виктор Шульгин (Житомирский), Юрий Медведев (Джон) и др.

27 июля Миронов играл в «Ремонте», 29-го – в «Женитьбе Фигаро», 31-го – в «Маленьких комедиях…».

1 августа Миронов сыграл в «Ремонте», после чего его сезон в театре закончился (официальное закрытие состоялось 7-го). В Москве тогда установилась настоящая жара – плюс 30–31 градус, – и единственным спасением для москвичей были выезды на природу. Так, Миронов спасался от жары на родительской даче на Пахре.

12 августа по ТВ вновь показали один из самых смешных спектаклей Театра сатиры «Маленькие комедии большого дома» (20.30). Несмотря на то что за последние шесть лет его крутили по «ящику» неоднократно, аудитория у голубых экранов собралась многомиллионная. И снова «гвоздем» показа была новелла «Ограбление», где блистал дуэт Андрей Миронов – Спартак Мишулин. То, что вытворяли на сцене два этих артиста, доводило зрителей буквально до коликов. Особенно бурная реакция была на ту часть интермедии, где Муж (Миронов) показывал грабителю (Мишулин), как они с женой принимают гостей Птичкина, Сичкина и Чумичкина.

В конце августа Миронов отправился в очередной зарубежный вояж. На этот раз в составе делегации Госкино СССР он посетил с дружественным визитом Мадагаскар и Мозамбик, где до этого еще ни разу не был. Поездка произвела на него неизгладимое впечатление. Домой он вернулся в начале сентября, причем не с пустыми руками – привез родным и друзьям экзотические сувениры.

Спустя несколько дней Миронов отправился в новое путешествие. На этот раз его путь лежал в сердце «загнивающего» Запада – Соединенные Штаты Америки. И эта поездка тоже проходила под киношным флагом – ее организовал Союз кинематографистов СССР, членом которого Миронов был вот уже более десяти лет.

Очередной сезон в Москве Театр сатиры открыл 14 сентября. В тот день показали спектакль «Многоуважаемый шкаф», в котором Миронов занят не был. Он объявился перед зрителями только 17-го в спектакле «Ремонт», а 21-го – в «Женитьбе Фигаро». После чего пребывание театра в Москве временно закончилось: 22 сентября он отправился с гастролями в Югославию, где принял участие в Белградском международном театральном фестивале БИТЕФ. Выступив на нем, «Сатира» отправилась в гастрольный тур по стране, объехав с двумя спектаклями – «Клоп» и «Горе от ума» – четыре города: Загреб, Баня-Луке, Сараево, Тузла.

На родину «сатировцы» вернулись 6 октября. А два дня спустя Миронов уже играл в «Женитьбе Фигаро». Далее шли: 9-го – «Таблетку под язык», 18-го – «Клоп», 22-го – «Маленькие комедии…».

26 октября по ТВ показали очередной фильм с участием Миронова – «А если это любовь?» (21.30).

28 октября Миронов играл в «Горе от ума», 29-го – в «Клопе», 30-го – в спектакле «Таблетку под язык».

Ноябрь начался с «Ревизора» (1-го). Затем Миронов играл в «У времени в плену» (2-го и 7-го). В праздничный день 60-летия Великого Октября в семье одного из близких друзей Миронова – Александра Ширвиндта – случилась беда: сын Ширвиндта Михаил едва не угодил за решетку. Дело было так.

Михаил учился на третьем курсе Щукинского училища и в славный день 7 ноября 1977 года вместе с двумя своими приятелями шутки ради сорвал с ворот Архитектурного института государственный флаг. Молодые люди не придумали ничего лучше, как начать дурачиться: бегали с флагом по улице, подкидывали его в воздух, при этом громко улюлюкали. За этим занятием их и застукал милиционер, которого вызвал к месту происшествия институтский сторож. Далее послушаем самого Михаила Ширвиндта:

«Милиционер сказал: „Та-ак…“ Друзья тут же бросили флаг и выбежали в подворотню. За ними со словами „стой, стрелять буду“ побежал милиционер. А я остался один… Тогда одним касанием я перепрыгнул через какой-то жуткий забор и оказался в еще более маленьком дворике. И надо было сидеть себе спокойно, потому что там меня никто в жизни бы не нашел! Но у страха глаза велики… Я перелез обратно, забежал в ближайший подъезд. Врываюсь в какую-то квартиру, вижу – старуха стоит у плиты. Я как заору: „Где у вас сортир?“ Она мне – туда. Забегаю в сортир, сижу там и думаю – а что я здесь делаю-то? Ведь даже если меня никто не преследовал, то старуха уже точно сейчас позвонила в милицию!

Тогда я спускаюсь вниз, приоткрываю дверь подъезда, смотрю в одну сторону – никого. Выхожу, смотрю в другую сторону, а там – «воронки», толпа народу, все мигает… В общем, уйти мне не удалось. А дальше все было очень неприятно. Меня привели к следователю, стали допрашивать. И главное, что в эту же ночь документы с нашим делом были уже на столе у Гришина, тогдашнего секретаря МК партии, который написал санкцию «разобраться и наказать». Потом на помощь уже было брошено все – и здоровье, и силы родителей… К счастью, попался какой-то уникально порядочный следователь, который прекрасно понимал, что какие-то идиотские балбесы просто дурью маялись, а все шло к тому, что их надо посадить на семь лет…»

Кроме следователя, который вел это дело, ребятам здорово помогли и другие люди. В частности, Андрей Миронов. В свое время с ним в одном классе учился Михаил Мишин, который в те годы занимал должность первого секретаря горкома ВЛКСМ. Миронов обратился к нему за помощью, и тот сделал все, чтобы Михаил Ширвиндт получил минимальное наказание. Парня не стали сажать, но из комсомола и театрального училища все-таки исключили. Он потом устроится работать монтировщиком сцены в театр «Современник», а в наши дни дорос до ведущуго популярной телепередачи «Дог-шоу». Но вернемся в ноябрь 77-го.

11-го Миронов вышел к зрителям в костюме Фигаро. 15-го это был уже костюм современного героя – Мужа из «Маленьких комедий большого дома», 16-го – костюм Хлестакова («Ревизор»), 18-го – Чацкого («Горе от ума»), 21-го – Олега Баяна («Клоп»), 27-го – колхозника Шведа («Таблетку под язык»), 28-го – Паши-интеллигента («Ремонт»), и 29-го – снова Фигаро.

В ноябре свет увидел первый долгоиграющий диск «Андрей Миронов», на котором были записаны 16 песен: «Танго „Рио“, „Песня Остапа“, „Песня на пароходе“ (все – Г. Гладков – Ю. Михайлов; из т/ф „12 стульев“), „Остров невезения“ (А. Зацепин – Л. Дербенев; из к/ф „Бриллиантовая рука“), „Песня черного кота“ (Г. Гладков – Ю. Энтин; из м/ф „Голубой щенок“), „Дуэт Флоридора и Урсулы“ (В. Лебедев – В. Уфлянд; из т/ф „Небесные ласточки“; в дуэте с Н. Балафиной), „Песенка о шпаге“, (Е. Крылатов – Ю. Энтин; из к/ф „Достояние республики“), „Что будет, то и будет“ (Е. Крылатов – Б. Ахмадулина; из к/ф „Достояние республики“), „Песенка о шляпке“, „Женюсь, женюсь“ (обе – И. Шварц – Б. Окуджава; из т/ф „Соломенная шляпка“), „Улыбайтесь“ (М. Блантер – В. Масс, М. Червинский; в дуэте с Л. Голубкиной), „Давай поговорим“ (Э. Ханок – И. Резник), „Воспоминание о прошлом“ (текст – М. Львовский), „Джон Грей“ (М. Блантер – В. Масс), „Коломбо“ (П. Герман), „Таити-трот“ (В. Юманс – К. Подревский).

В начале декабря Миронов играл в следующих спектаклях: 3-го – «Ремонт», 5-го – «Таблетку под язык».

9 декабря на «Мосфильме» начались съемки фильма Анатолия Бобровского «Особых примет нет», где Миронов играл роль из разряда отрицательных: он изображал хитрого и проницательного подполковника царской охранки Глазова, который выслеживает видного революционера Феликса Дзержинского. Первый съемочный день Миронова датирован 12 декабря. В 10 часов утра в 8-м павильоне «Мосфильма» начали снимать эпизод из середины фильма «в кабинете Шевякова» (начальник Глазова) с участием Миронова, Панкова, Карташева, Моталовского. Съемки длились до одиннадцати вечера.

13 декабря Миронов играл в «Маленьких комедиях…».

Утром 14-го он снова приехал на «Мосфильм», где в 11.30 состоялись очередные съемки фильма «Особых примет нет». Были сняты кадры из самого конца ленты – Глазов у министра внутренних дел России Дурново. Отснявшись, Миронов отправился в Театр сатиры, где тем же вечером состоялся спектакль «Горе от ума».

15 декабря съемки фильма продолжились: был снят эпизод «в кабинете Глазова» из начала фильма. Съемки длились до 18.30. На следующий день Миронов был на «Мосфильме» в 9 утра: снимали «кабинет Глазова» из начала и середины картины с участием Миронова, Панкова, Пяткова и Ковальской. Съемки продлились до 19.30, но Миронов уехал раньше – вечером ему предстояло играть в «Ревизоре». На этом его участие в съемках фильма «Особых примет нет» временно прекратились, и он целиком сосредоточился на спектаклях.

17 декабря Миронов с утра был на репетиции, а вечером играл в «Маленьких комедиях большого дома». 20-го это было «Горе от ума», 21-го – «Ремонт», 23-го – «У времени в плену», 24-го – «Клоп», 26-го – «Женитьба Фигаро», 28-го – «Клоп».

В предверии Нового года телевидение побаловало зрителей водевилем «Соломенная шляпка» (21.30).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

340 1977

Из книги автора

340 1977 5 мая 1977 г.Около месяца пробыл в санатории 4-го управления «Русское поле». Стоит этот совсем новый санаторий в нескольких километрах от г. Чехова (б. Лопасня), посреди громадного березняка, на земле, некогда принадлежавшей Ланским. В трех километрах отсюда находится


1977

Из книги автора

1977 13 мартаВысоцкий не пришел на «Пугачева», заменили «Гамлета» на «Обмен» вчера. Что-то тоже он перемудрил со своей жизнью. Чего, казалось бы, не хватает: талант, слава, успех повсюду и у всех? Ведь он этак сорвет парижские гастроли.2 апреляМои домашние неурядицы и диалоги


1977

Из книги автора

1977 Январь 1977 7 январяСнял пробы к «Сталкеру»: Солоницын, Гринько, Кайдановский Еще не видел. Болен.Премьера «Гамлета» откладывается на 28-е (вместо 21-го) оттого что Чурикова с Панфиловым уехала отдыхать. Меня даже не соизволила поставить в известность. Где? В какой стране?


1977

Из книги автора

1977 1977 год начался с «12 стульев»: 2 января ТВ устроило премьеру первых двух серий телефильма Марка Захарова. Время показа было выбрано самое удачное: 18.35–21.00. Самое удивительное, что Миронов мог бы эту премьеру не увидеть, поскольку у них с Голубкиной… не было телевизора. Но


1977

Из книги автора

1977 2, 8–9 января – премьера по ТВ телефильма «12 стульев» (роль Остапа Бендера).Март – на студии «Диафильм» вышел диафильм «Андрей Миронов» (автор сценария Борис Поюровский).Лето – официально оформил брак с Ларисой Голубкиной.1 августа – Театр сатиры закрыл сезон в


1977

Из книги автора

1977 Февраль – «Поет Андрей Миронов» (гибкая пластинка): «Белеет мой парус…», «Танго» (обе – Г. Гладков – Ю. Михайлов; т/ф «12 стульев»), «Песенка о шляпке», «Женюсь, женюсь» (обе – И. Шварц – Б. Окуджава; т/ф «Соломенная шляпка»).Ноябрь – «Андрей Миронов» (диск): «Танго „Рио“,


1977

Из книги автора

1977 В искусстве не может быть компромиссов, не может искусство заниматься отображением действительности, хотя бы потому, что ее, действительности, просто нет. Впрочем, она существует, но существует как некая карикатурная гармония, в воображении ничтожных


1977

Из книги автора

1977 13 марта 1977Высоцкий не пришел на «Пугачева», заменили «Гамлета» на «Обмен» вчера. Что-то тоже он перемудрил со своей жизнью. Чего, казалось бы, не хватает: талант, слава, успех повсюду и у всех? Ведь он этак сорвет парижские гастроли.2 апреля 1977Мои домашние неурядицы и


1977

Из книги автора

1977 Театральный год начался для Высоцкого 5 января: на сцене Таганки он играл принца Датского Гамлета. А два дня спустя уже метался по сцене родного театра в роли Хлопуши в спектакле «Пугачев».Вечером того же пятничного дня, 7 января он выступал с концертом на АЗЛК. Стоит


1977 год

Из книги автора

1977 год Февраль, 1Ночь перед распределениемМаленькое седое облачко протиснулось в приоткрытую форточку. Что-то хрустнуло. Заскулил Ванька, пришлось встать с постели и уложить его в прихожей на подстилку. Закрыл дверь, а он стал ее царапать. Подумал – не буду обращать на


1977

Из книги автора

1977 ЯНВАРЬ Начало января Пугачёва встретила в прекрасном расположении духа: во-первых, она успешно сдала сессию в ГИТИСе и отправилась на каникулы, во-вторых — в одной из газет её назвали лучшей певицей минувшего года. Этой газетой был «Московский комсомолец», а дорогой


1977 год

Из книги автора

1977 год Информации о приездах Высоцкого в Ленинград в 1977 году


Ice Age (1977)

Из книги автора

Ice Age (1977) I’ve seen the real atrocities,Buried in the sand,Stockpiled safety for a few,While we stand holding hands.I’m living in the Ice age,I’m living in the Ice age,Nothing will hold,Nothing will fit,Into the cold,It’s not an eclipse.Living in the Ice age,Living in the Ice age,Living in the Ice age.Searching for another way,Hide behind the door,We’ll live in holes and disused shafts,Hopes for little more.I’m living in the Ice age,I’m living in the Ice age,Nothing will