Глава 12 Во имя чего?

Глава 12

Во имя чего?

В мае 1945 года в свет появляется любопытная «Декларация Провода украинских националистов после окончания Второй мировой войны в Европе». Как говорится в истории ОУН—УПА в ней, «провод ОУН подчёркивал, что главной идейно-политической основой деятельности ОУН и УПА была и остаётся идея Украинского самостоятельного соборного государства. В освободительной борьбе начинается тяжелейший период. На судьбу их поколения выпало продолжать работу по созданию самостоятельной Украины независимо от того, победят ли они в этой борьбе.

По отношению к русскому и другим народам, которые входили в состав СССР, было заявлено, что Сталин и Коммунистическая партия создали и поддерживают тоталитарный режим, который принёс много бед и страданий самому русскому народу подобно тому, как гитлеровцы привели немецкий народ к трагедии. Поэтому задача состоит в том, чтобы бороться против сталинской тоталитарной системы, а не против русского народа. Условия, в которых вела борьбу УПА в послевоенное время, были чрезвычайно тяжёлыми. Против неё были брошены значительные силы НКВД, НКГБ (с 1946 г. МВД, МГБ), регулярные части, истребительные батальоны. В боевых подразделениях УПА было много потерь. Однако, как отмечалось в постановлениях конференции ОУН-Б в июне 1946 г., революционное украинское движение героически выдержало массовый террор большевистских вооружённых сил, так что оккупанту не удалось ни уничтожить революционное движение и Организацию украинских националистов, ни запугать народ репрессиями и заставить отказаться от участия в революционной борьбе.

Во избежание больших жертв в открытой вооружённой борьбе конференция приняла решение перейти на подпольные формы деятельности. В июле 1946 г. было издано «Воззвание главного командира к УПА», в котором отдал приказ переходить в подполье. Были расформированы регулярные курени и сотни УПА, подпольные диверсионные группы, которые вели боевые действия методом внезапных нападений на подразделения спецвойск и регулярные части».

В документе другой стороны, датированном ещё 17 января 1945 года, нарком госбезопасности УССР Савченко докладывал «об ухищрениях, применяемых бандитами ОУН—УПА»: «Возросших удар НКВД—НКГБ по разгрому оуновского подполья и бандформирований УПА и усилившееся в связи с этим стремление населения западных областей Украины к оказанию активной помощи нашим органам и войскам понуждают СБ и руководителей бандформирований УПА при проведении своих бандитских налётов становиться на путь провокационных ухищрений и маскировки бандитов под бойцов и офицеров Красной Армии, войск НКВД и сотрудников НКВД и НКГБ.

Бандиты, прикрываясь формой войск Красной Армии и наших органов, зачастую с орденами и медалями Советского Союза, группами появляются в сёлах и под видом офицеров и бойцов Красной Армии или сотрудников НКВД—НКГБ в ряде мест проводят свою террористическую и другую подрывную деятельность, уничтожают низовой советско-партийный актив, официальных работников наших органов, агентурно-осведомительную сеть и членов их семей.

Находясь под постоянным страхом возрастающего внедрения нашей агентуры в ОУН и бандформирования УПА, СБ прибегает к убийству всех лиц, вызывающихся по каким бы то ни было причинам в органы НКГБ и НКВД. Семьи заподозренных в связях с нами, как правило, также уничтожаются СБ.

Из числа зафиксированных нами фактов ухищрений бандитов в проводимой ими террористической и подрывной деятельности следует отметить:

6.10.44 года в селе Волощино Старосамборовского района Дрогобычской области, бандитами, одетыми в форму милиции, повешен председатель сельского совета Кричковский Михаил Иванович.

В тот же день в селе Караевичи, Ровенского района, Ровенской области, бандгруппа численностью до 15 человек, одетых в форму войск НКВД, ворвалась в дом местной жительницы Мельник и предложила ей отвести их к председателю сельсовета.

Выполнить требования бандитов Мельник отказалась, за что была избита шомполами, а затем в присутствии остальных членов семьи расстреляна.

10.10.44 года в селе Сварзево, Краснянского района, Львовской области 3 вооружённых бандита, одетых в форму военнослужащих Красной Армии, внезапно напали на сотрудника Краснянского РО НКГБ, обезоружили его, отобрали документы, а затем нанесли ему несколько огнестрельных ранений и скрылись.

19.10.44 г. в село Подберезцы, Залещицкого района, Тернопольской области ворвалась бандгруппа УПА в количестве 4 человек, одетых в форму бойцов Красной Армии, и, выдав себя за сотрудников НКВД, забрала 14 человек призывников, 1924 года рождения, и увела их в лес.

27.10.44 года в И часов дня бандгруппа в количестве 12 человек, одетых в форму офицерского и рядового состава Красной Армии, совершила налёт на сельсовет села Шубренцы-Борисполе, Садогородского района, Черновицкой области, где проводилось совещание местного советского актива.

Разогнав актив, бандиты зверски убили председателя сельсовета Старого и лейтенанта войск НКВД, трупы которых оставили в подожжённом ими помещении сельсовета.

Бандитами убит также уполномоченный по вербовке рабочей силы в Донбасс Ленский Пётр Иванович.

29.10.44 г. бандгруппа в количестве 12 человек, одетых в форму военнослужащих Красной Армии, совершила налёт на Комаровский сельсовет Почаевского района Тернопольской области.

Бандиты уничтожили все документы и, забрав с собой председателя и секретаря сельсовета, скрылись.

30.10.44 г. в 6 часов вечера в Ивано-Золотовский сельсовет Злотопотоцкого района Тернопольской области зашли 9 бандитов, одетых в форму военнослужащих Красной Армии, и, выдав себя за сотрудников НКВД, прибывших в село для мобилизации населения в Донбасс, потребовали от находившегося там секретаря сельсовета собрать истребительный батальон. По прибытии в сельсовет бойцов истребительного батальона К. и П. последние были убиты бандитами…» (ЦА ФСБ РФ. Ф. 7, Оп. 3, Д. 803).

А 12 декабря 1944 года нарком внутренних дел СССР докладывал председателю Госкомитета обороны Сталину, что 29 ноября банда численностью до 180 человек совершила нападение на с. Белый Камень Олесского района Львовской области. Оцепив под видом войск НКВД село, бандиты собрали якобы для проведения государственных хлебопоставок 18 бойцов истребительных батальонов и расстреляла их. Бандиты также убили второго секретаря ЛКСМУ, заведующего районо, участкового, уполномоченного РО НКВД и семерых бойцов Красной Армии. С собой они увели председателя и секретаря сельсовета, захватили оружие и подорвали автомашину, на которой приехали в село упомянутые выше бойцы Красной Армии (ЦГАООУ. Ф. 1, Оп. 23, Д. 962).

Такая тактика борьбы оборотней из УПА однозначно носила провокационный характер. Её методам оуновцы могли обучиться только в немецком абвере. Например, батальон «Нахтигаль» в 1941 году в форме бойцов и командиров Красной Армии выполнял особые функции своих покровителей точно таким же образом. Тут же вспоминаются слова Васыля Кука… Красиво он говорил… Лично мне запомнилось…

Примечательно, что при проведении операций по ликвидации националистических бандформирований во вскрытых бандеровских схронах и бункерах сотрудники Смерша и НКВД постоянно находили не только военную форму и документы, удостоверяющие личность, но и в больших количествах ордена и медали СССР. Так, например, при ликвидации проводника ОУН Карпатского края Я. Мельника (Роберта) 1 ноября 1946 года в его схроне были обнаружены целых 28 орденов и медалей СССР. Кроме того, чекисты изъяли: 11 партийных билетов, 9 кандидатских карточек, 30 комсомольских билетов, 180 военных билетов, 55 красноармейских книжек, 78 советских паспортов и т. д. (ЦГАООУ. Ф. 1, Оп. 23, Д. 2961).

О других методах их повстанческой деятельности можно прочитать в «Политдонесении» в адрес члена Военного совета Прикарпатского военного округа генерал-полковника Мехлиса (от 29 сентября 1945 г.): «В районах размещения войск Армии за последнее время отмечается значительная активизация в действиях бандеровских банд.

По данным оперативного отдела штаба Армии и политорганов соединений установлено наличие бандитских групп в районах: Чертежне до 1500 человек; Петровце — Янковце — Лукановце до 1.500 человек; Прубка до 200 человек; Хребтоватке — Хедь до 500 человек; Каменице — Липаны до 85 человек; Русска — Мокра до 200 человек; Дубове до 200 человек; Лозы — Синий Бар до 200 человек; Отльшаны до 200 человек, а также в районе дислокации частей 140-й дивизии и сёлах прилегающих к городу Станислав (Тысменица, Угореики). Бандиты вооружены карабинами, винтовками, автоматами, пулемётами. Кроме того, имеют взрывчатые вещества и гранаты.

Бандеровцы действуют группами, нападают на военнослужащих одиночек или следующих малочисленными группами (3–4 человека), на одиночно движущиеся подводы и автомашины.

23 сентября в районе села Тысменица, в 7—8-километрах от города Станислава, бандеровцы смертельно ранили заместителя начальника Политотдела 38-й Армии тов. Голубева и легко ранили начальника автоотдела Армии подполковника тов. Харциева.

В ночь с 17 на 18 сентября в селе Яблунувка бандеровцами похищен младший сержант 871 отдельного зенитного дивизиона Попов.

В ночь с 19 на 20 сентября в селе Глубочек захвачены бандеровцами военнослужащие 167-й дивизии рядовые Кохин и Котин. Захваченные подвергались мучительным пыткам, так бандиты у красноармейцев Козина оторвали левое ухо, выкололи глаза, топором разрубили челюсть и шею, ноги и руки обожгли огнём.

Террористические акты совершаются также и против гражданских лиц. 7 сентября в селе Чёрный Поток группа бандеровцев обстреляла находившихся там работников Райсовета.

12 сентября в селе Нижний Вербиш бандеровцы запретили крестьянам вывозить хлеб в счёт Госпоставок.

14 сентября в этом-же селе, за отказ сотрудничать с бандеровцами, убиты девушка и её брат — подросток, а мать тяжело ранена. сентября в селе Соново, у финагента бандеровцы отобрали 5 тысяч рублей денег. сентября в селе Верхний Вербиш бандеровцы повесили двух граждан села. В этом же селе они распространили листовки, требующие сдавать хлеб на нужды УПА…» (Архивная служба ВС РФ. Ф. 141, Оп. 244822, Д. 2).

Ответом на такого рода действия УПА могли быть соответствующие мероприятия госбезопасности и органов внутренних дел УССР.

Например, 28 октября 1947 года Л. Каганович, Н. Хрущёв и В. Абакумов докладывали И.В. Сталину «О борьбе с подпольным движением в западных областях Украины»:

«Чекисты и оперативные войска МГБ проделали значительную работу по борьбе с националистическим оуновским подпольем и его вооружёнными бандами в западных областях Украинской ССР.

За 9 месяцев 1947 года захвачены живыми при боевых операциях и арестованы 13 107 и убиты 3391 бандитов. Из этого числа убиты и арестованы 1103 руководящих лиц оуновского подполья и банд.

За это же время захвачено у бандитов оружия: пушек, противотанковых ружей, миномётов — 23, пулемётов — 259, автоматов — 1544, винтовок — 2966, пистолетов — 1855, гранат — 3458, мин — 2782, раций — 7 и патронов около 500 000.

21—22 октября 1947 года была проведена операция по выселению семей осуждённых, убитых и находящихся на нелегальном положении бандитов. Выселено 77 806 человек, т. е. 26 644 семьи.

В проведении этой операции принимали участие свыше 40 000 чекистов, офицеров и солдат войск МГБ…» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1516).

Что ж, о преступлениях оуновцев, бандеровцев, повстанцев можно говорить долго и упорно. И это притом, что сами они уже многое запамятовали…

Как пишет доктор исторических наук, профессор Л.А. Поддубный, «В УПА существовал обычай освящения орудий убийства накануне «акции», для чего был создан т. н. институт «лесных» священников УАПЦ и УГКЦ. Эти священники были настоящими убийцами с крестами на груди. Они не только совершали религиозные обряды над грудами холодного оружия: топорами, вилами, косами, ножами, штыками и саблями, но и сами охотно пользовались ими, участвуя в кровавых оргиях участников «армии бессмертных».

Среди палачей СБ были свои чемпионы, которые по указанию таких, как Р. Шухевич, собственноручно умертвили сотни невинных людей.

Так, референт СБ Ковельского окружного провода ОУН «Федось» Микола Гаврилюк 2 марта 1946 года рассказал, что вместе с краевым референтом СБ Петром и следователем Борисом провёл чистку бригады УПА «Ярко», в процессе которой замучили 60 уповцев. Федось подчеркнул: «…Лично мною были задушено 100 неблагонадёжных участников ОУН, на территории Ковельского округа».

В «хронике СС стрелковой дивизии «Галичина», которая велась её Войсковой управой, имеется следующая запись: «20.03.44 г.: Есть на Волыни который, вероятно, уже в Галичине украинский повстанец, который бахвалится, что своей Мотузкой удавил 300 душ поляков. Его считают героем».

В приговоре суда от 21.03.1952 г. по обвинению следователя СБ Журавинского надрайонного провода ОУН И. Ленива констатировалось: «…за время своего пребывания в банде украинских буржуазных националистов подсудимый Ленив лично, сам убил, замучил и удушил различными способами около двухсот человек советских граждан — мужчин, женщин и стариков, а также присутствовал и принимал участие вместе с другими бандитами в убийстве свыше 50 человек — советских граждан. С целью удушения советских людей подсудимый Ленив всегда носил в кармане верёвку…».

Вчитываясь в эти сроки, хочется понять, что это была за такая повстанческая армия.

Армия вообще-то — это совокупность вооружённых сил государства. Повстанец — это участник восстания, мятежа. Ничего этого нельзя сказать про УПА. Для неё больше подходит — бандитская армия или армия бандитов. Ведь по крайней мере в русском языке слово «банда» буквально означает: разбойная группа; шайка. Вооружённая банда. Или группа людей, действующих нечестно, противозаконно! А у банды или армии бандитов была и соответствующая тактика.

Так, по утверждению О. Россова, окончательное оформление такая тактика УПА «получила на совещании верхушки подполья в Рогатинских лесах Станиславской области (возле с. Голодивка) в августе 1945 года. Центральный провод ОУН решил полностью переподчинить подразделения УПА территориальным проводам ОУН, а заодно и реорганизовать саму структуру подполья. Теперь оно состояло из Центрального провода на Украине и двух так называемых больших краевых проводов — «Северо-Западные Украинские Земли» («ПЗУЗ») и «Галичина». Краевой провод «ПЗУЗ» состоял из маленьких краевых проводов «Москва» (Волынская область, ряд южных районов Белоруссии), «Одесса» (Ровенская обл. и часть Тернопольской) и «Подолье». В Краевой провод «Галичина» входили «малые» краевые проводы «Буг-2» (Львовщина) и «Карпаты—Запад» (Карпатский край и Буковина). Основными звеньями ОУН выступали окружные, надрайонные (по 2–6 в окружном), районные (по 3–5 в надрайонном), кустовые и станичные проводы (последние — на уровне населённого пункта).

Суть новой тактики заключалась в переходе к действиям мелкими группами, по 10–15 человек, способными быстро маневрировать и менять места дислокации. Открытые вооружённые выступления и столкновения с частями Красной Армии и ВВ минимизировались, а основной удар переносился на гражданскую администрацию и лиц, сочувственно относящихся к советской власти. Разве это армия, которая, реализуя новую тактику, законспирировавшись, повела, по сути, «бункерную войну»?

Её «объектами нападений становились партийные, комсомольские и советские работники, колхозная администрация, а также так называемые подсоветчики — сельский актив и простые колхозники, специалисты, прибывшие из других областей УССР».

Мелкие подразделения УПА совершали действия, направленные на уничтожение хлеба и сельскохозяйственных машин, совершали диверсии на железной дороге.

Они регулярно уничтожали МТС, спиртзаводы, клубы, колхозное и совхозное имущество. Но самое страшное, что страдали прежде всего обыкновенные люди.

Например, 21 июня 1948 года в конюшне Львовского государственного университета было обнаружено множество отрубленных человеческих ног. В ходе расследования были обнаружены 18 обнажённых и изуродованных трупов, которые были идентифицированы как 17 женских и один труп подростка. В чём была их вина? Ответа на этот вопрос так и никто не нашёл.

По сводным данным советских архивов за 1944–1956 годы, в результате подобных действий УПА и вооружённого подполья ОУН погибли:

— 2 депутата Верховного Совета УССР;

— 1 глава облисполкома;

— 40 глав гор- и райисполкомов;

— 1454 глав сельских и поселковых Советов;

— 1235 других советских работников;

— 5 секретарей городских и 30 районных комитетов Компартии УССР;

— 216 прочих работников партийных органов;

— 205 комсомольских работников;

— 314 глав колхозов;

— 676 рабочих;

— 1931 представитель интеллигенции, включая 50 священников;

— 15 355 крестьян и колхозников;

— 860 детей, стариков, домохозяек» («Википедия», УПА). Вот результат такой тактики и таких «боевых действий» УПА.

Даже судя только по этим цифрам, видно, против кого эта «армия» воевала и кого уничтожала. И я снова вспоминаю слова Васыля Кука. Как не вспомнить!

Только поэтому в изменившихся условиях, в борьбе с ОУН— УПА ограничиваться только военными действиями было уже невозможно. О. Россов: «26 февраля 1945 года в Киеве состоялось заседание Политбюро ЦК КП (б) У, на котором было принято постановление, во многом определившее дальнейшие действия советской стороны в борьбе с националистическим подпольем в Западной Украине. В постановлении говорилось: «…Если недавно в большинстве западных областей Украины были банды, насчитывающие по 400–500 человек, то в настоящее время… все крупные банды ликвидированы, а многие главари… уничтожены или арестованы.

…Потерпев крупное поражение, украинско-немецкие националисты в последнее время меняют свою тактику и методы борьбы с советской властью и переходят главным образом к террору и диверсии. Действуют мелкими бандами, которые стараются маневрировать и не принимать открытых боёв, а политическая сетка ОУН с целью сохранения своих кадров уходит в глубокое подполье.

Это требует коренным образом изменить нашу тактику и методы борьбы с украинско-немецкими националистами.

ЦК КП (б) У обязывает обкомы и райкомы КП (б) У, наркома внутренних дел г. Рясного, наркома госбезопасности т. Савченко, начальников погранвойск НКВД тт. Бурмака и Демшина, начальника внутренних войск НКВД Украинского округа т. Марченко, областные и районные органы НКВД и НКГБ: для уничтожения каждой мало-мальски крупной банды выделять специальный, подвижной боевой отряд с включением в него хорошо подготовленных разведчиков, оперативных, партийных и советских работников…»

Теперь районы, где действовали формирования ОУН—УПА, разбивались на оперативные участки в административных границах области. А в них создавались оперативные группы, в каждую из которых включалось определённое количество подразделений и частей внутренних войск и оперативных работников НКВД.

Оперативно-войсковые или чекистско-войсковые группы осуществляли поиск и нейтрализацию участников националистических бандформирований. Такие группы оказались наиболее оптимальными в системе взаимодействия внутренних войск и оперативных сотрудников. Правда, при соответствующем агентурном обеспечении.

Считается, что ликвидация подполья ОУН в СССР была завершена к 1952 году, хотя отдельные проявления регистрировались до 1956 года.

Как пишет Г.З. Санников, «к концу лета 1953 года было установлено несколько десятков вооружённых формирований, небольших групп и одиночек, терроризировавших население, державших в напряжении сотрудников территориальных органов ГБ, два мотомехдивизиона, отдельные части погранвойск, всю милицию и часть советской границы, проходившую по территории Западной Украины».

Так, 5 марта 1950 года сотрудники МГБ во главе с генерал-лейтенантом П.А. Судоплатовым установили, что Шухевич находится в помещении кооперативной лавки в селе Белогорща под Львовом.

С этой целью Павел Анатольевич в течение шести месяцев в 1949–1950 годах безвыездно находился во Львове, где возглавлял оперативную группу по розыску и ликвидации Шухевича-Чупринки. Вместе с ним находился генерал В.А. Дроздов.

Когда Шухевича окружили, то этот генерал предложил ему сложить оружие, только в этом случае гарантируя сохранение жизни. Но «в ответ прозвучала автоматная очередь. Шухевич, пытаясь прорвать кольцо окружения, бросил из укрытия две ручные гранаты. Завязалась перестрелка, в результате которой Шухевич погиб» (П.А. Судоплатов).

«Как указывал в своей книге П.А. Судоплатов «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930–1950 гг.»: «После смерти Шухевича движение сопротивления в Западной Украине пошло на убыль и вскоре затихло… Крах украинской «эпопеи» наступил через год…

Действительно, после ликвидации Шухевича движение резко пошло на убыль, но далеко не затихло. И до «краха украинской «эпопеи» было ещё далеко.

В те годы руководство МГБ стремилось как можно быстрее доложить в правительство о положительных результатах, тем более в таких вопросах, как ликвидация, как тогда их называли, «остатков бандоуновского подполья». Действительно, имевшие место в период 1944–1945 годов крупные стычки оуновских формирований с частями Красной Армии и НКВД ушли в прошлое, прекратились рейды отрядов УПА по территории Правобережной Украины. Ушли в прошлое, но остались в памяти оперработников случаи захвата оуновскими отрядами на 8—10 часов райцентров, в частности, таких, как Турка, Борыня, Сколя Дрогобычской области в 1947 году. Оуновцев тогда выбивали танками. То было время, когда в лесах Западной Украины действовали оуновские отряды, или, как их называли в подполье, курени, по 600–800 штыков. После ухода на Запад в 1947–1948 годах остатков разбитой ранее дивизии СС «Галичина» и крупных отрядов УПА, с боем прорвавшихся через территорию Словакии в Западную Германию, открытых крупных боёв уже не было. Однако ещё в 1950–1952 годах активно действовали оуновские группы по 8—12 человек, вооружённые автоматическим оружием, имевшие свои базы и укрытия, а также связь с 34 ОУН и ЗП УГВР. Эти зарубежные центры, связанные с ЦРУ и английской разведкой, забрасывали по воздуху своих эмиссаров, обеспечивая материальную и моральную поддержку оуновскому подполью. Вплоть до 1954 года над территорией Украины летали самолёты США и Англии, сбрасывая груз и эмиссаров-парашютистов, снабжая подполье оружием, боеприпасами, продуктами, документами, деньгами. Были зафиксированы случаи, когда части американской армии, дислоцированные на территории Западной Германии, специально проводили маневры с применением транспортной авиации, и, якобы сбившись с курса, самолёты проникали в воздушное пространство Советского Союза и оказывались над нужным им районом Западной Украины, а парашютисты были экипированы в форму ВС США. Так осуществлялось прикрытие операции. Как правило, самолёты приближались к воздушному пространству Украины с севера, резко снижались, с тем, чтобы войти в широкую и многокилометровую долину вдоль реки Днестр, избегая обнаружения их нашими радарами. Дело в том, что долина реки Днестр обрамлена с обеих сторон достаточно высокими холмами, высота которых — 300–350 метров над уровнем моря. Самолёт как бы попадал в своеобразное ущелье и исчезал с экранов локаторов служб ПВО. Выброска людей и грузов осуществлялась с высоты 200–250 метров. Все четыре двигателя этих мощных винтокрылых машин работали на малых оборотах, не производя большого шума. Операция длилась не больше нескольких секунд, а затем самолёт на максимальной мощности резко взмывал вверх, набирал высоту и уходил через Польшу на север, на базу во Франкфурте-на-Майне (ФРГ). Советские локаторы фиксировали смолёты на далёких подступах на большой высоте, по мере их приближения к советскому воздушному пространству объявлялась тревога, поднимались истребители со Стрыйского аэродрома Дрогобычской области. Но пока истребители набирали высоту и наводились службой ВНОС на самолёт, нарушитель входил в днестровскую долину», — рассказывает Г.З. Санников.

Правда, другой чекист, В. Чуб считает несколько иначе: «Никакой активности банды в 1950–1952 гг., как пишет Санников, не проявляли и связи с закордоном не имели. Связь с ЗП и 34 и, естественно, с разведчиками велась КГБ через захваченных шпионов. О том, что до 1954 г. вольготно летали над Украиной иностранные самолёты и сбрасывали на банды ОУН шпионов, — вымысел. Последний американский самолёт был в августе 1953 г., сбросил двух шпионов, которые были сразу захвачены, ибо шли на подставленные нами базы. Планировалось самолёт сбить, но не удалось. Последний английский самолёт был летом 1951 года, сбросил группу Матвиейко, которую сразу захватили. В дальнейшем англичане забрасывали шпионов на воздушном шаре и пешком».

Тот же Санников утверждает, что «смерть Шухевича настолько потрясла руководителей подполья, что только в июле 1950 года по своим каналам Лемиш направил… документ о взятии на себя полномочий по дальнейшему руководству вооружённым подпольем».

А в этом документе говорилось: «Бюро информации УГОС (УГВР) уполномочено проинформировать кадры подполья и весь украинский народ о том, что после смерти славной памяти генерал-хорунжего УПА Романа Шухевича-Лозовского-Чупринки должность председателя Генерального секретариата УГВР и Главного Командира УПА взял на себя полковник УПА Василь Коваль.

(На Украине, 8 июля 1950 г. Бюро информации Украинского Главного совета.)».

Пройдёт всего несколько лет, и очередь дойдёт до Василия Кука. Сам он об этом трагическом эпизоде в своей жизни расскажет кинорежиссёру А. Муратову:

«— Произошло это так: они раньше, ещё в 1953 году, схватили Галасу… И схватили его связником. А я должен был выйти на связь к Галасу на северо-западной земле. Вот они на тот пункт связи и подослали провокатора. Не знал, что они там поставили подслушивающее устройство, что готовились меня схватить. И когда я заснул (никакого яда, ничего такого не было), когда я просто заснул, они меня, сонного, связали. И сразу отвезли в Киев. И начались допросы. Я знал, что они меня расстреляют. Почти не сомневался в этом. Но пока не расстреляли, нужно было делать всё, лишь бы не навредить другим, понимаете? Они могли и хотели использовать меня против зарубежья. Но тогда они использовали Галасу… А со временем, когда произошла хрущёвская «оттепель», они уже хотели использовать меня как аргумент демократизма, как признак того, что никого теперь не преследует, что вот освобождают людей из тюрем. И они не только меня тогда освободили, а ещё многих. Даже того епископа, который потом уехал в Рим. Всё это было рассчитано на пропаганду. Но я очень хорошо знал, что они могут со мной расправиться в любой момент, и потому не верил им ни на йоту. Видел, как они расправлялись с тем же Шумским, который хотел поехать в Украину, в Киев: они его отравили. Я всё это знал и потому никаких иллюзий не испытывал. Но, видя их тактику, не просил: «А вы меня всё же расстреляете!» Они допрашивали меня шесть лет. И в Киеве, и в Москве — на высшем уровне. Понимаете, речь шла о том, чтобы убить Бандеру. Я делал всё, только бы меня не использовали для этого. И они за это время подготовки Сташинского… Когда уже убили Бандеру, я им был вроде бы не нужен. Но они всё же продолжали со мной игру, чтобы нанести удар по Организации за рубежом. И я включился в эту игру, поскольку знал, что могу сорвать их планы. А если они это будут делать без меня, то смогут нанести нашей Организации намного больше вреда. Но удивительное дело: когда большевики засылают к нам своих агентов, считается, что это нормально. А вот когда мы укореняем какого-то своего человека, чтобы обмануть врагов, это почему-то считается предательством. Предательство — когда люди, включившиеся в игру с большевиками, действительно вредили нашей Организации. Но возьмём для примера Галасу. Он посылает свою жену за границу, а она там сразу всё рассказывает и этим срывает большевистские планы. А почему-то считают, что она предала. Ведь она предала именно большевиков, предала КГБ, планировавшее через неё навредить Организации. И если бы не произошли в стране политические изменения, Галасу за это обязательно расстреляли бы…

— Хочу спросить: были ли с вашей стороны обращения к повстанческим силам, ещё остававшимся в крае, чтобы прекратить борьбу, или что-то такое?

— Такие обращения были. Но я писал одно, а они дописывали то, что считали нужным. Продолжать подпольную борьбу в тех условиях было нецелесообразно. И я об этом говорил прямо. А когда они писали, что мы сотрудничали с немцами, это было враньё. Но посылать из-за границы людей и создавать здесь какие-то подпольные организации не было никакого смысла. И я считал, что этого делать не стоит. Когда уже появились шестидесятники, я встречался со Стусом и ему тоже говорил: «Не делайте никакой подпольной организации, потому что они вам туда зашлют провокаторов, и вас всех посадят в тюрьму. Лучше используйте ту конституционную позицию о праве «на самоопределение вплоть до отделения». Формально вы имеете право на такую работу…»

— До какого года продолжалась национально-освободительная борьба?

— Продолжалась до 1954 года. Ну, управляемая… А потом ещё продолжалась. В отдельных случаях — до конца 50-х годов. Были отдельные стычки. А в 60-е годы появилось движение шестидесятников, семидесятников, началась борьба за права человека и за права нации.

— А мне казалось, что где-то в 1952-м борьба уже совершенно прекратилась…

— Нет, борьба продолжалась. Только мы тогда её очень законспирировали и уже не демонстрировали своего присутствия.

— То есть это уже была сугубо подпольная борьба…

— Подпольная борьба. И продолжалась воспитательная работа, целью которой было расширение подпольной организации за счёт студентов, молодёжи, чтобы борьба не прекращалась. А когда не стало провода, способного что-либо делать, когда погибли все проводники и остался только я, хотел возродить подполье на Волыни. И там попал в руки КГБ. Но работа продолжалась и дальше: после смерти Сталина, уже во времена Хрущёва, она вылилась в движение шестидесятников, а потом — семидесятников. И уже после выхода из тюрьмы я наладил с ними контакты. Через них дальше проводилась работа уже в легальных формах».

Из спецсообщения С.Д. Игнатьева И.В. Сталину о борьбе с вооружённым подпольем на территории Западной Украины от 26 октября 1952 года: «Докладываю Вам, что в результате проведённых агентурных и войсковых мероприятий органами МГБ Украинской ССР за период с 1 сентября с.г. захвачено 84 и убито 175 участников вооружённых банд ОУН, арестовано 260 участников оуновского подполья и их пособников, явилось с повинной 62 нелегала. Из числа захваченных 23 человека используются органами МГБ в мероприятиях по розыску и ликвидации главарей националистического подполья.

Всего с 1 августа после получения Ваших указаний об усилении борьбы с оуновским подпольем и его вооружёнными бандами захвачено 134 и убито 262 бандита, арестовано 520 участников оуновского подполья и их пособников.

В сентябре — октябре с.г. арестовано, убито и явилось с повинной 67 главарей националистического подполья, из них: членов Краевого провода ОУН — 1; членов окружных проводов — 4; руководителей и членов надрайонных проводов — 10; руководителей и членов районных проводов — 29; главарей банд —23.

Изъято: миномёт, 15 пулемётов, 133 автомата, 154 винтовки, 206 пистолетов, 159 гранат, 11 930 патронов, 11 пишущих машинок, 22 кг типографского шрифта и оуновская переписка.

В течение сентября — октября с.г. на территории западных областей Украины имело место 28 бандитских проявлений, в результате которых бандитами убито 15 советских граждан: председатель сельсовета, председатель колхоза, заместитель председателя колхоза, колхозник, рабочий, 3 служащих, местная жительница, 3 бойца охраны общественного порядка, солдат Советской Армии и 2 работника МГБ.

В ответ на бандитские проявления за это время, в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 4 октября 1948 года, произведено выселение в отдалённые районы Советского Союза 171 семьи националистов, бандитов и их пособников в количестве 617 человек.

Потери личного состава внутренней охраны и органов МГБ в столкновениях с бандитами составили 9 человек убитыми и 8 человек ранеными…»(ЦА ФСБ РФ. Ф. 4 ос, Оп. 9, Д.24).

«Последними жертвами со стороны ОУН считаются нелегалы П. Пасичный и О. Цетнарский, убитые в ходе операции 12-го Рымникского отряда 14 апреля 1960 года возле хутора Лозы Пидгаецкого района Тернопольской области (хотя их деятельность — нападения на магазины и склады — больше походила на вооружённый бандитизм). П. Пасичный 12 октября 1959 года в лесу из дробовика застрелил 22-летнего лейтенанта Стороженко который стал официальной последней жертвой ОУН на территории СССР», — сообщает «Википедия (ОУН)».

А последним повстанцем назвал себя Илья Обершин, который провёл сорок лет на нелегальном положении и покинул лес только в 1991 году, после обретения Украинской независимости.

Оценивая весь период борьбы ОУН—УПА, можно сделать лишь один вывод: оуновцы под чутким руководством своих руководителей однозначно виноваты в геноциде украинского народа. Развязав в советской части Украины самую настоящую гражданскую войну, они посылали на верную смерть или на преступления самый цвет украинской нации. Большинство молодых украинских парней бессмысленно погибли в этой кровавой мясорубке. А сколько погибло совершенно ни в чём не повинных людей?

Как пишет Г.З. Санников, «за весь послевоенный период, вплоть до середины 50-х годов, в боях против вооружённого подполья погибли более 25 тысяч военнослужащих и сотрудников госбезопасности. Жертвами бандеровских боёвок стали более 30 тысяч мирных жителей из числа советских активистов на селе. Были случаи, когда оуновцы не просто расстреливали или вешали активистов, а для устрашения могли распороть живот беременной, отпилить голову, повесить за ноги, убить другим изощрённым способом. Применяя зверские казни, они хотели тем самым запутать селян, заставить их подчиниться своим требованиям…

Со своей стороны за это же время оуновцы потеряли более 60 тысяч убитыми. Это не считая захваченных раненых, которые после суда направлялись в лагеря или освобождались, в зависимости от степени своей вины. В отдалённые районы Севера, в Казахстан были выселены многие тысячи семей так называемых бандпособников в другие районы Украины, чтобы лишить повстанцев их родственной и материальной базы».

И пусть некоторые оуновцы были смелыми и мужественными людьми, тем не менее они верили в фашистскую идеологию, что собственно, и привело их к поражению. Ведь ОУН—УПА проиграла по всем параметрам, так как от фашистских методов в достижении независимости Украины ничего другого ожидать и не приходилось.

А разве могли победить те, кто говорил, приказывая: «Мы должны добиться, чтобы ни одно село не признавало советской власти. УПА должна действовать так, чтобы всех, кто её поддерживает, уничтожать… Я повторяю: не запугивать, а физически уничтожать. Не надо бояться, что люди осудят нашу жестокость. Мы должны уничтожать всех, кого заподозрим в связях с советской властью, а их семьи будем вырезать до третьего колена. Пускай из сорока миллионов украинцев останется половина — ничего страшного в этом нет». Эти слова принадлежат Роману Шухевичу…

Но ведь те из оуновцев, кто действительно был предан идее, до конца так и не знали подлинной истории Украины, чтобы попытаться решить её судьбу. Поэтому и саму идею они представляли себе весьма смутно. Так за что и за кого они отдали свои жизни? Во имя чего прошла их бессмысленная жизнь?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 28 ДО ЧЕГО ЖЕ КЛИМАТ ЗДЕШНИЙ НА ЛЮБОВЬ ВЛИЯТЕЛЕН

Из книги Андрей Миронов и Я автора Егорова Татьяна Николаевна

Глава 28 ДО ЧЕГО ЖЕ КЛИМАТ ЗДЕШНИЙ НА ЛЮБОВЬ ВЛИЯТЕЛЕН Большой театр. Мы вдвоем с Марией Владимировной в шестом ряду партера. Она пригласила меня на балет «Спартак». Сидит справа от меня, все время жует жвачку. В антракте прогуливаемся по фойе, много знакомых, только и


Глава 10. О честности и подлости Без чего нет офицера

Из книги Отцы-командиры. Часть 2 автора Мухин Юрий Игнатьевич

Глава 10. О честности и подлости Без чего нет офицера Ю. И. МУХИН. В XX веке у нас в стране с понятием «честь» происходили интересные вещи. До революции честь была словом понятным для всех и его не стеснялись: объясняли во всех словарях его значение и требовали следовать


Глава 3 «С чего началась моя актерская карьера?..»

Из книги Владимир Высоцкий: страницы биографии автора Зубрилина Светлана Николаевна

Глава 3 «С чего началась моя актерская карьера?..» О, знал бы я, что так бывает, Когда пускался на дебют, Что строчки с кровью — убивают. Нахлынут горлом и убьют! От шуток с этой подоплекой Я б отказался наотрез. Начало было так далеко. Так робок первый интерес. Борис


Глава четырнадцатая «В ТОЧНОСТИ ТО, ЧЕГО Я ХОТЕЛ»

Из книги Дягилев автора Чернышова-Мельник Наталия Дмитриевна

Глава четырнадцатая «В ТОЧНОСТИ ТО, ЧЕГО Я ХОТЕЛ» Наступил 1913 год — очень важный в жизни Русского балета и самого Дягилева. Труппа встретила его в Вене, где были намечены двухнедельные гастроли. Неожиданным, пожалуй, даже для самого Дягилева успехом здесь пользовался


Глава одиннадцатая Зима 1952/53 года… Чего боялся Хрущёв…

Из книги Великий Сталин автора Кремлев Сергей

Глава одиннадцатая Зима 1952/53 года… Чего боялся Хрущёв… В 1946 году аппарат ЦК подготовил для Сталина сводку вопросов, задававшихся на собраниях городских партийных активов в сентябре 1946 года. Вот небольшой её фрагмент: «…2. Как разъяснить рабочим, чем вызвано повышение


Глава восьмая НИ ОТ ЧЕГО НЕ ОТРЕКАЮСЬ

Из книги Насмешник автора Во Ивлин

Глава восьмая НИ ОТ ЧЕГО НЕ ОТРЕКАЮСЬ Отец в своей автобиографии с грустью писал: «В начальную школу я опоздал на неделю; в Шерборн пришел летом вместо осени, когда прибывает новое поколение учеников; и вот теперь с Оксфордом мне особенно не повезло, поскольку студенты


Глава 1 С чего я стала фармацевтом

Из книги Фармацевт — разновидность человека, отличающаяся… автора Че Ася

Глава 1 С чего я стала фармацевтом Ситуация была не очень — мне 16 лет, в активе отец, то пытающийся выгнать из дома, чтобы пользоваться квартирой в свое удовольствие, то пытающийся подложить меня какому-нибудь из своих друзей, (всех знакомых тащил домой) чтобы либо


Глава 13 «ЗАВЕРШИТЕ ТО, ЧЕГО УЖЕ НЕ СМОГУ Я»

Из книги Фридрих Людвиг Шрёдер автора Полякова Нина Борисовна

Глава 13 «ЗАВЕРШИТЕ ТО, ЧЕГО УЖЕ НЕ СМОГУ Я» Пять первых лет директорства Шрёдера остались позади. Уже поставлены «Эмилия Галотти» Лессинга, «Клавиго», «Гёц фон Берлихинген» и «Стелла» Гёте, «Позднее раскаяние» Вагнера, «Близнецы» Клингера и «Юлий Тарентский» Лейзевица.


Глава седьмая о том, с чего начиналась Система

Из книги Эта странная жизнь автора Гранин Даниил Александрович

Глава седьмая о том, с чего начиналась Система «…Я сходен с гоголевским Акакием Акакиевичем, для которого переписка бумаг доставляла удовольствие… В научной работе я с удовольствием занимаюсь усвоением новых фактов, чисто технической работой и проч. Если прибавить к


Глава двадцать вторая «МНОГОЕ СДЕЛАЛОСЬ МНЕ ЯСНЫМ, ЧЕГО НЕ ВИДЕЛ РАНЬШЕ…»

Из книги История моего успеха [сборник] автора Форд Генри

Глава двадцать вторая «МНОГОЕ СДЕЛАЛОСЬ МНЕ ЯСНЫМ, ЧЕГО НЕ ВИДЕЛ РАНЬШЕ…» 1 Дневники 1926–1934. С. 230–231.2 Там же. С. 238.3 Там же. С. 243.4 Там же. С. 318.5 Там же. С. 279.6 Там же. С. 126.7 АРАН. Ф. 518. Оп. За. Д. 236.8 Le Roy Е. Les origins humaines et l’?volution de l’intelligence. Paris, 1928.9 Дневники 1926–1934. С. 321.10 Переписка с


Глава 20 Для чего существуют деньги?

Из книги Моя жизнь, мои достижения [полный перевод] автора Форд Генри

Глава 20 Для чего существуют деньги? Один иностранный предприниматель, посетивший наши заводы, сказал: «Мы должны определить наши прибыли заранее, чтобы быть в состоянии уплатить по нашим обязательствам. Если мы не будем калькулировать на основе определенной продукции и


Глава 30 «ТО, ДЛЯ ЧЕГО Я РОДИЛСЯ…»

Из книги Владимир Высоцкий — жизнь, легенда, судьба автора Зубрилина Светлана Николаевна

Глава 30 «ТО, ДЛЯ ЧЕГО Я РОДИЛСЯ…» Уже не дискутировали о значении колокольного звона, уже не было нужды в публичных диспутах со священнослужителями, уже и обновленческая церковь («филиал ГПУ») сыграла свою роль. Да и «октябрины», и «комсомольские рождества» с их


Глава 3. «С чего началась моя актерская карьера?»

Из книги автора

Глава 3. «С чего началась моя актерская карьера?» О, знал бы я, что так бывает, Когда пускался на дебют, Что строчки с кровью — убивают. Нахлынут горлом и убьют! От шуток с этой подоплекой Я б отказался наотрез. Начало было так далеко, Так робок первый интерес. Борис