Кольцо судьбы

Кольцо судьбы

Жизнь Толстого искушала биографов поделить ее не просто на отрезки времени (детство, юность, зрелость, раннее творчество, позднее), но именно на кратные отрезки, чтобы каждому жизненному периоду соответствовало одинаковое количество лет.

Почему это так, рационально объяснить трудно, но интуитивно это так. Возможно, потому что Толстой жил и развивался не обычными периодами, а циклами или, образно выражаясь, кольцами, как огромное дерево, например дуб. Он как бы постоянно рос в своем духовном объеме, с каждым этапом наращивая новое духовное кольцо.

Эти циклы не совпадают с привычными темпами человеческой жизни. В них есть какой-то строгий порядок, который однажды самого Толстого ввел в искушение разделить свою жизнь на кратные отрезки времени.

В разговоре со своим первым биографом П.И. Бирюковым Толстой взял за основу цифру «7». «Это деление я слышал от самого Льва Николаевича, который когда-то в разговоре при мне высказал мысль, что ему кажется, что соответственно семилетним периодам физической жизни человека, признаваемым некоторыми физиологами, можно установить и семилетние периоды в развитии духовной жизни человека, так что выйдет, что каждому семилетнему периоду соответствует особый духовный облик».

Согласно догадке Толстого, П.И. Бирюков поделил его жизнь на семилетние циклы. Вот что получилось:

1) 1828–35 гг. Младенчество.

2) 1835–42 гг. Отрочество.

3) 1842–49 гг. Юность, учеба, начало хозяйства в деревне.

4) 1849–56 гг. Начало писательства, военная служба: Кавказ, Севастополь, Петербург.

5) 1856–63 гг. Отставка, путешествия, смерть брата, педагогическая деятельность, посредничество, женитьба.

6) 1863–1870 гг. Семейная жизнь. «Война и мир». Хозяйство.

7) 1870–77 гг. Самарский голод. «Анна Каренина». Апогей литературной славы, семейного счастья и богатства.

8) 1877–84 гг. Кризис. «Исповедь». «Евангелие». «В чем моя вера?»

9) 1884–91 гг. Москва. «Так что же нам делать?» Народная литература. «Посредник». Распространение идеи в обществе и народе. Критики.

10) 1891–98 гг. Голод. «Царство Божие внутри нас». Духоборы. Гонение на последователей этих идей.

11) 1898–1905 гг. «Воскресение». Отлучение. Болезнь. Последний период. Обращение к военным, духовенству и политическим деятелям. Война. Революционное и реформаторское движение в России.

С этой хроники начинается первая из существующих полных биографий Толстого, написанная его последователем Бирюковым. Прекрасная биография, во многом непревзойденная и поныне.

Однако показательно, что сам Бирюков называет эту систему деления «условной». Семилетние периоды очевидно не отражают самых важных дат в жизни писателя. С одной стороны, многие отрезки времени являются случайными. 1842–49, а почему, скажем, не 1843–50? С другой – отсутствуют ключевые моменты в развитии Толстого, когда его жизнь буквально поворачивалась на 180°. Таких моментов было не так уж много, и было бы логичней именно от них выстраивать циклы жизни Л.Н.

Положим перед собой лист бумаги и, после самого строгого и тщательного отбора, отметим самые важные даты в жизни Толстого.

Вот что у нас получится:

1828 1847 1862 1877 1910

Объяснять роль первого и последнего событий – рождения и ухода-смерти – не нужно. Их бесповоротность («безвозвратность», говоря языком Толстого) понятна и не нуждается в комментариях.

Но почему – 1847 год? В этом году, находясь в Казани, восемнадцатилетний Левочка Толстой начинает вести дневник. Начало ведения дневника – это, по сути, начало творчества Толстого, ибо дневник играл в нем едва ли не главенствующую роль. Это начало духовного самосознания Л.Н. И за важностью этого «безвозвратного» события можно даже не упоминать, что в этом же году Толстой становится хозяином Ясной Поляны. Он бросает университет и мчится в Ясную начинать свою помещичью деятельность, которую с переменными успехами и разочарованиями продолжает вести до середины 80-х годов.

Не нуждается в комментарии и третья дата – 1862 год. Это – женитьба Толстого. Напомним, что само понятие «безвозвратного» события он относил к браку и смерти. «После смерти по важности и прежде смерти по времени нет ничего важнее, безвозвратнее брака», – писал он в дневнике 1896 года.

1877 год – начало духовного кризиса. Толстой обращается к религии, едет в Оптину Пустынь и начинает «Исповедь». Он прощается с прежней жизнью, раскаивается в ней и начинает новую жизнь.

Таким образом, биография Толстого разбивается на следующие отрезки: 1828–47 (18 лет за вычетом нескольких месяцев, ибо родился Толстой в конце августа, а дневник начал в апреле), 1847–62 (15 лет), 1862–77 (15 лет) и 1877–10 (33 года). 18+15+15+33. Невольно возникает искушение назвать еще одну дату, чтобы формула оказалась симметричной: 18+15+15+15+18.

Но для этого нужен 1892 год.

И тогда мы получим вот что:

1828 1847 1862 1877 1892(?) 1910

В хронике Бирюкова этот год приходится на период 1891–98 гг. Среди самых важных событий этого времени он называет работу Л.Н., его семьи и его сподвижников на крестьянском голоде в Бегичевке Рязанской губернии. Он также выделяет книгу «Царство Божие внутри нас» и самоотверженную помощь Толстого в деле переселения русских духоборов в Канаду, которая в означенный период началась, но отнюдь не закончилась; ее главная фаза пришлась на 1898–99 гг., когда Толстой передает на это дело гонорар от «Воскресения» и отправляет вместе с мигрантами-духоборами старшего сына Сергея.

Спору нет, всё это чрезвычайные события в жизни Л.Н. Но их никак не назовешь бесповоротными («безвозвратными»). И они, за исключением статьи «Царство Божие внутри нас», не являются фактом исключительно жизни самого Толстого. Это была коллективная деятельность, в которой он принимал живое участие.

Но и «Царство Божие внутри нас» не является самым важным произведением Толстого даже «духовного» периода. Почему не «Исповедь», не «Воскресение»? Не дневник, не письма? Таким образом, если следовать хронике Бирюкова, мы не найдем на этом этапе жизни Л.Н. ни одного безвозвратного события.

Но так ли это на самом деле?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Кольцо замыкается

Из книги Я был адъютантом Гитлера автора Белов Николаус фон

Кольцо замыкается Ежедневные обсуждения обстановки (теперь они, как правило, проводились в 16.00) проходили с 16 января в большом кабинете Гитлера в Новой Имперской канцелярии, так как прежнее помещение в старом здании было сильно повреждено бомбами. Генеральный штаб


КОЛЬЦО

Из книги Одна на мосту: Стихотворения. Воспоминания. Письма автора Андерсен Ларисса Николаевна

КОЛЬЦО Разве я не здесь, не рядом? Почему же ловишь ты В каждом жесте, в каждом взгляде Чьи-то чуждые черты? Если я молчу порою, Отвечаю невпопад — Просто месяц над горою За окно уводит взгляд. Просто грезит ночь сквозная И вздыхает до зари… Верь мне, верь мне, я не знаю, Кто


БУЛЬВАРНОЕ КОЛЬЦО

Из книги След в океане автора Городницкий Александр Моисеевич

БУЛЬВАРНОЕ КОЛЬЦО Переезд в Москву был для меня мучительным. Даже когда меняешь что-нибудь одно — работу, семью или место, где живешь, долго не можешь привыкнуть к новому. Мне же пришлось поменять все сразу. Из родного своего Института геологии Арктики, где я к тому времени


«Кольцо»[80]

Из книги Они были первыми автора Герман Юрий Павлович

«Кольцо»[80] На следующей неделе Ким удивил меня своим планом «отлучки» из Кембриджа. Он приобрел билеты на цикл «Кольцо нибелунга», поставленный Гётцем Фридрихом в Королевском оперном театре. В понедельник — «Золото Рейна», во вторник — «Валькирия», в среду выходной, в


В. Бухалов КОЛЬЦО

Из книги Воображенные сонеты [сборник] автора Ли-Гамильтон Юджин

В. Бухалов КОЛЬЦО Три не раскрывшие своей тайны буквы, пущенные рукой умелого гравера по ободку широкого золотого кольца, нет-нет да и всплывают перед глазами.«Почему при встрече подследственный, нет, теперь уже осужденный, машинально перекручивал кольцо так, чтобы буквы


144. Кольцо Фауста

Из книги Рассказы старого трепача автора Любимов Юрий Петрович

144. Кольцо Фауста Застав однажды Фауста врасплох, Лукреция приподнялась со стула, Волшебный перстень с пальца потянула, Пока он спал, прекрасный словно бог. И мигом юный лик его иссох, Морщины сетью обтянули скулы; Ревнивица на старика взглянула, И с уст ее слетел


«Кольцо» — «Ring»

Из книги Собрание сочинений в 2-х томах. Т.II: Повести и рассказы. Мемуары. автора Несмелов Арсений Иванович

«Кольцо» — «Ring» Я ставил «Кольцо» в Ковент-Гардене. Это был тяжелый труд. Там одной музыки шестнадцать часов. Прослушать один раз — шестнадцать часов…У Вагнера ужасающее либретто, но, видимо, тут я для себя психологически решил так, что он музыкальные идеи свои, чтоб они


КОЛЬЦО ЦЕЗАРЯ[27]

Из книги Угрешская лира. Выпуск 2 автора Егорова Елена Николаевна

КОЛЬЦО ЦЕЗАРЯ[27] IВ записках Цезаря о галльской войне, написанных, как знает каждый, с простотой и ясностью, свойственной великому автору их, есть одно темное место. Это там, где Цезарь говорит о завоевании им свевов… Вы помните удивительный эпизод спасения укрепленного


Кольцо теней

Из книги Встречи автора Рощин Борис Алексеевич

Кольцо теней Ты научил меня ходить По воздуху – по тропам синим, Ты научил меня любить, Как не умеют и богини, Ты научил меня мечтать О звёздах и мирах далёких, Ты научил меня читать Страницы жизни, смерти строки… А я, одевшая кольцо Теней, сама не сознавая, Тебя – того,


ЛУЖСКОЕ КОЛЬЦО

Из книги Нам вольность первый прорицал: Радищев. Страницы жизни автора Подгородников Михаил Иосифович

ЛУЖСКОЕ КОЛЬЦО Город Луга с районом Лужским, где проживаю я с первых дней своего рождения вот уже пятый десяток лет, клином вбиты промеж трех областей: Ленинградской (к которой приписаны), Новгородской, Псковской. В грибной сезон, бывает, заплутаешь с лукошком в лесу — из


ТЕРНОВОЕ КОЛЬЦО

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

ТЕРНОВОЕ КОЛЬЦО Утро императрицы было хлопотным. Секретарь докладывал пункты о делах утомительных, а порой — тягостных и темных: о рожденной в муках «Жалованной грамоте дворянству», о лихоимстве Романа Ларионовича Воронцова, наместника Тамбовского, Владимирского,


120. Кольцо

Из книги Фридрих Шиллер автора Лозинская Лия Яковлевна

120. Кольцо Мое кольцо всегда мне мило, Мое кольцо – надежный друг, Мое кольцо всю жизнь втеснило В один нерасторжимый круг, Нерасторжимый, нерушимый, Не убегающий, как клад, И сердцем набожно хранимый До крышки гроба без утрат. 5 июня


120. Кольцо

Из книги автора

120. Кольцо Мое кольцо всегда мне мило, Мое кольцо – надежный друг, Мое кольцо всю жизнь втеснило В один нерасторжимый круг, Нерасторжимый, нерушимый, Не убегающий, как клад, И сердцем набожно хранимый До крышки гроба без утрат. 5 июня


СУДЬБЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ — СУДЬБЫ НАРОДНЫЕ

Из книги автора

СУДЬБЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ — СУДЬБЫ НАРОДНЫЕ «Нет есть предел насилию тиранов!» (Шиллер. «Вильгельм Телль») Никто не мог бы с большим правом, чем Шиллер, повторить слова Гумбольдта. «Ищите мою жизнь в моих произведениях». Другой жизни, кроме творчества, не было у поэта.Как бедна