Рюрик ИВНЕВ

Рюрик ИВНЕВ

наст. имя и фам. Михаил Александрович Ковалев;

11(23).2.1891 – 19.2.1981

Поэт, прозаик, мемуарист, переводчик. Стихотворные сборники «Самосожжение» (Лист I.М., 1913; Лист II. СПб., 1914; Лист III – 1915; 4 ред. М., 1917), «Пламя пышет» (М., 1913), «Золото смерти» (М., 1916), «Солнце во гробе» (М., 1921) и др. Романы «Несчастный ангел» (Пг., 1917), «Любовь без любви» (М., 1925), «Открытый дом» (Л., 1927), «Герой романа» (Л., 1928).

«Бледное, плохо выбритое существо сидит в углу. У него такой вид, точно он не спал всю ночь и явился, не успев переодеться. Лицо жалкое и милое, беспокойный близорукий взгляд. Это поэт Рюрик Ивнев. Если его попросят прочесть стихи, он долго будет отнекиваться, потом полезет в карман, вытащит сверток измятых листков, просыпет папиросы, выронит платок, засунет все это обратно, покраснеет, передернется, встанет, опять сядет…

Прочесть он может и очень плохие, и прекрасные стихи. Чаще плохие, даже никуда не годные, чушь:

Гляди на Астрахань, на сей град,

И мыло мой лохань. Рад. Рад.

И вдруг, изредка, щемяще-пронзительное:

От крови был ал платочек.

Корабль наш мыс огибал.

Голубочек, наш голубочек,

Голубочек наш погибал.

Этот Рюрик Ивнев, будущий имажинист, поэт, „параллельно“ пишущий акафисты и страшные богохульства, простаивающий часы на коленях, замаливая „наш общий грех“» (Г. Иванов. Из воспоминаний).

«О, этот носик, завязанный небрежным узелком, эти круглые кузнецовские чашки глаз; эта рука, мягкая как бумага, на которой пишет он стихи. Рюрик Ивнев – вкрадчивая походка. Нежность удивления, ребяческая…

Он сгорает от избытка нежности. В этом его самосожжение. Ибо: нежность Ивнева не тепленький огонек камина, а яркий и ослепительный костер» (Б. Глубоковский. Маски имажинизма).

«С этого вечера начались мои дружеские отношения с Рюриком Ивневым. Это был псевдоним. В жизни он был Михаил Александрович Ковалев. Два имени – два человека. Рюрик Ивнев был „полоумным“ и „исступленным“ поэтом. Стремился к монашеству, к „самосожжению“ (так назвал он первый сборник своих стихов), к жертвенности, к страннической жизни.

Михаил Александрович Ковалев был аккуратным, благоразумным чиновником, воспитанным молодым человеком, не без склонности к мелкому разврату. Его отец был не то губернатором, не то вице-губернатором где-то на юге. Дядя занимал крупное положение в государственном контроле, куда каждое утро ходил на службу М. А. Ковалев. Он резко отличался от поэтической богемы, которая не знала, хватит ли денег завтра на обед, и эти деньги бросала на вино в надежде, что кто-нибудь даст взаймы. М. А. Ковалев был корректен и бережлив. Но иногда на несколько дней он бросал службу: не для пьянства или в „опьянении страсти“, а для поездок по монастырям, „на богомолье“.

Вся его комната была заставлена какими-то иконами, ладанками, кипарисовыми веточками и другими „сувенирами“ из разных монастырей. На улице он снимал шляпу и крестился (торопливо и смущенно) перед каждой церковью. Но его религиозность была какая-то сектантская, истерическая, хотя он считал себя тогда вполне православным.

Но в стихах его всегда жила „Россия изуверов и хлыстов“. Может быть, в его религиозности и была „поза“, как думал М. Кузмин (не любивший никаких неистовств). Но это объяснение явно недостаточно. Был элемент и „позы“. Но ведь человек, склонный к истерии, легко внушает себе, своими же стихами, все что угодно. С другой стороны, в стихах, может быть, яснее всего выражается подсознание.

Рюрик Ивнев был очень рассеян, ходил с каким-то растерянным видом и чуть ли не стремился „выходить в окна и зеркала вместо дверей“, как о нем говорил М. Кузмин, любивший рассказывать о том, как однажды Рюрик Ивнев именно с таким вот рассеянным видом вошел в редакцию журнала „Лукоморье“. В этом журнале (издававшемся на деньги А. С. Суворина) наряду с бульварными и „нововременскими“ писателями стали неожиданно печатать „модераистических“ поэтов. М. Кузмин, Г. Иванов, Рюрик Ивнев и многие другие часто в нем писали. И вот (рассказывал Кузмин) Рюрик Ивнев, придя в редакцию „Лукоморья“, был так рассеян, что наталкивался на стулья и на людей. Но, когда ему в счете поставили меньше строчек, чем он написал, он сразу это заметил и точно, на память, сказал, какую сумму надлежит ему получить. Но когда он получил то, что следует, он ушел не в дверь, а в окно, стукнулся об стену…

Квартира его была тоже странная. Это была какая-то переплетная мастерская, в которой он снимал комнату. Вечером он был там один, а кругом были темные большие комнаты. Его жилище напоминало мне квартиру портного Капернаумова, в которой жила Соня Мармеладова. И мне всегда казалось, что за стеной сидит Свидригайлов.

…В квартире Рюрика Ивнева я провел много часов в бесконечных разговорах о поэзии, религии, метафизике… В разговорах, типичных для „русских мальчиков“. В одну из таких ночей, когда мы были вдвоем и уже много было выпито и переговорено, с Рюриком случилась внезапная перемена. Он посмотрел на меня полусумасшедшим взглядом и сказал: „Валя, ты такой хороший, и я боюсь, что тебя испортит жизнь, я хочу теперь, сейчас же убить тебя“.

Я сначала подумал, что это шутка, и ответил: „Что же, это хорошая мысль“. Он же подбежал к письменному столу, достал револьвер и навел его на меня. Было что-то в его нервно подергивающемся лице, что вдруг меня испугало, но я равнодушным голосом сказал: „Рюрик, бросьте ваши глупые штучки. Вы меня своим незаряженным револьвером не напугаете“.

И тут же я подумал, что мы в пустой квартире, окно выходит в глухой двор и никто выстрела не услышит. Подумал также, что сказанная мною фраза могла его только больше раззадорить. Так и вышло. „Незаряженный!“ – крикнул он и выстрелил… Пуля пробила чью-то карточку на стене, около которой я сидел на диване. Раздался звон разбитого стекла. Я возмущенно встал. Он выронил револьвер и упал на колени. „Прости меня, я нечаянно“, – закричал он тоном провинившегося ребенка. Я вышел и через темные комнаты мастерской прошел в переднюю, надел пальто и начал открывать дверь квартиры. Он выбежал в переднюю и стал умолять меня не уходить, остаться, простить. У меня же было одно желание – поскорее уйти из этой квартиры на улицу – к нормальным людям и больше никогда не встречать Рюрика. Чтобы избавиться от него, я пожал ему руку и сказал, что приду завтра, но, выходя, твердо знал, что никогда не перешагну этого порога» (В. Пастухов. Страна воспоминаний).

«Ивнев – только поэт. Он очень слабый романист, еще слабее журналист. Как музыкальный драматург – он просто пародия. Но он, как птица, собирает пищу всюду, где он ее находит. Я даже думаю, что Ивнев не хороший человек, но он хороший поэт. Это важнее.

Рюрик ни холоден, ни тепел. Рюрик зябок…Потому он в стихах так любит огонь (его книги „Пламя пышет“, „Самосожжение“ и т. д.), что ему холодно. Природа вложила женскую истеричную душу в мужское тело» (В. Шершеневич. Великолепный очевидец).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

РЮРИК ИВНЕВ О СЕРГЕЕ ЕСЕНИНЕ

Из книги С. А. Есенин в воспоминаниях современников. Том 1. автора Есенин Сергей Александрович

РЮРИК ИВНЕВ О СЕРГЕЕ ЕСЕНИНЕ Март 1915 года. Петроград. Зал Дома армии и флота. Литературный вечер, один из тех, которые устраивались в ту пору очень часто. Война, начавшаяся в 1914 году, не только не мешала устройству таких вечеров, но скорее даже способствовала, так как давала


РЮРИК ИВНЕВ О СЕРГЕЕ ЕСЕНИНЕ

Из книги Рюрик автора Пчелов Евгений Владимирович

РЮРИК ИВНЕВ О СЕРГЕЕ ЕСЕНИНЕ Рюрик Ивнев (псевдоним Михаила Александровича Ковалева; 1891–1981) — поэт, прозаик и переводчик. Выступал в печати с 1909 года.В предреволюционные годы примыкал к литературной группе эгофутуристов. В январе 1919 года его подпись появилась под


Глава первая Рюрик на страницах летописей

Из книги 99 имен Серебряного века автора Безелянский Юрий Николаевич

Глава первая Рюрик на страницах летописей Начальная история Древней Руси известна нам прежде всего из летописей, центральное место среди которых, бесспорно, принадлежит «Повести временных лет». Это название условно, оно дано по первым словам летописи: «Се повести


Глава четвертая Рюрик славянский

Из книги Рюриковичи автора Володихин Дмитрий

Глава четвертая Рюрик славянский Версия о балтийско-славянских корнях Рюрика, как мы видели, восходит еще к XVI веку. Остановимся на ней подробнее. Для начала нужно обрисовать исторический контекст, связанный с балтийскими славянами, историей которых плодотворно


Глава пятая Рюрик ютландский

Из книги Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов автора Зубов Николай Николаевич

Глава пятая Рюрик ютландский Еще одна гипотеза о личности и происхождении Рюрика возникла благодаря двум предположениям. Первое было высказано немецким историком-любителем Германом Фридрихом Хольманом, который в 1793–1825 годах занимал должность ректора и профессора


Глава девятая Рюрик после Рюрика

Из книги Океан. Выпуск тринадцатый автора Баранов Юрий Александрович

Глава девятая Рюрик после Рюрика Как мы помним, в период формирования Московского царства возникла легенда о «римско-прусском» происхождении Рюрика. В XVI веке она стала, по сути, официальной идеей государственной идеологии. В этом качестве «августианская» версия


РЮРИК Основатель династии

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 2. К-Р автора Фокин Павел Евгеньевич

РЮРИК Основатель династии Разветвленное древо потомков Рюрика в своем корне имеет несколько кратких известий русской летописи о первопредке. Сведения, изложенные там, весьма скудны. Подлинно научных теорий, остроумных гипотез и совершенно анекдотического бреда


5. Кругосветное плавание Коцебу на бриге «Рюрик» (1815–1818)

Из книги «Девочка, катящая серсо...» автора Гильдебрандт-Арбенина Ольга Николаевна

5. Кругосветное плавание Коцебу на бриге «Рюрик» (1815–1818) Кругосветное плавание «Рюрика» под командой лейтенанта Отто Евстафьевича Коцебу, до этого уже совершившего кругосветное плавание кадетом на корабле «Надежда», отличалось от всех предыдущих дальних плаваний


10. Плавание Клочкова на бриге «Рюрик» (1821–1822)

Из книги автора

10. Плавание Клочкова на бриге «Рюрик» (1821–1822) В 1821 г. Российско-американская компания направила в Русскую Америку два своих корабля: бриг «Рюрик» (тот самый, на котором совершил в 1815–1818 гг. кругосветное плавание лейтенант Коцебу) под командой штурмана 12-го класса Ефима


5. Плавания Коцебу на бриге «Рюрик» в Беринговом и Чукотском морях (1816, 1817)

Из книги автора

5. Плавания Коцебу на бриге «Рюрик» в Беринговом и Чукотском морях (1816, 1817) Как уже отмечалось, главной задачей экспедиции на бриге «Рюрик» под командованием лейтенанта Отто Евстафьевича Коцебу, снаряженной на средства графа Николая Петровича Румянцева, было отыскание


«Рюрик», крейсер.

Из книги автора

«Рюрик», крейсер. Экипаж активно участвовал в революционных событиях 1917 года.«Мы шлем тебе, Керенский, проклятие, — писали моряки 2 октября 1917 года. — Требуем от ЦИК немедленного созыва Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, который


Рюрик ИВНЕВ

Из книги автора

Рюрик ИВНЕВ наст. имя и фам. Михаил Александрович Ковалев;11(23).2.1891 – 19.2.1981Поэт, прозаик, мемуарист, переводчик. Стихотворные сборники «Самосожжение» (Лист I.М., 1913; Лист II. СПб., 1914; Лист III – 1915; 4 ред. М., 1917), «Пламя пышет» (М., 1913), «Золото смерти» (М., 1916), «Солнце во гробе» (М., 1921)


Рюрик Рок

Из книги автора

Рюрик Рок наст. имя и фам. Рюрик Юрьевич Геринг;1899 – после 1932Поэт, один из лидеров московской группы «ничевоков». Сборники «От Рюрика Рока чтение: Ничевока поэма» (М., 1921), «Сорок сороков. Диалектические поэмы, Ничевоком содеянные» (М., 1923). Первый муж С. Мар.«Помню, как у


Рюрик Ивнев «Под золотым и синим сводом…»

Из книги автора

Рюрик Ивнев «Под золотым и синим сводом…» Под золотым и синим сводом, Как будто силясь жизнь отнять, Огни большого парохода Глядели долго на меня. Я отвечал им долгим взглядом Волненья, горя не тая, И плыли мы как будто рядом, Хоть плыли в разные края. И словно волн и