ЛИВШИЦ Бенедикт Константинович (Наумович)

ЛИВШИЦ Бенедикт Константинович (Наумович)

25.12.1886(6.1.1887) – 21.9.1938

Поэт, переводчик (Ронсар, дю Белле, Беранже, Теофиль Готье, Леконт де Лиль, Бодлер, Верлен, Рембо, Валери и др.), мемуарист. Стихотворные сборники «Флейта Марсия» (Киев, 1911), «Волчье солнце» (М., 1914), «Из топи блат» (Киев, 1921), «Патмос» (М., 1926), «Кротонский полдень» (М., 1928). Книга воспоминаний «Полутораглазый стрелец» (Л., 1933). Погиб в ГУЛАГе.

«Когда я вспоминаю о Бенедикте Лившице, передо мною отчетливо встает облик высокого красивого молодого человека с открытым мужественным лицом и приятным баритональным голосом. И вижу его я в его маленькой студенческой комнате…Юриспруденция его не очень привлекала. Два-три растрепанных учебника по римскому и гражданскому праву выглядели странным диссонансом на столе, заваленном томиками новой французской поэзии. Три сборника антологии Вальша, где была собрана длинная вереница поэтов XIX и начала XX столетий, всегда сопутствовали молодому поэту, отличавшемуся широким знанием мировой лирики. По самой природе своей поэт романтического духа, он особенно любил строгий и чеканный стих античных поэтов, французских парнасцев и итальянской классики» (А. Дейч. О Бенедикте Лившице).

«Бритый, с римским профилем, сдержанный, сухой и величественный, Лившиц в Киеве держал себя как „мэтр“: молодые поэты с трепетом знакомились с ним, его реплики и приговоры падали, как нож гильотины: „Гумилев – бездарность“, „Брюсов – выдохся“, „Вячеслав Иванов – философ в стихах“. Он восхищался Блоком и не любил Есенина. Лившиц пропагандировал в Киеве „стихи киевлянки Анны Горенко“ – Ахматовой и Осипа Мандельштама. Ему же киевская молодежь была обязана открытием поэзии Иннокентия Анненского» (Ю. Терапиано. Встречи).

«Весь рисунок его внешности – высокая, плотная, представительная фигура, четкая дикция, шляпа, трубка, трость – все удивляло. Он плохо вписывался в полотно тогдашней литературной среды. Когда он шел по улицам города, он привлекал к себе внимание. Иногда люди специально шли следом, вдыхая аромат его трубки или запах духов. Он был не такой, как все окружающие. И само его имя – Бенедикт – торжественное, звучное, как будто специально для него изобретенное…

Но так же величественен был Бенедикт Константинович в быту, в своей семье. Иногда на улицах привлекала внимание супружеская пара: рядом с барственного вида мужчиной шла молодая, тоненькая женщина и несла на одной руке малыша, а в другой – большой мешок с хозяйственной кладью. Принимать участие в этом – ему не пристало.

…Работа его в литературе была разнообразна и многолика. Он блестяще переводил стихи грузинских поэтов, перевел много больших романов французской классики, наконец, выпустил свою уникальную книгу „Полутораглазый стрелец“. Поэзия его была не проста, не легко доступна.

Лившиц умел не уступать, не заигрывать с неискушенным читателем. Казалось, ему не важно быть понятым всеми и каждым. Пусть немногочисленна будет его аудитория, но поэт не хотел опускаться до уровня среднего читателя.

Для понимания его поэзии требовались не только чуткость и духовная культура (без чего невозможно понимание никакой поэзии), но еще образование, знания, способность философски мыслить. Для чтения его произведений нужна была эрудиция.

И наряду с этим его стихи петроградско-ленинградского периода очень конкретны, зримы, объемны. Его поэзия сродни скульптуре. В стихах часто появляются образы нашей Северной Пальмиры, ее уникальных архитектурных ансамблей. И все они выпуклы и осязаемы, это не поэтическая живопись, не графика – это зримая монументальность.

Вероятно, Бенедикта Лившица можно было упрекнуть в излишней отстраненности от бытия, в сухости, в отсутствии эмоциональности, в некоторой высокомерности… Он сам поставил себя на котурны и чувствовал себя выше многого. И так умел и творить, и жить. И когда случилась беда – его крушение было жестоким. Он падал с высоты…» (И. Наппельбаум. Угол отражения).

«Бенедикт Лившиц, умница и сибарит, по национальности еврей, а по воспитанию – „европеец до мозга костей“, относился к антисемитской свистопляске дураков с глубоким безразличием и в „Гилею“ – то есть в бурлюковскую организацию „настоящих футуристов“ – вошел как настоящий гилеец. Более того: этот истый поборник и ценитель языковой стихии воссоздал в „Гилее“ нечто вроде культа хлебниковского речетворчества и востоколюбия, а впоследствии подружился с Хлебниковым и был верен бескорыстной дружбе с ним до конца.

Престиж „Гилеи“ благодаря участию в ней Бенедикта Лившица, блестящего эрудита, знатока французской поэзии и апологета многовековой поэтической культуры Запада, в глазах публики повысился, что и требовалось доказать. Без Лившица теперь уже не обходилось ни одно выступление футуристов.

…Бенедикт Лившиц, после того как он, окончив университет, сломя голову ринулся в футуристическую пучину, очутился вдруг на мели: родители отказали ему в помощи, а жить на случайный литературный заработок с замашками сибарита вряд ли было возможно. Но он, перекочевав в Питер, тем не менее жил и даже щеголял, прогуливаясь по Невскому в цилиндре, в новейшем смокинге и в лакированных башмаках. У него не переводились романы со студийками театральных курсов. Бурлюки его, очевидно, поддерживали материально» (П. Карпов. Из глубины).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

35. РУТ БЕНЕДИКТ (1887–1948)

Из книги 100 кратких жизнеописаний геев и лесбиянок автора Расселл Пол

35. РУТ БЕНЕДИКТ (1887–1948) Рут Бенедикт родилась 5 июня 1887 года на ферме в Шенанго Вэли на севере штата Нью-Йорк. Ее отец, способный и перспективный молодой хирург, умер, когда Рут была грудным ребенком, и ее растили мать и бабушка с дедушкой. Последовав примеру матери, Рут


Бенедикт Спиноза

Из книги 100 великих оригиналов и чудаков [litres] автора Баландин Рудольф Константинович

Бенедикт Спиноза Барух (Бенедикт) СпинозаДерзания мысли, тернистый путь преодоления существующего состояния общества, религиозных верований, философских концепций, научных теорий – особенность всех великих творцов. Без этого не возникнет ничего нового. Если для


Анатолий Наумович Жуков. Скажи «кукуруза»

Из книги Обреченные погибнуть. Судьба советских военнопленных-евреев во Второй мировой войне: Воспоминания и документы автора Шнеер Арон

Анатолий Наумович Жуков. Скажи «кукуруза» Анатолий Жуков родился в Днепропетровске в 1922 г., с 1933 г. — в Москве. В 1941 г. учился на 2-м курсе ИФЛИ. 9 августа 1941 г. призван в армию, в Сокольниках. 23 февраля 1942 г. закончил Рязанское пехотное училище им. К. Ворошилова. Потом Тула,


СПИНОЗА БЕНЕДИКТ (БАРУХ)

Из книги 100 знаменитых евреев автора Рудычева Ирина Анатольевна

СПИНОЗА БЕНЕДИКТ (БАРУХ) (род. в 1632 г. – ум. в 1677 г.) Нидерландский философ. Основные сочинения: «Трактат о Боге, человеке и его счастье»; «Трактат об усовершенствовании разума» (неоконченный); «Теолого-политический трактат»; «Этика». В XVII в. Нидерланды как в


Бенедикт Лившиц{108} Полутораглазый стрелец

Из книги Николай Гумилев глазами сына автора Белый Андрей

Бенедикт Лившиц{108} Полутораглазый стрелец …Мне неизвестно, чем должна была быть «Бродячая Собака» по первоначальному замыслу основателей, учредивших ее при Художественном обществе Интимного театра, но в тринадцатом году она была единственным островком в ночном


«Гастрольные» мужчины. Левон Мерабов, Александр Лившиц, Александр Левенбук

Из книги Алла Пугачёва. 50 мужчин Примадонны автора Раззаков Федор

«Гастрольные» мужчины. Левон Мерабов, Александр Лившиц, Александр Левенбук Гастрольная деятельность певицы Аллы Пугачевой началась осенью 1965 году, и связана она была с именами сразу нескольких мужчин. Первым из них был композитор Левон Мерабов. Вспоминает А.


Альтшуллер Исаак Наумович (1870–1943)

Из книги Тропа к Чехову автора Громов Михаил Петрович

Альтшуллер Исаак Наумович (1870–1943) Земский врач, специалист по легочным заболеваниям и туберкулезу; лечил Л. Н. Толстого и А. П. Чехова. В своих воспоминаниях о нем писал: «Я знал его как щепетильно-опрятного, необыкновенно аккуратного даже в мелочах, и у него всегда во всем


Рыбаков Анатолий Наумович 1911–1998 советский, российский писатель

Из книги Великие евреи [100 прославленных имен] автора Мудрова Ирина Анатольевна

Рыбаков Анатолий Наумович 1911–1998 советский, российский писатель Анатолий Наумович Рыбаков родился 14 января 1911 года в Чернигове в еврейской семье инженера Наума Борисовича Аронова и его жены Дины Абрамовны Рыбаковой.С 1919 года жил в Москве. Учился в бывшей Хвостовской


Чухрай Григорий Наумович 1921–2001 советский кинорежиссёр

Из книги Петр Фоменко. Энергия заблуждения автора Колесова Наталия Геннадьевна

Чухрай Григорий Наумович 1921–2001 советский кинорежиссёр Родился 23 мая 1921 года в Мелитополе. Отец, Рубанов Наум Зиновьевич, был военнослужащим. В 1924 году родители Григория разошлись и он остался с матерью. Воспитывал его отчим – Павел Антонович Литвиненко, который работал


Юлия Борисова. «Петр Наумович отдает тебе душу»

Из книги Василий Аксенов — одинокий бегун на длинные дистанции автора Есипов Виктор Михайлович

Юлия Борисова. «Петр Наумович отдает тебе душу» О Петре Наумовиче я могу без конца говорить. Петр Наумович – наш по природе, вахтанговец, он это доказал. Наш театр переживал нелегкие времена, и первый, кто поднял его из оцепенения, был Фоменко. Мы бы и сейчас играли «Без


Павел Каплевич. «Петр Наумович был всегда…»

Из книги Шерлок [На шаг впереди зрителей] автора Бута Елизавета Михайловна

Павел Каплевич. «Петр Наумович был всегда…» Сначала в спектакле «Калигула» А. Камю был другой художник, но там что-то не сладилось, и Петр Наумович пригласил меня. Олег меня рекомендовал, и я появился. Он приглашал меня работать артистом, еще когда руководил Театром


Иван Поповски. «Мой дорогой Петр Наумович…»

Из книги «Девочка, катящая серсо...» автора Гильдебрандт-Арбенина Ольга Николаевна

Иван Поповски. «Мой дорогой Петр Наумович…» Петр Наумович взял меня сразу на первый курс, минуя подготовительный, – ведь мне, приехавшему из Македонии, предстояло еще выучить русский язык. Почему взял, теперь никто не узнает. Не знаю, может быть, ему интересно было


Бенедикт Камбербэтч о Шерлоке

Из книги автора

Бенедикт Камбербэтч о Шерлоке Андерсен, не говори вслух, ты понижаешь IQ всей улицы! Шерлок Оригинальные романы А. Конан Дойла нравятся очень разнообразной публике, и многие люди до сих пор считают Шерлока Холмса самым великим детективом всех времен. Книги о нем являются


Бенедикт Лившиц «Что это: заумная Флорида?..»

Из книги автора

Бенедикт Лившиц «Что это: заумная Флорида?..» О. Н. Арбениной-Гильдебрандт Что это: заумная Флорида? Сон, приснившийся Анри Руссо? — Край, куда ведет нас, вместо гида, Девочка, катящая серсо. Слишком зыбок профиль пальмы тонкой, Розоватый воздух слишком тих, Слишком