ЛЕШКОВСКАЯ Елена Константиновна

ЛЕШКОВСКАЯ Елена Константиновна

наст. фам. Ляшковская; 1864 – 12.6.1925

Драматическая актриса. На сцене Малого театра в Москве с 1888. Роли: Иоланта («Дочь короля Рене» Г. Герца, 1888; исполнение Лешковской вдохновило Чайковского на создание оперы «Иоланта»), Марина Мнишек («Борис Годунов» Пушкина, 1889), королева Мария («Рюи Блаз» Гюго, 1891), Лиза («Дворянское гнездо» по Тургеневу, 1895), Мамаева («На всякого мудреца довольно простоты» Островского, 1905), Звездинцева («Плоды просвещения» Л. Толстого, 1907), миссис Чивлей («Идеальный муж» Уайльда, 1909), Огудалова («Бесприданница» Островского, 1912) и др.

«Она была красива оригинальной красотой – при неправильных чертах лица была очаровательна. Польская кровь, бывшая в ней, сообщала ей ту женственность и изящество, какими отличаются польки, о которых поэт говорит:

Прекрасна, как польская панна,

И, значит, прекрасней всего!

Глаза ее показались мне зелеными – я не знаю, так ли это было. Что-то нервное и трепетное в ее голосе действовало на слух, как странная музыка, и вообще вся она была „особенная“.

…Когда она появлялась на сцене, казалось, будто пьешь бокал холодного, покалывающего шампанского. Ее своеобразный голос, с каким-то внутренним тремоло, словно срывающийся и падающий от внутренней сдерживаемой страстности, долго звучал в ушах. И когда она играла, то можно было словами Ростана о ней сказать, что в театре

При ней все женщины – ревнивы

И все мужчины – неверны!

Она казалась воплощением Далилы, Цирцеи, сирены: ее привлекательность сразу завораживала зрителя. Ее отличительным свойством была „вечная женственность“. Были актрисы талантливее ее, красивее ее, но редко были актрисы очаровательнее ее.

…Мне пришлось близко встретиться с Лешковской в Нижнем…Я ждала увидеть настоящую „львицу“, балованную премьершу, о которых пишут в романах, описывая их быт как вечный праздник, со свитой поклонников, цветами и шампанским.

…А увидела я необычайно скромную, даже слегка суровую на вид молодую женщину, в черном платье, кутающуюся в пуховый платок, подобно Ермоловой…Жила она очень уединенно, не любила большого общества. И друзей у нее было немного, но те, которые были, отличались всегда внутренним содержанием…Она хотела вне сцены не быть профессионалкой, не стоять в центре внимания, а самой быть зрительницей, читательницей, слушательницей. Она прекрасно знала литературу, между прочим, любила современных писателей – любила Ибсена настолько же, насколько Ермолова не принимала его, интересовалась философией – до театральной школы она была на высших курсах. Много жила за границей, особенно в Италии. Любила музыку и не пропускала ни одного хорошего концерта.

Эта соблазнительница, кокетка на сцене, владевшая в совершенстве всеми чарами искусства покорять, умевшая приказывать своим глазам, улыбке, в жизни была монашески строга» (Т. Щепкина-Куперник. Из воспоминаний).

«Лешковская, любимица московской публики, не могла не нравиться. Она была мастером диалога и обладала неподражаемым юмором…Она восхищала сложным психологическим узором, искренностью, заражала своим волнением, несмотря на то что ее дребезжащий голос скорее мешал, чем помогал воздействию на зрителя. Пьесу „На полпути“ я видела уже в 1910 году, тогда голос Лешковской приобрел еще более дребезжащий звук, но игра ее была настолько первоклассной, что заставляла забывать об этом» (В. Веригина. Воспоминания).

«С юных лет я была поклонницей очаровательной Елены Константиновны. Она пленяла всю Москву женственностью, кокетливостью, уменьем плести тончайшее кружево комедийного диалога. У нее были очень красивые глаза, стройная фигура, своеобразный голос, чуть дрожащий, трепетный, в самом своем тембре таящий что-то задорное, слегка вызывающее, капризное, лукавое, волнующее. Так он звучал в ролях гранд-кокет (как называли тогда), в драматических же вибрации этого голоса придавали словам особую нервность, словно скорбно пели струны скрипки под смычком взволнованного виртуоза.

Лучшей Глафиры в „Волках и овцах“ Островского не существовало, да и едва ли кто-нибудь мог превзойти Елену Константиновну в этой роли. Можно подробно описать, что делала Лешковская в Глафире, но как она это делала – описать невозможно, потому что суть заключалась не в толковании очень ясной и понятной в своем психологическом рисунке роли, а в интонациях и капризных, кокетливых и лукавых нотках, во взглядах, походке, улыбке, выражении губ. Не знаю ни одного знакомого мужчины, который не был бы влюблен в Лешковскую. Казалось, что ей дано все, чтобы покорять окружающих своему женскому обаянию, а между тем в жизни это была очень скромная, серьезная женщина, проводившая время или в театре, или дома, в небольшом кругу интимных друзей. Она страстно любила музыку и посещала все интересные концерты, если только не играла в эти вечера» (Н. Смирнова. Воспоминания).

«Сердце мое пронзила Лешковская, ее трепетная Геро. Некрасивая, со странным, надтреснутым голосом, Лешковская была блистательной актрисой, источником изумительной женственности и мудрого понимания глубокого мира женской души и судьбы. Она все знала о женщине – о ее любви, коварстве, страдании, кокетстве, благородстве, измене, дерзости. Ее вздрагивающий голос имел на меня сладостно-блаженное воздействие, я реагировала на него, как змея на музыку: подниму глаза – и не оторвусь и не пропущу ни слова, ни звука, ни взгляда» (С. Гиацинтова. С памятью наедине).

«Если бы пришлось говорить о типе интеллектуального или неинтеллектуального актера, то Лешковская – великолепный пример интеллектуальной актрисы. В ней жило ироническое, умное начало. В годы моей юности бытовало модное разделение актеров на адвокатов и прокуроров своих ролей. Ермолова считалась адвокатом, защитницей своих героинь, Савина – прокурором. Я бы сказал, что если Лешковская и не была прокурором своих ролей, то она наблюдала их немного со стороны, немножко сверху, порой даже критически. Великолепный знаток женской психологии, Лешковская ведала скрытые женские ходы каждой роли. Она легко переходила от наивного фарса к драме, и ее всегда изощренные сценические приемы были оправданы психологией, душевными движениями и взрывами» (П. Марков. Книга воспоминаний).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ИРИНА КОНСТАНТИНОВНА РОДНИНА (родилась в 1949 г.)

Из книги 100 великих спортсменов автора Шугар Берт Рэндолф

ИРИНА КОНСТАНТИНОВНА РОДНИНА (родилась в 1949 г.) Ирину Роднину по праву называют одной из лучших спортсменок двадцатого века. Она сумела сделать свой вид спорта – фигурное катание – одним из самых популярных и значительных. Но Роднина стала знаменитой еще и


НАСТРОЕНИЕ УМОВ И ОБЩЕСТВЕННАЯНРАВСТВЕННОСТЬ В ЕВРОПЕ ТУРЦИЯ. ИТАЛИЯ. ИСПАНИЯ. СРЕДНЯЯ И СЕВЕРНАЯ ЕВРОПА. РОССИЯ СУПРУЖЕСТВО И ПОЛИТИКА ИОАННА БЕЗУМНАЯ. ЕЛЕНА, ДОЧЬ ЦАРЯ ИВАНА III. ЦАРЬ ВАСИЛИЙ И ЕЛЕНА ГЛИНСКАЯ. ЛЮДОВИК XII И МАРИЯ, ПРИНЦЕССА АНГЛИЙСКАЯ 1501-1560

Из книги Временщики и фаворитки XVI, XVII и XVIII столетий. Книга I автора Биркин Кондратий


Крупская Надежда Константиновна

Из книги Персональные помощники руководителя автора Бабаев Маариф Арзулла

Крупская Надежда Константиновна Помощница революционера, политического деятеля, создателя большевистской партии Ленина Владимира ИльичаНадежда Константиновна Крупская (1869–1939 г.р.) – жена, друг и соратник В. И. Ленина, выдающийся деятель Коммунистической партии,


Елена

Из книги Галерея римских императриц автора Кравчук Александр

Елена Fulvia Iulia HelenaБыла любовницей, или женой правившего в 293-306 гг. императора Констанция до его прихода к власти.Около 325 г. получила титул августы.Имела одного сына.Елена родилась чуть позже 250 г., скорее всего в городке Дрепанон в Малой Азии, в провинции Вифиния,


НАДЕЖДА КОНСТАНТИНОВНА

Из книги Россия в концлагере автора Солоневич Иван

НАДЕЖДА КОНСТАНТИНОВНА После отъезда в Москву Якименки и Шац бурная деятельность ликвидкома несколько утихла. Свирьлаговцы слегка пооколачивались и уехали себе, оставив в Подпорожьи одного своего представителя. Между ним и Видеманом шли споры только об


Надежда Константиновна Крупская

Из книги Коммунисты автора Кунецкая Людмила Ивановна

Надежда Константиновна Крупская Родилась 14(26) февраля 1869 года в Петербурге, в семье, известной своими демократическими и революционными традициями. Некоторое время училась на Бестужевских женских курсах, преподавала в вечерне-воскресной школе для рабочих. Участвовала


Чугунова Нина Константиновна Жизнь в Кабуле была опасна и трудна!

Из книги От солдата до генерала: воспоминания о войне автора Академия исторических наук

Чугунова Нина Константиновна Жизнь в Кабуле была опасна и трудна! Я родилась в Осташевском районе (ныне Волоколамском) в семье рабочих. Закончила школу в 1948 г., дальше училась заочно в институте, работая в школе преподавателем биологии.Была активной комсомолкой, в 19 лет


КОНСТАНТИНОВНА

Из книги Каменный пояс, 1984 автора Гроссман Марк Соломонович


Марина Валерьевна Ганичева ОЛЬГА КОНСТАНТИНОВНА ЧЕХОВА (1896–1980)

Из книги Знаменитые красавицы автора Муромов Игорь

Марина Валерьевна Ганичева ОЛЬГА КОНСТАНТИНОВНА ЧЕХОВА (1896–1980) Госпоже Ольге Чеховой в знак искреннего восхищения и уважения. Адольф Гитлер Ольга Константиновна Чехова родилась в дворянской семье. Ее отец, инженер-путеец — родной брат прославленной актрисы


БРЕШКО-БРЕШКОВСКАЯ ЕКАТЕРИНА КОНСТАНТИНОВНА

Из книги 100 знаменитых анархистов и революционеров автора Савченко Виктор Анатольевич

БРЕШКО-БРЕШКОВСКАЯ ЕКАТЕРИНА КОНСТАНТИНОВНА (род. в 1844 г. – ум. в 1934 г.) «Бабушка русской революции», самая известная женщина-революционерка начала XX в., лидер партии эсеров. Екатерина Вериго (в будущем Брешко-Брешковская) родилась 25 января 1844 года в огромной помещичьей


Заньковецкая (настоящая фамилия Адасовская) Мария Константиновна (1860–1934)

Из книги Тропа к Чехову автора Громов Михаил Петрович

Заньковецкая (настоящая фамилия Адасовская) Мария Константиновна (1860–1934) Украинская актриса; была со своим театром на гастролях в Москве в 1887 году. «Заньковецкая – страшная сила!» – писал Чехов (Ал. П. Чехову, 10 или 12 окт. 1887 г.). Личное знакомство с актрисой состоялось в


Я прикладывала к животу кусочек хлеба и говорила: «мало!» Саврова Лидия Константиновна, 1938 г. р

Из книги Дети войны. Народная книга памяти автора Коллектив авторов

Я прикладывала к животу кусочек хлеба и говорила: «мало!» Саврова Лидия Константиновна, 1938 г. р Подвиг блокадников известен всему миру и будет жить в веках. Эти печальные и горькие страницы в истории Ленинграда забывать нельзя. Это знание и память нужны, прежде всего,


МРАВИНСКАЯ (в замужестве Корибут-Дашкевич) Евгения Константиновна

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 2. К-Р автора Фокин Павел Евгеньевич

МРАВИНСКАЯ (в замужестве Корибут-Дашкевич) Евгения Константиновна сцен. псевд. Мравина;4(16).02.1864 – 12(25).10.1914Оперная певица (сопрано). На сцене с 1885. С 1886 по 1898 – актриса Мариинского театра в Петербурге. Партии: Джильда («Риголетто» Верди), Антонида («Иван Сусанин» Глинки),


ТАРАСОВА Алла Константиновна

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 3. С-Я автора Фокин Павел Евгеньевич


Надежда Константиновна Крупская

Из книги Наша союзница – ночь автора Старинова Анна Корниловна

Надежда Константиновна Крупская Вскоре после начала работы в Наркомпросе совершенно неожиданно меня пригласила к себе заместитель наркома Надежда Константиновна Крупская. Я вспомнила, как мы тепло говорили о ней в далекой Испании.Я не раз слышала о ее скромности,