ЛАРИОНОВ Михаил Федорович

ЛАРИОНОВ Михаил Федорович

22.5(3.6).1881 – 10.5.1964

Живописец. Инициатор выставок «Бубновый валет» (1910), «Ослиный хвост» (1912), «Мишень» (1913) и др. Живописные полотна «Розовый куст» (1900), «Сад» (1900), «Рыбы при закате» (1904), живописные серии «Франты» (1907), «Парикмахеры» (1907–1908), «Венеры» (1912), «Времена года» (1912) и др. Совместно с Н. Гончаровой иллюстрировал книги А. Блока. Муж Н. Гончаровой. С 1915 жил в Париже.

«Он – широкоплечий, белобрысый, маленькие светлые веселые глазки, которые при смехе превращаются в хитрые щелочки-штришки. Шумный, слегка шепелявит и сам себя перебивает, мысли опережает словами. Нападал он на человека внезапно, прицепившись к какому-нибудь слову, и тут уж не отпустит! Он внедряет в собеседника, или, вернее, слушателя, хочет тот или нет, новые свои соображения о живописи…Переубедить Ларионова было невозможно» (Вал. Ходасевич. Портреты словами).

«Он был высокого роста, хорошо сложен, красиво одет и слегка чем-то похож на египетские фигуры в древних изображениях: его ступни в обычной позиции держались почти параллельно, и руки сгибались во время жестикуляции под прямым углом. Он был блондин со светлыми серо-голубыми глазами. Взгляд его глаз, иногда прозрачных, имел свойство как будто темнеть и светлеть. Вспоминая его наружность, бывший его учитель сказал: „У него глаза были как голубой огонь“.

Фигура художника чем-то неуловимо отличалась от привычного облика тогдашних горожан, носивших яркий отпечаток своей профессии и положения в обществе. Хотя ни в чем, ни в одежде, ни в манерах, не было ничего намеренно выделяющегося, все же казалось, что этот человек имеет особый отблеск свободы и веселья по сравнению с обычными людьми.

…Мы получили приглашение бывать в мастерской.

Это была небольшая квартира на углу двух переулков – Трехпрудного и Палашевского… в доме, который сохранился и сейчас [Трехпрудный пер., 2а. – Сост.]. Дом этот принадлежал отцу Наталии Сергеевны [Гончаровой. – Сост.], архитектору С. Гончарову. Квартира состояла из трех комнат, если в их числе считать кухню, которая иногда служила также мастерской Наталии Сергеевны. Другая комната была спальней, третья же, самая светлая и большая, была мастерской. Во всю стену на известной высоте тянулась высокая полка, на которой ребром к зрителю стояли картины наподобие книг в библиотеке. Пол был покрыт циновками. Мебели почти не было за исключением стола и нескольких стульев.

…В мастерской находилось несколько деревянных скульптур, частью как будто не оконченных. В памяти сохранились также большие фигурные крендели из теста. Один из них изображал всадника, другие – животных. Это были изделия булочников, род скульптурных украшений или вывесок, которые помещались в окнах лавок или на видном месте в самой булочной. У стены на полу было что-то вроде узких полок, на которых лежали краски в большом количестве.

…Я вспоминаю Михаила Федоровича тотчас после возвращения из Парижа. Его вид, одежда, настроение носили еще ясный след своеобразной артистической жизни, но уже через несколько дней он был в военном обмундировании…Несколько дней промелькнуло, и вот мы провожаем его с Рижского вокзала в неизвестный и опасный путь. Он стоит, одетый в военную форму, на ступеньке вагона уже двигающегося поезда, веселый, оживленный, но взволнованный, не желающий показать ни своей тревоги, ни сомнений…

Прошло больше месяца осени 1914 года, как телеграмма Гончаровой известила некоторых друзей о том, что Михаил Федорович, раненый, прибывает на эвакуационный пункт в Лефортово.

…Мы ждем поезда томительно долго…Всматриваюсь в каждого из этой длинной вереницы полулюдей-полутеней, и вот что-то отдаленно знакомое помогло узнать Михаила Федоровича. Изменение было настолько сильным, даже в первое мгновение не верилось, что этот человек со свинцового цвета лицом, с глазами совсем необыкновенного выражения, тяжело опирающийся на костыли, это и есть тот, которого мы провожали…Он возвращался контуженный и с тяжелой формой нефрита…Сильная натура (ему было тогда 33 года) помогла ему справиться с болезнью. После нескольких месяцев, проведенных на излечении в госпитале б[ольницы] Иверской общины, он был выписан и признан не пригодным для продолжения военной службы. Это было в январе нового 1915 года, последнего года пребывания его в России» (С. Романович. Каким его сохранила память).

«Высокий, мощного сложения, Михаил Федорович Ларионов (мы его звали Мишенька) действительно напоминал большого уютного плюшевого мишку. С низким лбом, гладко, на прямой пробор расчесанными волосами, шустрыми голубыми глазками на широком лице, он мог сойти за прототип русского мужика. Но он был прекрасно воспитан, утончен и от своих деревенских соотечественников унаследовал только беспредельную славянскую лень. Мишенька был согласен делать только то, что его очень занимало. Художник редкого оригинального таланта, он расходовал свой труд с чрезвычайной экономией и с нескрываемым удовольствием подсовывал Гончаровой все театральные заказы, не слишком его увлекающие.

Увлекаться он, однако, любил, и делал это всерьез, с темпераментом. Страстно обожая искусство, он интересовался также решительно всем на свете. Наделенный острым умом не без доли простонародной хитрецы, Мишенька был форменным кладезем познаний во всех областях, что не мешало ему засыпать других вопросами. Разговоры с ним были бесконечно увлекательны. Они велись по-русски. Живя в Париже с 1909 года, он так и не пожелал научиться французскому языку. Кроме того, изрядно заикался. Это не мешало Ларионову быть чудесным рассказчиком, умевшим увлекательно выразить свои смелые, всегда передовые идеи и мнение, с которым все считались.

Он страстно любил и балет, и драматический театр, не пропуская ни одного нового спектакля. Когда болезнь затруднила ему вечерние выходы, он обязательно требовал от брата, чтобы тот, вернувшись с очередной премьеры, сразу же делал ему подробный отчет об увиденном по телефону» (Н. Тихонова. Девушка в синем).

«Ларионов, уроженец Приазовского края, всегда казался чуть мужиковатым, прикидывался этаким простачком, сошедшим со страниц лейкинских „Наших за границей“, и так повелось, что почти все звали его Мишей или Мишенькой. Это уменьшительное имя было одновременно и ласкательным, и напоминанием о его чуть медвежьей косолапости, и потому оно как нельзя лучше подходило ко всему его облику. А по существу, он был очень тонким человеком и, хоть это и было ему не совсем к лицу, иной раз любил разводить „версальскую“ церемонность. Мне случилось наблюдать его наряженным в смокинг, но трудно было поверить, что на нем парадная одежда, и можно было скорее подумать, что он приоделся для какого-то костюмированного бала.

Он любил балагурить. Беспрерывно щуря глаза, рассказывал всякие смешные истории, и они были тем смешнее, что он никогда не мог полностью отделаться от своего характерного южного говорка.

…Ларионов, несомненно, обладал утонченным вкусом, отменной эрудицией и во всех областях искусства был на редкость сведущ, а память у него была к тому же завидная. Но, может быть, самое ценное было то, что в нем ощущалась теплая человечность и доброжелательность, какая-то весьма своеобразная внутренняя уютность, капризно уживавшаяся с его чуть деланной мешковатостью.

…Он чурался всяких „философствований“ и принципиальных споров и в обществе предпочитал оставаться слушателем, только иногда бросал в общий разговор какую-нибудь лаконическую, но заостренную фразу, выражавшую его собственное еретическое суждение, после которого тлевший разговор сразу же вспыхивал и страсти разгорались» (А. Бахрах. Основатель лучизма (Михаил Ларионов)).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Наталия Гончарова и Михаил Ларионов[4]

Из книги Портреты словами автора Ходасевич Валентина Михайловна

Наталия Гончарова и Михаил Ларионов[4] Лето. Живем на даче в Старом Гирееве. Воскресенье. Отец напоминает маме, что к обеду приедут из Москвы новые знакомые – молодые художники: Михаил Федорович Ларионов и Наталия Сергеевна Гончарова. Мама спрашивает: «Она его жена?» Отец:


Ларионов и Гончарова в Париже

Из книги Просто насыпано автора Буркин Юлий Сергеевич

Ларионов и Гончарова в Париже Последний этап нашей командировки – Париж. Сентябрь. По-родному хочется увидеть Гончарову и Ларионова. Узнаю их адрес: недалеко от нашей гостиницы. Находим нужный дом. Ползем по винтовой узкой, крутой каменной лестнице. Дом старый, пяти– или


Добрый Ларионов

Из книги Как уходили кумиры. Последние дни и часы народных любимцев автора Раззаков Федор

Добрый Ларионов Фэн и книготорговец Володя Ларионов, сделал со мной интервью для газеты «Ex Libris». Вопросы отправил е-мейлом, а я ему назад – ответы. Он – еще вопросы и уточнения, я – еще ответы и добавления. Короче, добротно поработали, текст был на полосу, фото я ему хорошее


ЛАРИОНОВ ВСЕВОЛОД

Из книги Сияние негаснущих звезд автора Раззаков Федор

ЛАРИОНОВ ВСЕВОЛОД ЛАРИОНОВ ВСЕВОЛОД (актер театра, кино: «Пятнадцатилетний капитан» (1945), «Крейсер „Варяг“ (1947), „Улица полна неожиданностей“ (1958), „Обыкновенное чудо“ (1978), „Тот самый Мюнхгаузен“ (1980), „Родня“ (1982), „Анна Павлова“ (1983), „Один и без оружия“ (1984),


ЛАРИОНОВ Всеволод

Из книги Свет погасших звезд. Люди, которые всегда с нами автора Раззаков Федор

ЛАРИОНОВ Всеволод ЛАРИОНОВ Всеволод (актер театра, кино: «Пятнадцатилетний капитан» (1946; главная роль – Дик Сэнд), «Крейсер «Варяг» (1947; Саша Дорофеев), «Пржевальский» (1952), «Серебристая пыль» (1953; Гарри), «Улица полна неожиданностей» (1958; грабитель Владимир Званцев), «Как


8 октября – Всеволод ЛАРИОНОВ

Из книги Дневник моих встреч автора Анненков Юрий Павлович

8 октября – Всеволод ЛАРИОНОВ Осенью 2000 года в одной из московских квартир в центре города медленно угасал актер, которого некогда знала вся страна. Его слава началась более полувека назад, в 1946 году, когда на экранах Советского Союза с триумфом демонстрировался фильм


Михаил Ларионов и Наталья Гончарова

Из книги От солдата до генерала: воспоминания о войне автора Академия исторических наук

Михаил Ларионов и Наталья Гончарова Михаил ЛарионовНаталья Гончарова, происходившая по прямой линии от семьи Натальи Гончаровой, жены Александра Пушкина, родилась в Тульской губернии, в имении своей бабушки — Ладыжино, по соседству с толстовской Ясной Поляной.


Ларионов Валерий Петрович Нас осталось семеро

Из книги Малевич автора Букша Ксения Сергеевна

Ларионов Валерий Петрович Нас осталось семеро Я родился 17 июня 1963 года в городе Ипатово Ставропольского края. Русский, христианин, член партии «Единая Россия».В 1980 году окончил среднюю школу № 6 в городе Ипатово. Я много занимался спортом (спортивной гимнастикой,


ЛАРИОНОВ

Из книги Самые закрытые люди. От Ленина до Горбачева: Энциклопедия биографий автора Зенькович Николай Александрович


ВЛАДИМИРСКИЙ Михаил Федорович

Из книги Занимательные истории из жизни Романовых автора Давтян Алексей Олегович

ВЛАДИМИРСКИЙ Михаил Федорович (20.02.1874 — 02.04.1951). Член Оргбюро ЦК РКП(б) в 1919 г. Член ЦК РКП(б) в 1918 — 1919 гг. Кандидат в члены ЦК РКП(б) в 1919 — 1920 гг. Член ЦКК ВКП(б) в 1925 — 1927 гг. Председатель ЦРК ВКП(б) в 1927 — 1951 гг. Член КПСС с 1895 г.Родился в г. Арзамасе Нижегородской губернии в семье


Михаил Федорович (1596–1645) царствовал с 1613 г

Из книги Главы государства российского. Выдающиеся правители, о которых должна знать вся страна автора Лубченков Юрий Николаевич

Михаил Федорович (1596–1645) царствовал с 1613 г Смутное время на Руси закончилось с воцарением первого царя из рода Романовых (и вновь началось после гибели последнего). В 1613 году Земским собором – выборными людьми из пятидесяти русских городов – на царствие был избран


Царь Михаил Федорович 1596–1645

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 2. К-Р автора Фокин Павел Евгеньевич

Царь Михаил Федорович 1596–1645 Отцом Михаила Федоровича был Федор Никитич Романов, впоследствии патриарх Филарет, женатый на Ксении Ивановне Шестовой, из незнатного рода. У них 12 июля 1596 года родился сын Михаил.В 1601 году Борис Годунов постриг в монахи с именем Филарет


ЛИКИАРДОПУЛО Михаил Федорович

Из книги Книга о Прашкевиче, или От Изысканного жирафа до Белого мамонта автора Етоев Александр Васильевич

ЛИКИАРДОПУЛО Михаил Федорович псевд. М. Ричардс, Эллин;9.3.1883 – 17.11.1925Литератор, переводчик (Оскар Уайльд и др. англ. писатели), журналист, драматург. Секретарь журнала «Весы» (с 1906). Секретарь дирекции Московского Художественного театра (1910–1917). С 1916 – за границей.«Весной 1904


Владимир Ларионов Предисловие: Как я полюбил писателя Прашкевича

Из книги автора

Владимир Ларионов Предисловие: Как я полюбил писателя Прашкевича Перелом в моём отношении к писателю Геннадию Прашкевичу случился весной 1997 года. К этому времени я уже был знаком с Мартовичем, я так зову Прашкевича, по его замечательному весеннему отчеству: тут вам и


Владимир Ларионов — Геннадий Прашкевич Беседа шестая: с 1998 по…

Из книги автора

Владимир Ларионов — Геннадий Прашкевич Беседа шестая: с 1998 по… Я не придумываю строчек, мне только руку протянуть и вот они — слова пророчеств, тревожно бьющиеся в грудь. Ген. Прашкевич. Из лирики семидесятых. Геннадий Прашкевич работает в разных жанрах, талантливо


Владимир Ларионов — Геннадий Прашкевич Беседа седьмая: …по сегодняшний день

Из книги автора

Владимир Ларионов — Геннадий Прашкевич Беседа седьмая: …по сегодняшний день Геннадий Прашкевич — автор поэтических книг: «Посвящения» (1992), «Спор с дьяволом» (1996), «Дева-Обида» (1998), «Большие снега» (2008). Его лирика выходила в сборниках «Эхо в квадрате. Антология лирики