Червяки

Червяки

Укрывшись мечтами от жизни,

Червяк в полусне на кровати лежит,

А голос жены все жужжит и жужжит:

– Для лампы масла нет,

Нет сахара,

Нет угля,

И молока на завтрак нет.

Так каждый день, так много лет.

Рыдания, тоска…

День будничный, обыкновенный,

Где человек лишь атом во Вселенной,

Которая, как вечность, глубока.

И неподвижно тело червяка,

Приросшее к кровати.

Лежит червяк,

И в полусне

Он вновь и вновь живет мечтами,

Он вновь и вновь жует мечты, запрятанные в сундуке с замком

секретным.

В них страсти, секс и красота;

В них преступления

И счастье билетов лотерейных…

Он чувствует себя в них джентльменом

И улыбается, перебирая их.

Он видит на остановке автобуса красотку, дарящую ему манящий

взгляд,

А вот в парламент выбрали его, назначили министром…

Но нет.

Как молотом по голове, слова жены долбят.

Ну что сказать ей?

«Жизнь не переделать…»

Отвернуться?!

И съежился червяк…

Трясется ли земля,

Или война несется по чужой беде,

Как по воде круги,

Червяк, чтоб были деньги на обед жене,

Плетется каждый день в свой офис и обратно.

Идя домой, он замечает,

Как сытый джентльмен теряет

Набитый кошелек.

Он поднимает кошелек

И прячет в складках дхоти.

Стоит и ждет.

Но мысль быстра, как нож,

А правда

Бывает тяжелей, чем ложь.

И он, расправив дхоти,

Идет и отдает свою находку джентльмену.

В ответ «спасибо» получает,

От равенства весь расцветает

И снова тащится домой,

Он – Вирешвара Рао.

Он кланяется в офисе начальнику

И правою рукой приветствует его…

И правой же рукой он пишет, пишет, пишет,

А голод пищу ищет,

И достает он правою рукой окурок

Дешевой сигареты…

А левая рука?

Выходит, она осталась без работы?!

Тогда он левою рукой

За провод голый электрический берется

И умирает,

Но не остается

В дни безработицы он безработным —

Червяк Вирешвара Рао.

Подобно йогу, он проходит мимо

Торгующих на рынке спекулянтов,

Премьер в кино,

Кафе роскошных,

Отрезов модных

И бриллиантов,

Новейших марок дорогих автомобилей,

Идет он мимо, мимо, мимо…

Минует сборища предвыборные, где оратор вещает,

Что ему лишь ведом

Единственный,

Но верный путь,

С которого нельзя свернуть,

И пусть идут все следом.

А он бредет, не видя и не слыша,

Проходит мимо он —

Червяк Джогишвара Рао.

Диплом на стенке,

Групповое фото выпускников, —

Как слепок износившейся мечты

И облысевших идеалов.

Устав от вечной маяты,

Не выдержав пощечин рока,

Утратив жизни вкус,

Не познанный до срока,

И поклоняясь тем божествам,

Которых чтят другие,

Они ползут,

Как мысли их нагие.

На кладбищах

Они мечты свои зарыли

И катятся по рельсам

Правил, привычек и обычаев.

И с детства

Стариками стали забитыми,

Обычными.

Под тенью страхов и рыданий

Ползут по жизни червяки:

Учителя и клерки, и служащие мелкие.

Они ползут:

И Котишвары Рао ползут,

И Вирешвары Рао —

Их сотни,

Тысячи,

Их сотни тысяч.

Но жизнь такая все же опостылеет.

Червяк затянется остатком жизни,

Как затянулся бы окурком

Дешевой сигареты.

Решит покончить с жизнью счеты…

Но голос жены его,

Подобный сирены завыванью,

Вернет его назад,

В действительность.

И задрожит червяк.

Как будто на земле

Добра убудет,

Коль его не будет,

И святость

Жизнь напишет на челе.

И будут снова выцветшие будни, и в полусне он будет оживать,

И грезы полумертвые жевать,

И пережевывать —

Придуманную жизнь

Баюкать.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Крылья летучей мыши и жареные червяки

Из книги Ребенок джунглей [Реальные события] автора Кюглер Сабина

Крылья летучей мыши и жареные червяки Однажды кто-то из знакомых прислал нам из Америки картинку, где было нарисовано мороженое. Для чего это было сделано, не знаю до сих пор, но мама повесила ее рядом с нашим обеденным столом, и мы, дети, любовались изображением.Я и сейчас