Виктор Гюго (1802 – 1885)

Виктор Гюго

(1802 – 1885)

Оды и баллады

Сильф

Гроза обрушилась, шутя,

На беззащитное дитя.

– Откройте, – крикнул он, я голый!

Лафонтен. «ПОДРАЖАНИЕ АНАКРЕОНУ»

«Ты, что жадному взору в окне освещенном

Вдруг предстала сильфидой в смирении скромном,

Отвори мне! Темнеет, я страхом объят!

Бледных призраков полночь ведет небосклоном,

Дарит душам покойников странный наряд!

Дева! Я не из тех пилигримов печальных,

Что рассказы заводят о странствиях дальних,

Не из тех паладинов, опасных для дев,

Чей воинственный клич откликается в спальнях,

Будит слуг и пажей, благодарность презрев.

Нет копья у меня или палицы быстрой,

Нет волос смоляных, бороды серебристой,

Скромных четок, меча всемогущего нет.

Если дуну отважно я в рог богатырский,

Только шепот игривый раздастся в ответ.

Я лишь маленький сильф, я дитя мирозданья,

Сын весны, первозданного утра сиянье,

Я огонь в очаге, если вьюга метет,

Дух рассветной росы, поцелуй расставанья

И невидимый житель прозрачных высот.

Нынче вечером двое счастливых шептали

О любви, о горенье, о вечном начале.

Я услышал взволнованный их разговор,

Их объятья мне накрепко крылья связали,

Ночь пришла – а свободы все нет до сих пор.

Слишком поздно! Уже моя роза закрылась!

Сыну дня окажи ты великую милость —

Дай до завтра в постели твоей отдохнуть!

Я не буду шуметь, чтобы ты не смутилась,

Много места не надо – подвинься чуть-чуть.

Мои братья уходят в цветущие чащи,

Открывают им лилии сладкие чаши,

Травы в чистой росе, как в вечерних слезах.

Но куда же бежать мне? Дыханье все чаще:

Ни цветов на лугах, ни лучей в небесах!

Умоляю, услышь! Ночи темные эти

Ловят маленьких сильфов в незримые сети,

К белым призракам, к черным владеньям влекут…

Сколько сов обитает в гробницах на свете!

Сколько ястребов замки в ночи стерегут!

Близок час, когда все мертвецы в исступленье

Пляшут в немощной ночи при лунном свеченье.

Безобразный вампир, полуночный кошмар,

Раздвигает бестрепетной дланью каменья

И могиле приносит могильщиков в дар.

Скоро карлик, весь черный от дыма и пепла,

Снова спустится в бездну бездонного пекла.

Огонек промелькнет над стеной камыша,

И сольются, чтоб в страхе природа ослепла,

Саламандры огонь и Ундины душа.

Ну, а если мертвец, чтоб от скуки отвлечься,

Средь костей побелевших велит мне улечься?!

Иль, над страхом смеясь, остановит спирит,

Мне прикажет от мирных полетов отречься,

В тайной башне мечты и порывы смирит?!

Так открой же окно мне, покуда не поздно,

Не вели мне отыскивать старые гнезда

И вторжением ящериц мирных смущать!

Ну, открой же! Глаза у меня, словно звезды,

И признанья умею я нежно шептать.

Я красив! Если б ты хоть разок поглядела,

Как трепещет крыло мое хрупко и смело!

Я, как лилия, бел, я прозрачнее слез!

Из-за ласки моей и лучистого тела

Даже ссоры бывают порою у роз!

Я хочу, чтоб сказало тебе сновиденье

(Это знает сильфида), что тщетны сравненья:

Безобразна колибри, убог мотылек,

Когда я, как король, облетаю владенья, —

Из дворца во дворец и с цветка на цветок.

Как мне холодно! Тщетно молю о тепле я…

Если б мог за ночлег предложить, не жалея,

Я тебе мой цветок и росинку мою!

Нет, мне смерть суждена. Я богатств не имею —

Их у солнца беру и ему отдаю.

Но укрою тебя я во сне небывалом

Шарфом ангела, феи лесной покрывалом,

Ночь твою освещу обаянием дня.

Будет сон этот нового счастья началом,

От молитвы к любви твою душу маня.

Но напрасно стекло мои вздохи туманят…

Ты боишься, что зов мой коварно обманет,

Что укрылся поклонник за ложью речей?!

Разве слабый обманывать слабого станет?

Я прозрачен, но тени пугаюсь своей!»

Он рыдал. И тогда заскрипели засовы,

Нежный шепот ответил нездешнему зову.

На балконе готическом дама видна…

Мы не знаем, кого удостоила крова, —

Сильфу или мужчине открыла она!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Виктор Гюго

Из книги Любовные истории автора Останина Екатерина Александровна

Виктор Гюго В одном из своих писем к любимой знаменитый французский писатель Виктор Гюго утверждал: «Важнее всего на свете, важнее дочери, важнее Бога – твоя любовь». Кому же были адресованы эти невероятные и почти кощунственные слова? Виктор ГюгоВ это время Гюго уже


ВИКТОР ГЮГО

Из книги Полутораглазый стрелец автора Лившиц Бенедикт Константинович

ВИКТОР ГЮГО 152. НАДПИСЬ НА ЭКЗЕМПЛЯРЕ «БОЖЕСТВЕННОЙ КОМЕДИИ» Однажды вечером, переходя дорогу, Я встретил путника: он в консульскую тогу, Казалось, был одет; в лучах последних дня Он замер призраком и, бросив на меня Блестящий взор, чья глубь, я чувствовал,


ВИКТОР ГЮГО

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

ВИКТОР ГЮГО Гюго В. (1802–1885) — один из самых крупных поэтов-романтиков. Был автором сборников «Оды и разные стихотворения» (1822), «Восточные мотивы» (1829), «Осенние листья» (1831), «Лучи и тени» (1840) и др. Наиболее значительные из поэтических произведений Гюго — политические и


Виктору Гюго[130]

Из книги 99 имен Серебряного века автора Безелянский Юрий Николаевич

Виктору Гюго[130] В нетопленном театре холодно, А я, от счастья ошалев, Смотрю «Эрнани» в снежной Вологде, Учусь растить любовь и гнев. Ты — мальчик на церковном клиросе, Сказали про тебя шутя, И не сумел ты, дескать, вырасти, Состарившееся дитя! Пусть так. В волненьях


Гюго Виктор

Из книги Собрание сочинений. Т.25. Из сборников:«Натурализм в театре», «Наши драматурги», «Романисты-натуралисты», «Литературные документы» автора Золя Эмиль

Гюго Виктор Полное имя Виктор Мари Гюго (род. в 1802 г. — ум. в 1885 г.)Классик французской литературы, знаменитый поэт, писатель, драматург и художник. Всемирно известный создатель шедевров многожанровой лирики и художественной прозы; вождь и теоретик демократического


ВИКТОР ГЮГО

Из книги История моей жизни и моих странствий автора Шипов Николай


ВИКТОР ГЮГО

Из книги Александр Дюма Великий. Книга 1 автора Циммерман Даниель


1802-1813

Из книги Любовные письма великих людей. Мужчины автора Коллектив авторов

1802-1813 Родился я в 1802 году в слободе Выездной, близ города Арзамаса[1], Нижегородской губернии. Отец мой был помещичий крестьянин; имел хорошее состояние; занимался торговлею скотом, для чего ежегодно ездил в Симбирскую и Оренбургскую губернии за баранами. Он был человек


МАТЕРИНСКИЙ ЛЕС (1802–1819)

Из книги Эти четыре года. Из записок военного корреспондента. Т. I. автора Полевой Борис

МАТЕРИНСКИЙ ЛЕС (1802–1819) 24 июля 1802 года в доме 46 на улице Лорме в Виллер-Котре родился Александр под двойным знаком — негритюда и ретроспективной незаконнорожденности.Двумя месяцами раньше его мать вместе с соседкой, как и она сама беременной, ходила на представление


Виктор Гюго (1802–1885)

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 1. А-И автора Фокин Павел Евгеньевич

Виктор Гюго (1802–1885) …завтра я непременно умру, если волшебный звук твоего голоса и нежное прикосновение твоих обожаемых губ не вдохнут в меня жизнь… Невозможно писать о Викторе Гюго и не воспользоваться при этом словом «колосс». Он жил в самый бурный век в истории


Виктор Гюго – Адель Фуше (январь 1820 года)

Из книги Великие любовники автора Дюфрен Клод

Виктор Гюго – Адель Фуше (январь 1820 года) Несколько слов от тебя, моя любимая Ad?le, вновь изменили мое настроение. Да, ты можешь делать со мной все что угодно. И завтра я непременно умру, если волшебный звук твоего голоса и нежное прикосновение твоих обожаемых губ не вдохнут


Сюжет, достойный Гюго

Из книги автора

Сюжет, достойный Гюго Армейская связь так забита сводками и донесениями, что для того чтобы передать в Москву все, что было написано за эти дни, пришлось добираться до фронтового узла, имеющего несколько каналов. Выехали от Великих Лук в штаб фронта.На верной нашей


I Виктор Гюго, человек, «влюбленный в любовь»

Из книги автора

I Виктор Гюго, человек, «влюбленный в любовь» Мне было дюжина годов, а ей – шестнадцать, Она высокая была, я – ростом маленький, Чтобы с ней вечером иметь возможность пообщаться, Я ждал ухода матери, как паинька, Потом садился рядом с моей заинькой, Чтоб вечером с ней вволю