«Чтоб записать симфонию души…»

«Чтоб записать симфонию души…»

Чтоб записать симфонию души,

Немыслима условность нотных знаков,

И почерк у людей неодинаков,

И разной жесткости карандаши.

Как выразить себя, себя найти?

И что принять – октавы или кванты —

Как меру исчисления таланта,

Как верстовые столбики пути?

Но равно Данте или Галилей

Имели ключ от рая и от ада…

И есть ли в жизни большая награда,

Чем верность одержимости своей.

Победы редки. Человек живет,

Не думая о славе и карьере.

Зачем ему бессмертие Сальери?

Лишь времени он предъявляет счет,

Не поднимая воспаленных век,

Он формулы или поэмы пишет,

Они ему как воздух или пища

Нужны. И потому он – человек.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Чтоб ты лопнул

Из книги Изнанка экрана автора Марягин Леонид

Чтоб ты лопнул На одном ученом собрании человек энциклопедической эрудиции, режиссер и педагог С. Эйзенштейн сделал доклад, показавшийся одному режиссеру, обласканному начальством и претендующему на роль большого педагога, непонятным и наукообразным. Обласканный


Туманы, чтоб вас!

Из книги Моря и годы (Рассказы о былом) автора Андреев Владимир Александрович

Туманы, чтоб вас! Сколько ни плавал, а туман, по-моему, самое неприятное для моряка. Днем ничего не видишь, а ночью и того хуже. Все промокает насквозь, вещи покрываются плесенью.Теперь, имея средства радиолокации, входить в бухту Золотой Рог, в залив Стрелок, да и в любое


«…ЧТОБ БЫЛИ ГОТОВЫ»

Из книги Степан Разин автора Сахаров Андрей Николаевич

«…ЧТОБ БЫЛИ ГОТОВЫ» Уходил Разин до срока. И он сам, и городские черные люди, и казаки знали, что эта их встреча не последняя, что настанет время, и вновь придет в Астрахань Степан Тимофеевич и призовет к себе всю астраханскую голытьбу. А пока срок еще не настал. Уносил с


Чтоб торопиться умирать

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Чтоб торопиться умирать Чтоб торопиться умирать, Достаточны причины, Но не хочу объектом стать Судебной медицины. Я все еще люблю рассвет Чистейшей акварели, Люблю луны латунный свет И жаворонков


«Чтоб ты сдох, проклятый!»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Чтоб ты сдох, проклятый!» Расставшись с семьей Шкляревских, я ужасно скучал по тете Ане, Вите и бабушке, а к собственным родителям привыкнуть не мог. Общение с теткой было мне интересней, чем с матерью. Тетка считала меня способным и умным ребенком, говорила со мной, как со


«Чтоб ты сдох, проклятый!»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Чтоб ты сдох, проклятый!» Расставшись с семьей Шкляревских, я ужасно скучал по тете Ане, Вите и бабушке, а к собственным родителям привыкнуть не мог. Общение с теткой было мне интересней, чем с матерью. Тетка считала меня способным и умным ребенком, говорила со мной, как со


«ВЫСОЦКИЙ НА КОЛЕНЯХ УМОЛЯЛ ЗАПИСАТЬ ДОЧЬ НА СВОЕ ИМЯ», — УВЕРЯЕТ АКТРИСА ТАТЬЯНА ИВАНЕНКО»

Из книги Страсти по Высоцкому автора Кудрявов Борис

«ВЫСОЦКИЙ НА КОЛЕНЯХ УМОЛЯЛ ЗАПИСАТЬ ДОЧЬ НА СВОЕ ИМЯ», — УВЕРЯЕТ АКТРИСА ТАТЬЯНА ИВАНЕНКО» Имя Владимира Высоцкого — кумира многих поколений россиян, одного из выдающихся людей ХХ века — прозвучало недавно в Измайловском межмуниципальном суде Москвы. Предметом


«ВЫСОЦКИЙ НА КОЛЕНЯХ УМОЛЯЛ ЗАПИСАТЬ ДОЧЬ НА СВОЕ ИМЯ», —уверяет актриса Татьяна Иваненко

Из книги Тайная семья Высоцкого автора Кудрявов Борис Павлович

«ВЫСОЦКИЙ НА КОЛЕНЯХ УМОЛЯЛ ЗАПИСАТЬ ДОЧЬ НА СВОЕ ИМЯ», —уверяет актриса Татьяна Иваненко Имя Владимира Высоцкого — кумира многих поколений россиян, одного из выдающихся людей XX века — прозвучало недавно в Измайловском межмуниципальном суде Москвы. Предметом


«Ты должна записать мои рассказы…» (Е. Капица)

Из книги Двадцатый век Анны Капицы: воспоминания, письма автора Капица Елена Леонидовна

«Ты должна записать мои рассказы…» (Е. Капица) Довольно скоро после того, как я начала работать в Мемориальном музее Петра Леонидовича, Анна Алексеевна стала мне постоянно говорить: «Ты должна записать мои рассказы о нашей жизни». Наши разговоры с магнитофонной их


ЧТОБ ОНИ СГИНУЛИ В ПЕСКАХ…

Из книги Погоня за «ястребиным глазом». Судьба генерала Мажорова автора Болтунов Михаил Ефимович

ЧТОБ ОНИ СГИНУЛИ В ПЕСКАХ… Так и произошло. Добравшись по железной дороге до Сайхина, разгрузились. Мажоров сформировал автоколонну. В первую и последнюю машины установил радиостанции, приказал замыкающему автомобилю выходить на связь каждые полчаса.Путь предстоял не


«Чтоб я не понял ни аза…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

«Чтоб я не понял ни аза…» Чтоб я не понял ни аза И принял пошлый фарс за сказку, Амур надел мне на глаза Свою любовную повязку. Но день за днем от слов и дел Все больше чувства холодели, И наконец я разглядел Какая ты на самом деле. Все сразу сделалось видней, Открылось то,


ЧТОБ И ДРУГИЕ ЗНАЛИ

Из книги Недавние были автора Бражнин Илья Яковлевич

ЧТОБ И ДРУГИЕ ЗНАЛИ Второго августа 1918 года на архангельском рейде, прямо против центра города, появились военные корабли интервентов, в руках которых к тому времени уже оказались Мурманск, прилегающий к нему отрезок Мурманской железной дороги и побережье Белого моря.


Чтоб с престола…

Из книги Есенин глазами женщин автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

Чтоб с престола… Книжная лавка имажинистов на улице Герцена. Сгрудившись над прилавком, Есенин, Айзенштат, Мариенгоф, еще кто-то просматривают листы корректуры. Я в сторонке перебираю книги – старые и новинки. Есенин тихо, но весело посмеивается.– Все-таки по-моему


«Чтоб сердцем возлетать»

Из книги Наталия Гончарова. Любовь или коварство? автора Черкашина Лариса Сергеевна

«Чтоб сердцем возлетать» Но одна из разгадок этого необычного поэтического феномена все же есть. В том далеком ныне 1830-м, всего в нескольких десятках верст от барского особняка в Болдине, в Саровской обители молился великий исповедник земли российской старец Серафим.


«Чтоб не пропала ни строка…»

Из книги автора

«Чтоб не пропала ни строка…» И как не покажется странным, но именно Наталия Николаевна, а не пушкинисты Павел Анненков и Петр Бартенев, что так и не смогли поделить меж собой почетное первенство, стала первым биографом поэта.«Коли Бог пошлет мне биографа», — словно