«Больше нету меня моей Музы прекрасной…»

«Больше нету меня моей Музы прекрасной…»

Больше нет у меня моей Музы прекрасной,

Улетела она в беспредельные дали,

Я излиться стихами пытаюсь напрасно,

Лишь при Музе слова вдохновенно звучали.

О, чудесная дева, вернись, с нетерпеньем

Жду тебя, чтобы в звуках и рифмах излиться,

Чтобы душу наполнить восторженным пеньем,

Чтоб стихами любить и стихами молиться!..

1912 г. 9 февраля. Четверг.

Москва

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«...И нет у меня на свете больше ни одного врага»

Из книги Сент-Экзюпери автора Мижо Марсель

«...И нет у меня на свете больше ни одного врага» Однако поездки по особым заданиям компании «Эр Франс», лекции, журналистика не удовлетворяют жажду деятельности Сент-Экзюпери. Ему нужно что-то большее, чтобы восстановить свои душевные силы. Пока он ездит, другие летчики


177. ЭПИТАФИЯ МОЕЙ МУЗЫ (Сент-Пелажи)

Из книги Полутораглазый стрелец автора Лившиц Бенедикт Константинович

177. ЭПИТАФИЯ МОЕЙ МУЗЫ (Сент-Пелажи) Сюда, прохожие! Взгляните, Вот эпитафия моя: Любовь и Францию в зените Ее успехов пела я. С народной не мирясь обузой, Царей и челядь их дразня, Для Беранже была я музой — Молитесь, люди, за меня! Прошу, молитесь за меня! Из ветреницы


23. «Чем больше книг читаешь, тем больше глупеешь»: Я становлюсь крестьянкой и «босоногим врачом» (июнь 1969–1971)

Из книги Дикие лебеди автора Чжан Юн

23. «Чем больше книг читаешь, тем больше глупеешь»: Я становлюсь крестьянкой и «босоногим врачом» (июнь 1969–1971) Мы с Цзиньмином сидели на берегу реки Золотого песка (Цзиньшацзян) и ждали парома. Обхватив голову руками, я смотрела на буйный поток, несущийся из Гималаев в


Не жалей меня, Таня, не пугай моей славы

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Не жалей меня, Таня, не пугай моей славы Не жалей меня, Таня, не пугай моей славы, От бумаги не отводи. Слышишь — дрогнуло сердце, видишь — руки ослабли, Останавливать погоди. Я другим уж не буду, я и думать не смею, Невозможного не захочу. Или птицей пою, или камнем немею


«Той России нету, как и той меня»

Из книги Марина Цветаева. Неправильная любовь автора Бояджиева Людмила Григорьевна

«Той России нету, как и той меня» Надо было обживаться на новом месте, входить в хозяйственные дела. Денежных затруднений не возникало: Сергей Яковлевич получал зарплату в НКВД. «Болшево, — записывает Цветаева, — неизбывная черная работа, неуют…»А как тяжко стало


О самой прекрасной службе в моей жизни

Из книги «Несвятые святые» и другие рассказы автора Тихон (Шевкунов)

О самой прекрасной службе в моей жизни В советское время не было, пожалуй, более ужасающего символа разорения Русской Церкви, чем Дивеевский монастырь. Эта обитель, основанная преподобным Серафимом Саровским, была превращена в страшные руины. Они возвышались над убогим


Глава девятая Возвращение в Мадрид – Окончательное исключение из Академии изящных искусств – Путешествие в Париж – Встреча с Гала – Начинается нелегкая идиллия моей единственной любовной истории – Меня изгоняют из дому

Из книги Тайная жизнь Сальвадора Дали, рассказанная им самим автора Дали Сальвадор

Глава девятая Возвращение в Мадрид – Окончательное исключение из Академии изящных искусств – Путешествие в Париж – Встреча с Гала – Начинается нелегкая идиллия моей единственной любовной истории – Меня изгоняют из дому В один прекрасный день меня освободили из


«...ЕМУ ОСТАЕТСЯ ПРОЙТИ НЕ БОЛЬШЕ ЧЕТВЕРТИ ПУТИ» «С МЕНЯ ПРИ ЦИФРЕ «37» В МОМЕНТ СЛЕТАЕТ ХМЕЛЬ...» 

Из книги Владимир Высоцкий. По-над пропастью автора Сушко Юрий Михайлович

«...ЕМУ ОСТАЕТСЯ ПРОЙТИ НЕ БОЛЬШЕ ЧЕТВЕРТИ ПУТИ» «С МЕНЯ ПРИ ЦИФРЕ «37» В МОМЕНТ СЛЕТАЕТ ХМЕЛЬ...»  К фатальным датам и цифрам Владимир Семенович относился с настороженным вниманием. И в тридцать три, и в тридцать семь он чувствовал, «как холодом подуло..».Во второй половине


Андрею Мягкову на его надпись на стыке стены и потолка ресторана МХАТа: «Кто любит МХАТ больше меня, пусть напишет выше меня»

Из книги Красные фонари автора Гафт Валентин Иосифович

Андрею Мягкову на его надпись на стыке стены и потолка ресторана МХАТа: «Кто любит МХАТ больше меня, пусть напишет выше меня» И Микеланджело творил под потолком. Для вас обоих это место свято. Лишь Бубка мог — и то с шестом — Побить твою любовь ко МХАТу. Какое откровенье


БОЛЬШЕ ВСЕГО МЕНЯ ИНТЕРЕСУЕТ ЛИЦО

Из книги Матисс автора Эсколье Раймон

БОЛЬШЕ ВСЕГО МЕНЯ ИНТЕРЕСУЕТ ЛИЦО Тем, кто отрицает иерархию жанров и уверяет, что три яблока на блюде их интересуют так же, как и «Распятие» Джотто, тем, кто хочет видеть в Матиссе лишь алхимика и виртуоза цвета, следовало бы поразмыслить над страницей, где он выражает


БАЙКА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ, про то, как казаки узнали, что царя больше нету, народ получил волю и все «пошло-поехало»…

Из книги Байки деда Игната автора Радченко Виталий Григорьевич

БАЙКА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ, про то, как казаки узнали, что царя больше нету, народ получил волю и все «пошло-поехало»… Туапсинская служба деда Игната не была тяжелой, особенно по военному времени.— Так можно было три войны провоевать, — говаривал он, и вспоминал, что в горах


Родилась я Рассказ моей сестры Нанки, которая старше меня на три года

Из книги Наша счастливая треклятая жизнь автора Коротаева Александра

Родилась я Рассказ моей сестры Нанки, которая старше меня на три года Я сидела на кухне за столом, ела яйцо всмятку и пила кисель из папиной большой кружки, той, которая сейчас у тебя. Рядом на диване сидела бабушка, папина мама, и говорила, что теперь мне надо хорошо есть,


Ноги моей здесь больше не будет!

Из книги Шаман. Скандальная биография Джима Моррисона автора Руденская Анастасия

Ноги моей здесь больше не будет! Он вышел из Академии совершенно опустошенным. До получения диплома оставалось всего ничего — каких-то три недели. Но Джим сделал свой выбор: «Ноги моей здесь больше не будет. Вы получите свои бумажки, но никогда не научитесь понимать


Нету «физиков», нету «лириков»

Из книги Андрей Вознесенский автора Вирабов Игорь Николаевич

Нету «физиков», нету «лириков» Всякая случайность неслучайна по-своему — и вот, пожалуйста. На одном и том же писательском заседании в сентябре одного и того же 1960 года в члены Союза писателей СССР приняты и начинающий поэт Андрей Вознесенский, и автор книги «Леонид