Два отрывка из Абиссинской поэмы

Два отрывка из Абиссинской поэмы

1

…Они бежали до утра,

А на день спрятались в кустах,

И хороша была нора

В благоухающих цветах.

Они боялись: их найдут!

Кругом сновал веселый люд,

Рабы, монахи, иногда

На белых мулах господа,

Купцы из дальней стороны

И в пестрых тряпках колдуны;

Поклонник дьявола порой

С опущенною головой

Спешил в нагорный Анкобер,

Где в самой мрачной из пещер

Живет священная змея,

Земного матерь бытия.

А ночь настала – снова в путь!

Успели за день отдохнуть,

Идти им вдвое веселей

Средь темных и пустых полей

И наблюдать с хребта горы

Кой-где горящие костры;

Гиена взвоет на пути,

Но не посмеет подойти;

В прохладной тине у реки

Вздохнут усталые быки,

И вновь такая тишина,

Что слышно, как плывет луна.

Потом пошли они в глуши,

Где не встречалось ни души,

Где только щелканье стрекоз

Звенело в зарослях мимоз

И чудился меж диких скал

Зверей неведомых оскал.

Луны уж не было; и высь

Как низкий потолок была,

Но звезды крупные зажглись,

И стала вдруг она светла,

Переливалась… а внизу

Стеклянный воздух ждал грозу.

И слышат путники вдали

Удары бубна, гул земли,

И видят путники, растет

Во мгле сомнительный восход.

Пред ними странный караван,

Как будто огненный туман,

Пятьсот огромных негров в ряд

Горящие стволы влачат,

Другие пляшут и поют,

Трубят в рога и в бубны бьют,

А на носилках из парчи

Царевна смотрит и молчит.

То дочка Мохамет-Али,

Купца из Йеменской земли,

Которого нельзя не знать,

Как важен он, богат и стар,

Наряды едет покупать

Из Дире-Дауа в Харрар.

В арабских сказках принца нет,

Калифа, чтобы ей сказать:

«Моя жемчужина, мой свет,

Позвольте мне вам жизнь отдать».

В арабских сказках гурий нет,

Чтоб с этой девушкой сравнять.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПОЭМЫ

Из книги Я научилась просто, мудро жить автора Ахматова Анна

ПОЭМЫ Анна Андреевна Ахматова. Художник Н. Тырса. 1927 г. «В характере Ахматовой было немало разнообразнейших качеств, не вмещающихся в ту или иную упрощенную схему… Порою, особенно в гостях, среди чужих, она держала себя с нарочитою чопорностью, как светская дама высокого


Две поэмы (1): «Исаак и Авраам»

Из книги Иосиф Бродский автора Лосев Лев Владимирович

Две поэмы (1): «Исаак и Авраам» «Исаак и Авраам» – первое произведение на библейский сюжет в творчестве Бродского, единственный детально разработанный в его поэзии сюжет из Ветхого Завета. Получивший широкое отражение в мировом искусстве рассказ о жертвоприношении


Две поэмы (2): «Горбунов и Горчаков»

Из книги С. А. Есенин в воспоминаниях современников. Том 1. автора Есенин Сергей Александрович

Две поэмы (2): «Горбунов и Горчаков» Бродский, который в поздние годы скептически оценивал свое творчество начального периода, и через двадцать лет после завершения вспоминал «Горбунова и Горчакова» как «исключительно серьезное сочинение»[292]. Годы работы над поэмой были,


Маленькие поэмы

Из книги Мсье Гурджиев автора Повель Луи

Маленькие поэмы Всю свою короткую романтическую бесшабашную жизнь Есенин возбуждал в окружающих бурные, противоречивые страсти и сам раздирался страстями столь же бурными и противоречивыми…Он мертв уже четверть века, но все связанное с ним, как будто выключенное из


III СЕВЕРНЫЕ ПОЭМЫ

Из книги Ольга. Запретный дневник автора Берггольц Ольга Федоровна

III СЕВЕРНЫЕ ПОЭМЫ


НАЧАЛО ПОЭМЫ

Из книги Вестник, или Жизнь Даниила Андеева: биографическая повесть в двенадцати частях автора Романов Борис Николаевич

НАЧАЛО ПОЭМЫ …Всю ночь не разнимали руки, всю ночь не спали мы с тобой: я после долгой, злой разлуки опять пришла к тебе — домой. Мы говорили долго, жадно, мы не стыдились слез отрадных — мы так крепились в дни ненастья… Теперь душа светла, мудра, и зрелое людское


5. Две поэмы

Из книги Рихард Штраус. Последний романтик автора Марек Джордж

5. Две поэмы В октябрьском письме жене он отправил начало новой поэмы "Навна". Навна — имя Соборной Души российского сверхнарода. А в его концепции каждый сверхнарод имеет светлого Водителя-демиурга (у России это Яросвет) и светлую Соборную Душу. Она од но из проявлений


Глава 6 Три симфонические поэмы

Из книги Наш влюбленный Пушкин автора Егорова Елена Николаевна

Глава 6 Три симфонические поэмы Штраусом в Веймаре, как раньше в Мейнингене, овладело нетерпение. Модель его поведения — как в тот период, так и в последующие годы — всегда была одинакова. Он горячо брался за новую работу, увлеченно, с энтузиазмом трудился, а через


Документальные поэмы

Из книги О Лермонтове [Работы разных лет] автора Вацуро Вадим Эразмович

Документальные поэмы Александр Пушкин и Анна Керн I 1819 год Студёный петербургский вечер. Под фонарями снег блестит. Гуляя по каналам, ветер То завывает, то свистит. Из тёмной выси небосклона Заиндевелая луна На мир взирает отрешённо, Своими мыслями полна. Скрипит


Поэмы М. Ю. Лермонтова

Из книги Пушкин автора Гроссман Леонид Петрович

Поэмы М. Ю. Лермонтова В литературном наследии Лермонтова поэмам принадлежит особое место. За двенадцать лет творческой жизни он написал полностью или частично (если считать незавершенные замыслы) около тридцати поэм, — интенсивность, кажется, беспрецедентная в


XI ШУТЛИВЫЕ ПОЭМЫ

Из книги «Я буду жить до старости, до славы…». Борис Корнилов автора Берггольц Ольга Федоровна

XI ШУТЛИВЫЕ ПОЭМЫ Интерес Пушкина к театру, возникший в обстановке домашних спектаклей в Москве, получил неожиданную пищу в его лицейские годы. Школьные спектакли под руководством гувернеров не привлекали Пушкина к участию в них (в отличие от своего отца и дяди, он никогда


ИЗБРАННЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ И ПОЭМЫ

Из книги Главная тайна горлана-главаря. Книга вторая. Вошедший сам автора Филатьев Эдуард

ИЗБРАННЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ И ПОЭМЫ «Усталость тихая, вечерняя…» Усталость тихая, вечерняя Зовет из гула голосов В Нижегородскую губернию И в синь Семеновских лесов. Сосновый шум и смех осиновый Опять кулигами[21] пройдет. Я вечера припомню синие И дымом пахнущий


«Читки» поэмы

Из книги автора

«Читки» поэмы В первый раз Маяковский прочёл «150 000 000» в начале января 1920 года. В комнате дома в Полуэктовом переулке собралось человек двадцать. Были среди них Анатолий Луначарский, Борис Пастернак, ещё не уехавший в Прагу Роман Якобсон и, конечно же, старый приятель